Главная  >  Экономика   >  Культура хозяйствования   >  Социалистический опыт


Из опыта отечественных финансовых реформ

11 октября 2007, 42

Ни одно уважающее себя государство не допускало, чтобы чужая валюта играла такую роль в его жизнеобеспечении.

     Человек, который сделал рубль валютой

     Мог ли предположить Александр III во время разговора с мелким железнодорожным чиновником, что этот человек впоследствии сумеет сделать то, что удавалось мало кому из реформаторов - довести глобальные преобразования до логического, успешного конца, сделать рубль твердой валютой?

     Разговор произошел в 1888 году, на перроне одной из железнодорожных станций на юге страны. Витте, тогда всего лишь начальник управления движения Юго-Западной железной дороги, дерзнул потребовать уменьшения скорости царского поезда. Иначе могла произойти авария.

     "Я на других дорогах езжу, и никто мне не уменьшал скорость, а на вашей дороге нельзя ехать просто потому, что ваша дорога жидовская!", - негодовал самодержец, намекая на начальника ЮЗЖД Биоха. Но вынужден был уступить.

     А ровно через два месяца, на пути из Ялты в Москву царский состав сошел с рельс. К счастью, император остался жив. Разговор с "упрямым" железнодорожником всплыл в его памяти.

     Сергея Витте пригласили в Министерство финансов на должность директора департамента железнодорожных дел. И уже в августе 1892 года он возглавил главное экономическое ведомство страны.

     Финансовая система России была подорвана недавней русско-турецкой войной. Объем импорта рос более быстрыми темпами, чем размер экспорта. Государственный банк для погашения бюджетного дефицита печатал необеспеченные казначейские билеты. Темпы инфляции были вполне сопоставимы с нынешними.

     Витте не просто "привязал" рубль к золоту. Даже доход с внешних кредитов был гарантирован в граммах этого драгоценного металла. И для заемщиков главным вопросом стало уже не то, сколько занять, а как преумножить состояние после возврата долга, стимулировать спрос населения, расширить внутренний рынок, развить национальные производительные силы.

     Важно и то, что Витте точно просчитал момент для начала денежной реформы, провел большую подготовительную работу. Вот что он писал царю:

     "Настоящее время, сравнительно с теми, когда бывшими министрами финансов были возбуждаемы вопросы о разрешении сделок на металлическую валюту, представляется наиболее удобным для принятия некоторых мер в области денежного обращения ввиду:

     а) спокойного политического положения дел,

     б) достигнутого в течение ряда лет равновесия между государственными доходами и расходами,

     в) благоприятного настроения публики и большинства биржевых кругов к финансам России,

     г) значительной устойчивости курса кредитного рубля,

     д) значительного размера золотой наличности Государственного казначейства и Государственного банк

     О денежной реформе Витте написаны многочисленные монографии. Последний труд под названием "Экономические воззрения и государственная деятельность С.Ю. Витте" вышел из-под пера академика Леонида Абалкина совсем недавно - в этом году.

     Абалкин пишет: "Успех денежной реформы Витте во многом связан с его политикой стабилизации бюджетной системы России. Однако в большинстве исследований эта связь... нередко упускается. Витте, исходя из основ своего экономического воззрения, поднялся над примитивной и вульгарной (хорошо знакомой и нам) трактовкой экономии бюджетных средств как панацеи от всех бед... Бюрократической бережливости он противопоставил финансовую политику, направленную на всемерное "содействие экономическим успехам и развитию производительных сил страны".

     В результате темпы прироста внутреннего валового продукта стали у нас в то время одними из самых высоких в мире - 12 процентов. Баланс между импортом и экспортом оказался самым высоким. А обслуживание внешнего долга не было столь обременительным для отечественной экономики.

     Тем не менее, идеи Витте встретили жесткое сопротивление. Схожесть аргументов тогдашних оппозиционеров с нынешними просто поражает. Чего стоят хотя бы опасения по поводу иностранных инвестиций. Приедут, дескать, скупят, увезут.

     Царский указ "О чеканке и выпуске в обращение золотых монет" вышел 3 января 1897 года. Рубль был фактически на треть девальвирован. Новые деньги менялись на "старые" с разницей 1 к 1.5. Был введен свободный размен золота на кредитные билеты.

     "Я совершил денежную реформу так, что население России совсем и не заметило ее, будто ничего не было... И не единой жалобы! Ни единого недоразумения со стороны людей", - писал в своих воспоминаниях Витте.

     Согласитесь, исторические параллели напрашиваются тут сами собой. В связи с этим небезынтересны для всех нас некоторые мысли Витте, не потерявшие за 100 лет своей актуальности:

     "Наш государственный долг, вследствие расстройства и неустойчивости денежной системы, потерял всякую определенность. Действительный размер его - не есть величина постоянная". Нет, это не цитата из стенограммы заседания нынешнего правительства. Это выдержка из речи министра финансов в Общем собрании Государственного совета, произнесенной Витте 28 декабря 1895 года.

     "Неустойчивость денежной системы порождает, прежде всего, крайнюю неустойчивость товарных цен, притом неустойчивость весьма беспорядочного, неравномерного и случайного характера". И эта фраза была произнесена в том же 1895 году.

     Витте вошел в историю не только как отец денежной реформы конца XIX века. Ему принадлежит почин в устройстве Всероссийской выставки в Нижнем Новгороде и русского отдела Всемирной выставки в Париже, наглядно знакомивших современников с экономическим состоянием России.

     Он, по словам академика Абалкина, останется в истории "как один из самых крупных российских политиков, способствовавших подъему производительных сил Росси

     Новая реформа со старыми кадрами

     Финансовая реформа 1922-1924 годов в РСФСР (затем в СССР) опиралась на внутренние ресурсы (то есть, производилась абсолютно без внешних займов - Р.). В новой денежной единице - червонце, равном 10 рублям, содержание золота в каждом рубле приравнивалось к содержанию его в рубле дореволюционном. Новые кредитные билеты Госбанка на четверть обеспечивались драгметаллами и инвалютой, на три четверти - ходовыми товарами и краткосрочными векселями. К моменту прекращения выпуска совзнаков их в обращении находилось 762,3 квадриллиона, а реальная ценность этой гигантской массы была всего 152 млн рублей. В ходе реформы был сведен на нет бюджетный дефицит, и в 1924 году выпуск денежных знаков для его покрытия был запрещен законом.

     Из досье

     Г. Сокольников (выступление на заседании Совета труда и обороны 28 октября 1925 г.): "Пока мы сохраним твердую валюту, до тех пор вся хозяйственная система останется в равновесии и сохранит способность к движению вперед".

     Л. Юровский ("На путях к денежной реформе", 1924): "Червонец был "придуман" в том смысле, что придумывается всякая реформа. Но вместе с тем он не мог не быть придуман, потому что условия нового хозяйствования - работы на рынок, продажи на деньги, необходимости точного калькулирования и безубыточного производства - стихийно толкали на определенный путь... Если бы государство не дало торговому обороту твердой валюты в 1922 году, хозяйственная жизнь пошла бы своими путями... В поисках устойчивого основания для своих расчетов она обратилась бы к той или другой иностранной валюте..."

     Настоящая фамилия Григория Сокольникова, отца нэповского золотого червонца, "советского Витте", в возрасте Христа ставшего наркомом финансов (официальное утверждение последовало несколько позже), вполне приличествовала ситуации - Брилиант. Уже весной 1918 года он предложил создать вторую, параллельную золотую валюту, беспрепятственно размениваемую на совзнаки. Война оттянула решение на четыре года. Но и сделала его очевидным: страна переходила от оледенения разрухи и жестких постулатов военного коммунизма к нормальному экономическому и торговому кровообращению - к нэпу. И катастрофически не соответствовало этим новым отношениям небывалое, в 20 миллионов раз, обесценивание бумажных совзнаков.

     Чтобы предотвратить катастрофу, Сокольников собрал первоклассную команду ученых и специалистов, не скрывая при этом, что собирается брать уроки в школе царского министра финансов Витте. Правой его рукой и начальником валютного управления Наркомфина становится известный еще до революции финансист профессор Л. Юровский. Одним из основателей Госбанка СССР стал Н. Кутлер, соратник Витте по имперскому Минфину и главноуправляющий (фактически министр) земледелия и землеустройства в его кабинете 1905-1906 годов, видный деятель кадетской партии. На правах управления в Наркомат финансов входит Финансово- экономическое бюро, включавшее Институт экономических исследований и знаменитый Конъюнктурный институт, который возглавлял Н. Кондратьев.

     Сокольников понимал, что в одночасье повсеместный обмен бумажных совзнаков на золотую валюту нереален. И предлагал сначала создать для червонца, как он говорил, остров устойчивости - плацдарм для последовательного вытеснения совзнаков. Речь шла о внедрении в аморфную, неустойчивую среду некоего центра кристаллизации, который постепенно преобразит ее в твердый кристалл.

     Сверхзадача была: во что бы то ни стало, при любых условиях не допустить падения курса червонца, при этом не скатываясь к соблазнительной возможности просто включить печатный станок. Советчиков по этому поводу хватало, и Сокольников даже предложил рядом с ВСНХ повесить лозунг: "Эмиссия - опиум для народного хозяйства".

     Предстояло воспользоваться другими, более тонкими инструментами, а может быть, целым их оркестром. Предстояла ювелирная игра на бирже и даже опасная игра на черной бирже. Поддерживая золотой червонец, команда Сокольникова проводила целую серию интервенций по отношению к иностранным валютам и к золотым царским рублям. Для этого в недрах валютного управления Наркомфина была создана секретная Особая часть (ОЧ).

     Из досье

     Ю. Голанд ("Валютное регулирование в период нэпа"): "Особая часть была организована на основании секретного приказа по Наркомфину от 8 августа 1923 г. "для выполнения специальных заданий по регулированию валютного и фондового рынков". Это регулирование осуществлялось посредством операций на фондовой бирже, как официальной, так и на "американке", которые проводились через агентов - опытных биржевиков и суперагентов и планировались в глубокой тайне".

     Во многом благодаря усилиям этой "спецслужбы" червонец стал исключительно устойчивым. За годы реформы золотое его обеспечение никогда не падало ниже 50 процентов. В 1924 году соотношение червонца с долларом было 1:1,9, с фунтом стерлингов - 1:8,68.

     Конечно, прежде всего укреплял новую советскую валюту инициированный нэпом экономический рост. Но и команда "советских биржевиков" сыграла в этом далеко не последнюю роль. Удивительно, что киношники до сих пор не догадались снять фильмы об обеих денежных реформах в России. Те еще были бы детективы! А блестящие, нестандартные операции Особой части вообще достойны захватывающего авантюрного сериала сродни "Трем мушкетерам". Да, у золотого червонца были свои мушкетеры. И свой д'Артаньян. Начальник Особой части Лев Волин.

     Родившийся в 1887 году и в 1915 году окончивший Петроградский университет, он успел до революции поработать помощником директора Федоровского золотопромышленного общества, а после нее - в горном отделе ВСНХ и в Гохране. Письмо на имя Ленина с предложениями по оздоровлению финансовой системы РСФСР резко повернуло его судьбу. С весны 1922 года он уже в Наркомфине, с августа 1923 года возглавляет ОЧ.

     Но, действуя в интересах государства смело и рискованно, часто - "на грани фола", авантюристом по натуре Волин не был. Его беспокоило, что слишком часто ОЧ вынуждена выходить за границы правового поля. Он требовал от своих начальников: "Либо добиться надлежащего положения Особой части, либо уничтожить ее вовсе". Ответ был: "В настоящий момент ни то, ни другое невозможно". Эта двойственность положения ОЧ вскоре сыграла трагическую роль в судьбе самого Волина.

     В письме новому наркому финансов Брюханову 15 февраля 1926 года он с полным основанием писал: "За два с половиной года Особая часть завоевала себе своеобразный авторитет... Если за последний год в наши государственные займы вовлечено добровольно около 125 млн рублей с частного рынка, то значительную часть этих миллионов надо отнести за счет этого авторитета".

     А 1 марта того же года Волин был арестован и 5 мая расстрелян вместе с одним из лучших агентов ОЧ биржевым маклером Л. Рабиновичем.

     Современные исследователи, в частности, автор интереснейшей работы "Валютное регулирование в период нэпа" Ю. Голанд (многие используемые мной факты обнародованы в этой книге впервые), справедливо называют дело Волина "пробным камнем" для тех методов, которые затем чуть ли не автоматически применялись в массовых репрессиях 30-х годов. Удар наносился по перешедшему в оппозицию к Сталину Сокольникову. Предполагалось заставить Волина дать на него показания. Но тот оговаривать своих руководителей отказался. И его очень быстро убрали, ибо "на воле" у него оставалось немало серьезных защитников, с которыми пока еще Сталин не мог не считаться.

     Это была "первая ласточка". Потом почти все политики и специалисты, имевшие отношение к феномену советского червонца, - и Сокольников, и Юровский, и Рейнгольд - были объявлены "врагами народа" и репрессированы.

     Но если вернуться к причинам того, почему убрали Волина, только ли в политических интригах Сталина дело? Наступало время иного, административно-бюрократического регулирования финансов, и ювелирные методы Сокольникова - Юровского оказались больше не нужны. В воздухе витали идеи ускоренной индустриализации. Пятаков называл меры Наркомфина по поддержанию стабильности золотого червонца "совершенной чепухой". Говорил, что выделяемые для этого инвалюту и золото полезнее вкладывать в экономику. Но в том-то и дело, что твердая национальная валюта - это тоже экономика, важнейшее условие ее стабильности. Творцы золотого червонца были не против индустриализации. Они были против "великого перелома" экономики об колено - "шоковой терапии", как сказали бы сейчас. И именно это ставилось им позже в вину.

     На одном из собраний-судилищ над Чаяновым и Кондратьевым профессор Шибанов клеймил Юровского за его утверждение-аксиому: наше правительство может все, но оно не может отменить закон стоимости. Наступало время отмены и утверждения законов экономики по личным указаниям Сталина.

     Уголок нумизмата

     Ясно, что "золотой червонец" - некий символ устойчивой государственной валюты, обеспечиваемый золотым запасом страны. Ну а все-таки: была такая монета - золотой червонец?

     Была. Выпустили ее в 1923 и 1925 годах в очень небольшом количестве из золота высокой пробы. И по сей день она считается выдающимся произведением медального искусства. Изображен на ней крестьянин- сеятель на фоне заводских труб и восходящего солнца.

     Историческая справка

     В 80-е годы нашего века российские ученые, работавшие в области финансовой математики и создавшие новую науку - идемпотентный анализ, установили закономерность: неизбежность перехода ко второй - твердой - валюте в смутные времена, подобные нашему, доказали теорему о второй валюте при нестабильном рынке. Если ее не учреждает государство (как это в свое время было сделано усилиями Витте и Сокольникова - Юровского), она утверждается стихийно - как правило, в виде наиболее сильной иностранной валюты. Рекомендации этих исследователей оказались не востребованы властями ни в перестроечном СССР, ни в постперестроечной РФ. В России стихийно установилась власть американского доллара. Почему?

     Отвечают ученые

     Николай ШМЕЛЕВ, экономист, член-корреспондент РАН:

     - Вы спрашиваете человека, который уже лет двенадцать говорит, что нам незачем искать топор под лавкой, что необходимо повторить наш же удачный опыт двадцатых годов по выпуску червонца, то есть стабильной конвертируемой валюты с фиксированным курсом. Опыт, который успешно повторил в 80-е годы Дэн Сяопин, выпустив параллельный золотой юань.

     К сожалению, мы в 90-е годы выбрали самый неэффективный путь из всех возможных. На роль абсолютно необходимого "якоря", говоря на профессиональном жаргоне, пригласили американский доллар, над которым мы не имеем никакого контроля и который сейчас занимает превалирующие позиции в денежной части нашей экономики. И тем самым оскудевшая Россия продолжает в значительных масштабах кредитовать богатые Соединенные Штаты, американское правительство и американское казначейство.

     Так называемая дедолларизация нам необходима. Но в России всегда есть опасность, что какие- нибудь горячие головы попытаются провести ее административным путем. Попросту говоря, так или иначе конфисковать то, что находится на руках у населения или прячется под матрасами. А это, по разным оценкам, от 60 до 100 миллиардов "зеленых".

     Я продолжаю до сих пор утверждать, и в этом я солидарен с такими экономистами, как Богомолов, Петраков и другие, что выход - в устойчивой, стабильной, конвертируемой, с умеренными колебаниями в пределах "валютного коридора" параллельной национальной валюте, которая не сразу, не административным толчком, а концентрическими кругами, расширением своего оборота постепенно вытесняла бы сегодняшний безнадежно скомпрометированный рубль.

     Почему это было отвергнуто? К сожалению, у меня на этот вопрос только один ответ: по глупости одних и профессиональному чванству других. По глупости наших рыночников-либералов гайдаровского толка. По профессиональному чванству таких серьезных специалистов, как Геращенко. Ему в начале 90-х эту идею предлагали. И он ее высокомерно отверг.

     Ни одно уважающее себя государство не допускало, чтобы чужая валюта играла такую роль в его жизнеобеспечении. Де Голль в 1961 году при первой угрозе, что доллар укрепляет свои позиции во Франции, чуть насмерть не расплевался с Соединенными Штатами и буквально вытеснил доллар из французского оборота. А мы сами прогнулись, согнулись перед долларом

     

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты