Главная  >  Политика   >  Будущее России   >  Империя Полдня


Социальная модель традиционного общества

11 октября 2007, 252

Традиционное общество предполагает доминирование государства над личностью, ассоциациями личностей и общественными структурами.

Традиционное общество предполагает доминирование государства над личностью, ассоциациями личностей и общественными структурами. Напротив, гражданское общество предполагает доминирование личности, ассоциаций личностей и общественных структур над государством. Модель традиционного общества сложилась на Западе в ходе т. н. «буржуазных революций», его базисные ячейки в виде свободных городских коммун возникли еще в период средневековья. В России гражданское общество не имело никаких предпосылок, ибо городская община представляла собой тягловую единицу, а органы самоуправления выполняли в то же самое время и государственные функции. Тем не менее, в XX в. дважды (1917 и 1991 гг.) предпринимались попытки навязать нашей стране модель гражданского общества, которые терпели закономерную неудачу.

Для России работоспособна лишь модель традиционного общества. Причем это обстоятельство не мешает реформированию самой модели в сторону усиления общества, его структур и личности как таковой. Подчинение общества государству может сочетаться с наличием самобытных самоуправляющихся структур, имеющих возможность доносить свое мнение до верховной власти. Модель такого общества может быть названа «земским обществом».

Земское общество должно быть основано на особой, гибкой модели взаимодействия коллективного и индивидуального начал. Можно условно выделить три модели такого взаимодействия. В рамках либеральной модели общество рассматривается как совокупность индивидуумов, обладающих равными правами. Советская модель предполагает наличие общества-массы, которая нивелирует личность и растворяет ее в коллективе. Наконец, традиционная модель (вариант русского традиционализма) предполагает рассмотрение общества в качестве соборной личности. Показательно, что и сам народ в традиционном общество однозначно персонифицируется в личности Монарха. При этом сама эта личность рассматривается в сугубо патриархальном ключе. Монарх воспринимается как Отец Народа. Напротив, Земля (Общество) рассматривается как некое подчиненное, женственное начало. Это подтверждает ритуал венчания на царство, в котором в качестве символической супруги монарха выступает Земля.

Такая модель оставляет личности широкую внутреннюю автономию, но требует от нее безусловного подчинения разным общественным и государственным инстанциям в тех случаях (не только экстраординарных), когда они считают возможным эту автономию нарушить. При этом априорно признается необходимость наличия самой автономии. Общество, таким образом, является не безжалостным механизмом, но некоей совокупной личностью, разумно и бережно направляющей деятельность своих членов.

В традиционном обществе должна существовать многоуровневая система подчинения, которая учитывала бы разные состояния общественного организма. Личность должна подчиняется – группе (сословие, корпорация), обществу (нации) и государству, но при этом сохраняет автономность на своем уровне. Тоже самое относится к группе (подчинение обществу и государству), обществу (подчинение государству) и даже к самому государству (подчинение Богу). Из последнего положения логически вытекает требование монархии, как Богом данной власти. Общество становится личностью и в том плане, что управляется одним человеком, имеющим на это Божественную санкцию. Таким образом, общественный строй традиционного общества соотносится с устройством традиционного государства.

Общество, в пределах традиционного миропонимания, не может быть истолковано абстрактно, как всего лишь совокупность личностей и групп. Любое общество вполне конкретно и почвенно, оно создается на базе этноса (народа, национальности, нации), имеющего культурные, языковые и антропологические отличия. Попытка затушевать данное обстоятельство есть стремление к устранению общества, превращению его в бесформенный агломерат индивидуумов. Показательно, что смешение этнокультурных типов, которое определяет лицо современного мира, стало возможным в результате смешения сословий, имевшего место быть в результате буржуазных революций. Общество стало однородным (гомогенным), сведенным к одному культурному типу – буржуа. В результате народы потеряли самобытность, что облегчило их космополитическое смешение друг с другом. Впрочем, смешению и упрощению нет пределов и сегодня на очереди уже смешение полов, что находит свое отражение хотя бы в «культуре» uni sex.

Государство в рамках традиционной модели выступает как совокупность этносов, при котором один из них играет роль государствообразующего народа. Таким образом, к социальной иерархии, прибавляется еще и иерархия народная, которая в то же время отрицает расистский принцип подавления и угнетения одной нации другой. Земское общество должно быть терпимо и внимательно ко всем народам, но твердо и неукоснительно соблюдать принцип подчинения всех народов одному, государствообразующему.

Традиционное общество есть не совокупность классов, но единство сословий. Класс – экономическая категория, сословие – политическая, оно является обязательной организацией всей социальной группы. В современном обществе, особенно – буржуазном, экономика доминирует над политикой в плане общественно-государственного строительства. Напротив, в обществе традиционном намного важнее не экономическое, но политико-юридическое единство. Оно требует всеобщей организации, которая не оставляет ни одного из членов общества вне самоорганизации группы и, соответственно, без той защиты, которую эта самоорганизация оказывает. Напротив, буржуазное общество предоставляет каждому индивидууму свободно решать проблемы собственной организации, и это часто приводит к отчужденности этого индивидуума от общества.

Такая принудительная организация общества решает не только социальные, но и общенациональные проблемы. В «классовом» обществе группы ориентированы, прежде всего, на свои социально-экономические интересы. В сословном обществе они служат одной политической (государственной) цели.

Формой организации сословий должна стать корпорация, которая бы объединяла всех представителей определенной социальной группы (буржуазии, крестьянства, рабочих, ремесленников, аристократов, священников и т. д.). Такая корпорация имеет собственную структуру (центральные и местные органы), СМИ, символику, традиции. Она делегирует своих представителей во всенародное собрание представителей, имеющее законосовещательные функции. При этом нижестоящие организации выбирают вышестоящие, в результате чего образуются корпоративные группы (фракции) в законосовещательном собрании, защищающие интересы своих корпораций, применительно и к общенациональному уровню, и к разным регионам.

На региональном уровне местные отделения корпорации формируют группы в органах самоуправления.

Внутри каждой сословной корпорации создаются профессиональные союзы, которые отражают степень специализации. Так, внутри сословия рабочих действуют профессиональные группы металлургов, строителей и т. д. Внутри буржуазии разделение также происходит по той отрасли, в которой заняты конкретные предприниматели. Внутри сословия крестьян образуются группы землепашцев, агрономов, сельхозрабочих. Внутри сословия аристократов – группы чиновников, идеологов, офицеров.

Для оптимизации взаимодействия различных корпораций в процессе национального творчества создаются синдикаты. Они объединяют структуры разных корпораций, действующие на одном предприятии, отрасли и т. д. Так, рабочие и предприниматели одного завода создают заводской синдикат, имеющий общий координирующий орган. Базисные синдикаты делегируют своих представителей с целью создания синдикатов отраслевого уровня. При этом промежуточными ступенями внутри этой отраслевой вертикали являются местные синдикаты (например, металлургический синдикат области или уезда). В координирующих органах синдиката активное участие принимают представители от государства.

Синдикаты (на всех уровнях) вместе с представителями органов государственного планирования, принимают участие в составлении общих плановых заданий.

Одной из главных задач синдикатов является подготовка высококвалифицированных научных специалистов, занятых в отдельных отраслях, либо в межотраслевых областях. Синдикаты создают свои профессионально-научные высшие и средние учебные заведения. Таким образом, из общественной структуры вымывается, «как класс», интеллигенция. У каждого синдиката появляется своя собственная интеллигенция.

Впрочем, такая же интеллигенция появляется и внутри каждой корпорации, только она уже задействует себя не в сфере естественных, а в сфере общественных наук, занимаясь осмыслением роли своего сословия в национальной жизни страны. Исходя из такой модели, своя прослойка социально-гуманитарной интеллигенции существует и внутри аристократии, и внутри рабочего класса, и внутри крестьянства, и т. д.

Традиционное общество не может быть объектом влияния различных партийных группировок, которые выражают интересы лишь части («партия» - от лат. слова всего общества и конкретной общественной группы. Корпорация – обязательное объединение всей социальной группы.

Иную роль играет партия – добровольная ассоциация части, группы (ее меньшинства), которая подчиняет себе всю группу. Исходя из этого, в традиционном обществе партии должны быть «низведены» до уровня политических клубов, которые имеют значение генераторов каких то идей, смыслов, т. е. носят информационный характер. Впрочем, в постиндустриальном (информационном) обществе, это значение очень велико. Партии, таким образом, лишаются своей директивной роли, но продолжают выполнять важные рекомендательные функции. Более того, усиливается именно эта, важная и полезная, функция.

В перспективе политика становится не только профессией, но и наукой. Лишившись необходимости борьбы за власть «класс» политиков сосредотачивается на осмыслении политических процессов.

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты