Главная  >  Политика   >  Будущее России   >  Технополис Солнца


Русская имперская идея и научно-технический прогресс

11 октября 2007, 34

Все великое заметно лишь издалека. Современники не обратили внимания на то, что где-то на рубеже 60-70-х годов ХХ века научно-технический прогресс заметно застопорился.

Все великое заметно лишь издалека. Современники не обратили внимания на то, что где-то на рубеже 60-70-х годов ХХ века научно-технический прогресс заметно застопорился, и цивилизация плавно, но неуклонно перешла к иному состоянию, которое мы до сих пор подсознательно отказываемся принять как историческую данность. Под впечатлением оптимистического мифа о прогрессе мы живем до сих пор, не осознавая, что никакого прогресса давно уже нет. Вернее, прогресса в культуре, во взаимоотношениях людей никогда не было и не будет. Бурное же развитие науки и техники, столь характерное для буржуазной цивилизации, сменяется стагнацией и откатом назад, что позволяет говорить о смене типа цивилизации, о смене той культурно-исторической парадигмы, в рамках которой христианский мир существовал с эпохи т.н. Возрождения. Такая смена неизбежно должна выразиться во всем: религии, идеологии, геополитике, экономике; и сопровождаться, как явствует из исторических аналогий, глубокими макросоциальными потрясениями.

Поверхностному наблюдателю может показаться, что заметки о конце прогресса навеяны тяжелой обстановкой в России, где актуальна проблема не прогресса, а элементарного физического выживания. Однако то, о чем я пишу, есть явление общемировое, и России оно коснулось лишь постольку, поскольку Россия была (а в известной мере остается и до сих пор) одной из передовых стран в плане научно-технического потенциала.

Абсолютно закономерно то, что антитехницизм и антиинтеллектуализм, поражающий Запад и Россию, является продуктом с маркой "Made in the USA". Телеэкраны каждый день показывают голливудские фильмы, изображающие злодеев-ученых, стремящихся к мировому господству либо "в простоте душевной" ставящих какой-нибудь эксперимент, который приводит к глобальному катаклизму или, как минимум, к опасной ситуации для жизни людей. Положительный образ ученого, созданный традициями западноевропейской и русской научной фантастики, полностью исчез из нынешнего mass-art. "Зеленые", практически неслышные в самой Америке, в других странах требуют, спекулируя на людских страхах, то запрещения атомных электростанций, то закрытия какой-нибудь отрасли промышленности и транспорта, то упразднения чего-нибудь еще. Ликвидация атомной отрасли уничтожит всю экономику Франции, где 75 % электроэнергии вырабатывается на АЭС (а сколько ее еще поставляется оттуда в другие страны Европы!). Это было бы выгодно, в первую очередь, Америке. У нас волжские ГЭС до сих пор питают электричеством ряд промышленных центров Европейской России. "Зеленые" кричат: слить водохранилища, возродить Волгу! В Германии впервые за двадцать лет потерпел крушение сверхскоростной поезд. Сразу же не только в Германии, но и во Франции и в Японии, где сверхскоростные железные дороги существуют еще дольше, но ни разу не было серьезной аварии, поднялся вопль: закрыть дороги! Один день профилактического простоя суперэкспрессов в Японии обернулся для экономики этой страны многомиллиардными убытками. Косвенный ущерб Франции от решения прекратить строительство новых скоростных магистралей вряд ли кто-нибудь даже возьмется сосчитать. А кто на всем этом нагрел руки?

Современная Америка, шедшая в авангарде научно-технического прогресса, превратилась в его тормоз. Ее удовлетворяет нынешнее положение вещей. Крупный финансово-промышленный капитал, концентрирующийся в Америке, стремится к тотальному контролю над распространением новых технологий, видя в их появлении и росте естественную угрозу своему господству. Каждое новое изобретение объявляется монополией той или иной компании, которая не спешит его внедрять, ибо ее вполне устраивает достигнутый уровень производства. Русские НИИ, лишенные финансирования, ставятся под иностранный надзор, а русские ученые вынуждены продавать свои разработки за границу, где за них платят лишь для того, чтобы они не стали достоянием России. Капиталистическая система в конце ХХ века допускает только "дозированный" прогресс. Именно этим можно объяснить полный упадок отраслей, связанных с развитием перспективных энергетических технологий, и гипертрофированное развитие "индустрии потребления", куда ныне следует отнести и компьютерные технологии, служащие для большинства людей лишь средством удовлетворения потребности в информации.

Современный антитехницизм, проявляющий себя во многих сферах общественного сознания и исходящий от наиболее благополучной страны в мире, опасен, в первую очередь, для нас. Америка может сохранить свое глобальное доминирование, довольствуясь достигнутым уровнем развития технологий. Россия же сможет вернуть себе роль одного из мировых лидеров только (помимо всего прочего) существенно повысив свою материальную мощь, восстановив хотя бы то соотношение сил с Западом, которое существовало до Горбачева. А это невозможно будет сделать вне научно-технического прогресса. Следовательно, идеология новой Русской Империи должна включать в себя весомую технократическую компоненту.

Прогресс материального потребления никогда не будет всеобъемлющим. Это противоречило бы биологическим законам человеческого социума, зиждущегося на иерархических принципах подчинения и соподчинения. Господство одних людей над другими всегда основывается на доступе к материальным благам (куда относится и информация). Транснациональный капитал объективно не заинтересован в нивелировке жизненного уровня населения планеты по западному стандарту (хотя и в состоянии был бы сделать это), ибо это значило бы лишить власти самого себя. Именно поэтому капитализм тормозит прогресс материального производства в жизненно важных для человечества сферах в гораздо большей степени, чем во времена Маркса. Экономические диспропорции между группами стран и группами населения в отдельных странах будут искусственно сохраняться и поддерживаться всей мощью международных финансово-промышленных кругов. К кормушке никогда не подпустят всех на равных условиях.

Однако все это означает, что ни о каком "конце истории" не может быть и речи. Антагонизмы капиталистического общества не исчезли, но, практически утратив характер внутринациональных противоречий, приобрели новое содержание, перейдя в плоскость глобальных противоречий, соответствующее глобальному характеру единой финансовой системы. Вместо множества национальных капитализмов создан один всемирный, конфликты которого, оставаясь по сути классовыми, отливаются в форму конфликтов межэтнических и межгосударственных.

Русские империалисты должны трезво оценивать факты и правильно экстраполировать тенденции современного общества, не боясь при этом обвинений в марксизме, коммунизме, фашизме, расизме и пр. "измах". Из того, что теория Маркса о пролетарской революции оказалась утопией, вовсе не следует, что описанные им противоречия капитализма не существовали на самом деле. Необходимое свойство идеологии, претендующей на роль действенного политического инструмента (а только такой мы и мыслим идеологию Русской Империи), есть ее адекватность реалиям социума. Непредвзятый взгляд на вещи, умение использовать ценное из теоретических и практических методик противников - первое условие создания такой идеологии.

Транснациональный капитализм и элитарное общество потребления множат число недовольных новым миропорядком, и в то же время поневоле дают им в руки мощные средства глобального объединения. Ныне компьютерные технологии уже служат оружием в идейной борьбе с агентами мировой плутократии.

Не следует полагать, что победа США в холодной войне была предрешена их материальной мощью. Создание новых энергетических технологий (в чем России принадлежал приоритет) поколебало традиционные понятия о материальном потенциале. СССР проиграл соперничество не в материальной, а в цивилизационной сфере, приняв американские "правила игры", поставив, в определенный момент исторического развития, создание общества потребления (хотя и на социалистический манер) во главу угла своей политики. И именно на этом пути мы не выдержали конкуренции со Штатами.

Финал коммунистической идеологии как обоснования общества потребления (24-й съезд КПСС в 1971 г.) был запрограммирован изначально. Если в основе общества - лишь материальное производство, то целью такого общества, как ни крути, всегда будет материальное потребление. При всех своих ухищрениях в разные времена, советско-коммунистическая идея оказалась неспособной избавиться от врожденного порока, и чем начала ("грабь награбленное!"), тем и кончила (оправданием приватизации госсобственности).

Русские империалисты обязаны со всей откровенностью заявить: Россия никогда в ближайшем будущем не сможет жить богаче Америки или хотя бы приблизительно также, ибо в рамках мировой капиталистической системы это невозможно. Подчиняясь чужой культурно-исторической парадигме, мы не сможем подняться выше того уровня, на который нам позволят встать. Играя по чужим правилам, мы всегда будем проигрывать. Кто не успел - тот опоздал. Мы опоздали стать великой капиталистической державой. Наши надежды - только вне этой системы.

Русская имперская идеология призвана преодолеть цивилизационную стагнацию современного мира и обеспечить стабильный рост производительных сил на базе новых технологий. Но такая стабильность не сможет быть обеспечена, если наша идеология не будет нести в себе иммунитета против любой либеральной заразы, не будет содержать мощный заряд "антипрагматизма". Мощь России будет заключаться не в количестве долларов и жвачки, а в уникальной ракетной технике, термоядерных реакторах, энергосберегающем использовании ресурсов. В конце концов именно это (и только это), несмотря на нашу нынешнюю материальную бедность, позволит нам жить лучше и богаче Запада. Русский образ жизни, отрицающий скотскую "желудочную удовлетворенность", примером уникальных свершений в науке и технике вытеснит общество потребления на свалку истории. Дух покоряет материю, и мысль русских ученых преобразует мир, но не к выгоде "золотого миллиарда".

Ярослав Бутаков
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты