Главная  >  Наука   >  Российская наука


Из истории науки в Москве

11 октября 2007, 96

Одиночные попытки помочь росту науки в Москве во времена Ивана IV и Бориса Годунова сменились более систематическими мерами в предпетровские времена, учреждена была, в частности, Славяно-греко-латинская Академия в Москве, в которой впоследствии обучался Ломоносов.

Празднование 800-летия Москвы совпадает со временем особого исторического значения для нашей Родины. Советский Союз, социалистическое, первое в мире бесклассовое государство, построенное в итоге героического напряжения всех народных сил под руководством партии Ленина-Сталина и советского правительства, подвергался величайшей опасности военного фашистского нападения. Враг был побежден и уничтожен. Озаренный блеском этой победы и славой Великой Отечественной войны советский народ вновь вернулся к творческой работе социалистического строительства, стремясь к осуществлению коммунистического общества. Юбилей Москвы совпадает с началом этого нового, важнейшего этапа нашей истории.

Вглядываясь вглубь московского прошлого, особенно поражаешься неустанным, все время разрастающимся темпам развития. Перед новизной и живостью петровской Москвы бледнеют годы "собирателей" Московского государства. А 30 советских лет своим невиданным в истории человечества размахом и особенностью затмевают все предшествующие. Впереди же безграничные дали нового развития. У этого величественного исторического процесса есть одна неотъемлемая, неслучайная черта - все время возрастающее значение культуры и в особенности науки и техники.

Одиночные попытки помочь росту науки в Москве во времена Ивана IV и Бориса Годунова сменились более систематическими мерами в предпетровские времена, учреждена была, в частности, Славяно-греко-латинская Академия в Москве, в которой впоследствии обучался Ломоносов. Петр I решительно повернул Москву, а с нею и все русское государство на твердую дорогу научного и технического прогресса. Однако только после Великой Октябрьской революции наука стала действительно необходимым и важным условием социалистического государства и его развития. За 30 советских лет наша наука выросла неузнаваемо. Число людей, занимающихся научными исследованиями, по сравнению с дореволюционным временем возросло в десятки раз. Вместо одиночных исследовательских учреждений возникли тысячи институтов и лабораторий, разрабатывающих все наиболее значительные вопросы современной науки. Эта большая советская наука помогла осуществлению сталинских пятилетних планов и победе над страшным врагом. Сейчас перед ней т. Сталиным поставлены новые большие задачи, и каждому советскому человеку ясно, что наука должна стать в ближайшее время еще более важным двигателем развития советского государства на путях к коммунизму.

Петр перенес центр русской науки в Петербург, но вскоре в 1755 году по почину и плану Ломоносова в Москве был создан университет, ставший одним из самых замечательных очагов русской науки. Постепенно в Москве создавались другие высшие школы и научные общества, и начиная с середины XIX века Москва с большим успехом соревновалась на научном поприще с Петербургом.

В 1918 г. Москва стала вновь столицей нашей родины, и с тех пор она шаг за шагом все с большим основанием приобретала значение основного научного спектра Советского Союза. В настоящее время, когда в советской столице сосредоточена большая часть учреждений Академии наук СССР, громадные специальные институты, многие высшие школы во главе со старинным университетом, руководящая роль Москвы в научной жизни страны стала очевидна.

Наука в Москве за советские годы росла так быстро и мощно, что нет возможности в кратком очерке дать правильное представление о путях ее развития. Я ограничусь немногими эпизодами из истории московской науки, дающими только примеры тех замечательных перемен, которые произошли за последние десятилетия.

* * *

Последние дни декабря 1909 года. В Москве в аудиториях Московского университета проходит многотысячный XII Съезд естествоиспытателей и врачей. На торжественных общих собраниях съезда в Колонном зале в Охотном ряду тясячи людей с напряженным вниманием следят за докладами великого физиолога И. П. Павлова и знаменитого московского физика Н. А. Умова. Доклады посвящены самым острым вопросам высшей нерв-ной деятельности и теории относительности. В Физическом институте университета всемирно известный физик П. Н. Лебедев сообщает результаты своих десятилетних экспериментальных исследований давления света на газы. Эти изумительные по тонкости, остроумию, трудности и по своему значению опыты П. Н. Лебедева вызывают необычайный восторг аудитории, вмещающей почти всех тогдашних русских физиков. Мне не приходилось никогда больше быть свидетелем подобного научного триумфа. XII Съезд естествоиспытателей и врачей в Москве был несомненно самой внушительной демонстрацией возможностей дореволюционной русской науки и ее достижений по крайней мере в области естествознания.

Прошел год. С московской наукой произошла катастрофа. Весной 1911 года Московский университет лишился большинства лучших своих профессоров, доцентов и даже студентов. Профессора и доценты демонстративно подали в отставку, выражая этим протест против правительственного произвола, проявившегося в полной мере во время студенческих волнений в Москве в конце 1910 и в начале 1911 года. В университет вводилась полиция, в аудиториях с кафедры вместо профессоров к студентам обращались полицейские приставы или "сам" московский градоначальник Модль. Правительство приняло отставку профессуры. Среди ушедших из университета были такие ученые, как уже называвшийся П. Н. Лебедев, знаменитый минералог и геохимик В. И. Вернадский и многие другие. Оставленные были наспех заменены случайными людьми. Главной на-деждой на подготовку новых ученых у царского правительства стали заграничные школы, куда для обучения посылались партиями наиболее благонадежные из кончавших университет. Так царское правительство разрушало ломоносовский университет, только что демонстрировавший пред лицом всей страны и всего мира на ученом съезде возможности и достижения русской науки.

К счастью, в эти предреволюционные годы в Москве наряду с официальной наукой высших школ появились ростки общественной, народной науки. Большим успехом среди молодежи, а также и старшего поколения среди рабочих, служащих и интеллигенции пользовались так называемые "народные университеты". Они широко развернули свою деятельность в аудиториях Политехнического музея, в помещении Голицынских курсов (теперь это здание Академии Наук СССР на Волхонке) и в новом большом здании на Миусской площади, построенном на средства, оставленные Шанявским (теперь Высшая Партийная Школа). В народном университете деятельное участие чтением лекций принимали наиболее выдающиеся ученые того времени. Этот университет стал прибежищем профессорам, покинувшим "императорский" Московский университет. В стенах народного университета им. Шанявского возобновил свою исследовательскую работу П. Н. Лебедев и многие другие ученые.

Общественность помогла создать и специальные исследовательские институты. Довольно значительные средства были собраны на постройку здания Физического института для П. Н. Лебедева на Миусской площади. П. Н. Лебедеву не удалось дожить до окончания этой стройки, закончившейся только в 1916 году. Теперь в этом здании помещается Физический институт Академии Наук СССР, носящий имя П. Н. Лебедева.

Эта страница истории с достаточной ясностью показывает наличие богатой и плодотворной почвы для развития науки в предреволюционной Москве и вместе с тем тупое, невежественное непонимание роли науки со стороны царского правительства. Дореволюционная наука росла и ширилась вопреки власти, помимо государства.

* * *

Почти через четверть века после описанных событий в московской научной жизни, в 1934 году в Москве развернулась новая страница ее научной жизни, страница совершенно иного характера. По постановлению советского правительства в Москву из Ленинграда переводилось старейшее и высшее научное учреждение страны, Академия Наук СССР. Перенос столицы из Москвы в Петербург в начале XVIII века обозначал решительный разрыв с прошлым, со стариной, в частности, с религиозными византийскими традициями, тормозившими рост науки в России. Петербургская Академия Наук стала для своего времени выражением новой передовой науки. Но уйдя из Москвы, наука неизбежно опиралась на Москву. Академия черпала из нее свои молодые кадры. Москва присылала в Академию таких студентов, как Ломоносова и Виноградова (изобретателя русского фарфора). Первый президент Академии Наук врач Блюментрост был москвичем по рождению. Петербургская Академия поддерживала и связи другого рода с Москвой. Известно, например, что знаменитые академики "первого призыва" Л. Эйлер, Я. Бернулли и другие разрабатывали механизмы для подъема злосчастного московского царя-колокола. Во второй половине XVIII века знаменитый путешественник и естествоиспытатель академик Паллас устроил в Московском Нескучном саду ботанический сад на месте теперешнего Зеленого театра и против теперешнего здания Президиума Академии. Хорошо известно участие Ломоносова в организации Московского университета. Многие профессора Московского университета в XIX и XX вв. были академиками.

Если для самого основателя Петербургской Академии, Петра I, Академия была очень нужным рычагом в государственной машине, то для его царствовавших потомков Академия значила совсем немногое и рассматривалась только как неизбежная, модная принадлежность всякого европейского двора. В течение почти двух столетий Академия Наук была предоставлена самой себе и только революционная советская власть, выдвинутая народом, вернула Академии ее истинное государственное значение. Известен набросок плана работ Академии Наук, собственноручно написанный в 1919 году В. И. Лениным. В этом плане перед Академией выдвигались конкретные государственные задачи. В правительственных актах о преобразовании Российской Академии в Академию Советского Союза в 1925 году, о переводе Академии в столицу Советского Союза в Москву в 1934 году ясно отразилась исключительная забота партии и советского правительства о науке и признание ее большой роли в жизни государства. Сравнивая отношение царского правительства к науке в 1911 году и советского правительства за прожитые три десятилетия, мы понимаем, какое решительное изменение произошло за эти годы в характере и в развитии науки нашей Родины.

* * *

Июнь 1945 года. Блистательной победой закончена война с фашизмом в Европе. Институты Академии Наук во время Великой Отечественной войны были эвакуированы на восток в различные города Советского Союза, в Казань, Свердловск, Алма-Ату, Фрунзе и т. д. Некоторые учреждения Академии в Ленинграде были застигнуты почти трехлетней блокадой, но самоотверженно и героически продолжили свою научную работу. Академия Наук СССР, как и прочие научные учреждения Советского Союза, держали в годы войны суровое испытание. Требовалась неотложная, вполне конкретная помощь разнообразным нуждам фронта и тыла. Нужно было помогать артиллерии, авиации, Военно-Морскому Флоту. Требовались постоянно новые научные решения по вопросам военной медицины, бесконечные новые задачи выдвигали разные виды промышленности. Враг обладал большой современной техникой, которой нужно было противостоять. Советская наука, наука, выращенная за 25 лет, наука, основные кадры которой состояли из молодежи, выходцев из народа, справлялись с трудными испытаниями, и в летние месяцы 1945 года вместе со всей страной, вместе с Красной Армией она праздновала и свою победу.

Академия Наук, а вместе с нею и вся наша наука отмечала в июне 1945 года с исключительным торжеством свой 220-летний юбилей. На этот юбилей съехались ученые и государственные деятели со всех концов нашей земли, прибыли более сотни иностранных ученых, среди которых были всемирно известные имена. Несмотря на все лишения, тягости войны, несмотря на громадные потери в оборудовании, советская наука, сосредоточенная в Москве, с гордостью могла демонстрировать перед родной страной и пред всем миром свои достижения. Эта демонстрация была несравнимо более сильной, более внушительной, чем та, которая происходила в той же Москве в 1909 году на XII Съезде естествоиспытателей России и о которой упоминалось выше. За 30 лет в Москве и по всей стране выросла громадная новая наука, всемерно поддерживаемая народом, партией и правительством, наука необходимая, наука, составляющая одно из основных условий развития страны, ее военной мощи, ее надежд на пути к идеалу коммунизма.

С.И. Вавилов, 1947 г.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты