Главная  >  Война   >  Устроение вооруженных сил   >  Современное устроение вооруженных сил   >  Спецназ в структуре современных вооруженных сил


"Альфа": операции. Часть II

11 октября 2007, 123

Январь 1991 – Сентябрь 2004

Январь 1991 – начало «смутных времен» группы спецназа. В г. Вильнюс были введены войска, штурмом были взяты телецентр, телевизионная вышка. Крепко завязался узел противоречий экономического, межнационального, военного характера. Всего в столицу вылетело на двух самолетах 67 сотрудников «Альфы», одетых в форму внутренних войск. Прибыли в Вильнюс в 23 часа. В соответствии с разработанным оперативным штабом КГБ Литвы и Прибалтийским военным округом МО СССР планом, исходя из складывающийся критической политической обстановки в республике, перед сотрудниками МО и МВД СССР была поставлена задача по деблокированию ряда объектов, недопущению выхода их из строя сторонниками движения «Саюдис», прекращению вещания провокационных и подстрекательских теле- и радиопередач и взятию этих объектов под охрану ВВ МВД СССР. Объектами были определены следующие государственные учреждения: объект №1 – Комитет по радиовещанию и телевидению, объект №2 – телевизионная приемопередающая вышка, объект №3 – радиопередающий центр. Группе «Альфа» в оперативное подчинение передавались силы 234го полка 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии и сотрудники ОМОНа МВД Литвы. Было обращено внимание на неприменение стрелкового оружия, недопущение жертв среди населения и определен порядок использования спецсредств. Перед сотрудниками «Альфы» проехали ОМОНовцы метров на триста и замерли, остановились перед огромной и бушующей толпой людей. Коридора и прикрытия создать не получилось, но делать нечего – спецназовцы группы «А» бросились к телецентру, начали пробиваться через толпу. Били их крепко, но они тоже отмахивались прикладами, останавливаться было нельзя: разорвут в клочки. Как ни старались идти вместе, растащили по одному. Перед зданием был высокий и хорошо освещенный парапет. Когда к нему прорвались спецназовцы, по ним начали стрелять вооруженные люди из охраны (сотрудники службы безопасности «Скучиса», имеющие пистолеты и автоматическое оружие) и вооруженные люди из толпы. Именно в момент, когда один из бойцов «Альфы» попал в полосу света, вскочив на парапет, раздались выстрелы с близкого расстояния, и со спины, в убор, снизу вверх, через бронежилет был убит лейтенант Виктор Шатских. Он еще пробежал коридором первого этажа метров десять, и у самой лестницы, пожаловался на то, что у него пекло спину. Спецназовца перевязали, но спасти уже не смогли. Группа спецназовцев мгновенно взлетела по лестницам во второй этаж телецентра, и тут встретились с вооруженной охраной «Скучиса». Охрана тут же пустила в ход брандспойты с холодной водой, раздались хлопки выстрелов, двери и лестницы оказались забаррикадированы мебелью и различными устройствами, все лифты были отключены. Но это не очень остановило сотрудников «Альфы»: спецназовцы без труда обезоружили всю охрану здания. В это время, разъяренная толпа все-таки смогла ворваться в здание через первый этаж. Их сдерживал спецназ, будучи вооруженным только газовыми пистолетами, свето-шумовыми гранатами и взрывпакетами. Толпу смогли оттеснить обратно и выдавить из здания телецентра. Тем временем, спецназовцы добрались до аппаратуры и отключил ее. Задание было выполнено, и под утро, когда «Альфа» уже покидала телецентр, в их сторону велся сильный автоматный огонь, пришлось даже на помощь взывать бронетранспортеры. По ходу миссии был убит один сотрудник спецгруппы «А», несколько ранено и контужено, но тем не менее, свою задачу «Альфа» выполнила до конца.

Август 1991 – в Москву вошли танки. Город находился, по сути, на военном положении. На Краснопресненской набережной собрались люди, начали строить баррикады. По радио и телевидению звучали заявление ГКЧП: «Горбачев болен, временно исполнение его обязанностей возложено на вице-президента Янаева». Ельцин издал свои указы, обратился к гражданам России, назвал действия ГКЧП переворотом. Все, кто оказался в Москве 19-21 августа, видели танки, боевые машины пехоты, солдат с автоматами на улицах столицы. Три человека попали под гусеницы армейских боевых машин – по сути то было единственное столкновение армии и защитников Белого дома. Столкновение нелепое и оттого еще более трагическое, но оно состоялось. Однако, кроме армии, была и другая сила, которой постоянно пугали защитников Белого дома – спецподразделение «Альфа». «Альфу» ждали. «Альфу» боялись. Про существование «Вымпела» тогда еще никто не знал. В этих случаях страха было все – слухи о крючковских «головорезах», неизвестность, сплетни и вымыслы. 20 августа, после полудня, в кабинете заместителя МО СССР по экстремальным ситуациям генерала Ачалова состоялось совещание. Обстановка была напряженной. Говорили: правительство России выступило против ГКЧП, переговоры с ними ни к чему не привели... Надо сделать так, чтобы признание состоялось. Была поставлена задача: оцепить здание парламента, десантников разместить в районе американского посольства, подразделения МВД (Московский ОМОН и Отдельная Дивизия имени Дзержинского) разместить на Кутузовском проспекте, а спецподразделение «Альфа» - на набережной. План был таковой: МВД оттесняет людей от здания парламента, а в проход входит «Альфа» и штурмует здание.

За два часа до времени «Ч» 21 августа командир «Альфы» принял решение: в штурме не участвовать. В памяти были еще слишком свежи события в Вильнюсе, где группу спецназовцев кинули в самое пекло, их силами пытались решить, в общем-то, политическую проблему, а участь самих бойцов подразделения мало кого волновала. В общем, «Альфа» не выполнила приказ и на штурм не пошла. У гражданских людей, защитников Белого дома был выбор – уйти или оставаться, у людей в погонах такого выбора в августе 1991 не было. За три дня, из ворот базы спецподразделения военная техника не выходила, никуда не спешили сами бойцы. Разве что только радиоэлектронная аппаратура «пахала» с полной нагрузкой. Шла напряженная работа – подразделение собирало подробную информацию обо всем, что творится в Москве, оценивало обстановку. «Альфа», по сути, делала выбор между жизнью и смертью не только каждого из бойцов, но и всего подразделения как такового. Возьми они штурмом Белый дом – как бы назывался этот акт? Антитеррористический? Ведь в парламенте России находились не террористы, а законно выбранный президент, депутаты. Хотя и те, кто посылал «Альфу» на кровавую бойню – тоже законные министры. Подразделение антитеррора всегда защищало людей. Защитило оно их и на сей раз, не подняв против них оружие, несмотря ни на какие приказы. После всех прошедших событий, в «Альфе» сменили руководство. Герой Советского Союза генерал Виктор Карпухин был смещен с должности командира спецгруппы «А» и 4 июля к руководству группой ее вернулся бывший начальник (с 1977 по 1988) – Герой Советского Союза генерал-майор Геннадий Зайцев.

Октябрь 1993 – высший офицерский состав спецподразделений «Альфа» и «Вымпел», с полным вооружением, экипировкой и боеприпасами прибыли в Кремль на встречу с президентом Ельциным. Снова спецназу был дан приказ «штурмовать Белый дом», и на этот раз, военные решили попросту пойти к самому верховному главнокомандующему, и «побеседовать с ним по душам». Обе группы явно отказывались принимать какое-либо участие в этой операции, ибо горькая история последних трех лет показывала, что политическими задачами подразделению антитеррора заниматься не следовало бы. После долгого разговора с Борисом Ельциным, их все-таки удалось убедить хотя бы просто подойти к Белому дому. Погрузились в автобусы, выехали из Кремля, остановились в улочке рядом с Генштабом, начали обсуждать варианты операции. Через некоторое время, «Альфа» наконец выдвинулась к Белому дому. На ступеньках парадной лестницы здания появились люди в непривычной форме темно-оливкового цвета, в бронежилетах и касках. Навстречу им шагнули люди в штатском и милиционеры, после взаимного обмена несколькими фразами, их пропустили дальше. В эту минуту оружие «Альфовцев»-парламентеров лежало на парапете ограждения Белого дома, а в руках одного из бойцов спецподразделения был кусок колючий проволоки, обмотанный бинтом – импровизированный белый флаг. Спецназовцы вошли внутрь здания. Начались долгие и нервные, но успешные переговоры с защитниками Белого дома о сдаче и эвакуации всех людей из здания. Руцкой, Хасбулатов и еще человек сорок спустились вместе со спецназовцами в фойе первого этажа. Подогнали автобусы и БТРы. Главных зачинщиков восстания увезли, однако в Белом доме еще оставались сотни людей. Надо сказать, что сотрудники «Альфы» и «Вымпела» опасались провокаций со стороны армии и московской милиции. К тому времени уже погибло несколько сотрудников МВД, постоянно шла дезинформация: якобы захваченных милиционеров не отпустили, а расстреляли в Белом доме. И милиция зверела, забыв о законе. Но примерно в это время прозвучал реальный выстрел, который тоже мог стать роковым. Погиб офицер «Альфы», младший лейтенант Геннадий Сергеев. Его пытались спасти, перенесли в БМП, подогнали к скорой помощи, но уже ничего нельзя было сделать – пуля снайпера проделала ужасную рану в левом боку Геннадия, он потерял очень много крови. После того, как бойцы «Альфы» узнали, что погиб их товарищ, никого уже не надо было уговаривать. Почти вся команда пошла на освобождение Белого дома. Белый дом сдавался. Командир «Альфы» вышел из здания, объявил о живом коридоре из бойцов группы, через который пройдут защитники Белого дома, и предупредил: если кто-то из посторонних подойдет к сотруднику ближе пяти метров и создастся опасность для покидающих здание Верховного Совета – будет применена физическая сила, а при необходимости и оружие. Всех вывили, противостояние закончилось. Но сотрудникам «Альфы» и «Вымпела» не простили страха той ночи. Еще бы, две группы спецназовцев решали, кому быть у власти. Не успел еще осесть дым от танковых выстрелов, как начался «крутой разбор полетов». «Вымпелу» досталось больше всего: спецгруппу передали МВД, и переименовали в «Вегу». К счастью, как показала история, «Вымпел» не умер. «Альфу» же отстранили от охраны президента.

Декабрь 1993 – четверо вооруженных преступников в масках ворвались в 9-й класс школы №25 г. Ростова-на-Дону. Они захватили в заложники 14 школьников и выдвинули требование предоставить самолет для вылета в Иран. «Альфа» была поднята по тревоге, и 53 сотрудника группы во главе с генерал-майором Геннадием Зайцевым прибыли на место происшествия. Террористам было предложено наладить проводную связь со штабом. Они дали согласие. Начались переговоры, которые вел лично Зайцев, представившись представителям аппарата правительства России. Террористам был подан вертолет, они на нем вылетели в Минеральные Воды. При этом с главарем террористов была достигнута договоренность, что в Минводах переговоры с ним продолжит Зайцев. Террористы выдвигали все более жесткие требования. Неоднократно даже в ходе переговоров они грозились взорвать Невинномысский химкомбинат. И это была не пустая угроза – вертолет с террористами взлетел и сделал облет комбината. Намерения террористов потом подтвердились – в районе Невинномысска бандиты связались с кем-то по радиостанции. Через некоторое время переговоров, в обмен на 10 миллионов долларов террористы отпустили 7 детей, учительницу, и операция вступила в заключительный этап. «Альфа» отработала, как всегда, профессионально, несмотря на значительные старания местных политиков «помочь» переговорному процессу.

Июль 1995 – крупный отряд чеченских террористов, всего около двухсот вооруженных боевиков, под командованием Шамиля Басаева, вошел в Буденновск, маленький городок на Ставрополье. По сути дела, она начали всех расстреливать направо и налево, попутно захватывая в заложники женщин и детей, всех сгоняли по направлению к городской больнице. Особенно жестоко были убиты все попавшиеся им под руку милиционеры. После нескольких часов кровавой бойни на улицах города, все террористы заняли свои позиции в больнице, подготовились к длительной осаде, взяли в заложники еще около тысячи человек. В шоке была вся страна. Блокировали район подразделения МВД и Министерства обороны, которые местами даже вступали в прямой огневой контакт с террористами, не давали им свободы маневра. «Альфа» тот час же вылетела в Буденновск. К времени ее прибытия на место уже были раздобыты первые данные о террористах, их примерном составе, степени их вооруженности, каково их примерное расположение. Разве что только наблюдатели группы не просчитали полуподвальные этажи больницы, окна которых террористы превратили в ДОТы. Террористы находились в главном корпусе, там располагались детское и родильное отделения. Вообще, террористы выбрали практически идеальное здание для обороны: с тыльной стороны протекает река Сунжа, с другой стороны – тубдиспансер метрах в трехстах. Между диспансером и главным корпусом пространство было видно как на ладони, все полностью простреливалось. С противоположной стороны тубдиспансера завод шампанских вин. Опять-таки между заводом и больницей двести метров открытого поля. И от фасада – сто тридцать метров – голь, глазу не за что зацепиться. В общем, незамеченным подойти практически невозможно. Несмотря на все чрезвычайные сложности, бойцы спецназа «Альфа» получали информацию и ночью, и днем. Снайперы отряда подбирались все как можно ближе к больнице, некоторые даже подползали на несколько десятков метров от стен больницы, было очень рискованно. С 14 июля, с того момента, как приехали, до штурма не спали ни одной ночи, все выясняли расположение крупнокалиберных пулеметов террористов. Пулеметы ДШК были у чеченцев на станинах и колесах, при необходимости, они могли перемещаться из комнаты в комнату, но, как правило, работали в двух-трех окнах. Разведывали так же, где находятся обычные пулеметы, где располагаются снайперы. Однако и с самого начала, да и после всестороннего просчета ситуации стало ясно – штурмовать нельзя. Но с другой стороны, текли часы, Басаев на переговоры не шел, и по всему выходило – нельзя не штурмовать. Из примерных расчетов «Альфы»: оценка возможных потерь среди заложников – от рук террористов – до 10%, от огневого воздействия штурмовой группы при позиции заложников как живого щита – до 10%, в ситуации «паника» - до 10%, в случае подрыва здания террористами – до 10%, от огневого воздействия непосредственно штурмующих – до 10%. Итак, специалисты антитеррора прогнозировали тяжелейшие потери среди заложников – до 50%. А среди штурмующих процент потерь был рассчитан такой: в период сближения с объектом – 32%, при входе на объект – 10% и в период боя в здании – до 30%. Всего – 72% (!). Это означало, по существу, гибель всего подразделения. Однако события начали развиваться неблагоприятным способом, переговоры позитивных результатов не дали и после постоянных угроз со стороны террористов о расстреле заложников (до штурма они уже расстреляли пятерых, оставшихся держали в страхе, многих пытали) оперативным штабом было принято решение о проведении операции. Итак, штурм начался, волей приказа «Альфа» была брошена на пулеметы. В районе морга, у гаражей, одну из групп прижали к земле бешенным пулеметным огнем. Крупнокалиберный пулемет прошивал даже стены. В группе уже в первую минуту штурма появились четверо раненных. «Броня» вовремя подоспеть не смогла, но выручать своих ребят командиру надо. Послали вперед четверку снайперов. Они успели пройти всего метров тридцать, как тоже попали под пулеметный обстрел, а потом их накрыли из гранатомета. Появился первый погибший: им оказался снайпер группы Дмитрий Бурляев. Он лично уничтожил нескольких басаевских бандитов, прикрывал движение оперативной группы. Вторым погиб Дмитрий Рябинкин. Их группа прошла в травматологический корпус, и там пулеметчик прижал их огнем. Рябинкин в кувырке ушел в сторону и с колена снял пулеметчика, тем самым, обезопасив от потерь своих боевых товарищей. Во время отхода он, прикрывая ребят, привстал, и сразу же был убит снайпером с третьего этажа. Чеченского снайпера сняли точным ответным огнем из всех стволов, но Диму уже не вернешь. Володя Соловов оказался третьим в этом ряду. Там, у гаражей, плотность пулеметного огня оказалась такой, что все живое должно было погибнуть. Шаг сделал из-за угла гаража – товарищ ранен. Его оттащили. И, тем не менее, невероятно, но факт, трое бойцов туда все же просочились. Они втянулись в парк перед больницей и втроем вели бой против батальона боевиков. Пулеметы рубили не только ветви, но и деревья в 10-15 сантиметров. Ребята залегли, спасла их небольшая земляная насыпь. Еще один ранен, быстро теряет кровь. Соловов приказал третьему в их группе выносить товарища, а сам пошел вперед один, на басаевские пулеметы. Был ранен, но не отступил. После ранения продвинулся метров на двадцать, залег за дерево, начал делать себе перевязку, и был убит пулей в сердце – его бронежилет оказался пробитым в нескольких местах. Так героически погибли бойцы «Альфы». Еще несколько человек были тяжело ранены, легко раненными оказались почти все. Бойцы спецподразделения потом вспоминали, что град пуль был подобен свинцовому дождю. Многие из тех, кто шел на штурм, вытряхнул потом из своего бронежилета по нескольку пуль. На дорожках, ведущих к больнице, выбоины от пуль располагались в 2-3 см друг от друга. В банде Басаева на месте было убито 21 террориста, еще 37 потом скончались от тяжелых ранений. Переговоры с мертвой точки сдвинул именно штурм. Он захлебнулся на середине, и окончательной точки в этом деле не поставил, но террористы этого штурма не ждали. Больше всего они были испуганны и просто шокированы сверхпрофессиональными действиями «Альфы», которая, несмотря на ураганных огонь террористов, смогла подойти вплотную к больнице и даже заняла все прилегающие здания. 300 заложников было выпущено ошеломленным Басаевым, без всяких условий. Потом начались переговоры с Черномырдиным. К чему они привели – все знают.

Август 1995 – десять сотрудников группы «А», при поддержке представителей УФСБ по Москве и Московской Области, провели задержание лиц, занимающихся незаконной перепродажей похищенного огнестрельного оружия. На вокзале были задержаны 8 человек, было изъято 10 автоматов Калашникова с приспособлениями для бесшумной стрельбы и пистолет-пулемет иностранного производства. Спустя несколько дней была обезврежена вся «цепочка» бандитской группировки, сотрудники «Альфы» произвели аресты в одном из аулов в Северной Осетии. Взяли преступников быстро и тихо: так, что даже никто не успел понять, что происходит, и не применил свое оружие и взрывчатку, которая была у бандитов в большом количестве.

Октябрь 1995 – в Москве, на Васильевском спуске, в непосредственной близости от Кремля, был захвачен автобус с 28 Южнокорейскими туристами. Вооруженный пистолетом и взрывным устройством террорист требовал 10 миллионов долларов, возможность вылета из Москвы на самолете. С помощью мэра Москвы Лужкова деньги были собраны. Переговоры с террористом через водителя вели сотрудник МВД Ю.Семенов и боец группы «А» капитан И.Мирощниченко. Исходя из сложившийся ситуации сотрудниками спецподразделения антитеррора была проведена рекогносцировка, намечены планы действий, организовано снайперское прикрытие. Так же были сформированы две группы прикрытия, определены маршруты выдвижения групп захвата и порядок действий во время штурма и освобождения заложников. Благодаря переговорщикам, около 22 часов террорист освободил всех удерживаемых женщин и трех мужчин. Бандит уменьшил сумму требуемых денег до 1 млн. Долларов и потребовал радиостанцию для связи со штабом. Еще через пол часа ему было передано около половины миллиона долларов с условием освобождения еще нескольких заложников. Тем временем террорист выдвинул новые требования: предоставить всю сумму, легковую автомашину без водителя и возможность беспрепятственного переезда в аэропорт Домодедово. Ему было предложено и подогнано несколько машин, но террорист все время отказывался в них пересаживаться до получения всей суммы денег. В два часа ночи группы захвата начали выдвижение на исходные позиции. Следовало действовать с особой осторожностью, ибо стало известно, что террорист обладает настоящим взрывным устройством. Ровно через 38 минут по команде руководителя операции директора ФСБ Михаила Борсукова сотрудник группы «А» капитан И.Мирошниченко при передаче денег бросил свето-шумовую гранату в водительское окно автобуса. Взрыв гранаты послужил сигналом к штурму. Первая штурмовая группа во главе с капитаном Ю.Трошиным через разбитое окно и разблокированную дверь проникла в салон автобуса. Одновременно к левому борту подъехала автомашина «Зил-130», и группа В.Демидкина из кузова грузовика ворвалась в салон автобуса через выбитые стекла. Террорист успел открыть огонь из пистолета, но ответной пулей он тут же был убит. Все заложники эвакуированы, деньги возвращены. Блестяще выполнено задание.

Январь 1996 – по первичной информации группа вооруженных боевиков в количестве 300 человек, ведя огонь по мирным жителям, захватила в заложники около 350 человек в больнице Кизляра Республики Дагестан. Одновременно боевиками была атакована вертолетная площадка г.Кизляра, в результате чего было уничтожено 2 вертолета и топливозаправщик, также захвачен жилой дом. Сто двадцать сотрудников «Альфы», во главе с генерал-майором Гусевым, прибыли на двух самолетах «Ту-134» в аэропорт Махачкалы. Десятого января, по прибытии двух БТРов колонна начала движение в г.Кизляр, куда прибыла в 5.30. Единственное что они там увидели, так это удаляющийся хвост колонны с террористами и заложниками, который покидал город. К этому времени руководство Дагестана приняло решение выпустить чеченских бандитов из городской больницы и обеспечить им беспрепятственный проезд до границы Чечни, где террористы обещали выпустить всех заложников. Началось преследование. Были варианты штурма прямо на маршруте, но все же была слишком большая степень риска, ведь всего было целых девять автобусов, а сами террористы были очень внушительно вооружены, в том числе пулеметами и гранатометами. Слишком много заложников могло пострадать в результате такой операции, поэтому решено было маршрут Радуева и его террористов не изменять, и они не были остановлены. Они благополучно дошли до Первомайского, разоружили блокпост новосибирских ОМОНовцев, которые безропотно подняли руки, и пополнили свой арсенал. Террористов хотели все же перехватить до границы с Чечней, и произвести одновременный штурм всех автобусов, но Радуев отказался от выдвинутых требований, остался в Первомайском и начал оборудование огневых позиций. Террористы вырыли окопы полного профиля, создали укрепленный район обороны, по всем правилам военной науки с передовыми и отсеченными позициями, с ходами сообщения. 15 января личный состав управления занял исходные позиции. После нанесения огневого удара авиацией и вертолетами боевой группы в составе отделов, выставив перед собой дозор, во взаимодействии с подразделением спецназа «Витязь» вступили в бой с чеченскими боевиками и продвинулись в «квадрат четыре» на юго-восточной окраине поселка. Спецназ «Альфа» и «Витязь» грамотно вели штурм, но встретили жесточайшее сопротивление бандитов, и атака начала постепенно терять свою интенсивность, а сами боевики почувствовали свою возможность прорыва и большими группами стали выходить из села с ожесточенными боями, прорываясь сквозь кольцо окружения. Ребята из 22-й бригады специального назначения приняли на себя основной удар. Плотность фронта была 46 человек на полтора километра, толпы чеченцев прорывались через спецназовцев по направлению к мосту через реку Терек, единственный возможный путь отхода. Ценой огромных потерь боевики все-таки смогли прорваться, Радуев улизнул, но многих других террористов (включая наемников из других стран, Афганцев, Сирийцев) спецназ положил. 84 бандита были уничтожены, не считая раненых и пленных. Утром по следам было видно, что вырвалось из окружения федеральных войск около двадцати террористов, не более того. «Альфа» в Первомайском потеряла двух своих офицеров - майоров Андрея Киселева и Виктора Воронцова. 22-я бригада спецназа, которая приняла на себя главный удар боевиков, потеряла пятеро погибшими и шестерых тяжело раненными. По сути, банда Радуева была полностью разгромлена, но к сожалению самому полевому командиру удалось улизнуть с горсткой своих приближенных.

Декабрь 1997 – личный состав управления был поднят по тревоге в связи с захватом заложников на воздушном судне. Террорист, по предварительным данным, был вооружен самодельным устройством, захватил самолет «Ил-62» со 142 пассажирами и 14 членами экипажа на борту, следующий по маршруту Магадан-Москва. Террорист выдвинул требование предоставить ему 10 млн. долларов и беспрепятственный вылет в Швейцарию. Самолет приземлился в Москве, в аэропорту Шереметьево-1, где его уже встречали сотрудники «Альфы». Следовало определить, где имеется возможность для проведения специальной операции по освобождению заложников и обезвреживанию террористов. Вскоре было принято решение – операцию проводить на рулежной площадке №1 научно-исследовательского института гражданской авиации. К месту проведения спецоперации прибили 38 сотрудников подразделения. После проведения инструктажа и боевого расчета группы захвата, непосредственной поддержки и применения специальных средств заняли исходные позиции. Еще через полчаса в аэропорт прибыла еще одна группа – сотрудники «Вымпела» были выделены в оперативный резерв. К проведению операции все было готово. После непродолжительных переговоров, к самолету был подан трап и автобусы. Террорист отпустил пассажиров и даже членов экипажа. Это еще раз говорило о неопытности человека, захватившего авиалайнер. Пилоты, покидая борт самолета, сообщили бойцам «Альфы», что террорист находится в данный момент в первом салоне. Оценив обстановку, бойцы группы «А» провели задержание террориста. Спецназ выполнил свою задачу быстро и эффективно. В последствии обнаружилось, что пакет, изъятый у преступника, был муляжом взрывного устройства и никакой реальной опасности он не представлял.

Декабрь 1997 – буквально через девять дней после успешно проведенной операции по пресечению угона самолета, сотрудников группы «А» опять поднимут по тревоге и начальник департамента по борьбе с терроризмом генерал-лейтенант Герасимов сообщит: на автостоянке около здания посольства Швеции в Москве неизвестным лицом в маске под угрозой применения оружия в автомашине «Вольво-340» захвачены торговый советник посольства Швеции с супругой. Первоначально планировалось доставить террориста в аэропорт, для этого во Внуково и Шереметьево выехали две группы. Предусматривалось и его возможная ликвидация на маршруте движения. Полковник Савельев принял другое решение – чтобы спасти Шведского дипломата, его жену и уберечь страну от возможного международного скандала, он сам лично пошел в заложники к террористу – обменял себя на них. Что было дальше – всем известно. Полковника подвело сердце. В ходе уничтожения террориста Савельев был ранен рикошетом в бедро, но от таких ранений не умирают. Тем более, что в больнице он был еще жив. Врачи долго пытались бороться с остановившимся сердцем полковника, но, к сожалению, спасти его не удалось. За мужество и героизм, проявленный при пресечении террористического акта и спасении жизни человека, полковник Савельев был удостоен звания Героя Российской Федерации посмертно.

1999-2004 - Все пять лет бойцы спецподразделения "Альфа", плечем к плечу к коллегами из "Вымпела", воевали в Дагестане и в Чечне. В компетенцию спецназа ФСБ входили самые ответсвенные операции по ликвидации самых одиозных Чеченских и Арабских террористов на всей территории республики. В основном работа сводилась к тактическим десантам (иногда при поддержке спецназа Внутренних Войск МВД РФ) и непосредственная работа по адресам. В ходе многочисленных командировок в Чечню бойцы Управления "А" в очередной раз доказали свою элитарность и черезвычайную эффективность. Многие бойцы спецназа получили государственные награды. К сожалению, в одной из спецопераций по ликвидации бандитов (30.03.2000) спецподразделение потеряла еще одного своего бойца - капитана Николая Щекочихина, награжден орденом Мужества посмертно.

Июль 2001 - Минеральные Воды. Преступник, вооруженный пистолетом и гранатой, захвативший рейсовый автобус на федеральной автостраде вблизи Невинномысска, выдвинул требование об освобождении пятерых террористов, несколько лет назад осужденных за захват вылетевшего из аэропорта "Минеральные Воды" пассажирского самолета. К тому времени в заложниках было около 45 человек. К месту операции немедленно вылетела штурмовая группа "Альфы". После долгих переговоров стало очевидно, что придется производить штурм. Террориста, путем хитрых действий офицеров ФСБ, вынудили показаться в открытую дверь автобуса. В тот момент по нему сразу же одновременно отработали два снайпера "Альфы", причем перая пуля попала бандиту в лоб, мгновенно его убив, а вторая пуля попала в подбородок, чтобы он, падая, накрыл своим собственным телом свою гранату. В это же мгновение группа захвата произвела штурм, по трапам влетев в окна автобуса. Итог операции - все заложники освобождены, террорист был уничтожен.

Октябрь 2002 - Москва. Вооруженный отряд из 41 террористов захватил здание театра во время показа мьюзикла "Норд-Ост". Их требование - вывод Российских войск из Чечни. Подробности читайте в соответсвующем разделе сайта. Итог штурма, произведенного бойцами "Альфы", "Вымпела" и Московского ОМСН - все 41 террористов уничтожены, от осложнений после применения газа погибло 129 человек. Несколько бойцов "Альфы" получили нетяжелые огнестрельные ранения и легкие контузии.

Сентябрь 2004 – Беслан.....

antiterror.sitecity.ru
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты