Главная  >  Война   >  Духовно-идейные основы   >  Русские мыслители о войне


Может ли христианин быть солдатом?

11 октября 2007, 68

История Ветхого Завета сообщает нам о многочисленных войнах, которые велись при несомненном участии самого Господа.

"Может ли христианин быль солдатом?"- подобный вопрос и сегод­ня становится перед многими, призываемыми на военную службу. В Священном Писании Господь открыл человечеству свою волю. Хотя призвание на военную службу и сама служба часто упоминаются как в Ветхом, так и в Новом Заветах, нигде нет ни малейшего намека на то, что военная служба противна Творцу.

История Ветхого Завета сообщает нам о многочисленных войнах, которые велись при несомненном участии самого Господа. Так, война при вступлении евреев в ханаанскую землю носила вполне священный характер, ибо в ней целый ряд фактов, указывающих на непосредс­твенную помощь Божию в деле завоевания земли обетованной. Чудесный переход евреев через Иордан, наставления Архистратига Михаила Иисусу Навину относительно взятия крепости Иерихона, остановка солн­ца в его движении во время битвы с ханаанскими царями, каменный град, побивший бегущего неприятеля - тому свидетельства.

Если бы заповедью "не убий" отрицалась война как явление, то как можно было бы примирить с ней эту и другие ветхозаветные войны?

В книге Екклесиаста сказано: "Всему свое время, и время всякой вещи под небом... время убивать, и время врачевать; время раз­рушать и время строить; ...время войне, и время миру" (Екклисиаст.3.1-8). По закону Моисея каждый израильтянин, исключая левитов, должен был носить оружие.

В Новом Завете по поводу ветхозаветного закона Христос говорит: "Не думайте, что я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел я, но исполнить" (от Матфея 5.17)

Мы не можем найти ни одного осуждения Господом солдат, подобно тому, которое Он произнес в отношении торгующих на территории храма (от Иоанна 2.16) Когда воины пришли к Иоанну Крестителю за советом, то он сказал им: "Никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем" (от Луки 3.14). То есть не повелел им оставить армию, а практически дал по­нять, что они должны зарабатывать себе на пропитание ратным тру­дом, но без жалоб и претензий на большее чем им положено. Вместе с тем, он призвал их к покаянию и запретил использовать оружие и власть в личных целях, например для вымогательства - практики, обычной для римских легионеров того времени.

Примечательно также, что все четыре центуриона, упоминаемые в Новом Завете, отмечены похвалой (от Луки 7.9; 23.47; Деяния 10.2; 27.43). Так сотник в Капернауме заслужил похвалу за веру. Особой же чести Бог удостоил Корнилия, в доме которого, была основана первая христианская церковь для язычников. Эти два человека слави­ли Бога, "каждый в том звании в котором призван" (1 Коринфянам 7.20).

В те времена, когда первые христиане были жестоко преследуемы как язычниками римлянами, так и иудеями, апостол Павел под водительством Святого Духа написал такие слова в Послании к римлянам: "Всякая душа да будет покорна высшим властям; Ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами навлекут на себя осуждение...Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро... Для сего вы и подати платите; ибо они Божии слу­жители, сим самым постоянно занятые..." (Рим. 13.1-7). Из этих слов ясно, что христианин должен служить Богу достойно в рамках любой системы управления, считая силу необходимой для того, чтобы поддерживать порядок, как это установлено Богом. Причем тот, кто применяет силу или носит меч, назван "служителем Божиим" (Рим. 13.4). Если бы применение силы было само по себе противоправным, то начальствующим вряд ли было дано предписание быть "отмстителем в наказание делающему злое"

Христианское вероучение не осуждает войну как одну из форм существования человеческого сообщества и таким образом никакого безусловного и прямого запрета христианину употреблять меч в земной жизни Спаситель не накладывает. Напротив в словах, сказанным Им на суде Пилата: "...если бы от мира сего было царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня" (от Иоанна.19.36-37 ), ясно высказано, что противление силой, самозащита в царствах мира сего - дело естественное.

Согласно христианскому учению человек, защищая одних, вынуж­ден воевать с другими. При исследовании других текстов Священного Писания, подтверждается богоугодность военной службы в условиях действия власти ныне существующей. "Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовым на всякое доброе дело" (к Титу 3.1) В послании апостола Петра сказано: "Итак, будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: Царю ли, как верховной власти, Правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро" . (1 Петра 2.13-14). Иисус Христос, подчеркивая, что гражданская власть происходит от Бога сказал Пилату: "Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше " (от Иоанна 19.11). Когда ранее фарисеи пытались уличить Его на слове спрашивая: "Позволительно ли давать подать кесарю, или нет?" Он ответил: "Отдайте кесарю кесарево, а Божие Богу" (от Марка 12.17). Здесь Он Сам сказал о подчинению авторитету царя. А выгоняя менял из храма, показал, что применение силы иногда бывает просто необходимо. "И сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов, и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул" (от Иоанна 2.15).

Эти примеры показывают допустимость применения силы для подавления зла. Поэтому если государство призывает своих граждан к поддержанию порядка с помощью гражданских или военных средств, то христианину следует принять в этом участие, послушание законам государства является его долгом. Однако при этом на него возложена обязанность молиться как "за всех начальствующих" (1 Тимоф.2.1-2), так и за то, чтобы применяемая сила была жестко ограничена рамками справедливости и нравственного закона.

Когда Неемия столкнулся с попыткой врагов восприпятствовать восстановлению стен Иерусалима, он обратился за помощью к Господу: "И мы молились Богу нашему, и ставили против них стражу днем и ночью, для спасения от них " (Ниемия 4.9)

"Не противься злому",- сказано в Нагорной проповеди (от Матфея 5.13). Эти слова иногда понимают таким образом, что сила не должна применяться даже для защиты общества от преступников, народа от неспровоцированных нападений, а сильные не должны защищать слабых. Однако подобное толкование противоречит принципам, изложенных в других текстах Священного Писания. Внимая наставлению Господа: "кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему другую" (Матф.5.32). Следует различать месть за себя лично и отстаивание принципов свободы и справедливости ради других.

С другой стороны в Новом Завете не проповедуется ничего "воинственного", напротив верующим внушается терпение, смирение, отречение от собственных прав... Однако, надо заметить, что речь идет лишь о малых формах насилия. Этими словами Христос вовсе не запрещает человеку не сопротивляться преступнику, который ему явно грозит убийством.

Но как же поступать православному христианину, находящемуся на службе в армии во время войны, когда встает вопрос о физическом уничтожении противника? Действительно война - ужасное явление, и тем более страшное, что в горнило войны ввергаются целые народы и континенты.

От войны страдают практически все, в той или иной мере, однако основная тяжесть ложится на плечи и души солдат и офицеров. Но войны присутствуют и видимо будут сопутствовать истории человеческого общества. "Если нации захотят сражаться, они будут это делать с помощью любого вида оружия, в крайнем случае, используя природные материалы. Между тем существует множество примеров, когда именно вооруженные силы предотвращали войну" - заявил на сессии НАТО в 1968 году командующий группировкой американских войск в Европе, генерал-лейтенант сэр Уильям Добби.

Господь Иисус Христос дал человечеству ясное предупреждение, что "войны и смятения" будут продолжаться, доколе Он не придет вновь. (от Луки 21.9). И если началась война, то конечно каждому православному христианину действовать в духе любви, согласно Божией заповеди: "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих" (от Иоанна 15.13).

Насилие над противником, пришедшем поработить твой народ, уничтожить Православие - духовный оплот жизни народа, само по себе не может считаться аморальным, и только его безответственное, жестокое применение будет злом. Определенно по этому поводу высказался в 4 веке учитель церкви свт. Афанасий Великий: "Непозволительно убивать, но убивать врагов на поле брани и законно и похвалы достойно" (Правила Святых отцов с толкованиями. М-1984. с.114).

"...Дело воина требует не только преданности, но еще и спо­собности к убийству, к военному коварству и беспощадности. Плохо, если у правителя и у воина не окажется необходимых им отрицатель­ных свойств; но гораздо хуже, если в их душе исчезнут необходимые положительные качества, если начнется идеализация отрицательных свойств и их господство, если они начнут принимать дурное за хоро­шее, культивировать исключительно дурное и сроить на нем всю свою деятельность. Правитель или воин с заглушенной совестью или с изв­ращенной совестью не нужны никому - ни делу, ни людям, ни Богу; это уже не правитель, а тиранствующий злодей; это не воин, а маро­дер и разбойник". И.А.Ильин, "О сопротивлении злу силою".- Берлин, 1925. с.182-221.

Таким образом, это еще раз подтверждается, что война ради защиты, для восстановления справедливости и освобождения является безусловно оправданной.

Однако и справедливые войны новозаветная религия считает несчастьем, бедствием. При этом грех за человеческие страдания возлагается ею прежде всего на тех, кто развязывает войну, - на честолюбивых политиков, неудачливых дипломатов, жаждущих наживы собственников, а не воинов, жертвующих на полях сражений собственной жизнью за чужие ошибки и преступления. Они, по учению церкви, совершают подвиг в защиту Отечества. Война, в этом случае, является вооруженной борьбой, при которой убийство врагов не составляет ее сущности, не является ее целью. Оно - лишь неизбежное следствие. Если цели можно достичь без кровопролития, то к нему, согласно христианскому вероучению, не следует прибегать.

В Вестнике военного и морского духовенства N 3 за 1913 год опубликована статья "Как должен христианин смотреть на войну?" с которой трудно не согласиться. На вопрос - Как должен христианин смотреть на войну? автор отвечает так:

1. Война, сама по себе, есть во всяком случае следствие греха: если бы не было греха, то не было бы и войны.

2. Нельзя, однако, называть, поэтому, войну прямо и безусловно грехом; она скорее - зло, коренящееся в несовершенных человеческих состояниях, как зло же, одинаково, и неравенства, даже жестокости социальной жизни, и подобные вещи.

3. Грехом становится война, когда она предпринимается из-за дерзкого славолюбия; из-за преступной страсти к приобретению и завоеванию, из-за честолюбия и по легкомыслию. Горе тому, кто берет на себя за это ответственность.

4. Отсюда, долг князей и народов всеми силами стремиться к главной цели - поддерживать "мир и благоволение в человецех".

5. Нельзя, однако же, выставлять правилом "мир во чтобы то ни стало". не только дерзкое нападение требует защиты, но и национальная честь, свобода, единство и другие великие блага могут заставить князя взяться за оружие.

6. конечно, война несет с собой тяжкие экономические бедствия, и даже счастливая война имеет своим последствием много горя и нужды, слез и ран, человек дичает и грубеет; в природе его пробуждается зверство, надолго, потом, оставляющее свои следы в нравственной области.

Но, ведь, война выявляет не только темные стороны человеческой природы; война может пробуждать и все великое, благородное, дремлющее в народе; она приводит к вере, к молитве; она вызывает сердечную готовность жертвования, любовь к отечеству и сострадание, так что военное время может стать прямо благословенным временем для народа... Несомненно, сердце дрожит при мысли о всех тех благородных жертвах, каких требует и самая счастливая война, и мы от всей души молимся: "сохрани нам, милосердный Боже, мир в наших странах"! Но никогда не забудем, что наши герои, купившие некогда ценой жизни своей единство отечества, умерли по воле Божией, исполняя свой долг; родные и близкие их знают это и утешаются тем, что самоотверженная любовь их к отечеству вменилась им в заслугу и в вечной родине нашей. Я спросила бы всех мужей, которые в июле великого 1870 года, в день молитвы и покаяния, собравшись перед битвой подкреплялись молитвой, - что они чувствовали? то ли, что они не хотя, принужденно участвуют в страшном грехе, или же, что сражаются они охотно за свое правое дело, испрашивая на него Божие благословение?

"Воинское дело есть тудное, скорбное и трагическое. Но необходи­мое и служащее благой цели. Средства его жестокие и неправедные. Но именно поэтому дух, коему вручаются эти средства, должен быть крепок и непоколебим в своем искреннем христолюбии". (И.Ф.Ильин. О христолюбивом воинстве. Россия - Нью-Йорк. 1939-30 апреля).

Другим подтверждением богоугодности воинского служения православными христианами можно считать "Слово к русским воинам" сказанное священником Сергием Потехиным в дни празднования 300-летия Дома Романовых, в котором говорится: "...О, воины русские, великое и вместе страшное дело - война! в войне истребляются целые тысячи человеческих жизней, разрушаются села и города, вытаптываются поля, уничтожаются вековые труды ума и рук человеческих. И если бы война служила этой цели и если бы войска шли друг на друга только для проявления своей силы, война была бы самым позорным для людей явлением и военное занятие было бы самым страшным и губительным из дел человеческих.

И были и, увы, и есть еще такие войны и такое воинство. У нехристианских народов, у язычников и мусульман, всякое истребление чужих царств и народов считается богоугодным делом и многие из языческих и мусульманских великих завоевателей своей славой почитали обратить землю Божию в пустыню и поставить на ней памятниками себе горы из черепов и костей человеческих. (Пр N 22\1) ....Но не таковы христианские войны и не таковы христолюбивые воины. Если в христианское время и для христианских народов мир является вожделенным и всегда просимым благом, так что говорят: "худой мир лучше доброй ссоры", то кто не знает, что бывают такие обстоятельства в жизни государства, когда даже неудачная война лучше, чем тяжкий позорный мир. И если в мирное время кто-нибудь и склонен бывает, по легкомыслию , считать воинское занятие неполезным делом, то во время войны нет дела более высокого, исполненного любви к ближнему и самоотвержения. Такие только войны ведет наше великое государс­тво и такое только войско содержит оно". (Вестник военного и морского духовенства.-1913. N 4).

В подтверждение сказанному Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, отвечая на вопросы корреспондента военного журнала "Ориентир" давая оценку событиям на Кавказе и роли российской армии отметил: "...Трагические события на Северном Кавказе продолжаются уже более года, и мы испытываем глубокую скорбь о многочисленных жертвах этого ужасного конфликта. Не однократно с самого начала трагедии я обращался ко всем вовлеченным в эту страшную машину войны сторонам с призывом прекратить кровопроли­тие, объединиться в миротворческом процессе.

Случившаяся трагедия есть прямой результат человеческой неправды и греховных амбиций. События в Чечне - это урок нам всем в недопустимости и пагубности решения национальных проблем вооруженной силой. Вооруженные противостояния вынудили российских воинов служить Отечеству вдали от родных мест, жертвуя своими силами, подвергая опасности здоровье и даже жизнь. Их служение является подлинно бескорыстной помощью людям, нашим братьям и сестрам, исстрадавшимся в трагедии братоубийственной распри. Воинская служба есть служение Богу, и воины есть истинные слуги Господни, назначаемые Волею Божиею к водворению в обществе человеческого порядка, правды и законной власти, к защите невинных и обидимых, к обузданию агрес­сии и насилия. Воинов же хочу напутствовать словами Апостола Павла: "Умоляю вас, поступать достойно эвания, в которое вы призваны, со всяким смиреномудрием, и кротостью, и долготерпением, снисходя друг к другу любовию" (Ефес.4,1-2). (Ориентир.1996.3."Время и мы"с.7).

Слова Предстоятеля Русской Православной Церкви поясняют соотношение содержания воинского служения и заповедей христианской добродетели. В этой связи важно и непредвзятое мнение западных философов.

Профессор К.С.Льюис в своей книге "Просто христианство" так истолковывает заповеди "Не убий" и "Любите врагов ваших": "Любовь к ближнему не обязательно предполагает нежность или чувство симпатии, и любить своих врагов вовсе не значит думать, что они не такие уж плохие ребята, когда они явные негодяи. В моменты наи­большей ясности и просветления я не только не считаю себя славным малым, но, более того, знаю, что я очень даже скверный человек, а о некоторых своих деяниях думаю с ужасом и отвращением. Так что, по-видимому, я могу испытывать ужас и отвращение к некоторым действиям моих врагов, "Нужно ненавидеть грех, а не грешника" Долгое время я считал это различие глупым и надуманным: как можно ненави­деть дела человека, не ненавидя его самого? Но потом я сообразил, что всю жизнь относился так к одному человеку, и этим человеком был я сам: при всем своем отвращении к собственной трусости, самомнению, жадности я продолжал любить себя. Мне это было совсем не трудно! Я ненавидел свои дурные качества именно потому, что любил себя: именно поэтому я огорчался, обнаруживая на какие гадости способен.

"Любить врагов"- значит ли не наказывать их? Нет, не значит, ибо любить себя не значит освобождать себя от наказания или даже смерти. Следовательно, правильно поступает судья-христианин, приго­варивающий преступника к смерти, и солдат-христианин, убивающий врага. Заповедь "не убий" не противоречит нравственному закону православного христианина и потому, что в греческом языке имеется два разных слова, которые переводятся как "убивать", но одно из них означает "лишать жизни", а второе - "совершать убийство".

Нигде в Библии человек не провозглашается ответственным за лишение другого человека жизни по приговору суда или на поле сражения. В то же время в Священном Писании сказано: "Кто убьет како­го либо человека, тот предан будет смерти" (Левит.24,17), то есть, повелевает казнить убийцу. Каких бы гуманных политических взглядов не придерживалось общество, не уйти от факта, что Священное Писание не запрещает, а утверждает смертную казнь как способ защиты жизни: "Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою чело­века" (Бытие.9,6) А то, что использование меча в определенных случаях может быть правильным, подразумевалось Господом Иисусом Христом, когда Он сказал: "Но теперь кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму: а у кого нет продай одежду свою и купи меч. Они сказали: Господи! вот здесь два меча. Он сказал им: довольно" (от Луки.22.36-38).

Выдающийся богослов прошлого века митрополит Московский Филарет учил: "Бог любит добродушный мир, и Бог благословляет правед­ную войну. На земле всегда есть немирные люди, посему нельзя наслаждаться миром без помощи военной... Не страшись опасности, подвизаясь за правду: лучше умереть за нее, нежели пережить ее. Искупи кровью для потомков те блага, которые купили для тебя предки. Уклоняясь от смерти за честь веры и за свободу Отечества, ты умрешь преступником или рабом: умри за веру и Отечество - ты на небе приемлешь жизнь и венец!" (Ориентир N 3.1996г. "Связь времен" с.64).

Внушая воинам смелость и мужество, слово Божие учит: "Совершенная любовь изгоняет страх: боящийся не совершенен в любви". Впрочем, по учению церкви, существует страх который не только не противодействует воинской доблести, но даже способствует ей: это страх Господень, называемый в слове Божием "началом мудрости". Утвердившись в страхе Господнем, воин не должен ничего бояться; ни трудов, ни опасностей, ни страданий, ни самой смерти на поле брани. Ничто не может так успокаивать верующего воина, как сознание того, что на лишение жизни его благословляет Господь и что героической смертью он может искупить все прегрешения своей жизни.

Священник Александр Козин
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты