Главная  >  Культура   >  Словесность


Русская нация, ее язык и речь

11 октября 2007, 36

Хотелось бы верить, что Бог даст, и всё лучшее, исконное возродится, и русский язык и его речь будут, как и раньше, языком и речью красивой и умной нации!

…пока жив национальный язык,

жива и нация… (И.В.Толстой).

Человек самобытен от природы, индивидуален и неповторим в других людях. Так и народы индивидуальны и неповторимы в других народах.

Самобытность, индивидуальность – качества врождённые, они – от Бога. Сближение с другими нациями, как известно, происходит посредством языка и речи. Для каждого человека, любящего своё отечество, их судьба не безразлична.

Национальным ядром России является русская нация. Русская нация – полиэтническая нация, объединённая единой государственностью, единым в своей основе языком и общей для всех народностей русской речью. Через язык происходит самоопределение нации, а значит, её жизнеспособность. Разрушение нормативных канонов языка (речи) несёт в себе неотвратимые последствия для субъекта при формировании картины мира, объективность которой определяется разумом.

В эпоху Просвещения в своем трактате «Об уме» К.Гельвеций утверждает взаимозависимость воспитания языка и речи с развитием разума нации. Об этом говорит и С.Н.Волконский в своём труде «Выразительное слово». Он считает, что «…существует связь между складом ума и складом речи, между ясностью мышления и ясностью изложения, а отсюда – обратная связь, воспитывая речь во всех её проявлениях, мы тем самым воспитываем и тот разум, выразителем которого она является» (С.Н.Волконский. Выразительное слово. Изд. «Сириус», 1918, с. 15). Значит, если следовать теориям этих мыслителей, через совершенствование языка и речи, хотим мы этого или нет, совершенствуется разум нации.

На современном пути развития языка-речи существует множество проблем, мешающих совершенствованию. Некоторые отечественные лингвисты полагают, что русский язык - живой, развивающийся организм, способный впитывать всевозможные новации других языков на различных уровнях. Этот процесс хорош, потому что необратим?.. Если это допускать в каждом столетии, то можно предположить, что уже в скором времени русский язык и его речь перестанут существовать...

Сильно различаясь в стремлениях духовных, люди общи, прежде всего, в логике материальной наживы, - так говорит Л.Н.Гумилёв в предисловии к книге Н.С.Трубецкого «История. Культура. Язык». Это явление типично и для нашего современного государства, где сдвинуты полюса общности людей с духовного начала в сторону материального, особенно у подрастающего поколения. Отсюда – неизбежная прямота логики наживы, рационального распорядительства. Неизбежно и следствие – духовный примитивизм, катастрофическое оскудение национального языка и речи. Падение уровня речи продиктовано примитивной работой мысли. Подобного рода речь нельзя назвать даже речью, это специфический приём общения. Живя в «своём» пространстве, данные субъекты подменяют понятие «распущенность» состоянием свободы, что, якобы, предполагает демократическое мировое сообщество. Подмена принципов демократии распущенностью в поступках речи ведёт к деградации нации.

На фоне данной проблемы нельзя не вспомнить телепередачу «К барьеру» (См. телепередачу «К барьеру», от 17.03.05.), в которой депутат Государственной Думы И.Хакамада отстаивала мат и другие сквернословия, заверяя зрителей, что это нельзя запрещать, так как запрет ведёт к несвободе. Ведущий программы, В.Соловьёв, который раньше выступал, как третейский судья, принял позицию вдохновителя идеи – нельзя запрещать сквернословие, так как его, якобы, использовал и А.С.Пушкин.

Хотим мы этого или нет, но человек не может быть совершенно свободным, так как существуют нравственные и этические нормы, которые указывают на то, что ты – Человек.

И.Хакамада не искала точек примирения, не испытывала желания найти лучшие словесные образцы, которые могли бы углубить веру масс в добропорядочность представителей «думающих» лиц государства. На протяжении всей передачи чувствовалось уничижительное отношение железной леди к оппоненту. Грубость и неимоверная гордыня мешала ей понять, почему человек «за барьером» ратует за чистоту русского языка и речи. И, вообще, как смеет он ей возражать? Эта ситуация лишний раз говорит о том, что для успешного развития и становления личности (особенно государственной) необходима нравственная традиция в обществе, в семье, где родители должны быть образчиками языково-речевых и поведенческих норм.

Культура и не культура языка и речи способны идеально возвысить и понизить человеческие взаимоотношения, так как они органически близки к их носителям и наоборот. Русская словесность, её формы и исторические смыслы, конечно, имеют тенденции и негативного выражения. Можно с уверенностью сказать, что эти выражения состоят на поверке людей, не любящих свою речь, а значит, и свою нацию.

Из всего культурного бытия мы выделяем языково-речевое, так как оно сильно владеет человеческими эмоциями и разумом. Эта мысль прослеживается и у И.В.Толстого. Современный публицист говорит о том, что не существует национального языка и речи без определяющих разум - духовных ценностей, которыми не являются мат и сквернословие. Нет, и не может быть национальных ценностей без чистоты национального языка, речи – систем, фиксирующих мироощущение, миропонимание и самоопределение нации.

Формирование этических и нравственных норм, как и норм языка, речи происходило на протяжении тысячелетней истории строительства русской государственности, которому предшествовал высоконравственный церковнославянский язык. Открывая его традиции, язык закреплял в письменах нормы высокой нравственности. Например, отмирание образований от исходных слов «Бог», «благо», «добро» («богобоязненный», «благочестивый», «добропорядочный» и др.) говорит о том, что у нас нравственные постулаты утрачены. Вы скажете, что эти слова – архаизмы и стоит ли к ним возвращаться? Конечно, сложно, так как они потребуют им соответствовать, а мы к этому не готовы.

По словам И.В.Толстого, язык и речь нельзя рассматривать изолированно от духовной жизни нации, ибо духовная жизнь творится посредством языка и речи, существует по преимуществу в языке и речи и хранится ими же.

В Дневнике у М.М.Пришвина в 1942 году была сделана запись, из которой мы вычитали целую концепцию писателя, раскрывающую оптимистическую идею языка и нации: «Встретились фольклорист Н. и Новиков-Прибой. Я им сказал: нам- то что! Пусть разорят всю страну – слово останется, и мы из слова построим вновь всю страну» (Пришвин М.М. Дневники. – «Человек», 1990, № 3, с. 156). В ту эпоху, о которой вспоминает писатель, язык и речь, действительно, были духовной ценностью русской нации. Сейчас многое, что было дорого тому поколению, обесценено. Теперь даже «русским» и «российским» быть не престижно.

Нам известно, что понятия «русский» и «российский» используются для выражения разных смысловых значений в идее этнической принадлежности. По словам иноязычных лингвистов, значение понятия «русский» ослаблено несущим значением прилагательного «русский». А понятие «россиянин», которое могло бы для нас быть судьбоносным, после известных событий вообще приобрело негативную окраску…

Здесь уместным будет сказать о национализме и патриотизме, чтобы очистить эти понятия от отрицательно-оценочных приращений в практике словоупотребления. Мы, русские преподаватели, боимся, что нас посчитают шовинистами, когда мы указываем на нерусское произношение, на факт неточного интонирования русской речи. Мы боимся этим обидеть, навредить нашей дружбе с другими нациями. Хотя, изучая иностранный язык, мы печёмся о точном его фонетическом качестве и считаем это требование должным. Но со своим языком, а особенно речью, мы поступаем, как варвары.

Исходя из важности вопроса и ограничений данной формы повествования, мы не можем широко рассматривать проблему, которая заключается и в вырождении изначального произносительного элемента русской речи, и её словаря.

Мы, конечно, не умоляем достоинств речи любой. И считаем, что русская речь как продолжение русского языка, должна нести в себе свои неповторимые признаки, отличные от другой речи, характерные особенности, колорит, непохожий на другие, чем раньше гордилась русская национальная произносительная культура. Нам следует вернуть достоинство русской речи, а значит, обратиться к истокам её произносительных норм. Судьба русской речи нас должна так же беспокоить, как и языка. Речевые закономерности, смысловые, звуковые коды - это и есть произносительная культура, которая в советское время не рассматривалась вообще, так как на первом месте стоял, так называемый «ликбез». Более того, произносительные нормы считались пережитком прошлого, поэтому отвергались изначально. Это значит, что «…речевое бытие стушёвывалось, и было окончательно задавлено этим последним (языковым)» (Л.И.Сабанеев. Музыка русской речи. М.: «Работник просвещения», 1923,с. 3). Понятно, что приоритет письменного языка непререкаем, а поэтому изначально довлеет на устную речь, которая только последнее десятилетие стала о себе заявлять (Нельзя не порадоваться, что сейчас в начальной школе дети различают: «так пишем, а так произносим»). Хотя ещё не редки случаи, когда написанное слово доминирует над словом-звуком, поэтому продолжают произносить так, как пишут, что заслоняет сущность звукового элемента в русской речи.

Нет сомнения, что у нас, в России, под влиянием специфически сложившихся условий, звуковой элемент вторично загнан, подавлен мало интонируемыми рациональными языками, всевозможными смешениями нашего национального (русского) мелодического элемента с другими.

Нечто подобное можно сказать и о заимствованиях русского словаря, как будто он уже не имеет того словарного богатства, о котором писал В.И.Даль, поэтому вбирает и вбирает, как «голодный организм», чужое словарное богатство.

Хотелось бы верить, что Бог даст, и всё лучшее, исконное возродится, и русский язык и его речь будут, как и раньше, языком и речью красивой и умной нации!

Василенко Л. Н.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты