Главная  >  Культура   >  Русский характер


«Кто в море не ходил, тот Бога не маливал»

11 октября 2007, 73

В условиях предельного напряжения сил проявлялись такие человеческие качества, как взаимовыручка и готовность к самопожертвованию, спокойное отношение к смерти и упование на Божию помощь.

Этот рассказ найден в Государственном архиве Архангельской области. Фамилия чиновника, который записывал показания свидетелей происшествия, неизвестна, а подпись начальника, просмотревшего бумагу, неразборчива. Соловецкий общежительный ставропигиальный Спасо-Преображенский монастырь на Белом море из-за островного положения бывал отрезан от материка на многие месяцы. Припай намерзает на 4-5 километров от берегов. Далее – открытые водные пространства и дрейфующие льды. Доставка почты в монастырь требовала от крестьян большого мужества. В условиях предельного напряжения сил проявлялись такие человеческие качества, как взаимовыручка и готовность к самопожертвованию, спокойное отношение к смерти и упование на Божию помощь.

В. Матонин

В конце ноября 1859 года послан был из Архангельска послушник Ефим Николаевич Харитонов с монастырской почтою. До мыса Орлова в Кемском уезде почта шла сухим путем по берегу Белого моря. От Орлова — морем на пространстве тридцати пяти верст к острову Муксалме, где находился монастырский скотный двор, откуда до монастыря пятнадцать верст следования.

Утром 15 декабря послушник Харитонов отправился по льду на двух мореходных лодках (длиной три с половиной аршина и шириною в одну сажень) в сопровождении двенадцати человек — крестьян Онежского уезда. В каждой лодке помещалось шесть человек. Море было тихо, погода пасмурна. Шел небольшой снег. Путешественники беспрепятственно плыли почти до шести часов вечера.

Не доезжая десяти верст до Муксалмы, они встретили стоящий лед, вытащили на него лодки и ночевали. Сильный ветер отнес льдину к Заячьему острову в пяти верстах от монастыря.

С рассветом 16 числа лед разошелся, образовались разводы, и плаватели пристали к Березовой губе Соловецкого острова. В этот же день они достигли монастыря и пробыли в нем четыре дня. Восемь человек остались для богомоления. Взамен их послушнику Харитонову с бывшими при нем проводниками — крестьянами Онежского уезда Золотицкой волости Василием Федоровым Абрамовым, Егором Кирилловым Самойловым, Ефимом Андреевым Куликаевым — был дан в обратный путь крестьянин Кемского уезда Подужемской волости Андрей Максимов.

21 числа все эти пять человек при попутном ветре отправились в тех же лодках на мыс Орлов. Ночью в десяти верстах от Орлова они были застигнуты льдом, вытащили на него лодки и ночевали. Утром 22 декабря их сонных принесло почти к самому мысу. Оставалось пять верст до материка. Но подул сильный противный ветер, и утром 23 числа путешественников унесло льдом в открытое море за Анзерский остров в сорока пяти верстах от Орлова. Южак держался три дня и увлекал лодки на север, к Терскому берегу в Кемском уезде. Падавший снег скрывал очертания берега.

Когда ветер стих и лед остановился, путники пробыли на нем в неизвестности пять дней — до 30 числа. Два дня тянули они лодки на восток к Зимним горам в Архангельском уезде, находящимся в ста верстах от Архангельска и в четырехстах верстах от Орлова. При пасмурной погоде им удалось разглядеть вдалеке признаки суши, и, когда море очистилось ото льда (3 и 4 января), странники снова поплыли к долгожданной цели.

5 января снова встретился лед, подул восточный ветер. Истомленные долговременной борьбой со стихией, путники бросили одну лодку и шли еще три дня.

Вечером 7 января они подошли к Зимним горам и увидели огни, мелькавшие в рыболовных избах. Казалось, все опасности позади, и скоро можно будет ступить на твердую землю. Но случилось иначе.

Ветер отнес их ночью за двадцать верст от гор.

На другой день они опять тащили лодку по льду, а потом плыли к Зимним горам.

Ночью на 10 января встретился тонкий лед, не поднимающий ни человека, ни лодки. Торосы сжимались и затирали шнеку. Мороз доходил до минус тридцати градусов. Сонные и озябшие, в мокрых рубахах, крестьяне выскакивали из лодки, боролись с поднимающимися льдинами и падали в воду. Так провели они ночь и день.

К вечеру волнение погоды прекратилось. Почтальоны вытащили лодку на лед, переменили белье, приобщились масла, взятого из монастыря от мощей преподобных Зосимы и Савватия, простились перед смертью, упав друг другу в ноги, и в ожидании гибели легли в лодке друг на друга, накинув сверху шубы.

Отдохнув, днем 12 числа они снова потащили лодку к Зимним горам, и в полдень 13 января остановились на льду. Пытались согреть воду.

Андрей Максимов побежал к горам и пропал без вести.

Странники снова последовали с лодкой по льду. Ночью шугу начало ломать. Задул ветер и понес людей на льдине дальше от берега.

Перед рассветом 14 января путники, потеряв последние силы, кинули лодку, тяжелые тулупы и одеяла. Оставшись в легкой и мокрой одежде, они пятнадцать верст шли к берегу. Трое остались на крепком льду, а Василий Федоров Абрамов, желая спасти себя и товарищей, решался продолжать путь. Его спасла ловкость в ходьбе. Не останавливаясь, с помощью двух багров Абрамов почти добрался до берега и встретил крестьянина из Зимней Золотицы Михаила Васильева Пахомова. Василий попросил Пахомова спасти своих погибающих товарищей — перенять их на лодку. Михаил с крестьянином Ильей Федуловым Ануфриевым, с трудом проламывая лед, пошли за несчастными, замерзающими в пяти верстах от берега. Вскоре путешественников доставили на мыс Вепрь. Это промысловый стан. Там находилась деревянная часовня во имя Николая Чудотворца.

Пахомов согрел путников в избе, отдал им свое сухое платье, накормил, чем Бог послал, и за ними ухаживал. Его невольные гости были почти бесчувственны. Они отморозили руки и ноги. Предусмотрительный Пахомов не покидал, опасаясь, что в его отсутствие спасенные странники угорят в жарко натопленной избе. Когда силы страдальцев восстановились, Пахомов перевез их в Зимнюю Золотицу, приютил, три дня кормил, поил, одевал, т.к. они не могли владеть обмороженными руками.

15 января с выздоравливающими почтальоном и проводниками Пахомов отправился в Архангельск и вечером 18 числа доставил их на Соловецкое подворье с почтой из монастыря. *

* ГААО. Ф. 6–170 Д. 26 «Историческое описание путешествия из Архангельска в Соловецкий монастырь в 1859 году»

Альманах «Соловецкое море». № 1. 2002 г.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты