Главная  >  Общество   >  Общественная мысль


Идея кооперации в русской общественной мысли

11 октября 2007, 46

Истоки популярности кооперативного идеала в России — в представлении об ассоциации как альтернативном принципе организации общества, целью которого является благо граждан.

В России интерес к осмыслению феномена кооперации (ассоциации) свидетельствовал не только о глубинных исторических основаниях кооперативных форм в социально-экономической жизни (как они воплотились в русской общине), но и о необходимости освоить западноевропейский опыт кооперативных объединений в связи с переходом после Крестьянской реформы 1861 к развитию рыночных отношений. Истоки популярности кооперативного идеала в России — в представлении об ассоциации как альтернативном принципе организации общества, целью которого является благо граждан. Одним из первых рус. популяризаторов кооперативного идеала Фурье был М. В.Петрашевский. Н. Г. Чернышевский, испытав сильное влияние идей Оуэна, считал, что на основе общины сложатся производственные товарищества, в которых может быть реализован принцип коммунистического общежития. А. И. Герцен видел в обновленной крестьянской общине основу будущего общества. С 186О-х гг. консерватизм чаще воспринималась в русской общественно-политической мысли как экономическая форма, отличная от всех уже существующих, с ней начинали связывать программу радикального переустройства экономики. Однако кооперативная идеология в России продолжала культивировать романтические составляющие идеи кооперации (нравственная направленность, стремление к достижению социальной справедливости в экономических отношениях).

Первые практические попытки организации кооперативных обществ — молочные артели Н. В. Верещагина; устав первого в России кредитного крест, товарищества утвержден 22.1.1865 (его организаторы — С.Ф. и В. Ф. Лугинины). Деятели С.-Петербургского комитета о сельских ссудно-сберегательных и промышленных товариществах А. И. Васильчиков, А. В. Яковлев, Н. П. Колюпанов, П. А. Соколовский в 1860—70-х гг. превратили его в координационный центр содействия кооперации Работы А. И. Чупрова и А. Г. Щербатова заложили основы российской школы кооперации. В 1908 в Москве прошел 1-й Всероссийский съезд представителей кооперативных учреждений, в 1912 создан кооперативный Московский народный банк. К началу 1-й мировой войны 1914—18 Россия заняла ведущее место в мире по числу кооперативов и занятого в них населения.

Политически тема экономического значения кооперации оформилась в последние десятилетия 19 в. в связи с земской практикой, в своих хозяйственных моментах тесно связанной с развитием артелей, появлением ссудно-сберегательных товариществ. Теоретическое развитие эта проблематика нашла в просветительской деятельности журнала «Вестник кооперации» (1909—18, отв. ред. М. И. Туган-Барановский).

Российская общественно-политическая мысль сер. 19 — нач. 20 вв. осваивала теорию и практику кооперации прежде всего как инструмента борьбы с политическим деспотизмом и произволом, ограничивавшими возможности общественно-экономического развития страны. Так, Петрашевский связывал с организацией производства по аналогии с ассоциациями Фурье перспективу возникновения новых форм экономического устройства российского общества. Ассоциация (этот термин он употреблял, характеризуя кооперацию) должна объединять добровольцев не только по интересам, но и в совместной хозяйственной деятельности. Кооперация — это, прежде всего, коллективная организация производства и потребления, позволяющая каждому из ее членов сохранить свою частную собственность: распределение осуществляется пропорционально внесенному капиталу, сообразно труду и таланту.

В монографиях В. С. Садовского 1870-х гг. уточнялся смысл и содержание понятия кооперация. По мнению Садовского, кооперацией можно признать только такое объединение производительных сил, которое предполагает возникновение новых хозяйственных форм. Одним из первых он обозначил проблемы, связанные с формированием подлинно кооперативного сознания и поведения масс, что предполагало воспитание навыков самоуправления, мотивацию к свободному обмену мнениями и достижению консенсуса.

Исследователь и популяризатор учения К. Маркса в России Н. И. Зибер, полагая, что под воздействием «духа коммерции и промышленности» идут процессы, ослабляющие начала социально-кооперативного взаимодействия», ввел в русскую социально-экономическую литератру предложенную Марксом универсалистскую трактовку кооперации как макроэкономического процесса. По его мнению, теория К. — это теория самого общества, «остеология обществ, науки».

Концептуализации кооперативной тематики посвящены работы Н. П. Баллина, по мнению которого идея кооперации нуждается прежде всего в философском толковании, т. к. она выражает коллективистские устремления личности. Из множества форм кооперации предпочтение следует отдать потребительским обществам, которые Баллин характеризовал как начальную форму кооперативного движения и его главный результат (цель жизни в обществе он видел в потреблении, необходимом для производства и развития). По его убеждению, из потребительских обществ, рабочих союзов и промышленных товариществ в будущем сложится новая общественная система, экономической основой которой станет союз общественного капитала (банков, орудий труда) и объединений (ассоциаций) работников. Общественный капитал, по мысли Баллина, выступает как противовес объединительным тенденциям, характерным для частного капитала и губительным для кооперативного движения.

К нач. 20 в. в развитии российской кооперативной мысли обозначились три направления: 1) сохранявшее традиционную ориентацию на артельные формы кооперации; 2) ориентированное на индустриализм и либерализм и рассматривавшее кооперацию преимущественно как средство приспособления к процессам капитализации; идеология кооператоров; 3) утверждавшее социалистические установки в кооперативной теории и практике.

К. А. Пажитнов склонялся к первой концепции, предлагая усилить влияние артелей за счет вовлечения профессиональных рабочих союзов в кооперативную практику. В. Ф. Тотомианц разрабатывал концепцию кооперативного реформизма, опираясь на идеи Д. С. Милля об эволюции общества от капитализма к социализму (введение системы участия рабочих в прибылях и организация рабочих производственных кооперативов). Оценивая кооперативные формы с точки зрения их социалистического потенциала, Тотомианц считал, что сельская кооперация еще не освободилась от недостатков, свойственных капитализму; следовательно, необходимо установить отношения зависимости ее от городских потребительских обществ, в основании которых он, вслед за Ш. Жидом, и видел новое содержание коллективизма.

Серьезную попытку наполнить кооперативную тематику экономическим содержанием предпринял С. Н. Прокопович. Свою историко-экономическую концепцию кооперацию он противопоставлял «органической» артельной концепции кооперации. Выделяя три стадии развития экономического хозяйства (натуральное хозяйство, меновое докапиталистическое, меновое капиталистическое), он видел особые формы кооперации в каждой из этих формаций. Русские артели он относил к формам докапиталистических меновых отношений, которые, по мере их вытеснения капиталистическими отношениями, уничтожают почву для артельной организации труда. Прокопович не принял идею кооперации как средства борьбы против капитализма. По его убеждению, кооперация есть только следствие развития экономических отношений и «как производное явление» она «находится в полной зависимости от производящего явления — экономических отношений». По его мнению, «на основе одного и того же способа производства могут развиться совершенно различные уклады соц. жизни».

Туган-Барановский первым из российских экономистов ввел вопрос о кооперативном идеале в русло теоретического исследования. В его концепции социализма, в которой превалировали нравственно-этические приоритеты, кооперация служила той средой, где торжествует коллективистское начало. Задачей социализма, по мнению Туган-Барановского, является сочетание коллективного и индивидуального, личного и общественного начал. Производственному коллективизму, основанному на индивидуализме (цель — получение прибыли) он противопоставлял организацию потребительского общества, в котором коллективизм выражал установки солидаризма. Кооперация мыслилась им как основание социализма, его организационное начало и идеал, прообраз высшей ценности будущего. Экономические аргументы Туган-Барановского подводили к выводу о нежизнеспособности производственной кооперации.: в силу законов промышленного капитализма эта форма организации и разделения труда оказывалась нежизнеспособной. Более адаптированными к индустриальному развитию являлись потребительские кооперативы, использовавшие наемный труд и просчитывавшие свою выгоду.

Еще один этап в развитии кооперативной мысли в России в нач. 20 в. связан с исследованием специальных проблем сельскохозяйственной кооперации, как организационно-производственного направления аграрной экономической теории: проблемы кооперативного движения воспринимались как выражение внутренней логики развития крестьянского хозяйства, внешних условий его функционирования. Развитие этого подхода связано с именем А. В. Чаянова. В его работах, написанных до 1917, заложен новый теоретических фундамент исследований с.-х. кооперации как инструмента преобразования общества и человека. Обосновывая идею органических форм жизнедеятельности деревни, Чаянов ставил и проблему кооперирования. Функции кооперации он не ограничивал достижением частнохозяйственной выгоды и повышением эффективности сельской труда. В. Чаянов видел новую социальную среду; культуросозидающая функция кооперации, по убеждению Чаянова, проявлялась в ее агрономической практике. Появление земледельческой кооперации, с точки зрения Чаянова, имело не меньшее значение для общественной эволюции и трансформации, чем генезис промышленного капитализма. Более того, целью аграрных преобразований (благодаря той роли, которую играла в этих преобразованиях интеллигенция, прежде всего научная), изменявших традиционной формы хозяйствования на земле, являлось создание новой культуры, «нового народного сознания». «Организованный общественный разум» Чаянова возвращает к романтическому идеалу русской народнической идеологии; но Чаянов дал и трезвую оценку ситуации в аграрной сфере экономики России в нач. 20 в.: только с проникновением рыночных отношений в деревню, кооперативной формы, создавая возможность выжить, из исторически случайных превратились к рационально организованные и экономически востребованные. Чаянов не отрицал значимости идеологических компонентов кооперативного движения. Идеология нужна, чтобы компенсировать отсутствие оптимальных условий (экономических, политических) для развития кооперации; вслед за теорией она становится еще одним источником для формирования хозяйственного и социального идеала. По мысли Чаянова, таким идеалом для будущей России могла стать идеологема аграрной цивилизации.

В противовес универсалистским версиям кооперативной теории (к их числу относится и концепция Чаянова) П. П. Маслов, формулируя свои взгляды на кооперацию, опирался на представление о кооперативной организации как хозяйственном предприятии, задачей которого являлась капитализация, независимо от того, на какие нужды (социально значимые или нет) планировалось потратить прибыль. Маслов попытался вывести за рамки учения о кооперации внеэкономические, внехозяйственные цели и задачи, которые ставили перед собой хозяйствующие индивиды и субъекты, используя кооперативные формы. Поступательное развитие экономических начал кооперации являлось, по мнению Маслова, необходимым условием достижения всех ее целей. По его представлениям, в основе кооперативного движения лежит индивид, стремление его участников улучшить свое экономическое положение. Условие достижения желаемой цели — коллективная практика хозяйствующих субъектов. По сути, все усилия Маслова направлены на то, чтобы деидеологизировать кооперативный идеал, пересмотреть его психологические предпосылки. Это важно потому, что «у представителей различных типов кооперации существуют различные психологеские основы для кооперативной деятельности, различные ее мотивы и различные идеологии кооператоров как хозяйствующих субъектов». Ограничение прибыли в кооперативе Маслов рассматривал не как путь к ограничению частнособственнического инстинкта, а как отказ от развития кооперации в целом.

В разнообразных формах теории, идеологии и практики кооперации, как они складывались в российской общественно-политической мысли 2-й пол. 19 — нач. 20 вв., энтузиазм, обусловленный масштабами экономического роста промышленного социума, развитием городов, транспорта, демократизацией обществ, жизни, своеобразно сочетался с рационализмом мышления хозяйствующих субъектов — индивидов, соц. слоев и групп.

Е. Л. Петренко
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты