Главная  >  Наука   >  Экономика   >  Экономика России


Неэффективное управление ведёт к деградации экономики

11 октября 2007, 23

Недавно группа депутатов Госдумы обнародовала инициативу о законодательном замораживании тарифов естественных монополий на период 2006 года.Об экономических предпосылках разработки данного законопроекта и о том, почему его рассмотрение блокируется в Госдуме и Правительстве, рассказал в эксклюзивном интервью для портала «Русская Цивилизация» депутат Валерий Зубов.

Интервью с депутатом Государственной Думы Валерием Зубовым

Валерий Зубов является одним из разработчиков проекта закона о замораживании на 2006 год тарифов естественных монополий: Газпрома, РАО ЕЭС и РЖД. Об экономических предпосылках разработки данного законопроекта и о том, почему его рассмотрение блокируется в Госдуме и Правительстве, Валерий Михайлович рассказал в эксклюзивном интервью для портала «Русская Цивилизация».

Справка.

Зубов Валерий Михайлович, экс губернатор Красноярского края. Член Комитета ГД по кредитным организациям и финансовым рынкам.

Родился 9 мая 1953 года.

Образование:

Московский институт народного хозяйства им. Г. В. Плеханова;

доктор экономических наук; профессор; член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательской деятельности России.

Дата начала полномочий: 07/12/2003.

Валерий Михайлович, что побудило депутатов-рыночников выступить с предложением антирыночного, на первый взгляд, законопроекта?

Лично меня, а я один из инициаторов этой истории, волнует ответ на следующие вопросы: как увеличить темпы роста, которые затухают и что делать со Стабилизационным фондом. Нынешнее Правительство ответов на данные вопросы не знает. Отсутствие ответов подталкивает к тому, что надо искать скрытые резервы и факторы роста. Абсолютно прав Министр экономики, когда говорит – углеводородные отрасли исчерпали динамику развития. Вот я и сделал попытку, как учёный, как депутат найти другой источник экономического роста. Капитальные инвестиции идут туда, где меньше риска и больше доходность. Мои расчёты показали – основные резервы у нас сегодня в организации работы услуг естественных монополий. Этого нельзя сделать без того, чтобы государство простимулировало их по-другому работать. Они монополии, у них нет конкуренции, которая побуждает к эффективной работе. Идея тарифной паузы – это заставить монополии работать по-другому, что, в свою очередь, стимулирует развитие и рост в отраслях народного хозяйства, потребляющих продукцию и услуги данных монополий. Тарифная пауза позволит поднять рентабельность в обрабатывающих отраслях промышленности, а также улучшить положение в социальной сфере. Ведь социальный эффект от ежегодного повышения зарплат, пенсий и социальных выплат во многом девальвируется высокой инфляцией, а наибольший вклад в рост инфляции вносит безудержный рост тарифов естественных монополий, который провоцирует рост себестоимости у производителей товаров и услуг по всей стране. Например, в тарифах ЖКХ третью часть себестоимости составляют затраты на газ и электроэнергию. Если мы проведём реформу ЖКХ также не подготовлено, как и монетизацию льгот, то получим очередной социальный скандал в масштабах страны. Таким образом, тарифная пауза преследует три цели – заставить монополии эффективно работать, стимулировать экономический рост и снять социальное напряжение в преддверии жилищно-коммунальной реформы.

Для того чтобы понять есть ли резервы у монополий для замораживания цен, я этим летом провёл расчёты, основанные на отчётных цифрах компании Газпром. Подробно с расчётами можно ознакомиться на моём сайте (zubov@duma.gov.ru}. Я готов спорить по поводу представленных там выводов и признать возможные ошибки или пропуски. Расчёты были основаны на следующем принципе, допустим Газпром делает заявку на повышение тарифов в следующем году на 20% - это выливается в сумму примерно равную 2 млрд долларов. Тогда я беру отчётность Газпрома, беру протокол заседания Правительства, которое дважды в этом году рассматривало тарифную заявку компании, и своими расчётами показываю, что такие деньги у газовой монополии «под ногами валяются». Газпром может получить искомую сумму за счёт оптимизации и повышения эффективности своей деятельности. Приведу лишь некоторые факты, характеризующие нынешнее состояние Газпрома. Из 330 тысяч персонала компании – 150 тысяч работают на непрофильных производствах. Средняя зарплата в 2004 году составляла 30 тыс. рублей, а в 2005 г. достигла 40 тысяч. Непосредственно на добыче газа занято 10% работников. Газпром давно упрекают в непрозрачности, поэтому стороннему наблюдателю трудно понять, почему строительство 1 километра газопровода у него обходится в 3,5 раза дороже, чем у других компаний мира. Производительность труда в компании в 2,3 раза ниже, чем в «Лукойле» и в 15 раз ниже, чем в «Экссон-Мобил». А сколько компания тратит на содержание своей медиа-империи и ради чего – предмет для отдельного разговора. Приведённые факты наглядно свидетельствуют о том, что Газпром имеет колоссальные резервы для повышения эффективности своей деятельности, поэтому никаких объективных причин для повышения тарифов у него вообще нет.

Можно констатировать, что закон о тарифной паузе – это закон о повышении эффективности производства и не имеет отношения к директивному ценообразованию. Такая его трактовка объясняет, почему инициаторами закона выступили депутаты из правой оппозиции.

Валерий Михайлович, как вы считаете, почему Правительство не поддерживает вашу инициативу?

Процесс законодательного обуздания непомерных тарифных аппетитов монополий депутаты начали ещё с 2001 года. Только с 2003 года удалось ввести порядок, при котором монопольные тарифы устанавливаются только один раз в год, до принятия бюджета следующего года, и утверждается размер тарифов на специальном правительственном заседании. Правительство так и не согласилось с законодательным оформлением такого порядка. Например, министр финансов Кудрин на заседании Госдумы говорил об антирыночном характере предлагаемого законопроекта, о том, что он подорвёт рентабельность монополистов. Третий год вместо закона действует порядок ежегодного корректирования монопольных тарифов, и ничего страшного с монополиями не произошло, а вот польза для устойчивости бюджета, экономики и социальной сферы очевидна. Закон о тарифной паузе оказался в аналогичном состоянии. На сегодня, вокруг него установился, своеобразный заговор молчания: как со стороны ведущей фракции Думы, так и со стороны Правительства. Убеждён, что тарифная пауза на следующий год – это путь к повышению темпов роста экономики.

Как, по вашему мнению, может отразиться закон о тарифной паузе на переговорах о вступлении России в ВТО?

Не знаю. Потому, что не участвую в переговорах. Хотя могу задать очевидный встречный вопрос. Как может отразиться на переговорах, решение навести порядок в экономике страны и повысить её эффективность?

Валерий Михайлович, я имел в виду, что тарифная пауза – это нерыночное решение.

У монополий не бывает рыночных решений. Монопольные рынки государство обязано регулировать административными методами. Например, не так давно, на совещании у министра Христенко частные нефтяные компании решили разом заморозить топливные цены. Это означает, что рыночные механизмы не работают и государство вынуждено идти на меры административного давления в нефтяном секторе экономики. Хотя, формально, это конкурентный сектор, но, по сути, он монополизирован, так как нефтяники поделили региональные рынки на территории монопольного влияния. Их не могут «поймать за руку» потому, что не хотят ловить. Мы предлагаем решать вопросы с монополиями по-другому, устанавливая правила игры заранее, что позволит им вовремя скорректировать программы развития, бизнес-планы, издержки производства и т. д. По-моему, это решение лучше того, что преложило Правительство по ценам на моторное топливо.

Валерий Михайлович, как вы думаете, можно ли ожидать, что Правительство или кто-то из министров поддержит инициативу о тарифной паузе?

Недавно выступил министр финансов Кудрин, он сказал, что Правительство не может влиять на монополии, этот вопрос находится только в компетенции Президента. У Правительства нет сегодня видения, как работать в сложившейся ситуации, они действуют спонтанно, рывками. Они не знают, как действовать в ситуации, когда у вас огромное количество экспортных денег на фоне замедляющегося экономического роста и отсутствия реформ в социальной сфере. Они полтора года утверждают программу среднесрочного развития. Они не могут договориться: снижать НДС или не снижать и на сколько процентов. О необходимости контролировать издержки естественных монополий мы заявили ещё в 2001 году. Все последующие годы Правительство мешает законодательно решить этот вопрос. Хотя, как мы видим, ему приходится задействовать административные рычаги управления, чтобы навести элементарный порядок в экономических отношениях. Связка в планировании тарифов и бюджета уже установилась. В трёхлетнем финансовом плане Правительства уже спрогнозированы тарифы на 3 года вперёд. То есть, несмотря на сопротивление законодателям, Правительство вынуждено принимает аналогичные меры. Я задаюсь вопросом – кто в стране управляет экономикой: Правительство или монополии. Отвечаю. Правительство не управляет. Поэтому принятие закона о тарифной паузе – это помощь Правительству в принятии правильного решения. Я убеждён, что внутри Правительства есть понимание правильности предлагаемого нами решения. Также и в правящей фракции Госдумы большинство депутатов поддерживает законопроект о тарифной паузе, но почему-то он не выносится на голосование. Моё мнение такое. У Правительства нет видения, как развивать экономику, у Правительства нет сил, чтобы совладать с монополиями, внутри Правительства эту идею поддерживают и примут эту идею, но с опозданием. Кстати, я бы и в ЖКХ ввёл мораторий на тарифы, но в пакете с тарифной паузой для естественных монополий.

Первые отклики со стороны монополий показывают, что они недовольны неравным положением со своими поставщиками, которые, в случае введения тарифной паузы, свои цены не заморозят. Как вы прокомментируете такую реакцию?

Во-первых, можно заранее провести переговоры с поставщиками и отказаться от особо алчных. Во-вторых, монополии накопили достаточно «жирка» чтобы безболезненно пережить год тарифной паузы. Об этом говорят их последние покупки. Газпром сумел найти 13 миллиардов долларов для покупки «Сибнефти», а РАО ЕЭС недавно купила электростанцию в Болгарии по такой цене, которая, по расчётам экспертов, позволит достигнуть окупаемости лишь через 24 года.

Валерий Михайлович, как вы относитесь к тому, чтобы обратиться к общественным объединениям предпринимателей, типа РСПП, с призывом подписать хартию о добровольном замораживании цен на период действия тарифной паузы?

Во-первых, в СМИ, пока, слабо освещается предложение о тарифной паузе. Для того, чтобы предлагать объединяться вокруг идеи надо раскрыть людям суть предложения, как его реализация отразится на субъектах экономики и экономике в целом. Во-вторых, вы первый, кто предлагает такую хартию для поддержки экономической идеи общенациональной значимости. Я думаю, что промышленные и деловые союзы существуют ещё и для того чтобы по каким-то общегосударственным вопросам объединять свои усилия. Может быть, хартия о присоединения к тарифной паузе, это хороший повод для того, чтобы совместными усилиями изменить в позитивном направлении нынешнюю парадигму экономического развития страны.

Комментарий автора

Изложенная выше, инициатива депутатов вселяет надежду, что оппозиция способна предложить альтернативные проекты по обустройству, экономики, государства и общества. Ведь избирателям, порядком, надоели лозунги оппозиции: о политических и экономических свободах; в защиту опальных олигархов; против антинародного режима и т. д., что находит своё подтверждение в итогах выборных компаний на всех уровнях власти. Если от партии власти или от оппозиции так и не появятся проекты по решению «кричащих» проблем страны, то на политической сцене может появиться третья сила, которая наведёт порядок совсем другими методами.

Сергей Матвейчук
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты