Главная  >  Война   >  Проекты Фонда   >  Стяг   >  История военного дела


"Потешные роты" в Смоленской губрении

11 октября 2007, 25

Завершившаяся в 1905 году война на Дальнем Востоке нанесла России не только тяжелый материальный ущерб, но и обнажила ряд недостатков в политической и духовной сферах, в том числе в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения.

Завершившаяся в 1905 году война на Дальнем Востоке нанесла России не только тяжелый материальный ущерб, но и обнажила ряд недостатков в политической и духовной сферах, в том числе в военно-патриотическом воспитании подрастающего поколения. Чтобы как-то устранить этот пробел, по прошествии нескольких лет, критически оценив упущенные возможности и недоработки, военное ведомство империи приняло наконец решение о необходимости подготовки юношей к военной службе, как говорится, с младых ногтей. Примеров тому в мире было уже немало: в Европе и Америке утвердились военно-спортивные молодежные организации. Наибольшее распространение приобрело движение бойскаутов, созданное инспектором кавалерии колониальных войск Англии Робертом Баден-Пауэлом (1857—1942). В ряде стран оно получило национальные черты. Так, в Японии возродились традиции самураев, молодежные организации вооружались винтовками, захваченными во время Русско-японской войны 1904—1905 гг., подростков вывозили на места недавних боев, и там под руководством преподавателей и офицеров в форме военных игр воспроизводились эпизоды сражений. В чешских и польских молодежных организациях культивировались идеи национальной независимости. Исторические корни были положены и в основу военно-молодежного движения в России. В нашем Отечестве первый отряд скаутов создал в г. Павловске в апреле 1909 года штабс-капитан О.И. Пантюхов. Через некоторое время отряд переформировали в Царскосельскую дружину разведчиков. В сентябре 1914 года было создано общество содействия юным разведчикам «Русский скаут», по инициативе которого к концу 1915 года подобные отряды возникли в 23 городах, а еще через год — в 143 общей численностью около 50 тыс. человек. Но скаутское движение стало лишь одним из направлений молодежного движения в России. Помимо него предпринимались многочисленные попытки организовать внешкольное физкультурное движение, которое обеспечило бы военную подготовку и физическую тренировку молодежи в период между окончанием учебы и началом военной службы. Одна из таких попыток — создание так называемых потешных рот по аналогии с петровскими «потешными полками», члены которых, говоря современным языком, могли бы проходить в них упрощенный курс начальной военной подготовки. Развернулось это движение и на Смоленщине.

Здесь надо отметить, что в ходе военных реформ, начавшихся в 1905 году, из-за сокращения сроков действительной военной службы (1), с одной стороны, увеличилось число мужчин, прошедших военную подготовку, с другой — не так-то просто было теперь за три года подготовить зачастую из неграмотного деревенского парня умелого воина(2). Вот поэтому и было решено создавать так называемые потешные роты, где юношей заблаговременно приучали бы к военной дисциплине, военным порядкам, а также обучали различным воинским упражнениям и обращению с оружием.

На Смоленщине, которая на протяжении веков стояла на страже западных рубежей Отечества, сразу же оценили серьезное значение «потешных рот» для военного дела и приступили к их формированию с помощью командования расквартированного в губернии 13-го армейского корпуса генерала от инфантерии А.Е. Эверта(3), впоследствии командующего войсками Иркутского военного округа, а с началом Первой мировой войны — командующего 4-й армией, главно-

командующего армиями Западного фронта. После революции, не примкнув ни к белым, ни к красным, генерал умер в 1926 году в г. Верее Московской области в возрасте 69 лет.

«Учитывая боевое прошлое Смоленской земли, — писал Алексей Ермолаевич Эверт смоленскому губернатору Николаю Иоасафовичу Суковкину, — полагаю, что в организации «потешных рот» вверенная вашему превосходительству губерния, более чем какая-либо другая, пожелает проявить вековую, традиционную идею своего боевого духа и отзовется на призыв формировать «потешные роты»... Со стороны войск вверенного мне корпуса в организации таких рот будет оказано возможное содействие, которое выразится в обучении сформированных рот при помощи офицеров и нижних чинов, которые мною будут назначены от войсковых частей корпуса»(4).

Правда, практика показала, что дело это оказалось весьма не простым, особенно в вопросах финансирования. Однако кое-что смолянам все-таки сделать удалось. В 1911 году в Смоленской губернии «потешные роты» были организованы в ряде учебных заведений(5) и при пожарных командах. В качестве руководства взяли «Основание для формирования потешных рот" в Московском военном округе», подписанное генерал-майором Шишкевичем 31 августа 1910 года(6). Чтобы читатель мог лучше понять, что представляли собой «потешные роты», полностью текст «Основания» приведен в приложении.

Отметим, что прием юношей в «потешные роты» производился только с согласия родителей. Такое согласие изъявили родители учащихся 1, 2, 3-го смоленских городских училищ, 1-го и 2-го рославльских училищ, ряда двухклассных и одноклассных приходских училищ в городах Вязьме, Гжатске, Белом(7).

Наиболее активно к формированию «потешных рот» приступили в г. Белом. По инициативе инспектора народных училищ Д.Л. Кулюкина и воинского начальника К.И. Пенткова была организована «потешная рота» из учеников начальных училищ «при полном желании как самих учеников, так и их родителей» численностью около 100 человек(8). Предполагалось выдать им знамя, нагрудные значки, деревянные макеты ружей. Обязанности по их обучению военному строю взяли на себя офицеры, прибывшие для занятий с ратным ополчением(9), а впоследствии и воинский начальник.

Согласно положению военного совета, утвержденному 28 января 1912 года, для воинских частей и учреждений, формирующих «потешное войско», безвозмездно выдавались ложа от разобранных винтовок Бердана, однако металлические части (наконечники, защелки, спусковые скобы и раздвижные скобы) отпускались за деньги(10).

Надо сказать, что инициаторы создания «потешных рот» столкнулись с рядом трудностей. Так в г. Гжатске офицеры отказались преподавать гимнастику. Ответ командира 13-го мортирного артиллерийского дивизиона А.К. Кублицкого гласил: «Сообщаю, что офицер от вверенного мне дивизиона для преподавания гимнастики в училище назначен быть не может, потому что назначение это сопряжено будет с ущербом по исполнению им прямых обязанностей по службе, в свободное же от служебных занятий время офицеров, желающих преподавать в городском училище безвозмездно, не находится»(11) Комментарии, как говорится, излишни.

Подготовкой сознательных защитников веры, царя и Отечества были озабочены и земские деятели Смоленской губернии (и не только Смоленской). Обзор деятельности смоленских земских начальных школ дал неутешительные результаты: «Ученики, окончившие курс [начальной школы], быстро забывают все пройденные знания... школа своим воспитанникам не прививает любви к родине и выпускает совершенно неприспособленных к жизни»(12). На другом заседании также отмечалось: «Оставляя без внимания нравственное воспитание нашего крестьянского юношества, мы ухудшаем нравственность молодого поколения и потому постепенно с годами обрекаем наш народ на одичание»(13). Не будем сейчас уделять внимание мерам, предлагаемым земскими деятелями по улучшению народного образования: остановимся на вопросах начальной военной подготовки, которая включала в себя строевые занятия и уроки физкультуры (гимнастики), учитывая что безвозмездно в школах офицеры работать не хотели. В августе 1911 года в Москве прошел первый общеземский съезд по народному образованию, выработавший ряд решений, включая и вопросы физического воспитания. Приведем некоторые выдержки из них: «Под именем физической культуры в школе следует понимать совокупность физического развития (укрепление здоровья учащихся), физического воспитания (приобретение ими привычек, способствующих сохранению здоровья) и, наконец, физического образования (усвоение ими знаний, как оберегать здоровье свое и других)». В целях физического развития предусматривались следующие мероприятия: «Устройство школьных горячих завтраков, вентиляция школьных помещений, распространение между учащимися подвижных игр, разъяснение учащимся вреда алкоголя и табака, преподавание правил первой помощи, устройство спортивных обществ и кружков»(14).

Смоленское земство также постаралось не остаться в стороне. Инициативу преподавания физического воспитания в школах взял на себя гласный губернской земской управы А.П. Скугаревский. По данному вопросу он неоднократно выступал на собраниях. На основе его предложений была осуществлена попытка преподавания физической подготовки в ряде начальных школ Поречского и Вяземского уездов. В Поречском уезде было принято решение о преподавании гимнастики в шести начальных школах(15) с выделением 90 рублей (т.е. 15 руб. на школу) на данный предмет. Столь незначительное число учебных заведений, в которых преподавали гимнастику, и малое ассигнование средств на них оправдывалось существованием «более неотложных нужд по народному образованию». «В настоящее время нельзя было бы ввести преподавание новых предметов [гимнастики, строя] во всех низших учебных заведениях, так как незначительные ассигнования из казны каждой школе на указанные потребности выразятся в общем итоге в сумме, которую отыскать окажется не возможным»(16), — говорилось в докладе земской управы.

Несколько лучше была ситуация в Вяземском уезде, здесь на преподавание новых предметов выделили 500 рублей в год. По прошествии нескольких лет вяземское земство, единственное в губернии, продолжало заботиться о физическом воспитании молодежи.

В 1912 году были собраны сведения об имевшихся на территории Смоленской губернии «потешных ротах». На этот период в губернии насчитывались четыре такие организации. На запрос губернатора духовщинский исправник рапортовал: «На Ярцевской фабрике, таковая [«потешная рота»] учреждена при местном начальном училище... кроме сего «потешные» на Ярцевской фабрике как минувшей зимою, так и весною не занимались, а потому являются недостаточно подготовленными»(17). Вельский исправник доносил: «Имеется "рота потешных", организованная местным воинским начальником в г. Белом, в состав коей в числе 100 человек вошли ученики земских начальных школ, городского училища и классической гимназии г. Белого»(18). Смоленский полицмейстер докладывал, что «в городе Смоленске имеется "потешная организация" при смоленском пригородном пожарном обществе, но "потешные" эти военному строю не обучаются»(19).

9 мая 1911 года начала работать Боровская пожарная дружина. Ее почетным попечителем и председателем правления, также как и председателя правления

смоленского пригородного пожарного общества, являлся Иван Иванович Русаков(20). При дружине была создана детская учебная команда в составе 27 человек (по данным на 1 января 1914 г.).

Известно, что в 1911 и 1912 гг. проводились высочайшие смотры «потешных организаций», но представители Смоленской губернии в них не участвовали.

31 августа 1912 года, в ознаменование особой роли города в Отечественной войне 1812 года, Смоленск посетил император Николай II с семьей. Во встрече высоких гостей принимали участие и «потешные организации»(21) Смоленщины, в том числе оркестр «потешной роты» г. Белого(22). Здесь же находились и детские команды городских пожарных организаций, в частности Боровская пожарная дружина и ее детская учебная команда со своим знаменем(23). Отметим, что деятельность детских учебных пожарных команд, по организации близких к «потешным ротам», состояла не только в парадах и участии в праздничных торжествах. Так, детская команда Боровской пожарной дружины в 1912—1913 гг. вместе со своими старшими товарищами 12 раз выезжала на пожары. Особенно необходимо упомянуть о пожаре, происшедшем 12 октября 1912 года в деревне Дроветчино, находящейся на расстоянии 3,5 км от места дислокации дружины. «От невыясненной причины возник пожар в строении местных крестьян М. и Н. Никитенковых и А. Тарасова. Большая опасность грозила всему селению, так как все остальные постройки были с подветренной стороны, никаких противопожарных инструментов в селении не было, и если бы не поданная своевременно помощь Боровской пожарной дружины — от деревни осталось бы лишь воспоминание. Пожар возник днем, когда большинство членов дружины были заняты работами вне селения, первыми заметили пожар участники детской учебной команды, которые тотчас же пробили тревогу в полевой колокол около депо дружины, по тревоге быстро собрались 11 человек дружины и 24 человека детской учебной команды, которые немедленно снарядили обоз»(24). Благодаря отлаженным действиям огнеборцев пожар был потушен. В день празднования второй годовщины Боровской пожарной дружины 9 мая 1913 года председателем ее правления И.И. Русаковым «были выданы от имени губернской земской управы похвальные листы за успешное тушение пожара в д. Дроветчино в 1912 г. братьям Т.В. и П.В. Гущиным, а также коллективный похвальный лист детской учебной команде, что было первым случаем не только в Боровской дружине, но и вообще в пожарных организациях России»(25).

В началу Первой мировой войны спортивное движение в Смоленске и губернии развивалось довольно быстро. Так, к началу нового 1914 года в г. Смоленске уже существовало общество физического развития (куда также входили и школьники), в конце мая аналогичные общества появились в Вязьме и Дорогобуже. Они сразу активно включились в спортивную жизнь губернии. Организовывались спортивные прогулки, футбольные матчи, соревнования между учениками средних учебных заведений Смоленска по легкой и тяжелой атлетике. Регулярно проводились шахматные турниры. 18 января 1914 года состоялось учредительное собрание смоленского отделения Императорского Всероссийского аэроклуба (в нем числилось 176 действительных членов), на котором избрали членов совета и его председателя генерал-лейтенанта М.В. Алексеева, сменившего Эверта на посту командира 13-го армейского корпуса. 10 июля из С.-Петербурга в Смоленск вылетел на биплане «Сикорский-10» авиатор Г.В. Алехнович(26), но из-за неполадок начавшийся перелет был приостановлен. А после объявления войны была приостановлена и деятельность «потешных рот». Как оказалось, надолго.


ПРИЛОЖЕНИЕ

Основания для формирования «потешных рот» в Московском военном округе

Организаторами рот являются частные лица. Войска, к которым эти лица обратятся, должны оказывать им свое содействие, каковое выразится в обучении сформированных рот при помощи офицеров и нижних чинов, назначаемых войсковой частью.

Основания, на которых формируются и обучаются «потешные роты», следующие:

I. ЦЕЛЬ

а) Духовное воспитание и физическое развитие.

б) Подготовка юного поколения как будущего гражданина России и воина в частности.

II. ОРГАНИЗАЦИЯ

а) Наименование — «Потешная рота N полка».

б) Возраст составляющих роту — 8—15 лет.

в) Командует ротой один из капитанов или штабс-капитанов полка, в помощь которому [придается] несколько унтер-офицеров или ефрейторов.

г) Ротный знак — полотно размером около аршина, по цвету полка, с изображением: на одной стороне — «Потешная рота N-ro полка», а на другой — погона или вензеля полка.

III. ОБМУНДИРОВАНИЕ

Рубашка защитного цвета.

Допускаются погоны приборного сукна, без шифровки, не шире 1 дюйма, фуражка с околышем приборного сукна с тульей защитного цвета, вместо кокарды городской герб.

IV. ЗАНЯТИЯ

а) Строевые занятия состоят из: фронтовых, гимнастики <...> фехтования, игр, прогулок, стрельбы из лука.

Для старшего возраста — сторожевая и разведывательная служба.

б) Во время строевых занятий ведутся беседы о России, царе, о подвигах, совершенных для блага Родины и царя.

V. МЕРЫ ПООЩРЕНИЯ

За добросовестное исполнение своих обязанностей командиру роты предоставляется [право]:

а) награждать [учащихся] полковыми погонами для ношения во время занятия;

б) выдавать особые значки на бантах из лент государственных цветов за строевую выправку, находчивость, ловкость и за все виды состязаний спортивного характера.

Государственный архив Смоленской области. Ф. 1. Оп. 6. Д. 48. Л. 4 об, 5.


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Согласно новому положению сроки действительной военной службы в пехоте и полевой артиллерии были сокращены с 5 до 3 лет, в других рядах войск с 5 до 4 лет, на флоте с 7 до 5 лет.

2 Например, за 10 лет (с 1890 по 1899 г.) из Смоленской губернии на службу призвали 38 998 человек, из которых закончили высшие и средние учебные заведения 39 человек (0,1 проц.), городские училища — 486 (1,25 проц.), сельские училища — 3861 (9,9 проц.). Умеющих читать и писать насчитывалось 14 396 человек (36,9 проц.), общее число грамотных новобранцев составило 18 782 человека (48,16 проц.). Усредненный показатель за 10 лет по Смоленской губернии числа грамотных новобранцев приблизительно совпадает с показателем грамотности за 1895 г. по другим губерниям: Калужская — 57 проц., Курская — 37,5 проц., Псковская — 37,9 проц. См.: Очерк положения начального народного образования в Смоленской губернии в 1897/98 учебном году. Смоленск: Изд. Смоленской губернской земской управы, 1901. С. 33—36.

3 Согласно данным на 1911 г. в Смоленской губернии квартировали: г. Смоленск — управление и штаб 13-го армейского корпуса, 1-я пехотная дивизия, 1-я артиллерийская бригада, 2-й пехотный Софийский императора Александра III полк, 3-й пехотный Нарвский

генерал-фельдмаршала князя Михаила Голицына полк, 4-й пехотный Копорский полк, 13-й саперный батальон; г. Рославль — 1-й пехотный Невский его величества короля эллинов полк; г. Вязьма — 3-й тяжелый артиллерийский дивизион, 1-я батарея 1-й артиллерийской бригады; г. Гжатск — 1-я и 2-я батареи 13-го мортирного артиллерийского дивизиона; в этих и других городах губернии (Белый, Дорогобуж, Духовщина, Ельня, Красный, Поречье, Сычевка, Юхнов) имелись управления уездного воинского начальника в составе начальника и делопроизводителя. См.: Памятная книжка Смоленской губернии на 1911 год. Смоленск, 1910. С. 59, 93—95, 118, 134, 135, 149, 170, 185, 199, 310, 225, 243-245, 263, 280.

4 Государственный архив Смоленской области (ГАСО). Ф. 1. Оп. 6. Д. 48. Л. 4 об., 5.

5Согласно данным на 1911 г. в Смоленской губернии имелось мужских учебных заведений: гимназий — 6 (1902 учащихся), прогимназий — 3 (414), реальных училищ — 4 (827), ремесленных училищ— 1 (154), духовных семинарий — 1 (439), духовных училищ — 4 (573), училищ — 944 (59 555), частных училищ — 20 (600), церков-но-приходских школ и школ грамотности — 601 (22 201). Итого обучалось 86 665 юношей. См.: Ведомость о числе учебных заведений и учащихся в Смоленской губернии за 1911 г. // Обзор Смоленской губернии за 1911 г. Приложение ко всеподданнейшему отчету смоленского губернатора. Смоленск. 1912. Ведомость № VII).

6Все даты приводятся по ст. стилю.

7 ГАСО. Ф. 1 Оп. 6. Д. 48. Л.

8. Там же. Л. 15.

9 Ратное ополчение — резерв вооруженных сил, который созывался только на время войны, имел вспомогательное значение и состоял из лиц, отбывших срок действительной военной службы и в запасе, или по каким-либо причинам освобожденных ранее от службы, но физически годных к военному делу. В мирное время велся учет всех ополченцев, они могли быть призваны на учебные сборы всего не более двух раз на срок до 6 недель.

10 ГАСО. Ф. 1. Оп. 6. Д. 48. Л. 20, 21, 21 об.

11 Там же. Л. 11.

12 Доклады редакционной комиссии. 1. По докладу губернской управы о созыве общеземского съезда по народному образованию // Журналы XLVI очередного Смоленского губернского земского собрания — заседания с 8 по 19 января 1911 г. с приложениями. Смоленск, 1911.С. 39.

13 В Смоленскую губернскую земскую управу губернского гласного А.Л. Скугаревского доклад // Журналы XLVII очередного Смоленского губернского земского собрания — заседания с 8 по 18 декабря 1911 г. с приложениями. Смоленск, 1912. С. 6.

14 Постановления первого общеземского съезда по народному образованию в Москве 16—30 августа 1911 г. М., 1911. С. 15, 16.

15В 1912/13 учебном году в уезде насчитывалось 66 начальных школ.

16 Доклады сметной комиссии 46-му очередному земскому собранию // Журналы и доклады чрезвычайного Поречского уездного земского собрания 18-го мая 1910 года. С. 250; Доклад Поречской земской управы 1910 года. По обучению Детей в начальных училищах строю и гимнастике № 37 // Журналы и доклады чрезвычайного Поречского уездного земского собрания 18-го мая 1910 года. С. 317.

17 ГАСО. Ф. l.On. 6. Д. 49. Л. 7.

18 Там же. Л. 12.

19Там же. Л. 11.

20 Иван Иванович Русаков — крестьянин Калужской губернии, Мединского уезда, села Полотняный завод. Окончил московское городское Петровско-Лефортовское начальное училище. В 1892 г. поступил на работу бухгалтером к смоленскому купцу Г.П. Павлову, в том же году принял участие в создании вспомогательного общества купеческих приказчиков, с началом его деятельности вошел в правление и работал бухгалтером. С 1902 г. являлся членом попечительного совета в торговых классах при обществе. С сентября 1903 г. председатель правления и почетный член шейновско-новосель-ской-рачевской пожарной дружины (впоследствии — Смоленское пригородное общество). В мае 1911 г. на собрании боровской пожарной дружины выбран председателем правления и почетным попечителем. С 1905 по 1915 г. числился в списках гласных Смоленской городской думы, вошел в сословие потомственных почетных граждан.

21 ГАСО. Ф. l.On. 6. Д. 48. Л. 23.

22 Пребывание их величеств в Смоленске // Смоленские епархиальные ведомости. 193. № 17. С. 999, 1001.

25 Действительный член императорского российского пожарного общества. Боровская пожарная дружина Смоленской губернии и уезда, Хохловской волости, деревня Боровая. Отчет за 1912 и 1913 гг. Смоленск, 1914. С. 8,9.

24 Там же. С. 5.

25 Там же. С. 20, 21.

26 Перелет Петербург — Смоленск // Смоленский вестник. 1914. № 151. 11 июля.

Л.Л. Степченков,
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты