Главная  >  Политика   >  Государственные деятели   >  Николай Христианович Бунге


Николай Христианович Бунге

11 октября 2007, 182

Николай Христианович Бунге (1823-95) - российский государственный деятель, экономист, академик Петербургской АН. В 1881-86 он был министром финансов, в 1887-95 председателем Кабинета министров.

Еще в сентябре 1880 г. Бунге в записке, поданной Александру II, высказался за принятие мер общего характера для поднятия народного хозяйства России. «Для содействия обрабатывающей промышленности заводским и торговым предприятиям, — писал Бунге, – от правительства требуется... не столько материальная поддержка, сколько установление лучшего порядка посредством издания законов, примененных к современному развитию хозяйства. Россия отстала от всей Западной Европы в этом отношении на полстолетия». Промышленное развитие России «сдерживалось» из-за «отсутствия в стране современного фабрично-заводского законодательства».

В начале 1880-х годов Бунге выступил с программой фабрично-заводского законодательства. 1 июня 1882 г. был принят закон, запрещавший труд малолетних на фабриках. Для подростков от 12 до 15 лет должен был быть установлен 8-часовой рабочий день. В 1882г. была образована при Министерстве финансов фабричная инспекция как орган надзора за исполнением фабричного законодательства. По закону 12 июня 1884 г. губернии, находившиеся под надзором фабричной инспекции, были разделены на 9 округов — Петербургский, Московский, Владимирский, Казанский, Воронежский, Харьковский, Киевский, Виленский и Варшавский. Соответственно, штат фабричной инспекции состоял из одного главного инспектора, 9 окружных и 10 помощников. 3 июня 1886 г, был опубликован подготовленный комиссией под председательством товарища министра внутренних дел В. К. Плеве закон, регулировавший отношения между фабрикантами и рабочими. Контроль за соблюдением этого закона возлагался на фабричную инспекцию. При обсуждении проекта закона в Государственном совете были высказаны предложения о передаче фабричной инспекции по примеру Англии в ведение Министерства внутренних дел. Однако Государственный совет отклонил это предложение.

Закон 3 июня 1886 г. устанавливал правила найма и увольнения рабочих, условия оплаты труда, запрещал натуральную форму расчетов, вычеты из жалованья на медицинское обслуживание, устанавливал контроль над штрафами. В то же время закон предусматривал целый ряд карательных мер за участие в стачках и подстрекательство к ним, угрозы в адрес администрации и отказ от работы. В подготовленных Бунге законах «московская консервативная печать» увидела «едва ли не социализм», Бунге за них «подвергся обвинениям в непонимании условий русской жизни, доктринерстве, увлечении тлетворными западноевропейскими теориями». Казалось бы, фабричное законодательство 80-х годов было выдержано в духе «попечительства», положенного в основу рабочей политики Каткова и Победоносцева, однако оно было сочтено ими слишком радикальным. Действительно, Бунге считал необходимым создать условия для развития крестьянского землевладения на основе частной собственности в сельском хозяйстве, а в промышленности ввести современное фабричное законодательство для обеспечения «более тесной связи между интересами рабочих и фабрикантов».

Бунге исходил из того, что «сила и влияние господствующих классов могут быть прочно основаны лишь на благосостоянии рабочего сословия». Он считал необходимым, чтобы фабриканты, общества, или земства, или государство взяли на себя устройство жилищ для рабочих и улучшение их быта. С его точки зрения, следовало подумать и о привлечении рабочих к участию в прибылях. «Доля участия в прибылях, — писал И. X. Бунге в середине 90-х годов, — составляет один из лучших способов если не упразднения социального вопроса, то по крайней мере для устранения из него всякой жгучести». Обосновывая свои взгляды на рабочий вопрос, Бунге ссылался на западные образцы: политику швейцарского правительства, организовавшего в Берне постройку специальных помещений для рабочих с учетом их требований, приводил в качестве примера красильные заведения Лекларка в Англии.

Эти взгляды не могли вызвать сочувствия у Каткова и его единомышленников. Они не признавали существования рабочего сословия в России и видели в фабричном рабочем мужика, отправившегося на заработки.

Поданная Бунге в сентябре 1880 г. Александру II всеподданнейшая записка предусматривала также преобразование налоговой системы России с целью ликвидации бюджетного дефицита. В первую очередь намечались отмена соляного налога и понижение выкупных платежей, Одной из важнейших налоговых реформ Бунге стала отмена подушной подати. Решение об этом Бунге успел провести через Государственный совет в мае 1882 г. вопреки сопротивлению Победоносцева и некоторых его единомышленников. Однако большинство членов Государственного совета поддержало реформу, а 18 мая 1882 г. Александр III утвердил мнение большинства. Отмена подушной подати затянулась до 1886 г. «Можно ожидать, что с отменой подушной подати, — писал Бунге в 1884 г., — с одной стороны, прекратится накопление крупных недоимок, а с другой — возвысится благосостояние всего земледельческого населения, и оно уплатит свободно, по своим средствам, в виде косвенных налогов, акцизов с вина, пива, сахара, табака, таможенных пошлин с чая и других предметов значительную долю того, что взыскивается принудительно в виде подушной подати». Отмена подушной подати была важным шагом на пути замены сословного налогообложения налогами по имущественному признаку. В начале 1885 г. Бунге ввел дополнительные сборы к промысловому налогу: 3%-й с доходов обязанных публичной ответственностью акционерных предприятий и раскладочный с предприятий гильдейских. В конце 1885 г. был введен 5%-й сбор с доходов от денежных капиталов25. 12 июня 1886 г. императором был утвержден закон о переводе государственных крестьян с оброка на выкупные платежи. Перед ними открывалась перспектива превращения в полных земельных собственников. Бунге выступал решительным противником как существовавшей круговой поруки, так и паспортной системы, поскольку они затрудняли свободное передвижение крестьян. В январе 1886 г. он обратился к министру внутренних дел Д. А. Толстому с предложением «рассмотреть особо» изменения в уставе о паспортах. В феврале 1886 г. при Министерстве финансов была образована подготовительная паспортная комиссия под председательством директора Общей канцелярии министра Г. М. Раевского. Комиссии было поручено подготовить для внесения в законы о паспортах такого рода изменения, которые облегчили бы «передвижение населения», но в то же время не отразились на интересах полицейского сыска и размере годового «паспортного дохода», достигавшего 3,5 млн. руб. Комиссия Раевского признала существовавшую паспортную систему «безусловно вредной» для народного благосостояния, препятствующей «не только правильному распределению труда», но и «развитию платежных сил населения» и особенно «стеснительной» для мещан и крестьян.

Комиссия закончила работу в августе 1886 г., после чего подготовленный ею проект был передан на рассмотрение учрежденной при Министерстве финансов общей паспортной комиссии под председательством товарища министра финансов П. В. Николаева. Однако в связи с отставкой Бунге 31 декабря 1886 г. работа затянулась, члены комиссии не могли прийти к единому мнению. Спор разгорелся вокруг основного вопроса об отношении к общине и круговой поруке. Паспортная реформа застряла в бюрократических путах до начала 1890-х годов.

В отличие от Каткова и Победоносцева, сторонников бумажного денежного обращения и даже выступавших за увеличение денежной массы, Н. X. Бунге, вслед за М. X. Рейтерном, настаивал на необходимости извлечения из обращения избыточного количества бумажных денег, укрепления рубля и внедрения звонкой монеты. Политика Бунге в этой области была направлена на подготовку введения золотого стандарта. 26 июня 1881 г. была возобновлена прекращенная в 1876 г. чеканка серебряной монеты, в сентябре 1882 г. Бунге представил Александру III специальную записку о необходимости упрочения курса рубля, а в декабре 1882 г. внес это предложение в Комитет финансов. Однако политика Бунге в области денежного обращения была встречена в штыки на страницах «Московских ведомостей» и «Гражданина».

Неурожаи 1883 и 1885 гг. подорвали и без того непрочное финансовое положение в стране. Попытки Бунге избавиться от бюджетного дефицита потерпели неудачу. Этим воспользовался Катков, чтобы не только подвергнуть критике бюджетный дефицит и слабые стороны экономической политики Бунге, но еще раз придать своим обвинениям политический характер. «Сложилось странное положение, — писал Катков, настаивая на отставке Бунге, — оппозиция правительству не вне его, а в нем самом, чего не бывает, по крайней мере не должно быть, ни в каком государстве ни при каком образе правления».

В январе 1887 г. Бунге был уволен с поста министра финансов и назначен на почетный, но менее влиятельный пост председателя Комитета министров.

Б. В. Ананьич
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты