Главная  >  Общество   >  Социализация


Рекомендации социальным работникам по учету закономерностей возрастного развития детей

11 октября 2007, 14

Еще в начале ХХ века православная педагогика и психология в лице протоиерея Василия Зеньковского обратила внимание на сбалансированный характер развития сил и способностей у ребенка: физических, интеллектуальных, эстетических, творческих, волевых и духовных.

Еще в начале ХХ века православная педагогика и психология в лице протоиерея Василия Зеньковского обратила внимание на сбалансированный характер развития сил и способностей у ребенка: физических, интеллектуальных, эстетических, творческих, волевых и духовных. Разное их соотношение на различных этапах развития дает характерную картину поведения и психического строя личности ребенка. Было показано, что для успешного взаимодействия с детьми, необходимо, чтобы взрослые (родители, учителя, воспитатели, социальные работники и священники) учитывали закономерности их возрастного развития.

Прот. В. Зеньковский выделил четыре основных этапа взросления ребенка: первое или раннее детство (до 6-7 лет), второе детство (до 10-11 лет), отрочество (до 16 лет) и юность (примерно до 19-21 года). Среди перечисленных этапов особая роль и значение принадлежит периоду первого детства, когда закладываются фундаментальные основы отношения ребенка к окружающему миру и формируются его первые поведенческие реакции и черты характера. Ребенок рождается и входит в мир, имея в своей душе определенный набор способностей и талантов, творческих ресурсов и возможностей. Как в неком "зерне" в душе младенца содержится информация о потенциале его дальнейшей самостоятельной жизни, который будет затем постепенно раскрываться в последующие периоды развития. От того, как пройдет период начального становления личности, в последующем будет зависеть диапазон возможных физических, психических и социальных реакций ребенка, его духовные силы и ценностно-смысловая направленность поведения.

Первое детство (до 6-7 лет).

Характерной особенностью данного периода жизни ребенка является преимущественное развитие чувственно-эмоциональной сферы личности. В этот период дитя способно непосредственно "вчувствоваться" в жизнь, воспринимая ее интуитивно, в виде образов и ощущений. Благодаря накоплению ярких эмоциональных впечатлений от соприкосновения с окружающей действительностью, происходит бурное развитие воображения и фантазии, на основе которых развивается способность ребенка к игре. Причем, в способности воображать и фантазировать выявляется не столько стремление оперировать образами, сколько активность человеческого духа, который стремится охватить окружающий мир и привести его к состоянию целостной картины бытия. В связи с этим, как отмечает прот. В. Зеньковский, детским играм присуща поразительная "наивная серьезность", которая соотносится с развитием чувства, выражающего устойчивое отношение человека к окружающему миру. В этом возрасте ребенку присущ наивный эгоцентризм: он принимает свое субъективное "Я" за точку отсчета и, исходя из этой позиции, строит свои умозаключения ("моя мама", "мой дом", "моя игрушка" и т.д.). Постепенно в игре происходит необходимая координация субъективной позиции с позициями других людей, и возникают предпосылки для ролевой игры "по правилам". Дети играют всегда "в человека", отмечает прот. В. Зеньковский, и их игры служат средством вживания во всю полноту человеческих взаимоотношений, свойственных социальной жизни. Тем самым характер социального окружения через игры отображается в детской душе как в неком "правдивом зеркале" и формирует главные, базовые интуиции и социальные "установки" ребенка. В этот период детская душа особенно нежна и хрупка, и в ней выявляются сразу как бы два различных плана реакций. С одной стороны, внешняя форма проявления жизнедеятельности ребенка характеризуется простотой, доверчивостью и наивностью, способностью выстраивать сказочно прекрасный и добрый мир собственной фантазии. С другой стороны, внутренняя, глубинная форма реагирования на окружающий мир незаметно для себя самой накапливает опыт страданий, потрясений, обид и конфликтов, которые изнутри как горький яд подрывают творческие силы и способности растущей личности и формируют ее специфические болезненные "комплексы". Эти детские "комплексы", сформировавшиеся в ранний период жизни, потом надолго укореняются в сознании и подсознании человека и, как правило, определяют те психологические проблемы, которые затем ему придется преодолевать во взрослом состоянии.

Социальным работникам, опекающим детей раннего возраста, следует избавиться от заблуждения, что маленький ребенок ничего не понимает и не запоминает надолго. Напротив, дети-дошкольники нередко удивляют взрослых своими неожиданными вопросами и глубокими рассуждениями, которые показывают, что ребенок может быть очень наблюдателен и мудр. Чем более перестрадал ребенок в раннем детстве, тем быстрее он "взрослеет", и тем сильнее его душа наполняется болью и печалью, которые надо уметь разглядеть за внешней непоседливостью и простодушием. Маленький ребенок, переживший потерю родителей, или родителями брошенный и оставленный, остро ощущает дефицит отцовской и материнской любви. Ее отсутствие интуитивно воспринимается им как некая травма, на которую детская психика и организм реагируют как на стрессовый фактор. Не умея дать отчета в своих субъективных переживаниях, ребенок не жалуется взрослым на свою тяжелую жизнь. Он может быть внешне активен, даже возбужден и расторможен, или, напротив, вял, апатичен и замкнут, но это будут, скорее всего, защитные реакции на стресс. Очень часто дополнительными признаками пережитой травмы являются функциональные нарушения здоровья ребенка: бессонница, потеря аппетита, мышечные боли, ночной энурез, страхи, заикание, логопедические проблемы и т.п.

Для того, чтобы войти в контакт с ребенком не надо его ни о чем спрашивать напрямую, лучше всего предложить ему во что-нибудь поиграть. В этой игре наблюдательный взрослый человек всегда сможет увидеть признаки дисгармонии эмоционального состояния или подавленного душевного страдания ребенка. Планомерно развивая сюжет игры, взрослый человек может помочь ребенку справиться с травматическими чувствами и восстановить отношения с окружающим миром. Рядом с маленькими детьми социальный работник сам должен стать немножко ребенком, пробуя освоить все, что умеет и любит делать малыш: петь, читать стихи, танцевать под музыку, придумывать сказки и истории, рисовать и лепить из пластилина.

Второе детство (до 10-11 лет)

На данном этапе развития ребенок выходит в сферу интеллектуального познания окружающего мира и его практического освоения. В этом возрасте ведущей формой деятельности ребенка становится учение. В структуре личности ребенка начинает доминировать интеллект: стремление мыслить, строить умозаключения и выводы. Первоначально собственные суждения ребенка целиком базируются на усвоенных правилах и шаблонах, заимствованных от взрослых жизненном опыте или информации. Этот "социальный разум" детей младшего школьного возраста превращает их в маленьких "правдоискателей", стремящихся докапываться до истины или первоисточника суждения. Дети в этом возрасте очень подвержены влиянию авторитета, поэтому у них присутствует желание соответствовать требованиям взрослого человека, устанавливающего определенный порядок. Боязнь ослушаться, стать нарушителем или виновником гнева авторитетного взрослого человека, делает детей этого возраста "фарисеями" и "ябедами", которые сами стараются придерживаться внешних правил и не прощают мельчайших отклонений от них своим сверстникам. Если ребенок 8-11 лет вынужденно или преднамеренно пренебрег запретом взрослого, соблюдением установленных правил или традиций, то в его душе возникает горькое ощущение "виновника", "плохого мальчика" или "плохой девочки". Ребенок данного возраста стыдится своих поступков и нередко начинает плакать, когда обвинение обосновано. Если же обвинения в проступке выдвинуты взрослым напрасно, то ребенок надолго обижается и уходит от контактов.

Социальным работникам, которые соприкасаются с детьми 8-11 лет важно помнить, что уход из дома в данном возрасте событие чрезвычайное. Разрыв с семейными традициями, попрание родительских запретов, прерывание учебной деятельности - могут быть обусловлены лишь тем, что где-то произошел подрыв авторитета взрослого человека. Несправедливость отца или матери, напрасные укоры учителей, сформировавшие ощущение вины и собственной "плохости", очевидно, достигли таких размеров, что душа ребенка уже не способна была выдержать возникшего напряжения. Уход из дома и школы - это протест, попытка защитить свое "Я", изнемогающее от морального давления взрослых, плохих оценок учителей и наказаний родителей.

Для установления контакта с ребенком в данном состоянии важно, чтобы взрослый человек отогрел обиженную детскую душу своей сердечностью и теплотой. Важно, чтобы социальный работник вселил в ребенка уверенность в себе, объяснил, что еще не все потеряно, что конфликт с родителями или учителями еще можно устранить. Для этого социальный работник должен уметь рассуждать с ребенком о пережитых им трудностях, показывая, что бывают в жизни досадные недоразумения и заблуждения даже и у взрослых. В общении с ребенком 8-11 лет необходимо добиться не только того, чтобы он понял суть событий, но и смог простить взрослым (родителям или учителям) их неправоту. Конструктивным выходом из создавшейся ситуации будет намерение ребенка вновь вернуться домой к родителям и продолжить обучение в школе.

Отрочество (до 16 лет)

Основной мотив поведения ребенка в этом возрасте связан со стремлением расширить границы своего общения, выйти за порог родительского дома и самоутвердиться в кругу значимых людей. Подростку очень важно в этот период, с одной стороны, быть в группе и быть принятым группой, а, с другой, - выделиться на фоне своих сверстников, также входящих в это сообщество. Если такая группа пока не сформировалась или не приняла подростка, то он замыкается, становится раздражительным и ранимым, болезненно переживает свое одиночество. Если же коллектив открылся для подростка, и он занял в нем свое место, - то нередко он начинает бравировать, вести себя по-бунтарски дерзко и решительно. Хорошо заметно в этот период, что группа сверстников как бы умножает силы подростка: рядом с ними он герой, без них - он жалкий трус или несчастное, страдающее существо. Формирование групповой ориентации вырывает подростка из семьи. В этом возрасте он решительно восстает против всяких традиций, правил и норм поведения, прививаемых родителями. Контроль со стороны отца или матери, их опека и забота, строгие требования учителей, относящиеся к учебе, дисциплине или внешнему виду, вызывают ярко выраженный протест. Уход из дома в "дурную компанию", невыполнение домашних заданий, прогулы уроков, - все это варианты демонстративного несогласия подростка с положением ребенка, зависимого от требований взрослых. Склонность к эпатажу, авантюризму и неоправданному риску нередко приводит подростка к правонарушениям, алкоголизму и наркомании. Иногда, под влиянием азарта, в окружении сверстников и под впечатлением происходящих событий подросток может удивить окружающих безрассудностью и бессмысленностью своих поступков.

Социальным работникам важно понять, что для установления контакта с подростками им нужно занять правильную позицию. С одной стороны, взрослый человек должен войти в общение с ними как старший, понимающий друг, с другой, - он должен быть сдержан и требователен, чтобы не позволить им дерзить и хулиганить. Разумная, требовательная доброта позволяет не только понять изломы души подростка, но и направить его энергию и творческий потенциал не на самоутверждение, а на подлинное развитие личности. Снисходительность к молодости и жизненной неопытности подростков, необходимые в этом случае, терпеливое и спокойное поведение социального работника, ясно понимающего, в чем состоит истинное достоинство человека, является гарантией положительных перемен.

Юность (от 19 до 21 года)

По мысли прот. В. Зеньковского, юность соединяет все предыдущие периоды развития личности ребенка и подготавливает наступление зрелости. Все силы души: чувственно-эмоциональная, интеллектуальная и физическая вполне созревают и достигают своего расцвета, формируя своеобразный и неповторимый человеческий облик юноши или девушки.

Юность - это период цельности устремлений, поисков своего места в жизни и активного формирования своего внутреннего мира. Молодая душа как бы переключается на себя. Главный мотив поступков молодежи - выявить свой личностный, творческий и жизненный потенциал ("чего я стою?"). Юноши и девушки активно входят в мир, узнают его, любят его, хотят в нем себя проявить и добиться признания.

Но периоду юности свойственны "максимализм" установок и притязаний, "категоричность" суждений, а также "идеализация" представлений о жизни и людях. Романтичность, мечтательность и жизненная неопытность юношей и девушек нередко приводят их к тому, что они претендует на достижение того, для чего у них пока не хватает ни сил, ни знаний, ни возможностей. Драматический разрыв между притязаниями и реальными возможностями болезненно переживается в этот период как личностная несостоятельность, как некий внутренний кризис, который подчас повергает молодых людей в состояние уныния и отчаянья или, напротив, подталкивает к бунту, протесту и преступлению. Надломленная молодая душа часто становится болезненно замкнутой и застенчивой, боязливой и неуверенной в себе, или, напротив, циничной, жестокой и агрессивной. Все жизненные неудачи в юношеском возрасте переживаются как трагедии: провал на экзаменах, несовершенство внешних данных, несчастная любовь, ссора с родителями или друзьями, невозможность поступить на работу и т.п., - все это может привести молодых людей к неадекватной жизненной позиции, разочарованию в себе или в окружающем мире. Прот. В. Зеньковский пишет, что юность - это самый благоприятный период для начала церковной жизни, т.к. человек в этот период жаждет совершенства во всем и одновременно остро ощущает свою "духовную наготу" и личную ограниченность. С другой стороны, если в юности человек не обретает Бога, то он нередко "уходит в болезнь" или встает на опасный путь преступления и насилия. В наше время к числу "болезненных" форм поведения юношей и девушек могут быть также отнесены: наркомания, пьянство, проституция и суицидальные попытки.

Социальным работникам, столкнувшимся с молодыми людьми на грани их личностного кризиса, следует помнить, что преодоление депрессии и уныния, склонности к протестам и преступлениям не достигается только путем убеждений. Юноши и девушки прекрасно знают, что наркомания, пьянство, стремление покончить с собой или кому-то жестоко отомстить, - представляют собой социально осуждаемые деяния. Но, хорошо зная об этом, они все же вновь и вновь повторяют свои поступки, поскольку не могут преодолеть своего навязчивого желания сразу получить все, чего они хотят добиться в жизни. Отсутствие терпения, способности к волевому усилию и труду, на основе которых только и возможны какие-либо серьезные результаты, делает молодежь уязвимой и неприспособленной к жизни. Социальные работники должны, следовательно, не поучать своих подопечных, а, понимая инфантилизм юношей и девушек, стремиться приобщить их к какой-либо созидательной деятельности, позволяющей получить полезный опыт преодоления внешних трудностей и внутренних проблем собственного "Я". На данном возрастном этапе молодежь нуждается в том, чтобы рядом с ними был не просто понимающий и снисходительный старший друг, но и настоящий наставник, под руководством которого они смогут подлинно созреть и развиться как личность. Включенность в общее дело, доброжелательность и простота в обращении, ясное понимание жизненных целей и ценностей, посредством которых человек обретает свое духовное достоинство, личная состоятельность как профессионала - является непременным условием помощи молодым людям на трудном этапе их жизненного пути.

И.Н. Мошкова, канд. психологических наук, директор воскресной школы при храме иконы Божией Матери "Живоносный источник" в Царицыно
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты