Главная  >  Война   >  Устроение вооруженных сил   >  Современное устроение вооруженных сил   >  Спецназ в структуре современных вооруженных сил


Пешком по советским тылам

11 октября 2007, 7

...Задача — выйти в район города Остер, что в 120 километрах севернее Киева, и уничтожить объект. Сам объект были лишь обозначен палаткой, но охрана и привлеченные для противодействия нам силы были вполне реальными — около 120 человек.

Учения эти были организованы КГБ СССР в 1988 году. В то время я служил в Очаково, в 17-й бригаде специального назначения Черноморского флота. Согласно плану учений две наших группы численностью шесть и семь человек соответственно, должны были высадиться на берег с моря. Одна — в Одесской области, другая — в Херсонской. Задача — выйти в район города Остер, что в 120 километрах севернее Киева, и уничтожить объект. Сам объект были лишь обозначен палаткой, но охрана и привлеченные для противодействия нам силы были вполне реальными — около 120 человек.

Нам обозначили коридор, в пределах которого мы могли двигаться от места высадки к объекту. В районах, прилегающих к этому коридору, о действиях “диверсантов” были оповещены органы КГБ и милиции, которым даже выдали наши словесные портреты. Сделано это было для того, чтобы чекисты и милиционеры смогли отработать свои действия при возникновении подобных ситуаций.

По плану учений мы могли использовать гражданскую одежду, и даже воспользоваться услугами транспорта. Поэтому, хотя мы и двигались преимущественно лесами, но на открытых участках могли легендироваться под туристов. Например, через Днепр в районе Черкасск — Золотоноша мы переехали на обычной электричке. Форсировать реку вплавь посчитали излишеством.

С собой мы взяли средства связи, оружие и боеприпасы, имитационные средства, маскхалаты. Но большую часть груза составляло продовольствие — по 24 пайка на каждого “диверсанта”. Как тащить на себе такую кучу консервов было непонятно. Пришлось провести ревизию содержимого сухих пайков. Предпочтение отдали высококаллорийным продуктам — тушенке, салу, сгущенке и шоколаду. На каждую группу нам выдали по 200 рублей — деньги по тем временам немаленькие. Так что при необходимости что-то из продуктов — тот же хлеб, к примеру, — мы могли купить в магазине.

Пришлось потратить некоторое время и усилия на поиск различных рюкзаков. Не могли же мы все идти с нашими одинаковыми РД-54!

Группы совершали пешие переходы по несколько десятков километров в день. Ночлег организовывали в лесу. В районе города Кировоград наши две группы объединились и под моим руководством двинулись дальше вместе.

В Черкасской области, в районе города Смела, для нас был заложен тайник с продовольствием. Когда мы изымали тайник, нам “на хвост” попытались посадить наблюдение. Пришлось отрываться, уходя напрямик через лес, используя только карту. Чекисты наивно полагали, что мы к тайнику будем ходить несколько раз. А мы, сложив все в плащ-палатку, унесли весь груз через лес, минуя дороги и тропы, где могли быть организованы засады. Знание топографии и умение работать с картой были нашими неоспоримыми козырями в этой игре.

В конце концов на двадцатый день мы вышли в заданный район. Я с самого начала предполагал, что основные силы чекисты бросят на охрану и оборону объекта и ужесточение контрразведывательного режима в районе его расположения. Так оно и оказалось. В округе постоянно маячили какие-то непонятные “грибники”, невесть откуда оказавшиеся в такой глуши “влюбленные” и т.п.С помощью своей агентуры чекисты перекрыли все подходы к объекту. Но у нас был один большой плюс: мы их видели, в то время как они нас — нет.

Недалеко от объекта, расположенного в лесном массиве, находилась молочная ферма. От нее через поле шла проселочная дорога в этот самый массив. Лес хорошо охранялся. Чекисты предполагали, что совершив такой большой переход, мы будем валиться с ног от усталости, поэтому к объекту выйдем кратчайшим путем — с юга. Именно на этом направлении они сосредоточили основное внимание. Но у нас сил осталось с запасом. К объекту мы вышли с востока. Причем заранее преодолели самый опасный участок по совершенно непроходимому лесу.

Недалеко от какого-то пансионата мы организовали свою базу. Расположились под видом команды спортсменов. Из “дождей” соорудили палатки. Ходили купаться и потихоньку собирали разведданные о районе и обстановке в нем. Выяснилось, что невдалеке располагалась мотострелковая дивизия. Бойцы из нее периодически убегают и их, естественно, ловят. Это было нам наруку — в случае чего можно было сработать за группу по поимке дезертиров.

Наконец, оставив на базе охранение и радиста, мы, сложив в рюкзаки автоматы и маскхалаты и взяв на всех одну удочку, отправились под видом рыболовов “громить” объект. В лесу переоделись, нанесли на руки и лицо грим, и приступили к доразведке системы охраны и обороны объекта. Выявив расположение охраны, разработали план действий. Налет решили проводить тогда, когда время на выполнение задачи практически истекало.

Разделились на две группы. Одна из них, в составе трех человек, заходила с севера. Ей предстояло как можно ближе подобраться к объекту. Другая группа из пяти человек отправилась на ферму. По нашим наблюдениям, там чекистов не было. Завалившись на ферму в маскхалатах, мы спросили женщин, не видели ли они беглого солдатика. Пока вешали дояркам “лапшу”, к ферме подкатила машина, которая возит молоко. Она-то нам и была нужна.

Водителя грузовика мы попросили немного нас подвезти. Он не возражал, и мы забрались в кузов. Отъехав немного от фермы, мы остановили машину. “Водиле” объяснили, что у нас идут учения, извинились за хлопоты, и двинулись к объекту. Мужика оставили в поле. Телефона на ферме не было, поэтому помешать колхозники нам никак не могли.

Мы с водителем сбросили маскхалаты по пояс, оставшись в футболках. За время перехода я успел отрастить бороду. Так что на первых порах мы вполне могли сойти за колхозников. Остальные ребята залегли в кузове.

Пост чекистов находился у мостика через небольшую речушку, огибавшую интересовавший нас лесной массив. Заподозрив неладное, чекисты попытались нас остановить, но мы открыли огонь из автоматов и рванули к объекту, до которого оставалось метров сто. Взорвали несколько взрывпакетов, обозначив его уничтожение.

Чекисты попытались оспорить выполнение нами задачи. Их довод — сотня человек охраны, открыв огонь, уничтожила бы нас, не позволив приблизиться к объекту. Но тут показалась наша вторая группа. К началу нашего “прорыва” ребята подобрались к объекту метров на пять и когда началась стрельба, также обозначили его подрыв. Когда “диверсанты” неожиданно поднялись из густой травы прямо перед чекистами, вопросы отпали сами собой.

На разборе учений контрразведчики признались, что три эти недели наглядно показали их просчеты. Многому научились и мы. В ходе этих учений я пришел к убеждению, что при выполнении боевых задач в тылу противника ни о каком РД-54 речи быть не может. Я шел с РД-54, который был довольно основательно усовершенствован, но и это не решило проблему. При длительном автономном выполнении боевой задачи рейдовым способом малая емкость рюкзака довольно сильно ограничивает возможности разведчика. Не подходят для этих целей ни каркасный рюкзак типа “Ермак”, ни гражданские туристические рюкзаки.

Учения показали, что для решения специальных и разведывательных задач рейдовым способом необходим очень четкий подбор имущества и вооружения, позволяющий не снижать мобильность группы. Постоянные длительные переходы и без лишних весовых нагрузок весьма утомительны и сильно влияют на боеготовность группы.

С той поры прошло более десяти лет, а выводы о необходимости изменения снаряжения и обмундирования подразделений специального назначения, к сожалению, так и не сделаны. В Чечне за плечами спецназовцев болтается все тот же РД-54.

Сергей ГАЛАЕВ

bratishka.ru
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты