Главная  >  Политика   >  Государственные деятели   >  Русские патриоты


Александр Иванович Дубровин

11 октября 2007, 211

В патриотическом движении Дубровин принимал участие еще с 1901 года, 18 сентября 1901 года он был избран действительным членом первой монархической организации - Русское Собрание (РС).

Александр Иванович Дубровин происходил из обедневших дворян. Он родился в 1855 году в городе Кунгур Пермской губернии, где его отец служил полицейским чиновником. О его родителях, годах детства и юности мы сведений не имеем. Известно лишь, что он успешно закончил курс Пермской гимназии и поступил в Санкт-Петербургскую Медико-хирургическую академию. В 1879 году Дубровин окончил курс академии и 19 декабря 1879 года официально был признан лекарем.

Отслужив положенное по закону время в армии, в январе 1889 года Дубровин был зачислен в запас чиновников Военно-медицинского ведомства. В том же 1889 году он защитил докторскую диссертацию и в августе 1889 года был назначен врачом ремесленного училища Цесаревича Николая. Директором училища был сын известного русского поэта Николай Аполлонович Майков. Дубровин сблизился с этой известной в России семьей. Впоследствии еще один сын поэта, художник Аполлон Аполлонович Майков, станет заместителем Дубровина по Союзу Русского Народа.

Много и активно в это время Александр Иванович занимался частной медицинской практикой, стал известным в Петербурге детским врачом. В результате он составил себе небольшое состояние, приобрел акции и 5-этажный доходный дом недалеко от Измайловского собора в С-Петербурге. Дубровин был вполне состоятельным человеком. Он немало жертвовал на церковные и общественные нужды, был видным благотворителем.

18 сентября 1896 года Дубровин был произведен в статские советники. В этом звании он пребывал вплоть до 1917 года, хотя по своему статусу и выслуге лет должен был получить действительного статского советника. За время службы он был награжден орденами Св. Станислава 2-й и 3-й степени, Св. Анны 3-й степени, а также серебряной медалью в память царствования Императора Александра III.

9 июля 1906 года Александр Иванович был уволен от государственной службы, а в августе 1909 года он был уволен и из запаса.

Дубровин был женат на девице Елене Ивановне. У него было два сына, Александр и Николай. Старший сын окончил Институт путей сообщения и служил инженером на железных дорогах, к 1920 году он был помощником начальника Казанской железной дороги. Николай закончил Морское училище, в 1914 году был лейтенантом Российского флота, участвовал в Первой мировой войне, в 1919-1920 году служил в Красной армии, был начальником оперативного отдела Западно-Двинской флотилии.

***

В патриотическом движении Дубровин принимал участие еще с 1901 года, 18 сентября 1901 года он был избран действительным членом первой монархической организации - Русское Собрание (РС). Однако руководящих должностей в РС он не занимал, его организаторский талант раскрылся в деле основания Союза Русского Народа. Согласно воспоминаниям самого Дубровина, над идеей создания Союза он стал размышлять после трагических событий 9 января 1905 года. Позднее, на допросе в ЧК, он свидетельствовал: «Я испытал толчок 9 января, я попал у Красных ворот в катастрофу. Я видел кровь, видел трупы и моя карета, когда приехал домой, была в крови. Это меня так потрясло, что я после этого задумался и, после этого стал искать выхода из этого положения, и думал, что таким способом, образованием союза, путем эволюции мне удастся предотвратить подобные картины, какая была 9 января».

Есть и более раннее свидетельство Дубровина о появлении и первых шагах Союза Русского Народа. В 1910 году, в самый разгар междоусобной борьбы в Союзе, когда на роль «основателей» Союза стали претендовать многие, он вспоминал: «Союз зародился в моей квартире. Мысль о нем зрела у меня с 9 января 1905 г. Как выяснилось, почти одновременно со мной тою же мыслью был охвачен и Аполлон Аполлонович Майков. Другие присоединились уже к нам. Первые шаги по образованию Союза были сделаны из моей квартиры, где и собирались вначале. Учредители в моем доме сделали и свои первые взносы, кто сколько мог... Из учредителей избран был Совет и должностные лица: председатель - я, Дубровин; два товарища председателя: А.А.Майков и А.И.Тришатный. Деятельное участие в работе принимали не только члены Совета и учредители, но и простые союзники. Денежные поступления, хотя и не обильно, но притекали ежедневно и давали возможность скромно существовать начатому делу».

Причем Дубровин подчеркивал, что «работали все и несли свой труд идейно, без ожидания какого-либо вознаграждения, благодаря чему Союз разрастался незаметно, но быстро; волна оскорбленного чувства за поруганную Родину быстро разливалась по всему пространству униженной России, охватывала умы и сердца во всех слоях населения и привлекала к Союзу массу новых единомышленников».

Союз Русского Народа создавался в тревожное время: страна была поражена забастовками, власть растерялась перед натиском революции, в Москве дело дошло до вооруженного бунта, подобная угроза нависла и над столицей. В этих условиях главные усилия Дубровина и его единомышленников были направлены на противодействие уличным беспорядкам. И они достигли серьезных успехов. Уже на первый митинг, организованный Союзом 21 ноября 1905 года по словам участника события П.А. Крушевана, «собралось тысяч двадцать народу». Крушеван свидетельствовал о царившем на митинге «необычайном воодушевлении, не поддающемся описанию». Такими многочисленными митингами не могли похвастаться ни либералы, ни социалисты. Несомненно, эта демонстрация силы охладила пыл тех, кто пытался организовать революционное выступление в столице.

Вскоре Дубровин сделался весьма заметной политической фигурой. 9 декабря 1905 года он направил Императору Николаю II телеграмму, в которой от имени Союза умолял Государя не выпускать на свободу политических заключенных (это было одно из главных требований либералов и социалистов). Государю позиция Дубровина пришлась по сердцу, он полностью разделял опасения лидера Союза Русского Народа, а потому одобрительно отнесся к телеграмме. 11 декабря, когда власти ожидали революционного выступления в столице, Дубровин встретился с военным министром А.Ф.Редигером, которому предложил привезти из Витебска в столицу 20 тысяч старообрядцев, вооружить их и расположить вокруг города, чтобы «навести порядок в районе заводов и помешать рабочим двинуться на Царское Село». Предложение Дубровина, хотя и обсуждалось, принято не было.

В начале декабря 1905 года лидеры Союза Русского Народа Дубровин, Булацель и Майков добились приема у Великого Князя Николая Николаевича, который был в ту пору главнокомандующим войсками гвардии и Петербургского военного округа. Они указали Великому Князю, как сообщалось, на «опасное положение России под управлением Витте, который, побуждаемый жидами, ведет к революции и распадению России». В дальнейшем Дубровин не раз выступал с резкой критикой предательской политики Витте, подчёркивая, что его действия направлены к установлению конституционной монархии. Лидер Союза Русского Народа даже написал ядовитый памфлет на Витте «Тайна судьбы (Фантазия-действительность)», в котором представил всесильного сановника в роли антихриста, коронуемого на царство. Витте получил отставку в апреле 1906 года.

Важнейшим событием для формировавшегося Союза Русского Народа стал высочайший прием, который состоялся 23 декабря 1905 года. На встречу с Царём прибыла весьма представительная депутация учредителей Союза (24 человека) во главе с руководителем организации. Дубровин зачитал Государю адрес Союза В адресе были сформулированы три условия сохранения «крепости и силы Государства Русского»: во-первых, власть Царя, «исконная Самодержавная, врученная русским народом» первому Романову должна быть «незыблемою и нерушимою», «земля наша Русская - единою и неделимою, вера наша православная в России - первенствующею»; во-вторых, необходимо восстановить общественный порядок и закон, а «кучку злых крамольников», попирающих дарованные Царем свободы, подавить силой власти; в-третьих, народ ждёт, когда Государь «мудрым и справедливым словом, справедливо и для всех безобидно» укажет пути решения аграрного вопроса, поможет «земельной тесноте крестьянства».

От имени Союза председатель заверил Монарха: «Мы, Государь, постоим за Тебя нелицемерно, не щадя ни добра, ни голов своих, как отцы и деды наши за Царей своих стояли, отныне и до века». Несомненно, мысли, прозвучавшие в союзном адресе, совпадали с тем, к чему стремился Государь, а потому Николай II поблагодарил председателя Союза и поручил передать царское «спасибо» всем подписавшим адрес русским людям. В заключение речи вождь Союза Русского Народа поднес Императору знаки члена Союза для Него и Наследника Цесаревича, прося принять их, дабы этой милостью осчастливить всех русских людей - членов Союза. Государь, рассмотрев знак, изготовленный по эскизу художника А.А.Майкова, поблагодарил Дубровина и милостиво принял.

***

На начальном этапе деятельности непростые отношения сложились у лидера Союза Русского Народа с первенствующим членом Св. Синода митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием (Вадковским). Началось с того, что 15 ноября 1906 года представители Главного Совета Союза Русского Народа явились к митрополиту, чтобы просить его совершить богослужение по случаю освящения хоругви и знамени Союза. Владыка отказался и предложил обратиться к викарию. В возникшей в связи с этим полемике он, по словам Дубровина, заявил, что «правым вашим партиям я не сочувствую и считаю Вас террористами: террористы-левые бросают бомбы, а правые партии вместо бомб забрасывают камнями всех с ними не согласных». Эти слова и отказ участвовать в монархическом празднике сильно обидели монархистов.

Хоругвь и знамя были освящены 26 ноября (в день памяти великомученика Георгия Победоносца) викарием Санкт-Петербургской епархии епископом Ямбургским Сергием (Тихомировым), который впоследствии стал помощником и преемником просветителя Японии свт. Николая (Касаткина). Большим утешением для монархистов стало участие в торжественной церемонии, проходившей в Михайловском манеже, почитавшегося всей Россией отца Иоанна Кронштадтского. Батюшка не только принял участие в богослужении, но и присутствовал на митинге (епископ Сергий уехал сразу после молебна), он одобрительно слушал выступления ораторов, кивая головой в знак согласия с тем, о чём говорили союзники. Именно отец Иоанн передал знамя Союза в руки Александра Ивановича Дубровина, благословляя лидера Союза на борьбу с революцией и на защиту святынь Русского Народа.

Но обидные слова митрополита Антония не были забыты, и 2 декабря 1906 года появилось открытое письмо Дубровина к владыке. В нем лидер Союза Русского Народа публично обвинил первенствующего члена Св. Синода во многих грехах.

Однако петербургский архиерей и вождь Союза Русского Народа вскоре примирились. Более того, митрополит Антоний стал едва ли не главным покровителем Союза.

Уже 11 февраля 1908 года митрополит Антоний (Вадковский) служил молебен перед открытием Всероссийского Съезда Союза Русского Народа. После молебна в ответ на благодарность владыка сказал: «Призываю благословение Божие на великое дело установить мир и тишину в нашей дорогой Родине, о чем ежечасно молит Святая Церковь».

***

Лидер Союза Русского Народа пользо-вался огромной популярностью в провинции. Знаки благодарности и уважения он получал отовсюду. Так, в 1909 году Терское казачье войско избрало Дубровина своим «почетным стариком», а на следующий год терцы прислали ему кинжал с драгоценной резной рукояткой из слоновой кости, оправленной серебром.

Однако оказавшись на острие политической борьбы, лидер Союза Русского Народа сделался и объектом яростных нападок всех явных и тайных сторонников революции. Враги не гнушались ничем. Так, в марте 1907 года Дубровин получил по почте конверт, в котором оказалось медицинское свидетельство о... его смерти, причем на официальном бланке и с подписью врача. Нравственные террористы указали в качестве причины смерти убийство, в графе болезнь было указано «со слов врача: патриотизм».

В конце марта 1906 года Санкт-Петербургское отделение «Всероссийского Медицинского союза» потребовало от Дубровина выйти из Черной Сотни, грозя исключением из медицинской корпорации. Дубровин отвергал обвинения, обращая особое внимание на то, что под требованием Медицинского союза не поставил подпись ни один человек с именем, а только представители низшего медицинского персонала. Дубровин писал, что к мнению уважаемых им коллег врачей он бы прислушался, а слушать самозванцев не намерен.

Скоро враги Дубровина нашли весьма эффективный способ борьбы с лидером Союза Русского Народа. Издание ежедневной политической газеты, не имевшей штата постоянных сотрудников, было делом нелегким: трудно было обеспечить достоверность всех фактов, которые сообщались в многочисленных письмах с мест. Этими обстоятельствами начали активно пользоваться враги Дубровина, подавая на него в суд. Несчетное количество раз лидер Союза Русского Народа приговаривался судом к штрафу и даже кратковременным арестам по обвинению в порочении «чести и достоинства» «прогрессивных» чиновников и либеральных политиков.

***

Однако более болезненной для Александра Ивановича оказалась междоусобная брань в Союзе. Во всех этих межличностных конфликтах, как правило, невозможно установить правых и виноватых. Правильно было бы сказать, что виноваты были все.

Однако в этой борьбе страстей Александр Иванович Дубровин удивлял своим благородством и миролюбием. Можно привести два примера. После выхода из Союза В.М.Пуришкевича ходили слухи, что он, уходя, выкрал документы Главного Совета. Дубровин первоначально упорно молчал, не желая дать повод к кривотолкам. Более того, после резкого столкновения Пуришкевича с Милюковым в Государственной Думе, когда они обозвали друг друга подлецами, а кадеты начали активно обвинять Пуришкевича в воровстве, сообщая, что он стащил документы у Дубровина, Александр Иванович публично опроверг эти заявления, как не соответствующие действительности. И только позже, когда Пуришкевич открыто перешел в лагерь врагов Самодержавия, Дубровин подтвердил справедливость обвинений в воровстве документов.

Еще один пример. Известно, что одним из самых непримиримых противников Дубровина был московский протоиерей Иоанн Восторгов. Однако, когда в 1916 году сменивший о. Иоанна на посту лидера Русского Монархического Союза С.А.Кельцев вознамерился подать на него в суд, обвиняя в растрате средств Союза, отсутствии отчетности и т.п., Дубровин, не раздумывая, выступил на защиту своего давнего противника. Вообще, в конфликтных ситуациях внутри монархического движения Александр Иванович, как правило, искал пути к примирению, а не к эскалации конфликта.

***

Однако ни нападки левых, ни внутренние распри сами по себе не могли нанести существенный урон Союзу Русского Народа и его лидеру. Пока за дело не взялись правительство и лично председатель Совета министров выдающийся государственный деятель предреволюционной эпохи Петр Аркадьевич Столыпин.

По сути, Дубровин и Столыпин были представителями разных идеологических и политических течений внутри правого лагеря. Дубровин был сторонником неограниченного Самодержавия, решительным противником либерально-конституционных уступок. Вождь Союза Русского Народа неоднократно подчеркивал, что Союз должен защищать интересы, прежде всего, простого народа. Именно в глубинной народности Союза Русского Народа лежит причина массовости Союза, который, несомненно, был главным конкурентом социалистов в борьбе за умы и сердца простых людей. Дубровина можно смело причислить к последователям славянофильства.

Столыпин был человеком совсем иного склада. Пётр Аркадьевич был чужд славянофильской идеологии. Не только потому, что он был политиком-прагматиком, готовым идти на компромиссы и соглашения с различными политическими силами. Скорее, дело в том, что, по большому счету, Столыпин хотел превратить Россию в преуспевающую европейскую страну. Он намеревался реформировать Россию по западным лекалам, отсюда его готовность к компромиссу с октябристом Гучковым и даже с кадетом Милюковым.

Дубровин и Столыпин расходились и в оценке ситуации в стране. Премьер считал, что в России уже наступило умиротворение, что революция подавлена. Лидер Союза Русского Народа, напротив, утверждал, что это только видимость, что революция не подавлена окончательно, она только ушла с улицы. Главной угрозой Самодержавию являлось теперь, на взгляд Дубровина, «бюрократическое средостение», появившееся со времен Петра Великого, и возникшая недавно «политиканская стена» между Царем и народом. Негативно относился Дубровин и к детищу Столыпина - III Государственной Думе, отмечая, что в ней «народился октябрист», поставивший целью ограничить власть Царя.

Словом, основные идеи Дубровина и Столыпина сильно различались. Стало очевидным, что Союз Русского Народа и его лидер являются помехой для политического курса председателя правительства. Начались притеснения и преследования активистов Союза со стороны власти. По приказу Столыпина Департамент полиции перлюстрировал переписку правых, за лидерами монархистов была установлена слежка. Орган Союза Русского Народа газета «Русское знамя» регулярно подвергалась цензурным запретам.

Столыпину не удалось договориться о сотрудничестве с октябристами и кадетами, которые требовали слишком больших уступок. Не удалось ему и превратить Союз Русского Народа в простолыпинскую силу. Чтобы избежать полного политического краха, премьер начал создавать собственную партийную силу в Думе в лице Всероссийского Национального Союза. Но место справа от октябристов, на которое претендовали националисты, оказалось занято монархистами, прежде всего Союзом Русского Народа. Видимо, в этот момент у Столыпина и его сторонников возник план, с одной стороны, удалить Дубровина с поста председателя Главного Совета Союза Русского Народа, заменив его на более послушного деятеля, и одновременно расколоть и ослабить Союз, расчистив таким образом политическое поле для деятельности националистов. Нужен был только подходящий повод для кампании против Союза Русского Народа и его лидера. Вскоре он представился в связи с расследованием обстоятельств убийства депутата Государственной Думы кадета М.Я.Герценштейна.

***

Крещёный еврей, депутат II Государственной Думы Михаил Яковлевич Герценштейн, ставший печально знаменитым после того, как публично назвал поджоги дворянских поместий во время аграрных беспорядков 1905 года «иллюминациями», был убит 18 июля 1906 года на своей даче в Териоках в Финляндии. Расследованием занимался финляндский суд, далекий от беспристрастия, когда дело касалось русских монархистов, выступавших, как известно, решительными противниками независимости Финляндии. В ходе следствия были получены доказательства причастности к убийству некоторых членов Союза Русского Народа. Этого было достаточно, чтобы начать газетную травлю Дубровина, которому без серьезных оснований стали приписывать организацию убийства.

Судебный процесс начался 14 июля 1909 года в Териоках. По ходу его становилось всё более очевидным, что Дубровину грозил арест и заточение в финляндской тюрьме. В любой момент ему могла прийти повестка в суд в качестве свидетеля с последующим арестом или к нему и вовсе мог явиться судебный пристав с ордером на арест. В это же время произошло покушение на лидера Союза Русского Народа - он был отравлен. Сам Дубровин полагал, что покушение совершил один из его охранников и горничная, которая подсыпала в еду какое-то зелье. Поскольку следствия не производилось, трудно сказать, кто стоял за попыткой убить вождя Союза Русского Народа: террористы-революционеры или организаторы убийства Герценштейна, опасавшиеся его разоблачений. Родственники увезли Дубровина в Харьковскую губернию, где служил его старший сын Александр, а затем он уехал на лечение в Ялту, где мог находиться в безопасности под надежной защитой Ялтинского градоначальника генерал-майора Ивана Антоновича Думбадзе.

Вопрос об организаторах и участниках убийства Герценштейна и последовавшего вскоре убийства его друга - еще одного известного еврейского деятеля, редактора кадетской газеты «Русские ведомости» Г.Б.Иолосса, так и остался до конца невыясненным.

***

Обвинением Дубровина в причастности к уголовному преступлению и его отъездом в Ялту воспользовались противники лидера Союза Русского Народа, считавшие, что его политика губительна для Союза и страны в целом. Группа влиятельных правых деятелей решила отстранить Дубровина от руководства Союзом.

Когда Дубровин в декабре 1909 года наконец вернулся в Петербург, ему предложили остаться почетным председателем Союза, но сложить звание действительного председателя. Дубровин с таким предложением не согласился. Его поддержали видные деятели Союза Русского Народа. Также о лояльности основателю и вождю Союза заявили влиятельные местные отделы.

Поначалу противоборствующие стороны пытались договориться о компромиссе, однако переговоры ничем не завершились.

Раскол в Союзе серьезно подорвал позиции правых в обществе. Совершенно деморализованный последними событиями, Александр Иванович Дубровин в 1912 году продал свой дом в Петербурге, оставив себе в нём только квартиру, и уехал жить в деревню, - к тому времени его жена купила небольшое поместье в Орловской губернии. С этого времени Дубровин бывал в столице наездами, по несколько месяцев в году.

***

Начавшаяся Первая мировая война отодвинула, как казалось многим, политическую борьбу на второй план. Начало войны вызвало мощный подъем патриотизма среди всех слоёв общества и политических сил.

В этих условиях начали активизироваться и правые. Летом и осенью усилиями лидера Одесского Союза Русских Людей Николая Николаевича Родзевича и председателя Астраханской Народно-монархической партии Нестора Николаевича Тихановича-Савицкого началась подготовка к созыву монархического съезда. Правда, из-за раскола в Союзе Русского Народа вместо единого съезда в результате были проведены два совещания: сторонниками Н.Е.Маркова в ноябре в Петрограде и сторонниками А.И.Дубровина в декабре в Нижнем Новгороде. Поначалу уставший от междоусобной борьбы Дубровин скептически отнёсся с идее монархического съезда. Однако, когда совещания удалось собрать, мы видим прежнего Дубровина, энергичного, готового к борьбе. На Нижегородском Всероссийском Совещании уполномоченных монархических организаций и правых деятелей 26-28 ноября 1915 года он был избран почетным председателем, выступал с докладом о необходимости объединения для борьбы с надвигающейся смутой. В своем докладе призывал к борьбе с врагом внешним и внутренним, подчеркивая, что враги есть не только среди подполья, но и среди министров. Однако задачей монархистов является прежде всего «борьба с улицей и на улице». «Вот когда враги наши выйдут на улицу, тогда настанет наше время», - говорил он. По итогам Совещания Дубровин был избран одним из семи членов Президиума Монархического Движения, руководящего органа Черной Сотни с широкими полномочиями.

В это время происходит примирение Александра Ивановича Дубровина и Николая Евгеньевича Маркова и сближение возглавляемых ими Всероссийского Дубровинского Союза Русского Народа и Союза Русского Народа.

Переписка лидеров правых свидетельствует, что они прекрасно знали настроение улицы, понимали, к чему стремятся их противники, и пытались бороться. Главным средством борьбы руководители Союза Русского Народа считали созыв монархического съезда, Однако съезд был запрещен председателем Совета министров князем Н.Д.Голицыным, который мотивировал отказ недопустимостью в настоящее время каких бы то ни было политических манифестаций.

До революционной катастрофы оставались считанные недели.

***

В феврале 1917 года Александр Иванович Дубровин приехал в Петроград, чтобы проводить на фронт младшего сына Николая. В начале марта он намеревался вернуться в деревню. Но началась революция.

После февральского государственного переворота Дубровин был арестован в числе первых, уже 28 февраля 1917 года он был схвачен и доставлен в штаб февральской революции - в Таврический дворец (так он впервые попал в Государственную Думу, куда принципиально не ходил), а затем заточен в Трубецком бастионе Петропавловской крепости. Такая оперативность новой власти при той неразберихе, которая царила в Петрограде, свидетельствует о том, что руководители февральской революции очень боялись вождя Союза Русского Народа. С 20 апреля по 12 мая Чрезвычайная Следственная комиссия (ЧСК) Временного правительства обыскивала и осматривала опечатанную квартиру Дубровина. Архив Союза, литературу и прочие материалы, представлявшие интерес для следствия, отвезли в Камеру вещественных доказательств ЧСК и, частично, на хранение в бывшее Петроградское охранное отделение.

Более трех месяцев 62-летний Дубровин томился в каземате Петропавловки, в июне 1917 года он был переведён на офицерскую гауптвахту. В это время газеты во всех красках описывали, как Дубровин организовывал убийства М.Я.Герценштейна, Г.Б.Иоллоса и А.Л.Караваева, а также покушения на жизнь С.Ю.Витте. Дубровин направил в ЧСК протест против этих беспочвенных обвинений либеральной прессы. В ответ ЧСК глумливо объявила заключенному, что опровержение частных газетных заметок не входит в ее обязанности. Летом же Дубровин обратился в Министерство юстиции с ходатайством об освобождении из-под стражи по болезни. На последовавший запрос Министерства юстиции ЧСК ответила, что даже если Дубровин будет привлечён в качестве обвиняемого, то мерой пресечения вряд ли будет избрано содержание под стражей. Однако и после этого вождь Союза остался под арестом.

Только 2 ноября 1917 года, когда февралистский режим уже рухнул, и в стране царила неразбериха, решением анонимного чиновника внесудебной комиссии Министерства юстиции Дубровин был освобожден. Документ разрешал ему свободное проживание по всей России. Поначалу Дубровин жил в гостинице с женой, приехавшей в Петроград хлопотать об освобождении мужа, и племянницей. Его квартира была разгромлена, средств для жизни не было никаких. Дубровины решили переехать в Москву к старшему сыну Александру, который служил помощником начальника Казанской железной дороги. С 12 декабря 1917 года Александр Иванович жил в Москве у старшего сына по адресу Денисовский переулок д.9, кв.1. Из боязни нового ареста сын запретил отцу не только выходить из дома, но даже появляться в передней. А зимой Дубровин сильно заболел и почти два года был прикован к постели. Видимо, в это время скончалась его супруга.

К апрелю 1919 года Дубровин поправился, стал выходить из дома. С лета он вернулся к врачебной практике, - надо было зарабатывать себе на жизнь. Сначала как частнопрактикующий врач, а с 7 декабря 1919 года он был зачислен в штат 1-й Лефортовской амбулатории.

Только 21 октября 1920 года Александр Иванович Дубровин был арестован. 30 октября 1920 года состоялся первый допрос бывшего председателя Союза Русского Народа. Вёл его заведующий следственным отделением ВЧК Фельдман. Дубровину было предъявлено обвинение «в организации и участии целого ряда убийств (так в подлиннике - А.С.), погромов, инсинуаций, затемнений, подлогов и пр. в качестве Председателя «Союза Русского Народа», его закулисной деятельности».

Особый отдел ВЧК вынес постановление по обвинению Дубровина «в активном душительстве освободительного движения в России» и предложил Коллегии ВЧК «бывшего председателя Союза Русского Народа А.И.Дубровина - расстрелять».

Президиум ВЧК 14 апреля 1921 года постановил расстрелять Дубровина без инсценировки судебного процесса.

Сведений о том, когда и где был казнён Дубровин, нет. Считается, что он был расстрелян вскоре после вынесения приговора. Место захоронения председателя Союза Русского Народа не известно.

По заключению Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 7 сентября 1998 года Александр Иванович Дубровин был реабилитирован.

Анатолий Степанов (в сокращении)

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты