Главная  >  Наука   >  История


Многослойная история

11 октября 2007, 34

Историю много раз подменяли историческим процессом, историей классовой борьбы, национальной историей, историей цивилизации и другими в лучшем случае всего лишь составными частями или крупицами исторической науки.

XIX век стал веком рождения многих современных наук. Возникло много новых теорий, которые были положены в основание фундаментальных наук. Лишь история осталась на периферии этого процесса. Все теории, которые пытались принять за основу, не стали реальной базой исторической науки. Все это продолжалось и в XX веке.

Но в этом же веке много было сделано для подрыва истории, как науки всего человечества. История расползалась на национальные лоскуты. Как катком в XX веке по всему миру по истории прошлись тираны, диктаторы, диктат отдельных исторических школ и многое другое. В результате мы сейчас имеем у каждого народа (даже не государства) свою историю. Многое, что почитается одним народом, считается у другого народа позором. Боль одного народа – это гордость другого народа. И, в конце концов, существует современная мировая политика, добивающая многострадальную науку историю.

Историю много раз подменяли историческим процессом, историей классовой борьбы, национальной историей, историей цивилизации и другими в лучшем случае всего лишь составными частями или крупицами исторической науки.

Многое из созданного, только частично отражает то, что реально происходило в истории. Немногое, что мы знаем из истории, является ручейком, а не полноводной рекой. Но самое страшное, что надстройкой над этими небольшими сваями является огромные строения современных общественных наук, которые к тому же пытаются сейчас управлять настоящим и будущим. И после разрушения всего, мы на обломках с удивлением думаем, что же все-таки было сделано не так.

Недостатком всех теорий является то, что для своих заключений используется минимальная база данных, состоящая из разрозненных дат, имен и событий. Иногда известные данные перемешиваются, перемещаются по времени или месту. Все сваливается в одну кучу. Все, что не укладывается в рамки теорий, отбрасывается, как ненужный материал и, летят в сторону судьбы людей, городов и целых стран. Как мешающий строительный мусор стройной красивой теории.

При изучении любого события трудно взять за основу, что – то одно. Например, возьмем конкретный год и описываем все известные факты и события этого года. Но при этом можно не увидеть главного, концентрируясь на второстепенном.

Взять за основу политическую составляющую в этот период, но не найти опоры, так как главные события случились в экономике или в социальной жизни общества.

Взять за основу жизнь конкретного человека, но здесь подстерегает ещё большее опасное явление. Уже при жизни человека его деятельность начинается превращаться в миф. И чем дальше от нас жизнь этого человека, тем больше сложено мифов.

Чем сильнее личность, тем она более популярна у различных слоев населения. Мы сами становимся мифотворцами, даже не подозревая об этом. На историю, как науку, давит “ многоуровневая” политика. Полтика того времени, когда жил человек, политика того времени, когда создавалась наиболее полное описание жизнедеятельности этого человека и сегодняшняя политика, как бы историк не пытался быть вне течении современной политики.

Может поэтому, очень часто историки обращаются к первоисточникам, что быть независимыми хотя бы от нескольких слоев политики. При этом, чем одержимее историк, тем сенсационнее его открытия. Поверив Гомеру, он открывает Трою, поверив Библии, он находит первые города человечества, а, поверив мифам о Потопе, он находит и первые следы человека, приближаясь к колыбели цивилизаций на Земле.

Но это только описание поиска фактов, первых имен и отправных дат, но не создание теоретических основ истории, как науки и что самое интересное: факты, даты и имена появляются, и тут же опровергают многие модные исторические теории, что говорит только о конъюнктурности самих теорий.

Что остается. Только одно – создание, в первую очередь, банка данных. В нем только факты, события, биографии исторических личностей. А главное, точные даты. Это все лежит в начале создания основ истории, как современной науки. Своеобразная таблица Менделеева истории.

Необходимо попытаться понять, почему так мало мы прошли по пути создания теории развития человечества. Попытаться взглянуть на историю не как на односложное перемещение человечества из одной точки пространственно-временной системы в другую, а более сложное перемещение материальной точки под названием человечество в многомерном пространстве.

И ввести такое понятие, как многослойная история.

Простой пример из русской истории. Начало XVII века. Смута. Об этом времени собрано много материала. Создано стройное историческое описание событий. Согласимся с этим, но посмотрим на события того периода чуть иначе.

Смутой у нас принято называть время смены династий, которая происходит перманентно в истории человечества. Все это проходит приблизительно по одному сценарию. Одна династия кончается трагедиями и бедами, которые отражаются на всех (“не дай бог жить во времена перемен”). Междинастический период обычно самый тяжелый и неустойчивый в развитии любой страны. Это наиболее тяжелое время для существования даже крупной цивилизации. История знает примеры, когда страны прекращали существование, становясь легкой добычей завоевателей. Яркий пример этого завоевание гиксосами Египта в междинастический период. Третий период смуты – это начало новой династии. Когда пройден самый сложный период и страна начинает потихоньку приходить в себя. Центробежные силы сменяются центростремительными. Развитие страны приходит в обычное русло. Хотя и в это время страна ещё не устойчива. И вряд ли территориально она в прежних границах, и с гораздо меньшим по количеству населением.

О чем это говорит. Только об одном. История имеет общечеловеческие законы развития, а не национальные.

Рассмотрим время русской смуты более конкретно. Во время Смуты границы государства начинают сжиматься. Это происходит в два этапа. Первый этап – часть территории перестает подчиняться центральным властям и становиться самостоятельным, но плохо управляемым образованием. И второй этап – это новообразование становится легкой добычей соседних государств.

Но не все так просто. И это говорит о сложности конкретных исторических процессов. Здесь мы можем придерживаться только исторических фактов. Соседями России во время Смуты являлись три государства. Крымские татары, хотя и были уже вассалами Османской империи, но проводили, по отношению России, относительно самостоятельную политику. Обладая хорошей армией и пользуясь слабостью южных рубежей России в это время, крымские татары совершали многочисленные военные рейды в глубь территории России. Они даже разрушили все форпосты России, которые та строила последние несколько десятков лет перед смутой. Но удержаться в южных областях России татары не могли, так как в своем развитии в данный отрезок времени они были не в состоянии расширять свои территории, и тем более контролировать эту территорию.

Швеция. Это пример совсем другой страны. Швеция только начинает в это время самостоятельную историю. Вновь обретенная свобода не позволяет Швеции проводить агрессивную внешнюю политику, так как не обеспеченна внутренняя стабильность в государстве. Даже наоборот, Швеция представлялась соседям, как слабое государство, которое легко можно завоевать. Норвегия мечтает вернуть Швецию в своё владение, а король Речи Посполитой, свергнутый король Швеции, мечтает стать снова королем и польским и шведским. Когда разразилась Смута, в Швеции ставились очень простые задачи. Ни о каком захвате территории России в первое время не было и речи. Тем более, что север России, в отличие от юга, вел соглашательскую политику с Москвой и не пытался отделиться от центра. Да и в результате Смуты Швеция так и не получила сколь значимых территорий, которые в других условиях она могла бы получить.

Совсем другие настроения царили в Речи Посполитой. Войны между Речью Посполитой и Россией с перерывами шли несколько столетий. Начинались они в XIV веке, со времен Великой Литвы. Границы между Москвой и Литвой тогда были в пределах современной Московской области. Москву Дмитрия ещё не Донского трижды осаждали литовцы и, какая угроза в это время была страшнее – ордынская или литовская вопрос открыт. К началу XVII века Речь Посполитая, в составе Польши и Литвы, могла получить от Русской Смуты все. Унию, своего царя на московском царстве и свою династию в междинастический период развития России. В результате образовывалось бы одно из самых могущественных государств в Европе. В пользу планов Речи Посполитой играло и то, что часть территория бывшей Киевской Руси входила в её состав, и это давало возможность говорить на одном языке со многими, кто ещё мог контролировать что – то в Русском государстве. Но почему не случилось то, что могло случиться. Почему Владислав стал номинальным царем, а не стал фактическим царем “всея Руси”.

И тут пора применить то, что можно понимать под “многослойной“ историей. Ко всему вышесказанному, приняв его за первый слой истории Смуты, рассмотрим следующий слой. Взаимоотношение Речи Посполитой и Швеции. И здесь в это время мы увидим много интересного. Одна и та же династия правления. Вазы - и шведские короли, и польские. Более того, польский король Сигизмунд в свое время был и шведским королем, но его свергли, поставив во власть родного дядю Карла IX. Швеция была кровно не заинтересована в унии России и Речи Посполитой. Все что происходило в это время, было пронизано этим. Русская Смута произошла во время длительной войны Речи Посполитой и Швеции, которая длилась с 1600 года по 1660 год с перерывами на мирные переговоры, и Русская Смута как бы явилась одним из звеньев в этой войне. Из дальнейших событий можно сделать вывод: Россия выжала максимум из этого положения.

Но посмотрим следующий слой истории этого периода. Все тоже, но …

Король польский Сигизмунд III был вдовцом в начальный период Смуты и в разгар всех событий женился во второй раз. И выбор был интересен. Он взял в жены родную сестру прежней жены. Да, новая жена была намного моложе и своей сестры, и своего мужа. Но она была из могущественного австрийского рода Габсбургов. И это сыграло роковую роль в развитии идеи унии между Речью Посполитой и Россией. Поставило крест на воцарении сына Сигизмунда Владислава на российском престоле. Сразу же после свадьбы (декабрь 1605 год) восстала польская шляхта. Можно говорить многое о причинах восстания 1606 – 1609 годов в Польше, но Россия получила три года передышки для осмысления своего положения, и это сыграло немаловажную роль в дальнейшем развитии Русской Смуты.

Но откроем следующий слой истории. Вернемся к истории Швеции, чтобы по-другому взглянуть на события начала XVII века. Чтобы новая династия Вазов сохранилась, Швеции была свободным государством, Густав I, отец Карла IX и дед Сигизмунда III, основатель династии вынужден был в своё время опереться на Реформацию. Для внутреннего состояния страны это оказалось благом. Но эта политика привела к череде внешних войн, длившихся многие годы. Частью этих войн была, кстати, и тридцатилетняя война, которая явила миру новую сверхдержаву - Швецию. Но это произошло в дальнейшем, а в начале XVII века, сразу после смерти Густава I, произошел раскол, началась война двух ветвей Вазов, потомков сыновей Густова Юхана III и Карла IX. Стремление Юхана III и его потомков к католицизму сыграло свою роль. Его сын Сигизмунд основал династию Вазов на польском престоле. Но Карл IX пришел в Швеции к власти под знаменами Реформации, Швеция не захотела католика Сигизмунда видеть у руля Швеции. И к началу XVII века мы имеем: протестантскую Швецию, католическую Польшу, как составную часть Речи Посполитой, православную часть Речи Посполитой в лице бывших территорий Киевской Руси и православную Россию. И это исторический срез Русской Смуты. Может, потому то и основное сопротивление планам Сигизмунда в России, оказало русское духовенство. Основными очагами сопротивления, кроме Москвы и Смоленска, были монастыри. Но надо при этом учитывать и то, что в России и тогда было не мало мусульман. Их трудно заподозрить в любви к католической Польше, или протестантской Швеции. У них были, вероятно, другие планы, явно несовпадающие с планами унии.

Возможны ли другие слои истории? Да, возможны. Много споров не один десяток лет ведутся о тех событиях. Рассматривают и причины русской смуты. Но одно из обстоятельств того, что мы не можем знать всех причин - это “многослойная” история Смуты. Мы просто не знаем всех слоев.

Примеры. Сколько хотите. Только из русской истории того периода.

Тайные отношения государств и конкретных людей того периода.

Государства в государстве – боярские рода Годуновых, Шуйских, Милославских и др. Их участие в этих событиях минимально известны.

Не все понятно с трехмесячным стоянием второго ополчения, смерть Скопина – Шуйского.

Почему, в конце концов, Романовы, а не другой знатный род стал новой династией России.

Но это одна сторона многослойной истории. Очень мало изучено в экономике России этого периода. Голод, неурожаи, несколько холодных лет в истории России. Но все это не помешало России пройти через весь период Смуты. Экономика того периода в России была устойчива. Но данных об экономическом развитии России того периода очень мало, да и те очень противоречивы. А слои социальной истории России времен Смуты. А развитая во Франции история повседневности. У нас очень мало данных о повседневной жизни России того периода.

Вывод из всего сказанного один. Сложность развития истории не дает ключ к общей теории развития человечества.

Игорь БОРЕВ
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты