Главная  >  Война   >  Устроение вооруженных сил   >  Современное устроение вооруженных сил   >  Спецназ в структуре современных вооруженных сил


Психологическое сопровождение сотрудников спецподраздений ФСБ. Часть 2

11 октября 2007, 212

В спецподразделениях по борьбе с терроризмом обращение к бойцу в официальной обстановке происходит посредством называния его фамилии. В межличностном общении сотрудники спецподразделений одного ранга и возраста называют друг друга по личному имени. В особых ситуациях экстремального характера каждый называет другого и сам отзывается на индивидуальный «позывной» (например, Барон, Восток, Крым, Полковник, Ястреб и т.д.).

Имя — кристалл самосознания личности

Имя собственное — первое звено структуры самосознания. Имя идентифицируется с телесной и духовной индивидуальностью человека.

Имя взрослого человека в нашей стране официально представлено через собственное имя, отчество и фамилию.

В спецподразделениях по борьбе с терроризмом обращение к бойцу в официальной обстановке происходит посредством называния его фамилии. В межличностном общении сотрудники спецподразделений одного ранга и возраста называют друг друга по личному имени. В особых ситуациях экстремального характера каждый называет другого и сам отзывается на индивидуальный «позывной» (например, Барон, Восток, Крым, Полковник, Ястреб и т.д.). Кроме того, в подразделении могут использоваться и прозвища, связанные с личностными особенностями сотрудника. В кажущемся хаосе обращений сотрудников друг к другу есть своя нормативность: не допускаются унижающие человеческое достоинство прозвища, не допускается стиль общения, попирающий «чувство личности». При этом каждый хорошо знает, какое имя, какое обращение больше всего устраивает каждого, ведь рефлексия на себя и другого — способность, феноменологически присущая человеку.

В ситуациях, переживаемых сотрудником подразделения как ОППР или ПТСР, командир и другие хорошо знают, как обратиться к человеку, испытывающему проблему. Мужской стиль товарищеского, братского отношения и поддержки проявляет себя в общении, которое начинается с правильно «угаданного» обращения по имени.

Притязание на признание — норма социальной жизни человека

Притязание на признание — второе звено структуры самосознания. Взрослый человек реализует свою потребность в признании во всем диапазоне своей деятельности.

Сотрудники спецподразделений по борьбе с терроризмом отвечали на вопрос анкеты «Рефлексивный самоанализ»: «За что нравится профессия?» Приведем ряд суждений.

• «Здесь настоящее братство. Все равны. Товарищество: «Один за всех, все за одного». Нравится жить, когда постоянно юмор. Особенно, когда выезжаем» [С—1. К., 24 г.];

• «Именно здесь можно проверить себя… Профессию надо любить» [С—2. М., 23 г.];

• «За мужскую работу — защищать Родину, за дружбу между людьми. Таких профессий больше нет!» [С—3. Т., 25 л.];

• «За ее необходимость и риск» [С—6. Ж., 21 г.];

• «За то, что служу в спецподразделении, выполняю такую работу, которую кроме нас никто делать не будет» [С—8. Р., 26 л.];

• «За то, что чувствую, что занимаюсь серьезным и нужным делом. Быть снайпером — ответственная служба» [С—9. Б., 22 г.];

• «Нравится постоянная готовность к действиям, периодическое испытание ситуаций, связанных с риском. Нравится необходимость прохождения спецподготовки: горная, парашютная, водолазная, огневая и др. Нравится ощущение силы. Настоящие друзья» [С—10. М., 32 г.].

Нет необходимости перечислять ответы на поставленный вопрос дальше. В основном они сходны: чувство локтя, братство, «настоящая работа», чувство своей пользы, службы Родине.

Молодые мужчины, избравшие своей профессией службу в спецподразделениях по борьбе с терроризмом, притязают на признание именно в своей деятельности.

Однако в ситуациях, переживаемых сотрудником подразделения как ОППР или ПТСР, можно оказать психологическую поддержку, ориентируясь не столько на позитивные характеристики профессии (в этот период человек, испытывающий негативную психическую напряженность, обычно девальвирует свою профессию), сколько на позицию мужчины и деформирующееся в этот период звено психологического времени личности. Рассмотрим возможные подходы к личности, переживающей ОППР или ПТСР.

Специфика половой идентификации сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом

Половая идентификация — третье звено структуры самосознания. Именно в деятельности сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом мужчины утверждают себя, переживая психологическое признание своей идентичности со своим полом в физическом, социальном и психологическом плане.

Обсуждая мотив выбора профессии, сотрудники спецподразделений по борьбе с терроризмом постоянно подчеркивают, что это мужская профессия. Приведем ряд суждений.

• «Мужская профессия. Все предки — морские офицеры» [С—1. К., 24 г.];

• «Интересная, нужная мужская работа» [С—5. П., 24 г.];

• «Мужское призвание» [С—7. Л., 23 г.];

• «Мотив выбора профессии — стремление к активному виду деятельности, мужское деятельности. Желание противостоять преступности, частично — романтика» [С—10. М., 32 г.];

• «Есть такая мужская профессия — Родину защищать» [С—11. Ч., 31 г., снайпер];

• «Возможность защищать себя и своих близких в случае возникновения критической ситуации, социальные гарантии, возможность развить в себе новые физические и психологические качества, престиж» [С—17. Б., 28 л., снайпер].

Половая идентификация, притязание на признание в контексте эмоции страха

Для сотрудника спецподразделения по борьбе с терроризмом важно уметь преодолевать состояние страха и уметь рефлексировать это состояние.

Прошедшие профессиональный психофизиологический отбор кадров, но пока не «обкатанные» в своей профессиональной деятельности сотрудники спецподразделений еще не допускают возможности переживать страх в экстремальной ситуации своей профессиональной деятельности.

Анкета «Рефлексивный самоанализ»

«Необстрелянные» не ведают страха

Вопрос: «Опишите субъективное переживание страха».

Ответ: «Не знаю».

Вопрос: «Как преодолеваете страх в экстремальных условиях?».

Ответ: «Не знаю. Было напряжение в охранной деятельности от чувства ответственности…».

Многие из молодых сотрудников спецподразделения сообщают о том, что у них не бывает чувства страха.

«Обстрелянные» знают страх и умеют преодолевать его

«Обстрелянные» знают страх и умеют преодолевать его Совсем другие ответы у тех, кто побывал в экстремальных ситуациях боя.

Субъективное переживание страха:

• «Прилив крови к лицу, рукам».

• «Холодные пот; ощущение, что не будут слушаться ноги».

• «Сухость во рту, легкий предстартовый мандраж».

• «Легкий холодок в груди…».

• «Перехватывает дыхание, мороз по коже».

• «Не могу объяснить: концентрация энергии».

Эти суждения можно продолжить. Однако важно то, что ощущение страха у профессионала тут же замещается другими переживаниями, связанными с переключением внимания на профессиональную деятельность.

Идентификация с идеальным образом спецназовца

Во всех суждениях сотрудников спецподразделений обнаруживается выраженная идентификация с образом спецназовца — настоящего мужчины, способного постоять за себя, верного службе, командиру и товарищам, верного своему Отечеству. Половая идентификация сотрудников спецподразделений проявляется в профессиональной деятельности через рефлексии и реальное взаимодействие друг с другом — в единстве самосознания, мотивов и поступков.

Проблема секса — реальная проблема

Конечно, самостоятельное значение в половой идентичности имеет сексуальная потенция и сексуальное поведение. Мы уже указывали выше на сексуальные проблемы, которые возникают в результате переживаний человеком экстремальных условий, страха. О функциональной противоположности сексуальности и страха специально писал В.Райх [5].

В период небоевой обстановки сотрудники спецподразделений обнаруживают достаточную нормативную эмоциональную устойчивость. Однако будучи в статусе профессионально пригодного сотрудника спецподразделения, они указывают на свои особые состояния. Обратимся к рефлексивным записям:

• «Последствия: бессонница (обдумываю предстоящие события, сновидения, связанные с прошедшими событиями). Днем думаю о пережитом в течение 1—2 дней».

• «Излишняя нервозность. Но на сон не влияет. Секс регулярно».

• «После экстремальной ситуации боя приходит чувство страха».

• «Тяжелые сновидения, непроизвольно «наплывают» картины пережитого. Угнетен, чувство скорби».

• «Небольшая апатия, слабость».

• «Нахожусь какое-то время в возбужденном состоянии. Часто бессонница. Часто думаю о том, можно было бы изменить то, что случилось…».

• «Сплю, сплю, сплю».

• «Бессонница. Секса избегаю».

• «Бывали ситуации, когда не мог заниматься и сексом».

• «Не помню».

Рефлексивные отчеты сотрудников показывают, что будучи по официальному статусу профессионально пригодными, достаточно большое их число (30%) находится в состоянии, пограничном к состояниям профессиональных отклонений. Особое место занимают переживания, связанные с сексуальными нарушениями.

Для поддержания психического статуса сотрудников спецподразделений командир создает условия для релаксации и мобилизации каждого в физическом, социальном и психологическом плане.

В практической работе с сотрудниками спецподразделения, перенесших экстремальные нагрузки при выполнении боевых заданий, можно обнаружить возникающее чувство потери перспективы жизни.

Индивидуально-психологическое время личности

Психологическое время личности — четвертое звено структуры самосознания. В норме человек в своем самосознании относительно своей персоны мыслит в трех временах: в индивидуальном прошлом, в настоящем и будущем. Вместе с тем он исходит из прошлого, настоящего и будущего его народа, его государства и, наконец, он может быть включенным в историческое прошлое, настоящее и будущее человечества.

«Соотнесенность себя с миром в прошлом, настоящем и будущем — наиболее перспективная позиция для бытия и развития человека как личности»82. В обыденной жизни человек живет текущим днем и планами на ближайшее и отдаленное будущее. «Психологическое время личности — индивидуальное переживание своего физического и духовного изменения в течение времени, представленного прошлым, настоящим и будущим в отрезке объективного времени жизни» [7]. Однако эта гармония сосуществования времен нарушается в случае испытания прохождения человеком ситуации экстремальных условий, даже если речь идет о профессионале экстремальных ситуаций. Явно страдают все составляющие параметры психологического времени: «Зачем я только появился на свет», «Я ошибся при выборе профессии»… Появляется потеря перспективы жизни. Сожаления. Тоска. И другие сопутствующие эмоции.

Все перечисленные отклонения приводят к проблемам в самом социальном пространстве личности.

Социальное пространство личности

Социальное пространство личности — пятое звено структуры самосознания.

«Социальное пространство личности — условие развития и бытия человека, которые психологически вводят его в сферу прав и обязанностей» [8]. В качестве условий выступают: 1 — место, где протекает жизнь человека; 2 — стиль и содержание общения; 3 — внутренняя позиция самого человека. Перечисленные выше отклонения у перенесших экстремальные ситуации сказываются и в их отношении к социально принятым правам и обязанностям человека.

В распространенные в практике спецподразделений Краснодарского края приемы релаксации и активизации сотрудников в процессе их подготовки к профессиональной деятельности, мы включили еще один способ, содействующий развитию личности сотрудника спецподразделения. Этот способ касается развития рефлексии на себя и других.

Рефлексия — уникальная способность человека

Рефлексия — человеческое достояние, способность, помогающая не только решать проблемные интеллектуальные задачи, но и эмоциональные проблемы личности. Опираясь на многочисленные психологические исследования психологов и нашего научного руководителя, мы вместе с сотрудниками спецподразделений края оценили значение рефлексии для решения проблем психической напряженности, возникшей в результате деятельности в экстремальных условиях.

Значение духовных потребностей для профессионала экстремальных ситуаций

Изучение работ В.А. Пономаренко, касающихся состояний рефлексивного и духовного сознания в ситуации с угрозой жизни [9] позволило нам утвердиться в правильности избранного нами пути в психологическом сопровождении сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом.

Как и лучшие летчики, — личности, «которые выходили из трудных ситуаций, где должны были погибнуть», наши лучшие сотрудники спецподразделений по борьбе с терроризмом, обладают сходством личностных качеств. Это: потребность к самосовершенствованию, стремление к развитию физических и психических качеств. Сотрудники спецподразделений являются мастерами спорта или кандидатами в мастера. Они имеют высшее образование, часто высшее военное. Те, кто был взят на службу со средним, средним специальным образованием поступают в вузы. В спецподразделении несколько сотрудников являются студентами психологического факультета.

Доверие командиру — основа сплоченности

Командир отслеживает движение сотрудника в открытом социальном пространстве, не давая ему замыкаться в ограниченных рамках жизни подразделения.

Доверие командиру — условие продуктивной работы подразделения. Сплочению коллектива содействуют семейные вечера в комфортных условиях и с приглашением известных артистов, которые нередко посвящают свои авторские песни бойцам спецназа. Такие мероприятия содействуют культурному отдыху, расслабляют, поднимают настроение и создают позитивный имидж профессии.

Смена деятельности — основа стабильности личности

Еще один важный фактор для реабилитации сотрудника спецподразделения — погружение его в другую интенсивную деятельность.

В подразделении постоянно проводятся учебные занятия и тренировки.

Акции подготовки к профессиональной деятельности

Командир осуществляет чередование различной направленности тем учебного плана:

• контртеррористические действия (автобус, вагон, здание, самолет, водный транспорт);

• диверсионные акции (инженерная, горная и др.);

• общефизическая подготовка (рукопашный бой, ориентирование на местности, плавание лыжи и др.);

• специальная подготовка (конная, парашютно-десантная, водолазная);

• спортивные игры.

Организуются командные соревнования между оперативно боевыми группами (ОБГ) по прикладным видам (преодоление водных преград, рукопашный бой, стрельба). Обычно эти соревнования посвящаются Дню части, пограничника, десантника, чекиста и т.д. Проводятся: тактика специального учения (ТСУ) и тактика специальных занятий (ТСЗ), приближенных к реальной боевой операции.

Необходима стратегия психологического сопровождения личности

Таким образом, стратегия психологического сопровождения сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом осуществляется по следующим основным позициям:

1. Рефлексия, направленная на сотрудников в повседневной службе и во время экстремальных ситуаций.

2. Поддержка каждого сотрудника в период ОППР и ПТСР как форма жизнедеятельности спецподразделения (в форме идентификации, внушающего воздействия, совместных бесед, рефлексий и др.).

3. Мероприятия, связанные со сплочением спецподразделения, восстановлением позитивных профессиональных качеств и освобождением от профессиональных негативных акцентуаций (например, тенденции тяготения к повышенной активации).

В том случае, когда состояние сотрудника спецподразделения нормализовалось, командир рекомендует ему пройти «А»-тест — ВИЗИЭС. Этот прибор объективно отражает показатели деятельности психических функций и эмоциональной стабильности человека. Спецподразделения Красноярского края заложили основу для программы лонгитюдного сопровождения сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом.

В результате проведенного анализа исследований, касающихся проблем психических состояний профессионалов экстремальных ситуаций, обобщений нашего профессионального эмпирического опыта и специальных исследований мы пришли к следующим выводам:

Проблемы профпригодности

1 На приборе «А»-тест — ВИЗИЭС была статистически подтверждена (по критерию Стьюдента) способность сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом к мобилизации телесных и психических функций в случае сенсорной депривации. Повышение показателей «А»-теста — ВИЗИЭС в ситуациях с помехами, по сравнению с ситуациями без помех, достоверно подтверждает профессиональную способность к мобилизации.

Сравнительный анализ результатов «А»-теста — ВИЗИЭС сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом и контрольной группы подростков мужского пола 15—16 лет показывает особенности различий в ситуации без помех и ситуаций со специальными помехами.

У мужчин различия достоверны: в ситуации ВИ 5": средняя (0,001686); в ситуации ВИ 5": низкая (0,00325); в ситуации ЗИ-часовая 5" (0,000000004).

У подростков при сенсорной депривации показатели в целом снижены. Однако в ситуации ЗИ-часовая 5» эти показатели в ситуации депривации улучшаются. Различие достоверно (0,00279). Оставляя обсуждение этого результата, сделаем обобщающий вывод из проведенного исследования.

Сотрудники спецподразделений по борьбе с терроризмом подтверждают свою профессиональную пригодность, если в условиях экстремальных ситуаций способны к мобилизации телесных и психических функций.

Необходимость в психологическом сопровождении

2. Взрослый человек, избравший своей деятельностью работу в экстремальных условиях и подтвердивший свою профпригодность в процессе профессиональной деятельности нуждается в психологическом сопровождении.

Духовные потребности — профессиональное качество специалиста, работающего в экстремальных условиях

3. Потребность к самосовершенствованию, стремление к развитию физических и психических качеств (в том числе — к развитию рефлексии на себя и других) является профессиональным качеством специалиста экстремальных ситуаций и поддерживает их психический статус как личности.

«А»-тест — ВИЗИЭС доступен для саморефлексии и психологического сопровождения

4. Комплекс методов, разработанный для диагностики и психологического сопровождения специалистов экстремальных ситуаций, может быть доступным для руководителей подразделений на практическом уровне. «А»-тест — ВИЗИЭС доступен для саморефлексии на показатели компьютерных результатов каждого сотрудника спецподразделения (на уровне, не требующем специальной психологической интерпретации).

Командиру необходима специальная психологическая подготовка

5. Специалист, работающий в экстремальных условиях и переживающий острые первичные психологические реакции (ОППР) или последствия посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), может преодолеть многие свои личностные проблемы, если внутри спецподразделения последовательно и системно проводится работа по психологическому сопровождению сотрудников. Психологическое сопровождение сотрудников спецподразделений со стороны командира оказывает позитивное воздействие на стабилизацию личности, если оно проводится не спонтанно, а в рамках структурированной концепции. Теоретическая модель структуры самосознания В.С. Мухиной выявляет параметры этой модели у личности, находящейся в разных условиях. В нашем исследовании были показаны особенности личностей с ярко выраженной типологией самосознания, связанной с профессиональной деятельностью специалиста спецподразделения по борьбе с терроризмом. Эта типология проявляется во всех звеньях самосознания (в особенностях притязаний на признание, половой идентификации, в особенностях психологического времени, а также в социальном пространстве в сфере прав и обязанностей).

Результаты наблюдения, рефлексивные письменные отчеты и совместные групповые рефлексии позволяют резюмировать следующее.

Для психологического сопровождения сотрудников спецподразделений по борьбе с терроризмом командирам необходима специальная подготовка в области психологии личности в экстремальных ситуациях.

1. Мухина В.С. Проблемы генезиса личности. — М., 1985. — С. 94—95.

2. Мухина В.С. Феноменология развития. В кн.: Возрастная психология. 3-е изд., стереотипное. — М., 1998. — С. 58.

3. Мухина В.С. Там же. — С. 59—60.

4. Поваренко Ю.П. Профессиональное становление личности: автореф. дис. …д-ра психолог.наук. — М., 1999. — С.5.

5. Райх В. Функция оргазма. — СПб.-М., 1997.

6. Мухина В.С. Феноменология развития. В кн.: Возрастная психология. — М., 1998. — С.69.

7. Мухина В.С. Там же. — С. 69.

8. Мухина В.С. Там же. — С. 73.

9. Пономаренко В.А. Психология духовности. — М., 1998.

Валерия Мухина, Александр Волосников
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты