Главная  >  Наука   >  История   >  История России   >  Кризисы переходных периодов   >  Перспективы "оранжевой" революции в России


Учителя назначают революцию на 12 октября

11 октября 2007, 229

В конце июня в интернет-СМИ со ссылкой на «Новую газету» прошло сообщение, оставшееся практически незамеченным: «Учителя готовятся к всероссийской забастовке: собрано 3 млн подписей… Пока Кремль реагирует молчанием на этот необъявленный, но фактически состоявшийся референдум…Акция намечена на 12 октября». Комментарий социолога

В конце июня в интернет-СМИ со ссылкой на «Новую газету» прошло сообщение, оставшееся практически незамеченным: «Учителя готовятся к всероссийской забастовке: собрано 3 млн подписей… Пока Кремль реагирует молчанием на этот необъявленный, но фактически состоявшийся референдум…Акция намечена на 12 октября»[1].

Прежде, чем делать глубокие политические выводы, нужно убедиться в серьезности проходящей акции. 3 миллиона подписей – это, конечно, много, но в советское время в поддержку всевозможных акций КПСС профсоюзы собирали значительно больше. В постсоветское время советские профсоюзы с принадлежащей им огромной лечебно-профилактической собственностью и бюджетным финансированием были сохранены не случайно: власть сочла, что их сохранение застрахует от возникновения подлинных независимых профсоюзов, наподобие польской «Солидарности». Эта тактика себя оправдала, хотя в ближайшее время ее ресурс, вероятно, окажется исчерпанным. Но это тема для отдельного разговора.

Главным для понимания обсуждаемого события остается вопрос: является ли акция по сбору подписей учителей «советским», подконтрольным и организованным мероприятием или мероприятием, вышедшим из-под контроля и положившим начало революционной самоорганизации масс? Если верно первое, то мероприятие пройдет рутинно и скучно, хотя и на нем могут проявиться первые грозовые всполохи. Если же верно второе, то это начало революции, потому что публичная и неподконтрольная акция такого масштаба повлечет за собой цепь следующих событий.

1. Прежде всего, можно ожидать организации по сходному принципу работников других отраслей (бюджетных и не только) и выдвижения ими аналогичных требований. Первыми, скорее всего, будут врачи. Затем это может перекинуться и на любые другие сферы.

Потенциал социального протеста очень высок во всех слоях общества. Различные социологические исследования показывают, что существуют, по крайней мере, две категории электоральных групп, в которых в последние месяцы быстро растут протестные настроения:

- модернизированная часть российского населения, т.е. люди более молодые, образованные, живущие в городе;

- «обиженные» социальные группы, среди которых можно определенно назвать военных пенсионеров, возможно, военных вообще, работников правоохранительных органов, представители различных категорий льготников.

На почве протестных настроений быстро развивается «Общероссийское офицерское собрание», сопредседателями которого стало значительное число авторитетных отставных генералов. В настоящее время создана целая сеть таких собраний в регионах. Эти организации объединяют преимущественно отставных офицеров (в силу запрета заниматься политикой кадровым военным), но имеют сильное влияние и в действующей армии. Движение носит ярко выраженный оппозиционный характер и фактически проповедует среди военнослужащих идеи неподчинения верховной власти.

«Интересно» будет, если вместе с учителями и врачами забастуют военные и милиция.

2. Если исходное сообщение о неподконтрольном властям массовом сборе подписей соотвествует действительности, начало реализации революционного сценария может прийтись уже на ближайшую осень. Пусковым событием может стать проведение в Москве неподконтрольной властям конференции учителей с участием нескольких сотен или тысяч представителей от всех регионов.

Результатом может стать созыв собрания, чем-то напоминающего первый Съезд народных депутатов СССР, – неподконтрольного властям органа, ставящего целью обсуждение ситуации в стране и выработку обращения к официальным властям. Появление такой структуры на правах общественной организации – абсолютно законно. Правовым образом никто не может этому воспрепятствовать. Если же власти будут создавать незаконные препятствия - например, не дадут арендовать зал или будут высаживать людей из поездов - это только накалит страсти и сделает оппозицию абсолютно непримиримой.

Для созыва подобного собрания в форме конференции, общественной организации или иной, не запрещенной законом организационно-правовой форме, теоретически возможно проведение альтернативных всеобщих выборов вне контроля ЦИК, поскольку запреты и ограничения, налагаемые законом на выборы официальных органов власти, не распространяются на выборы представительных органов общественных организаций.

3. Созыв неподконтрольной властям отраслевой, многоотраслевой, а при определенном развитии событий и всенародной конференции, поддержанной забастовочными движениями, прорвет информационную блокаду, осуществляемую ныне российскими СМИ. Представителям этих движений придется дать телеэфир (попробуй, не дай!), а это полностью сломает цензуру. Журналисты воспользуются этим и отыграются за свое унижение, как это уже было в конце 80-х годов. Движение получит мощнейшую поддержку мировых СМИ и будет сопровождаться усиливающимся внешнеполитическим давлением на российские власти.

4. Представители забастовочных движений наверняка соберут съезд в Москве и потребуют, чтобы к ним пришел Путин. Появление вместо него людей из правительства или президентской администрации будет встречено негативно и лишь распалит страсти. В этой ситуации Путин, скорее всего, вынужден будет прийти лично, но успокоить ситуацию и он не сможет. Очевидно, будет создана согласительная комиссия, но это даст лишь отсрочку развития событий (как при советских забастовках конца перестройки). Паника и дезинтеграция власти усилят кризисную волну.

5. Главная проблема грядущей революции будет состоять в том, что бастующими и митингующими будут выдвигаться нереальные, плохо артикулированные и противоречивые требования. От лидеров движения следует ожидать не то что бы низкого интеллектуального уровня, но большого количества советских и постсоветских «тараканов в голове», что чрезвычайно затруднит диалог с ними и вообще выработку какой-либо конструктивной программы. При этом слушать аргументы правительства никто не будет, представителям власти устроят обструкцию.

В этой ситуации катастрофическим фактором станет отсутствие у власти полноценной убеждающей риторики. Вместо выдвижения аргументов власть будет лишь беспомощно «блеять», затем попробует чуть-чуть «рыкнуть», а после этого испугается и убежит в кусты. Отзовется ей пренебрежение риторикой и неумение (нежелание) публично отстаивать свою принципиальную позицию.

6. Одним из главных требований представителей протестных движений будет отставка экономического блока правительства. А это (Герман Греф, Алексей Кудрин) - как раз наиболее квалифицированная и наименее коррумпированная его часть! С их отставкой и с уходом из правительства их команд интеллектуальный потенциал власти резко упадет, в нем останутся лишь отраслевые лоббисты.

7. Вопрос о том, где взять деньги для реализации социальных и иных государственных программ, которой могут потребовать забастовщики, быстро перерастет в вопрос о коррупции, об обеспечении прозрачности процессов государственного управления. А это будет уже настоящая революция.

8. Забастовочные движения легко смогут создать политическую партию в строгом соответствии со всеми имеющимися законами, невзирая на любые их ужесточения. Если уж Комитет солдатских матерей сумел преодолеть многие препятствия на пути к созданию политической партии, то для подлинно масштабного движения это будет сущий пустяк. Такая партия, если выйдет на выборы, то сметет все на своем пути, как в свое время это сделала польская "Солидарность".

Но это произойдет в том случае, если легальные, парламентские и хотя бы отчасти конструктивные формы возобладают в развитии движения. Однако поток митинговой активности, как в 1905 году, может оказаться опережающим. При этом власть, в отличие от 1905 года, абсолютно не готова применить силу (и не умеет адекватно ее применять, не обладает даже нужными техническими средствами). Это одновременно и хорошо, и плохо, причем трудно сказать, какие последствия перевесят. В худшем варианте перед страной возникнет угроза анархии, которой могут воспользоваться различные внешние, а также внутренние экстремистские силы.

9. Если скорость развития событий будет такова, что кульминация наступит до 2008 года, следует ожидать отставки Путина, который не выдержит такого стресса и запутается во внутренних противоречиях. Путин не сможет эффективно объясниться с народом, а это значит, что он вынужден будет уйти. Спасение в этой ситуации может прийти только от сильного национального лидера, который сможет выдвинуться на волне революции. Может быть, если повезет, его сумеет выдвинуть сам Путин. Это обеспечит преемственность власти и даст шанс государственности устоять.

10. Но и новый лидер, сколь бы ни был он эффективен как личность, уже не сможет управлять страной с помощью прежних алгоритмов. Искусственное единомыслие и искусственный плюрализм, манипулирование общественным мнением, осуществляемые сейчас СМИ, рухнут, освободив место либо для создания легитимного порядка, либо для нарастающего коллапса[2].

__________________

Сноски:

[1] "Учителя устали от эксплуатации энтузиазма. Вполне дежурная профсоюзная акция неожиданно для организаторов переросла в событие всероссийского масштаба. 5 апреля этого года делегаты пятого Съезда профсоюза работников народного образования и науки РФ направили президенту РФ обращение от работников образовательной сферы. Одновременно с обращением профсоюз вынес ультиматум правительству: в случае непринятия правительством мер работники образовательной сферы готовы провести всероссийскую акцию протеста. <...> Профсоюзные работники отослали обращение по регионам. Обычная ежегодная плановая схема профсоюзной работы: провели съезд, написали обращение, направили президенту, пригрозили акцией, отослали в региональные отделения. И вдруг…

С мая в профсоюз стали стекаться подписи. К началу июня подписались свыше двух с половиной миллионов работников образования. Подписи продолжают поступать. 3 июня десятки тысяч подписных листов вдогонку к обращению профсоюз был вынужден направить в администрацию президента. Текст обращения был опубликован на сайте профсоюза. Там же публикуются постоянно обновляющиеся данные о количестве подписей. <...> Пока Кремль реагирует молчанием на этот необъявленный, но фактически состоявшийся референдум". … "Акция намечена на 12 октября".

"Акцию учителей поддержали работники культуры и студенчество. Обращение от студенчества тоже было направлено в администрацию президента в начале мая. Они требуют сохранения бесплатного образования, льгот для учащихся вузов и увеличения стипендии". (http://2005.novayagazeta.ru/nomer/2005/44n/n44n-s00.shtml)

[2] За алгоритмом создания легитимного порядка мы отсылаем читателя к статье Виталия Найшуля «Власть выходит на баррикады нелегитимных реформ». Согласно Найшулю, проблема легитимизации «…может быть решена, но с народом, а не без него и не против него. Вопросы приватизации, долгов, налогов, пенсии, образования, здравоохранения должны не замалчиваться, а, наоборот, напряженно обсуждаться в политическом пространстве.

Необходимые для этого политические действия могут выглядеть так. Первое лицо государства призывает к общенародной дискуссии по спорным вопросам. За ней следует аналог первого съезда народных депутатов, где важнейшие точки зрения будут озвучены на всю страну и она узнает их ярких и авторитетных выразителей. Вот они-то и должны сойтись для достижения единодушного решения, и не расходиться до тех пор, пока оно не будет достигнуто. Если же собрание потерпит неудачу, то решение может и должно быть принято авторитарно Первым лицом. Наконец, в любом случае для вящей убедительности решение должно быть одобрено подавляющим большинством голосов на всенародном референдуме»

Сергей Белановский

ПОЛИТ.РУ
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты