Главная  >  Культура   >  Зодчество


Зодчество без отчества

11 октября 2007, 23

С 20 по 23 октября в восстановленном здании Манежа прошел XIII международный фестиваль «Зодчество-2005» – крупнейший архитектурный смотр на всём постсоветском пространстве. Количественные характеристики этого мероприятия могут поразить воображение дилетанта.

С 20 по 23 октября в восстановленном здании Манежа прошел XIII международный фестиваль «Зодчество-2005» – крупнейший архитектурный смотр на всём постсоветском пространстве. Количественные характеристики этого мероприятия могут поразить воображение дилетанта. Проведен смотр лучших архитектурных произведений 2003–2005 годов (всего 276 работ), состоялась выставка-конкурс «Творческие архитектурные коллективы и мастерские», были развёрнута обширная тематическая экспозиция «Архитектура и градостроительство регионов и городов России», прошел смотр детского архитектурно-художественного творчества. И так далее. Имён много. Но кого представляют эти имена, стоит ли за ними живая и плодотворно развивающаяся архитектурная традиция, есть ли, выражаясь метафорически, отчества у этих имён.

Попробуем разобраться. Называя свой фестиваль «Зодчество», организаторы как будто претендуют на творческое продолжение и развитие традиций отечественной архитектуры. Причем достижений, созданных на всём протяжении её исторического развития, а не на каком-то отдельном, пусть и выдающемся, её отрезке. Т. е. фестиваль на посторонний взгляд как будто не собирается гнаться за тем или иным модным течением или сиюминутным запросом, сохраняя достоинство, присущее благородной архитектурной профессии. Для этого, конечно, необходимо представить подлинно нетривиальные результаты творческого поиска российских архитекторов. Напрасно мы будем искать их на фестивальных стендах. Вряд ли можно назвать творчеством постоянное перепевание более или менее удачных образцов «современной» архитектуры.

Но ведь и перепевают у нас с чужого голоса, поскольку языкам, как правило, не обучены и за границей, как правило, не бывали. Отсутствие развитой системы зарубежных стажировок – беда не только архитектурно-строительных вузов, но здесь она особенно заметна, поскольку последствия этого упорного провинциализма мы видим в том, как и какие здания возводятся в наших городах. Даже в копировании мы часто оказываемся неряшливы и неумелы. Представители страны, не так уж и давно революционным образом перевернувшей мировую архитектуру, теперь уныло плетутся в фарватере «передовых» достижений западной архитектуры, которые, в свою очередь глубоко вторичны по отношению к достижениям русского авангарда.

Имеет ли какие-то перспективы архитектура, свёденная к ученическому перерисовыванию одних и тех же образцов? Разумеется, нет. Простой здравый смысл подсказывает, что в области градостроительства нет и не может быть универсальных образцов: слишком уж велики социокультурные, климатические, ландшафтные и другие различия, учитывая которые необходимо работать архитектору. Наша же архитектура, отчасти из-за влияния советского прошлого, забывает об этом индивидуально-человеческом, гуманитарном измерении. Стандартные жилища формуют стандартных людей.

Долговременное обитание в типовых постройках ведёт к постепенному атрофированию возможности оригинального пространственного мышления. (Парадокс заключается в том, что авангардная архитектура, породившая современную типовую застройку, воспринимается как наиболее чуждая обыденному сознанию.) Поэтому когда тому или иному гражданину предоставляется финансовая возможность обустраивать свое жилище по собственному разумению, он делает это по всё тем же более или менее стандартным лекалам, наивно думая, что создает произведение искусства. Проводимая в рамках фестиваля выставка-конкурс «Ландшафтная архитектура, малые архитектурные формы и городской дизайн» в целом подкрепляет такое убеждение. Если позволить массовому вкусу свободно выбирать себе образцы для подражания, то он выберет наихудшее.

Российскую архитектуру и российских потребителей архитектуры подтачивает недостаток критической рефлексии. Да и когда тут останавливаться, когда нужно искать подряды и контракты, а строительные технологии резво идут вперёд. Получается, что руки (технология) предоставлены самим себе в отсутствие головы (архитектуры). Что они могут сотворить, мы имеем возможность наблюдать на улицах Москвы. Часто говорят, что она превратилась в строительную площадку. Но ведь в архитектурную площадку, место апробирования действительно новаторских архитектурных идей она при этом не превратилась. Ничего нового собственно в архитектуре мы не наблюдаем. Мы, напротив, наблюдаем застой архитектурной фантазии, заметный по стремительному выравниванию общего уровня архитектурного «производства» в стране на довольно-таки невыразительный ориентир. Постройки, возводимые в Москве или Санкт-Петербурге, почти совершенно не отличаются от сооружения, строящегося в каком-нибудь Нарьян-Маре. За свежими идеями идут на поклон за три моря. В какую-нибудь Колумбию. И это не шутка. В рамках фестиваля имеется внушительная экспозиция «Архитектура Колумбии за 25 лет». Почему именно Колумбия, а не Уругвай или Чили? Кто знает.

Архитектура, потерявшая связь с почвой и в прямом и в переносном смысле, беспорядочно колеблется в пространстве возможностей. Она занимает всё меньше места и на земле (бесконечные умопомрачительные небоскрёбы), и в душе её создателей и реципиентов (компьютерная графика как двигатель архитектурного прогресса). Эту пустоту приходится заполнять имитацией бурной деятельности: совместным заседанием Совета главных архитекторов субъектов РФ и муниципальных образований, днями городов и регионов России, смотром молодых архитекторов и так далее. Практическая польза этих шумных мероприятий вызывает большое сомнение. Что толку говорить об архитектуре, когда её надо делать. При этом «делать» означает созидать, действовать полезно и целенаправленно. Нельзя считать действием в пространстве архитектуры разного рода ретивые реставрации/реконструкции, после которых от первоначального сооружения ничего не остается.

Конечной причиной варварской архитектурно-градостроительной политики в современной России является, конечно, не злой умысел муниципальных чиновников-бюрократов, московских или провинциальных. Причина лежит в утрате обществом в целом навыков восприятия архитектуры. Увлеченный погоней за метрами жилой площади советский человек постепенно утратил возможность неутилитарного отношения к архитектуре. Было бы много метров, а как именно они распределены, как вписаны в окружающее пространство – дело десятое. Поэтому деятельность нынешних чиновников является только вторичным эффектом такой всеобъемлющей функционализации мышления. В современной архитектуре каким-то странным образом удержалось давно подвергнутое сомнению представление о человеке как автономном царе природы, который властен делать всё что угодно. Но ведь природа не позволяет делать всё. Установка на безграничное расширение возможностей архитектуры является попросту безответственной и чреватой последующими катаклизмами.

Архитектура, наоборот, должна учиться ограничивать свои намерения и запросы, приводя их в соответствие с конкретными условиями среды. Примеры тому есть в архитектуре XX столетия – вспомним классические работы выдающегося американского архитектора Ф. Л. Райта. О том же убедительно говорит языком камня вся уникальная история древнерусской архитектуры, демонстрирующая умение зодчих соотносить здания с окружающим ландшафтом. Такое умение не возникает моментально, напротив, оно является результатом последовательного и преемственного развития многих поколений архитекторов. Причем развития, не будем забывать об этом, в условиях весьма ограниченныхо собственно строительных технологий. Может быть, современному российскому архитектурному образованию тоже нужно учить тому, как с наименьшим числом «простых» экологичных средств решать наиболее сложные задачи.

Фестиваль «Зодчество-2005», безусловно, полезен, как и всякая возможность совместного обсуждения авторитетными специалистами текущего положения дел в своей отрасли. Ему удалось собрать коллективы из Воронежа, Владимира, Красноярска, Хабаровска, Екатеринбурга, Омска, Ростова-на-Дону. В фестивале принимают участие зарубежные гости. С отдельной лекцией выступит японский архитектор К. Кикутаке. География, как видим, весьма солидная. (Огорчает, правда, отсутствие значительного числа представителей малых и средних городов России.) Хочется надеяться, что когда-нибудь это количество перейдет-таки в качество российской архитектуры. Путь этот, если судить по нынешнему смотру, ещё только предстоит проделать. Началом его должно стать создание своеобразной экологии архитектуры, т. е. вдумчивого сохранения, изучения и преумножения памятников архитектурной среды. А для этого нужно вспомнить о своём родстве, своём отчестве.

Петр Сафронов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты