Главная  >  Культура


Выставка "Россия!" в Гугенхайме и художественная мафия

11 октября 2007, 21

Художественная мафия устанавливает цены, течения, направления, манипулируя художниками, держа в руках и арт-критиков с искусствоведами, и многие советы директоров музеев. Разговор идёт не о десятках - о сотнях миллионов и миллиардов долларов, которые вертятся вокруг современного искусства. А там, где большие деньги, не всегда бывает чисто.

В нью-йоркском Музее Соломона Гуггенхайма 14 сентября президент Владимир Путин открыл выставку «Россия!». Выставка уникальна: впервые в США показаны около 250 произведений русского искусства – от икон XII века до работ современных художников. Над проектом работали американские и российские кураторы, в том числе директора ведущих наших музеев – Эрмитажа, ГМИИ, Третьяковки, Русского музея, музеев Кремля. Либеральные СМИ, по большей части, с восторгом освещают это событие в деле межгосударственных культурных отношений. В то же время, не следует забывать, что импульс выставке придаёт президентский заказ на популяризацию имиджа России за рубежом. К тому, как представлено на выставке «Россия!» дореволюционное искусство и «соцреализм» вопросов нет, здесь достойные кураторы отобрали для демонстрации достойные шедевры. А вот с тем, как и кто отбирал экспонаты современной России (от шестидесятников – до сегодняшнего дня) следует внимательно разобраться. Известно, что к формированию образа современного российского искусства приложили руку такие одиозные личности как Михаил Швыдкой и Марат Гельман, а многие признанные искусствоведы, художники и коллекционеры были от этого дела отстранены. Попробуем разобраться, какой образ современного искусства России слепили отечественные западники и зачем. Но, для начала, совершим краткий экскурс по экспозициям данной выставки.

Главная задача выставки - просветительская: познакомить американскую публику с русским искусством. То есть это - выставка шедевров. Экспозиция построена хронологически, что во многом было предопределено самим местом действия - знаменитым спиралевидным пандусом, благодаря которому Музей Гуггенхайма считается одним из самых интересных сооружений в мире. История русского искусства разворачивается снизу вверху - от икон XII века до "Космонавта" Олега Кулика. По пути - "Распятие" Дионисия, "Портрет сестер Гагариных" Боровиковского, "Портрет Евграфа Давыдова" Кипренского, "Лето" Венецианова, "Явление Христа народу" Иванова (эскиз), "Сватовство майора" Федотова, "Девятый вал" Айвазовского (зажатая между пандусами музея Гуггенхайма, эта гигантская картина кажется маленькой), "Бурлаки на Волге" Репина, "Последний кабак у заставы" Перова, "Рожь" Шишкина, "Взятие снежного городка" Сурикова ("Боярыня Морозова" выглядела бы эффектнее, но, наверняка, вызвала бы дурные ассоциации), "Московский дворик" Поленова, "Черный квадрат" Малевича (эрмитажный вариант), "Шинель отца" Попкова, "Гимнасты СССР" Жилинского, "Человек, который улетел в космос" Кабакова и так далее. Настоящая хрестоматия по истории русского искусства. Подробнее остановимся на экспозиции современного искусства, так как анализ этого периода позволит лучше понять: какие персоналии задают тон в современном российском искусстве и какова политика государства в сфере развития национальной культуры.

Интересно ознакомиться с мнением Михаила Шемякина, русского художника давно живущего на Западе, которое он представил корреспонденту «Известий» накануне открытия выставки. «Я обеспокоен полным искажением картины того, что сейчас современное искусство. Смотрите, кто будет представлять вторую половину ХХ века?

Например, Тимур Новиков - концептуалист, будет выставлен Африка, такой бодрый молодой человек, там будет Кулик - человек-собака, знаменитый тем, что много писал, когда разгуливал голый на веревочке, изображая Шарикова. Будет Бренер, известный тем, что обезобразил картину Малевича, «создав» на ней зеленым спреем изображение доллара, после чего недолго отсидел в тюрьме. Когда-то Швыдкой, давно, в бытность министром, назвал именно этих двух мастеров выдающимися представителями современного искусства. Еще будут Комар и Меламид, все это очень мило, но это представители политического зубоскальства - Сталин верхом на Ленине, Ленин верхом на Сталине, все замечательно, я не против соцарта. Но, извините, это и есть единственные представители российского искусства? По-моему, большая ошибка обойти такую крупную фигуру, хоть мне он и не нравится, как Илья Глазунов. Ну не надо везти его громадные политизированные китчи, но ведь можно показать весьма солидные, всем известные иллюстрации к Достоевскому, «Неточке Незвановой». Это фигура социального значения на нынешний день. Даже Шилова с его музеем нельзя игнорировать - это ведь тоже явление, опять же, как к нему ни относись. Или Церетели. За державу стыдно».

Вот, какой ответ на предъявленные претензии даёт куратор выставки галерист и политтехнолог Марат Гельман. «Можно рассмотреть персональные дела каждого из художников. Илья Глазунов. С моей точки зрения, он наивный художник, хороший наивный художник. Профессиональный художник имеет собственный месседж, а наивный художник - это зеркало народной души. В этом смысле Глазунов - это наивный художник, который отражает темные уголки русской души. Поэтому ему нет места на выставке "Россия!", ему место в музее наивного искусства, может быть, очень почетное место. Что касается Зураба Церетели, то ведь художника надо оценивать по тем критериям, которые он сам для себя ставит. Если художник ставит перед собой критерий размеров, то он попадет в Книгу рекордов Гиннесса, но не попадет в историю искусства. И Церетели, может, и не отдает себе отчета в этом, но он наверняка туда стремится, наверняка когда-нибудь построит самую большую в мире скульптуру и попадет в Книгу рекордов Гиннесса. Но в историю искусства с этим критерием не попадешь. А Михаил Шемякин, он имеет значение только в контексте истории России. Ценность его работ невозможно оторвать от истории питерского диссидентства. За пределами этой истории его искусство - это салонное искусство. Такого, не менее качественно выполненного, в мире достаточно много».

Истинные замыслы организаторов выставки хорошо просматриваются в откровениях другого куратора, историка русского искусства XX века Екатерины Деготь. Вот как она отвечает на вопрос - почему в экспозиции представлены работы Гелия Коржева, Ильи Кабакова и нет Шемякина, Глазунова, Церетели. «Эта выставка - один из редких случаев того, когда русское искусство оказывается в контексте международного рынка. Конечно, не буквально рынка - вещи продаваться не будут. Речь идет о рынке славы, рынке интереса. Соответственно кураторы хотели представить в экспозиции произведения русских художников, конкурентоспособных на мировой арене. Между американскими и русскими кураторами было достигнуто определенное согласие. И перечисленные художники были признаны неконкурентоспособными... Что касается Гелия Коржева, то после выставки "Москва - Берлин", на которой он был представлен и вызвал огромный интерес, у него появился шанс быть замеченным в интернациональном контексте».

Очевидно, что конкурентоспособность, по мнению вышеназванных кураторов, не в том, чтобы прославлять художественным языком национальные традиции, духовность, государственность, а в том, чтобы умело транслировать ценности западной поп-культуры на российскую почву. Вот по каким критериям кураторы от Минкульта отбирали «шедевры» современного российского искусства.

Следующая выставка российского искусства пройдёт в Лас-Вегасе. Зачем нам продвигать имидж России в столице пороков американского общества? На этот вопрос, пожалуй, лучше других ответит знаток американских нравов Михаил Шемякин.

«Проводится очень серьезная политика, был в свое время, несколько лет назад, большой скандал, когда попросили директора Центра Помпиду уйти со своего поста, потому что, как выяснилось, он просто-напросто был исполнителем воли американской художественной мафии. Да-да, ничего странного, на сегодняшний день она так и называется - «американская художественная мафия», она устанавливает цены, течения, направления, манипулируя художниками, держа в руках и арт-критиков с искусствоведами, и многие советы директоров музеев. Разговор не о десятках - о сотнях миллионов и миллиардов, которые вертятся вокруг современного искусства. А там, где большие деньги, не всегда бывает чисто. Пошла серьезная атака на кошельки российских толстосумов. Денег у них много, а понимать, что хорошо, что плохо, они не научены, и американские дядюшки хотят тихонько показывать им, куда стоит вкладывать излишки капитала. Не только в Айвазовского и Фаберже. В Москве открывается выставка Энди Уорхола, он напек колоссальное количество сериографий. Допустим, портрет Мэрилин Монро, одна из сериографий, пусть небольшая, но «тиражная», была продана на "Кристи" за 18 млн долларов. Какой-то осел купил это, газеты раздули. А так как Уорхол наделал их очень много, рынок стал насыщаться, ну так почему бы его не двинуть в Россию? То есть все упирается в завоевание рынка. А наша братва от художественных дел, иначе нельзя их окрестить, не гнушается ничем. Все эти махинации очень легко проходят - в искусстве разобраться непросто, а власти не до этого. Верхушка занята распиливанием нефти, а то, что вертится вокруг искусства, - это неинтересно, это все равно мелочишка.

Вот сейчас Гуггенхайм представлял Илью Кабакова. Я не против Кабакова, но когда за какой-то фигурой художника начинают становиться музеи, раскручивать, автоматически его вещи начинают подниматься в цене, таким образом регулируется и создается этот рынок. Но это уже нечестный рынок. Следующий каталог выставки «Россия!» будет не где-нибудь, а в Лас-Вегасе. Русские иконы в казино - почему бы и нет? Почему выставки устраивают в злачном месте, а никого это не удивляет? Эрмитаж и Лас-Вегас. А потому что за то, что выставки организовываются там, где вертятся колоссальные деньги, кому-то что-то отщипывается. За державу стыдно. Но кто будет об этом думать, если те люди, которым поручено заниматься имиджем России, сами и создают ей такой имидж»?

Недавно президент Путин совершил паломничество на святую гору Афон, чем идентифицировал себя, как верующего православного христианина. Однако, вера без дел мертва. А дела совета по культуре при президенте России говорят сами за себя. Под крышей традиционного русского искусства на Западе выставляется псевдоискусство порождённое болезнью смутного времени. Дельцы от культуры, пропагандирующие это псевдоискусство, озабочены целью наживы, а не продвижения положительного имиджа (образа) России на Западе. Почему так происходит понятно, кажется, всем, кроме самого президента. Дело в том, что руководить проектом по продвижению имиджа России почему-то назначены западники – люди с иудео-протестантским мировоззрением. Поэтому требовать, чтобы они не искажали образ нашей страны бесполезно, эти люди, совершенно естественно, имеют, отличное от носителей православного мировоззрения, видение духовности, самобытности, государственности России. Может быть, пора руководителям российской культуры подумать о том, как идентифицировать и выделить в самостоятельные течения культуру русских западников и культуру русских евреев, чтобы прекратить нездоровую конкуренцию на общенациональном поле. Ведь деятелям татарской, башкирской, чеченской и других национальных культур России не приходит в голову пиарить свои достижения под крышей многовековых достижений православной культуры.

Сергей Матвейчук
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты