Главная  >  Экономика   >  Русские предприниматели


Николай Миронов - покровитель русского искусства

11 октября 2007, 121

Н.Миронов принадлежал к той категории купечества, представители которой проявляли активное стремление к приумножению культурных богатств России. К ним отно-сятся, помимо упомянутых выше покровителей искусства, также Морозовы, Мамонтовы, Третьяковы и многие другие.

На стенах вестибюля Государственного исторического музея имеются доски с именами его основателей, а также тех людей, кто щедро пополнял его коллекции. В числе дарителей уникальных собраний предметов искусства и исторически ценных экспонатов – представители известных купеческих династий Бахрушиных, Щукиных и других.

В число этих выдающихся людей, которые внесли огромный вклад в развитие русского искусства входит и Нико-лай Михайлович Миронов. Его имя известно лишь узкому кругу лиц из-за того, что прожил он недолго – с 1875 по 1918 гг. Однако Миронов успел сделать многое для разви-тия культуры нашей страны.

Н.Миронов принадлежал к той категории купечества, представители которой проявляли активное стремление к приумножению культурных богатств России. К ним отно-сятся, помимо упомянутых выше покровителей искусства, также Морозовы, Мамонтовы, Третьяковы и многие другие. Это были люди, не только одаренные пониманием прекрасного, но и реально мыслящие, целеустремленные, сумевшие направить свой купеческий практицизм на службу национальной культуре.

Молодость Н.Миронова прошла в Коломне. Его мать Елизавета Николаевна, рано овдовев, вышла замуж за пожилого купца Николая Шевлягина. Его богатства были получены за счет доходных имений в Саратовской губернии.

В Коломне неподалеку от Шевлягиных жила семья Н.Нечаева, конторского служащего на текстильной фабрике. Несмотря на огромную разницу в материальном положении между Шевлягиными и Нечаевыми возникли добрососедские отношения. Особенно близкой для Шевлягиных и, прежде всего для Елизаветы Николаевны, стала старшая дочь Н.Нечаева Мария. Фактически она стала членом их семьи. Она оказывала большую помощь Николаю Михайловичу в его деятельности по развитию русского искусства после переезда вместе с матерью в Москву в начале ХХ века. Этот переезд состоялся вскоре после смерти его отчима.

В Москве Николай Михайлович установил связи со многими знатоками культуры России. Его живой ум, способности, тонкий вкус и большой интерес к искусству привлекали к нему людей из среды художественной интеллигенции. В его московском доме на 3-й Мещанской улице регулярно встречались любители русской старины, коллекционеры, художники и литераторы. Он собирал обширную коллекцию редких предметов декоративно-прикладного искусства, главным образом изделий из стекла и керамики.

Мария Нечаева активно помогала Николаю Михайловичу в систематизации экспонатов и, тем самым, стала приобщаться к музейной деятельности, что, как будет показано ниже, ей впоследствии очень пригодилось.

Н.Миронов не ограничивался только собиранием коллекции. Он приобщился к реставрационной деятельности. В подмосковной деревне Лыткино (расположенной сейчас в Солнечногорском районе) он приобрел запущенную, полуразрушенную усадьбу, принадлежавшую в начале ХIХ столетия князьям Трубецким. Приложив большие усилия и обнаружив редкостное терпение, он полностью реставрировал архитектурный комплекс и обстановку усадьбы. Как указывал обозреватель популярного журнала “Солнце России” В.Рышков (в N 21 за 1913 г. с. 14 –15), Н.Миронов “возродил драгоценнейший памятник русского Ампира”. К сожалению, эта усадьба не уцелела.

После октябрьского переворота Н.Миронов тяжело за-болел и вскоре умер. И неизвестно, какая судьба постигла бы богатую мироновскую коллекцию, если бы не активные усилия Елизаветы Николаевны по ее сохранению. Она могла бы продать экспонаты частным лицам за большие деньги, но не сделала этого и передала их в дар одному из лучших национальных собраний предметов культуры – Историческому музею.

Пришедшие к власти коммунисты конфисковали состояние Мироновых-Шевлягиных. Вместе с некоторым количеством мебели и предметов домашнего обихода Елиза-вета Николаевна была выселена из особняка в коммунальную квартиру, которая находилась в ранее принадлежавшем ей доходном доме. Такая резкая перемена в жизни ее, на взгляд посторонних, не очень сильно травмировала: она никогда не жаловалась и неизменно оставалась благожелательно настроенной к окружавшим ее людям. Хотя на самом деле Елизавета Николаевна сильно переживала.

Постоянно посещавшая ее Мария Нечаева устроилась на работу в Оружей-ную палату Кремля. Вскоре она вышла замуж за Николая Левинсона – сына бывшего купца 1-й гильдии Рудольфа Левинсона. Он был искусствоведом и исследователем Старой Москвы. В 30-е годы оба супруга стали научными сотрудниками Исторического музея, где могли следить за сохранностью экспонатов из коллекции Н.Миронова, переданных его матерью.

В вышедшей в 2002 г. книге научного сотрудника Исторического музея Т.Дулькиной “История отдела керамики и стекла Государственного исторического музея” дана высокая оценка этих экспонатов. В работе неоднократно с благодарностью упоминается его мать.

“Елизавета Николаевна Шевлягина, мать известного коллекционера Н.М.Миронова, передала музею множество первоклассных вещей, в том числе стеклянных и хрустальных”, - подчеркивается в книге. В работе говорится о высокой исторической и художественной ценности этих вещей, в том числе фарфоровой скульптуры и посуды русских заводов.

Коммунистическая власть, однако, не оценила этот огром-ный вклад Е.Шевлягиной в развитие отечественного искусства. Московское руководство посчитало опасным для него проживание в столице бывшей богатой купчихи, хотя она не давала для подобных подозрений никакого повода. В 30-е годы Елизавета Николаевна получила статус “лишенки” (т.е. лишенной избирательных прав) и была выселена в пригород Москвы. Сначала ее отправили в Кусково, а потом в Перловку, где она жила в большой даче, населенной такими же “лишенцами”. Единственным источником доходов Елизаветы Николаевны была продажа остававшихся у нее от прошлой жизни вещей в магазинах ТОРГСИН’а, где принимались ценные вещи, в том числе антиквариат.

Впрочем, ей еще крупно повезло: в отличие от многих других остававшихся в большевисткой России бывших представителей русского купечества ее не заключили в концлагерь и не расстреляли. Умереть ей довелось в 1936 г. Перед смертью она жалела лишь об одном: что хранившийся у нее портрет Николая Михайловича не стал достоянием Третьяковской галереи.

Однако все ценители русского искусства сохраняют добрую память о Н.Миронове, коллекционере и реставраторе, деятельность которого была направлена на сохранение и приумножение ценностей русской культуры.

Е.Н.Хохлова,

кандидат искусствоведения,

дочь Н.Р.Левинсона и М.Н.Левинсон-Нечаевой.

www.mko.ru
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты