Главная  >  Наука   >  История   >  История России   >  Кризисы переходных периодов


Раздвоение власти и оранжевая революция

11 октября 2007, 25

В последнее время наблюдатели все чаще приходят к неожиданному выводу. Революцию готовит не столько оппозиция, сколько сама власть. Причем готовит она ее сознательно и целеустремленно. А если это действительно так?

То, что режим сам же создает условия для своего устранения для меня очевидно. Причем это началось еще в 2002 году, когда партия власти отняла у КПРФ думские комитеты. По сути, то был разгром системной оппозиции, которая очень мирно уживалась с Кремлем, создавая лишь видимость «непримиримой» борьбы.

После этого коммунисты пошли на сближение с оппозиционно настроенными олигархами. В принципе, оно наблюдалось и раньше, когда КПРФ защищала Гусинского. Но теперь процесс, что называется, пошел полным ходом. Сначала начались разговоры о контактах с Березовским, потом в структурах КПРФ появились люди из ЮКОСа (И. Пономарев, С. Кандауров). Возник фактор Ходорковского, который резко рванул в политику, поддерживая как левых, так и либералов.

Появилась новая системная оппозиция в лице «Родины». Она была настроена резко антиолигархически, что и предопределило ее успех. А также поражение КПРФ, которая лишилась поддержки многих избирателей, отдавших свои голоса за «Родину». Из Думы почти полностью исчезли либералы – «Яблоко» и СПС, ибо они так и не преодолели пятипроцентный барьер. «Единая Россия», напротив, составила парламентское большинство. При этом был нейтрализован и сам Ходорковский. Казалось бы, Кремль одержал убедительную победу и теперь все пойдет как по маслу.

Однако, все пошло гораздо туже. «Родина» внезапно стала еще более оппозиционной, чем сами коммунисты. Разные оппозиционные силы стали прощупывать возможность объединения. В воздухе запахло единым «народным фронтом».

СПС и «Яблоко» впервые создали единый оппозиционный блок на выборах в Москве. Возникла перспектива формирования объединенной либеральной партии. А вот когда яблочники и «правые» заседали в Думе, то такой перспективы не было.

Все это происходило на фоне бесланской трагедии, монетизации льгот, оранжевых революций в Грузии, Украине и Киргизии.

При всем при том Ходорковский все-таки отправился на зону, что уже гарантирует ему ореол мученика. И трудно сказать, что страшнее – Ходорковский на свободе, или он же – на нарах.

То есть с одной стороны власть борется с возможной революцией, а с другой стороны делает все, чтобы эта самая революция стала возможной. Этакое раздвоение личности получается – политическая шизофрения.

Что это – элементарное неумение управлять? Хорошо, если бы так. Научиться все-таки можно, как и можно и вовремя опомниться на самом краю бездны. А если имеет место быть вполне сознательная и планомерная подготовка революционного перехода власти от одного субъекта к другому?

Но зачем же власти готовить свое же собственное устранение? Где прецеденты в мировой истории?

Ну, мы за последние лет 80 создали вообще нечто совсем уж беспрецедентное. СССР – это еще были цветочки, а вот после пошли уже самые настоящие ягодки. Почему бы и не предположить, что наша правящая «элита» настолько «чудесна», что способна организовывать свое же свержение?

Но ведь обладание властью сулит немалые выгоды, зачем же лишать себя этих выгод? Во-первых, выгоду можно получить и в результате отказа от власти. Отступное, так сказать. Во-вторых, обладание властью чревато довольно-таки сильным беспокойством. Стоит ли оно таких нервов? Можно еще и помучаться, если есть какие-либо перспективы. А если их попросту нет?

Возможно, что в один «прекрасный» момент кремлевская бюрократия осознала, что ей страну просто не потянуть. Необходимо сматывать удочки и уходить, пока еще не поздно. А то придется отвечать за полный распад России. Но как это сделать? Речь ведь не идет о том, что бы передать власть от «Бори» к «Вове». Нужно найти социальный строй, способный понести бремя правления Россией. Таковым строем, в нынешних условиях, может быть только олигархия.

Но если бюрократия пошла бы на сговор с олигархами, то из этого ничего путного не вышло бы. В обществе моментально возникла бы мощная оппозиция новой смычке. Причем недовольство коснулось бы многих силовых бюрократов. Возникла бы столь чаемая патриотами третья сила. Вернее – вторая сила, способная стать первой. Повторилась бы ситуация 1996-го, а то и 1993 года, когда в стране существовал широкий фронт патриотических сил, направленный против либерализма власти и крупной буржуазии. В этом случае произошла бы «красно-коричневая» революция и власть бы перешла к действительно национальным силам.

Кроме того, сама олигархия не очень то желала брать власть (а значит и ответственность) в свои руки. Олигархов, в большинстве своем, устраивал тот порядок, который сложился при Ельцине: власть – бюрократии, собственность (львиная доля) – олигархам. При таком относительно мирном сосуществовании можно было потихоньку наращивать свое политическое влияние. Находились, правда, отдельные «пассионарии», такие как Березовский и Ходорковский, которым нужна была именно власть. Но не они делали погоду в стане олигархов.

В этих условиях оставалось только одно – готовить революцию олигархов самим. Для этого необходимо было навязать олигархам героя-мученика (Ходорковский). Создать новую, более динамичную левую силу («Родина»), которая потеснит мирную КРПФ. Вытурить либералов из уютной Думы, инициировав их объединение. При этом еще и провести несколько непопулярных реформ, призванных настроить народ против режима.

Вот теперь уже возможно объединение оппозиции (более решительной, чем прежде) вокруг страдальца-олигарха. Впрочем, самих страдальце может быть еще больше – если нанести серию внешне «бессмысленных» ударов по лояльным олигархическим кланам. А там подоспеет какой-нибудь кризис и всё – революционная ситуация сложится в чистом виде. Потом власть аккуратно перейдет к олигархам, с которыми кремлевские сидельцы всегда договорятся. «Красно-оранжевые» - это все же не «красно-коричневые».

После этого на нынешней РФ можно ставить крест. Крупная буржуазия не способна править страной, что блестяще подтвердил еще 1917 год. Бюрократия еще может рулить, но эти эффективные собственники Россию просто не понимают.

Необязательно, чтобы такой проект был поддержан всей кремлевской элитой. Возможно, что на его реализацию нацелены лишь отдельные группировки. Причем, опять-таки, здесь вовсе не обязательно грешить на «министров-либералистов» из экономического блока. Может быть они, напротив, уверены, что именно бюрократия способна провести либеральную модернизацию. Поэтому, кстати, и не уходят из правительства. То есть, возможны самые разные варианты.

Это, само собой, всего лишь предположение. И я был бы рад, чтобы оно оказалось беспочвенным. Пусть потом будут смеяться над глупыми охранителями, которые создают конспирологические теории-страшилки. Главное, чтобы было желание смеяться. Но пока рекомендую от смеха воздержаться.

Александр Елисеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты