Главная  >  Наука   >  Ученые   >  Российские инженеры


21 сентября 1735 г. - 270 лет со дня рождения Ивана Петровича Кулибина

11 октября 2007, 83

Сызмальства был он упорного ума и труда человек. Его отец, нижегородский мещанин, всячески старался пристроить Ванюшу к торговому делу, однако отрока невозможно было оторвать от его "изобретений", над которыми он часами просиживал, уединяясь то на чердаке дома, то в баньке.

В нынешнее время продовольственной, технической и долларовой интервенции нам навязывают мнение, будто русский народ - неумеха, ленивый, инертный, "банкротный". Потому и в давние времена, мол, в Россию приглашались разные мастера - византийские, голландские, шведские...

Да, приглашались. Но основную работу и в градостроительстве, и в кораблестроении, и в создании архитектурных ценностей творили русские мастера. Так, Казанский собор в Петербурге построен русским зодчим, выходцем из крестьянской семьи Андреем Никифоровичем Воронихиным, а здание Благородного собрания в Москве, нынешний Колонный зал Дома Союзов, спроектировано Матвеем Казаковым, сыном русского чиновника.

Десятки и сотни русских самородков своим рукотворным искусством украшали городские здания и храмы, деревенские избы и церкви, изобретали уникальные машины, оружие...

Имена многих народных умельцев, к сожалению, забыты. Я хочу рассказать о знаменитом русском механике-самородке Иване Петровиче Кулибине.

Сызмальства был он упорного ума и труда человек. Его отец, нижегородский мещанин, всячески старался пристроить Ванюшу к торговому делу, однако отрока невозможно было оторвать от его "изобретений", над которыми он часами просиживал, уединяясь то на чердаке дома, то в баньке.

Особенно манила его тайна устройства часов. Он развинчивал, разбирал и собирал часовые механизмы, иногда портил их, за что получал нарекания родителей. Как-то он приехал в Москву, где познакомился с часовым мастером, несколько месяцев ходил к нему, приглядываясь к его работе. Повзрослев, купил старый токарный станок, вязальную машину и устроил в Нижнем Новгороде маленькую мастерскую по ремонту часов. Среди его заказчиков была одна красивая девушка, дочь небогатого купца. Иван отремонтировал ей часы и влюбился в неё. Вскоре она стала его женой.

С рождением детей появились материальные трудности в семье. Целый день Иван работал в мастерской, а ночью занимался своим творчеством. Четыре года мастерил он диковинные часы и в 1769 году показал их знакомому купцу Костромину. Тот, ахнув, посоветовал Ивану Петровичу отправить своё изобретение в Петербург к самой Императрице Екатерине II.

В столице восхитились изделием Ивана Кулибина, и по высочайшему повелению часы были помещены в Кунсткамере как "памятник искусства необыкновенного", а Кулибина удостоили звания механика Академии наук, назначив ему 300 рублей жалованья в год. Диковинные часы имели яйцевидную форму и производили бой не только каждый час, но и каждую четверть часа. При этом отворялись дверцы и открывали скульптуру Иисуса Христа с двумя Ангелами-Хранителями по бокам, звучала мелодия "Христос Воскресе".

Вдохновленный вниманием Императрицы, Кулибин в последующие годы изобрёл не только несколько уникальных часовых механизмов, но и множество астрономических инструментов и измерительных приборов. И если прежде военные и гражданские научные учреждения обращались к иностранным механикам, то теперь - в академическую мастерскую.

В среде академиков, состоящей в основном из иностранцев, с брезгливой недоверчивостью глядели на доморощенного русского механика. Кулибину жилось нелегко. Одна надежда была на поддержку государыни и светлейшего князя Потёмкина.

В 1772 году "Петербургские ведомости" известили о том, что Лондонская академия назначила премию за устройство модели дугообразного моста, который нужно было построить без свай-опор. Кулибин вскоре создал модель такого моста и показал Потёмкину. Князь передал модель Императрице, которая повелела выдать Кулибину тысячу рублей для постройки модели этого моста в натуральную величину. Кулибин рассчитал, что деревянный в 140 сажен длины мост мог выдержать давление в 55 тысяч пудов, и приступил к делу.

Более четырёх лет под его руководством десятки рабочих строили этот гигантский мост. В 1776 году при огромном стечении народа было произведено испытание сооружения. Мост выдержал нагрузку почти в тысячу тонн, то есть намного больше расчётной. В журнале Академии наук "Месяцеслов" в том же году сообщалось, что знаменитый академик Леонард Эйлер своими расчётами подтвердил то, что давно уже на практике исполнил русский механик-самоучка Кулибин.

В 1778 году Ивану Петровичу Екатериной II была вручена медаль на Андреевской ленте с надписью: "Достойному".

В повседневной жизни Кулибин был очень скромен, чурался роскоши, ходил в простом русском кафтане и никогда не брил бороды. Однажды граф Орлов сказал ему: "Не пора ль отрешиться от старых обычаев?" Кулибин ответил: "Почестей я не ищу, Ваша светлость, и бороды для них брить не стану".

Смекалка, изобретательский дар, живейшая пытливость ума проявлялась в каждом деле, за которое принимался Иван Петрович. Однажды в 1800 году начали спускать на воду новый огромный корабль "Благодать". При этом торжестве присутствовал сам Император Павел. И надо же было тому случиться, что по недосмотру кораблестроителей спуск в назначенный час не удался. Разгневанный Государь уехал во дворец. Перепуганные кораблестроители долго искали причину неудачи, потом обратились к Кулибину. До полуночи Иван Петрович производил расчёты, обмеры и замеры, а утром отдал распоряжение, исполнив которое, строители благополучно спустили гигантский корабль на воду. Многотысячная толпа, стоящая на берегу, с ликованием приветствовала Кулибина.

Высокочтимые учёные и сенаторы, генералы и адмиралы, академики-естествоиспытатели нередко обращались к Ивану Петровичу за советом и помощью, понимая, что свою мудрость Кулибин черпает в живой природе, что он неиссякаемо силён именно этим своим естестволюбием.

Кулибин не закончил ни одного учебного заведения, но отлично овладел наукой счастья, которая в том и состоит, чтобы трудиться при любых обстоятельствах, надеясь на помощь Божию и проявляя каждый раз "пристрастия к таким занятиям, которые, вопреки всем суровостям и жестокостям жизни, спасают и наполняют душу".

Иван Сергеевич УХАНОВ «Русский Дом» Сентябрь 2005г.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты