Главная  >  Политика   >  Российская власть   >  Cудебная власть


Поединок

11 октября 2007, 11

...Cегодня обстоятетельства складываются так, что каждый даже самый законопослушный гражданин может оказаться на допросе, хотя бы в роли свидетеля. О том, как вести себя в этой нестандартной ситуации, рассказывают специалисты, для которых допросы – повседневность. Хотя обычно они находятся по разные стороны баррикад.

Считается, что допрос – это напряженная психологическая схватка опытного следователя и искушенного преступника. Дуэль умов и мировоззрений.

В литературе победа обычно достается умнейшему. В «Трех мушкетерах» Ришелье было достаточно пяти минут допроса галантерейщика Бонасье, чтобы сделать из него шпиона собственной жены. И «сколь ни ничтожно было торжество над таким жалким созданием, как Бонасье, кардинал все же один миг наслаждался им».

В действительности не всегда торжествует ум, и практика показывает, что следователь чаще обыгрывает образованного человека, чем бандюгу средних интеллектуальных способностей. А сегодня обстоятетельства складываются так, что каждый даже самый законопослушный гражданин может оказаться на допросе, хотя бы в роли свидетеля. О том, как вести себя в этой нестандартной ситуации, рассказывают специалисты, для которых допросы – повседневность. Хотя обычно они находятся по разные стороны баррикад.

Нападение

Михаил Вощинский, прокурор кассационного отдела Генпрокуратуры. До последнего времени работал старшим следователем столичной Симоновской межрайонной прокуратуры. Добился первого судебного приговора по делу о незаконной торговле спецтехникой. По долгу службы Вощинскому приходилось заниматься раскрытием бытовых убийств, должностными и финансовыми преступлениями.

- С чего ты обычно начинаешь допрос?

-Любой допрос – это прежде всего конфликтная, стрессовая ситуация, даже если перед тобой потерпевший или свидетель. Так что первый закон здесь – снять внутреннее напряжение человека и сделать все, чтобы его разговорить. Для подозреваемого или обвиняемого необходимо создать условия для свободного рассказа, избегая прямых вопросов. Для создания установки на общение необходимо что-то общее. А общее у обвиняемого и следователя всегда есть – в любом случае им придется провести много времени вместе. В то же время нельзя переходить границу и давать противнику психологического преимущества, а то допрос обратится против следователя. Хотя напряжение, в котором находится обвиняемый, дает следователю психологическое преимущество.

- Какие тактики использует следователь?

При допросе обвиняемого необходимо убедить человека в том, что ему выгодно дать показания. Для этого надо создать впечатление, что у него нет другого выхода, кроме как сказать правду на основании того, что следствию все известно и сопротивление бесполезно. Идеальный случай - дополнить допрос очной ставкой с потерпевшим или свидетелем. Плюс – предъявление подозреваемому документов и имен, имеющихся в распоряжении следствия. Все вместе это может дать хороший результат. Самый эффективный допрос сразу после совершения преступления.

- Говорят, чистосердечное признание облегчает душу, но удлиняет срок?

Нет, так было раньше. Сейчас я бы не стал преувеличивать роль признательных показаний, особенно при новом уголовно-процессуальном кодексе. Само по себе признание вины сейчас не так важно, как это было в советское время. Ведь по новому УПК, от признательных показаний, если они были даны без адвоката, человек может отказаться в суде, и суд их просто не признает.

- А как же пресловутая интеллектуальная дуэль?

Сам классический допрос, когда следователь находится один на один с преступником в кабинете при свете лампы и между ними происходит психологический поединок, устаревает. Ведь по новым правилам, на допросе может присутствовать адвокат. Поэтому роль приемов, рассчитанных на то, чтобы добиться признания, ослабевает – адвокаты делают все, чтобы оградить психологически человека от признания.

Тенденция современного уголовного процесса – снижается роль психологического воздействия с целью получения признательных показаний. Особенно, если обвиняемый человек с положением в обществе. Ведь он имеет адвоката, и не одного. Любая попытка надавить даже чисто психологически может закончиться для следователя отстранением от дела.

- Что больше всего злит следователя?

Самый простой способ настроить против себя следователя – не являться на допрос вообще. По опыту могу сказать, что это воспринимается однозначно – как хамство. Любое вранье, жалобы в разные инстанции – воспринимаются как средство защиты. Но неявка на допрос – это лучший способ заставить следователя работать с максимальной отдачей против себя. Я не буду расписывать преимуществ отказа от дачи показаний по 51-ой ст. Конституции, они очевидны. Но хочу заметить, что отказ формирует весьма определенную позицию у следствия и обвинения, и судом это оценивается соответственно. Еще раздражают обрывки юридических знаний, полученных из детективной литературы или плохого кино. Например, человек где-то слышал о 51-ой статье – и понимает это так, что он вообще не должен вообще ничего говорить. Хотя он может оказаться от показаний только против себя и родственников.

- C кем сложнее всего работать?

С людьми, которым кажется, что они очень умные и все просчитывают на 2 шага вперед. Поэтому они начинают сочинять, тем самым создают гору бумажной работы для следователя, затягивают процесс. Пытаясь обмануть следствие, они выдвигают абсурдные и противоречивые версии событий. Тем не менее все это надо проверять. В конце концов, истина выясняется, но уходит время и много усилий на никому не нужные проверки. Например, у меня было дело одного участкового, которого обвиняли во взятке. При обыске у него дома в коробке из-под кассеты обнаружили патроны. Объясняя это, участковый сочинил такую версию: он купил в ларьке видеокассету, пришел домой, приоткрыл коробку и увидел там рисунок Микки-Мауса, после чего ее закрыл и больше никогда к ней не подходил. Чтобы опровергнуть это пришлось обойти кучу ларечников, опросить их, все оформить и т. п. Срок за хранение боеприпасов он все равно получил, но затянул следствие. Такая тактика приводит всегда к тому, что суд признает показания абсурдными, и таким образом человек добивается недоверия к своим словами в суде.

- По твоему опыту, кто быстрее «раскалывается» - примитивная личность или интеллектуал?

Конечно, у каждого человека свой психологический барьер. Это и определяет характер работы с ним. Конечно, считается, что у людей интеллигентных барьер психологический ниже, психика тоньше, но определяет здесь все-таки не уровень образования, а твердость характера. Сейчас новый тип обвиняемого появился, особенно в сфере экономических преступлений- человек образованный, но кремень. Что касается пьяниц и просто тупых людей – это не лучший материал для следователя, их минус - обилие бессмысленных версий. Все-таки приятней работать с соответствующим уровнем интеллекта.

Защита

Юрий Гервис, адвокат, заместитель председателя президиума межтерриториальной коллегии адвокатов «Межрегион». До 1994 года работал следователем КГБ-ФСК. Расследовал громкое дело контрабанде и сбыте 1 млн. фальшивых долларов. Последние 8 лет специализируется на защите по уголовным делам. Защищал дипломата Валентина Моисеева, осужденного за шпионаж, Джалола Хайдарова, бывшего гендиректора Качканарского ГОК.

- К каким уловкам чаще всего прибегают следователи при допросе?

В ход идут самые банальные приемы. Очень часто следователи, побуждая человека к даче показаний, играют на простейших человеческих эмоциях – чувство обиды, например. Частенько, когда человек задержан в качестве подозреваемого, но еще не арестован и обвинение не предъявлено, ему говорят, что «ты-то нам не нужен, ты вообще за других попал, дай показания и пойдешь домой». Поверьте, такие примитивные приемы очень эффективны, когда человек находится в стрессовой ситуации. А допрос – всегда стресс для любого нормального человека, даже если его допрашивают в качестве свидетеля. Распространенный прием при допросе - демонстрация большей осведомленности следователя, чем есть на самом деле.

Все эти уловки применяются в совокупности. Сначала скажут, что «мы все про вас знаем», затем, что лично вас никто не собирается привлекать к уголовной ответственности. Потом попросят дать показания на других лиц, которые якобы на самом деле интересуют следствие. А если не подействует, будут упирать на то, что другие-то уже дали показания против вас, даже махать перед носом какими-то бумагами. Кроме того, люди в погонах частенько эксплуатирует мифы, бытующие в сознании обывателя: тотальная прослушка телефонов, подробные досье, имеющиеся на каждого гражданина. Отсюда посыл: «мы о вас все знаем, но хотим услышать это от вас лично».

И таких штучек множество. Как это ни смешно, но работает на допросах даже такой кинематографический прием, как хороший и плохой следователь. Когда человек находится в обстановке психологического давления на него действуют самые примитивные знаки расположения с противоположной стороны – например, приглашения попить чайку, покурить, поговорить по душам – все-таки лучше, чем в камере сидеть.

Но всегда надо помнить о том, что из свидетеля любой человек может превратиться в обвиняемого.

- Какие запрещенные приемчики используют органы следствия?

Чаще всего - запугивание возможным лишением свободы: камера с насильниками, избиения и т. п. На такие провокации, вообще, не стоит поддаваться. За всю свою адвокатскую практику ни один из моих подзащитных, не являвшийся представителем ОПГ, не столкнулся в камере с подобными проблемами. Если человек обучен нормальным навыкам поведения в обществе, не врет, не приписывает себе несуществующих достоинств – никаких особых проблем в камере у него, как правило, не возникает.

- Но все эти штучки и человек без юридической подготовки может распознать.

Но есть уловки, на которые профессиональный следователь может поймать любого человека без специальной подготовки. Например, защищая дипломата МИД Валентина Моисеева, которого ФСБ обвинило в шпионаже, я столкнулся с таким случаем. На допросе следователь спросил Моисеева, был ли он знаком с корейским дипломатом Чо Сон У. Моисеев ответил утвердительно. А в протоколе следователь записал, что Моисеев был знаком с южнокорейским разведчиком Чо Сон У. Вроде бы небольшое добавление, но в корне меняет дело: Моисеев этого не знал и общался с корейцем как с дипломатом из посольства Южной Кореи. А по протоколу получалось, что российский дипломат общался с разведчиком из другой страны, заведомо зная о его незаконной деятельности на территории России.

Вот вы скажете, к примеру, что знакомы с Ивановым, потому что он сосед по подъезду, а записать могут так: тесно общался с Ивановым, лидером такой-то преступной группировки и далее в таком же духе. Разница очевидна.

- Каждый из нас в глубине души думает, что уж он-то следователя переиграет…

- Как ни странно, но практика показывает, что чем умней и образованней человек, тем его проще расколоть на допросе. Ведь он сам в состоянии делать выводы и достраивать логические цепочки. И когда следователь показывает, что ему известны какие-то детали события, такой человек начинает осмысливать происходящее логически, и приходит к выводу, что следователю известно все. И проговаривается, тем самым облегчая следствию работу. Это я еще по своему прошлому опыту знаю. Кроме того, образованный человек часто не может показать, что он чего-то не знает и будет отстаивать такой имидж из последних сил. Ему психологически трудно сказать – я об этом не догадывался, того не знал.

- Как из свидетеля не стать обвиняемым?

Главное – не говорить ничего следственным органам до встречи с адвокатом. Причем с адвокатом, которого пригласите вы сами или ваши родственники. Знайте, адвокат, предоставленный вам со стороны – это чей угодно адвокат, но не ваш. Все-таки по повестке лучше являться в органы следствия (будь то районный ОВД или прокуратура)с адвокатом, даже если вам говорят, что это на 5 минут. Это поможет избежать физического и психологического насилия, а при худшем исходе событий – ваши близкие будут точно знать, куда вас отправили, а не разыскивать вас по всему городу.

Помните о статье 51-ой Конституции – вы можете отказаться от дачи показаний, которые могут быть использованы против вас или ваших родственников. Но ваш отказ от дачи показаний не должен быть вызывающим – это обозлит следователя и настроит его против вас. Поэтому лучше придерживаться таких формулировок: забыл, не обратил внимания, так как болела голова. Также не рекомендуется вслух заявлять о том, что вы собираетесь жаловаться на следователя. Ваши угрозы все равно не подействуют, только обострят обстановку. Все замечания, которые у вас возникли по ходу допроса, необходимо внести в протокол – и угрозы, если они были, и попытки оказывать давление. Ведь это станет материальным подтверждением ваши жалоб в вышестоящие инстанции. К сожалению, частенько отсутствие жалоб в протоколе позволяет органам следствия избегать ответственности за нарушения закона. В любом случае визит к следователю надо использовать как способ получения информации.

agentura.ru
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты