Главная  >  Общество   >  Основы общественного устройства   >  Благотворительность


История церковной благотворительности

11 октября 2007,

В ХI-ХVII вв. призрение бедных было прерогативой Церкви, благотворительная деятельность которой состояла в создании и содержании при храмах богаделен, «убогих домов», при кладбищах — «скудельниц».

Благотворительность в Древней Церкви

В ранней Церкви царил апостольский дух общения верных. В устроении жизни первохристианской общины принцип благотворительности осуществился в идеальной чистоте: здесь был дар Богу со стороны одних и дар от Бога другим — нуждающимся. Деяния святых апостолов, Послания апостола Павла свидетельствуют об организации церковной благотворительности: «Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого» (Деян 2. 44-45; 6. 34); своего рода милостыней от лица Церкви являлись для бедняков вечери любви (агапы), где все верующие имели братское общение в пище; первые христиане заботились о поддержке вдов (Деян 6.1). Апостол Иаков, брат Господень, призывает в своем Послании к оказанию помощи сиротам и вдовам (1. 27). Христианский памятник I в. «Дидахе» наставляет: «Блажен дающий по заповеди» (1.5; ср.: Деян 20. 35); «не будь простирающим руки, чтобы брать, и убирающим, когда нужно дать. Если имеешь от трудов рук своих, отдай в искупление грехов твоих. Давай не колеблясь, и давая не ропщи, ибо ты знаешь, Кто есть добрый Воздаятель награды. Не отвергай нуждающегося, но во всем будь общник с братом твоим и [ничего] не называй своим. Ибо если вы общники в бессмертном, то тем более в смертном!» (4. 5-8). В «Пастыре» Ерма (до сер. II в.) говорится: когда богатый подает бедному то, в чем тот нуждается, бедный молит Господа за богатого, и Господь подает богатому все блага, ибо «бедные, моля Господа за богатых, бывают услышаны, и умножают богатства их, а богатые, помогая бедным, ободряют их души».

Одушевленная братская любовь ранней Церкви не побуждала останавливаться на частных вопросах благотворения, например, на вопросе о том, кому должно благотворить и как можно творить милостыню самому малоимущему человеку. Но уже с сер. III в. в писаниях отцов встречаются вместе с настойчивыми предостережениями против обольщения богатством и горячие призывы к милостыне с ярким изображением ее значения в жизни христианина.

Отцы, учители и пастыри Церкви служили делу христианской благотворительности как пастырским научением, так и личным примером. В Надгробном слове святителю Василию Великому святитель Григорий Богослов приводит примеры не только личного благодеяния святителя Василия, но и организации им церковной благотворительности: во время жестокого голода святитель словом и увещанием подвиг имущих открыть свои хранилища, он собрал в одно место голодающих и накормил их, выставив котлы, полные овощей, солений и проч., а затем по примеру Самого Христа с помощью служителей удовлетворил их телесные и душевные потребности, «к насыщению присоединив честь и облегчив их участь тем и другим». Святитель Василий впервые учредил приют, в котором принимали странников, нищих, больных, в т. ч. прокаженных, здесь, по выражению святителя Григория, «учится любомудрию болезнь, ублажается несчастье, испытывается сострадательность». Святитель Иоанн Златоуст, будучи Патриархом Константинопольским, построил больницы для немощных и убогих, снабжал их необходимым и приставил к ним 2 иереев, чтобы заботились о них. Святитель Иоанн Милостивый построил 7 больниц в Александрии.

С IV в., когда христианство стало государственной религией Римской империи, Церковь получила право наследования и смогла принимать пожертвования, часть которых предназначалась благотворительным учреждениям; вскоре она уже располагала большим числом таких учреждений. Государство также осуществляло благотворительность: родители, которые были не в состоянии кормить детей, получали пособие. В правление императоров Аркадия и Гонория в 398 г. клирикам и монахам было даровано официальное и исключительное право ходатайствовать за осужденных и просить о милости к ним. Из Кодекса императора Юстиниана (534) явствует, что в Византийской империи имелись приюты для нищих и паломников, больницы, учреждения для сирот, престарелых и нищих. Святитель Иоанн Златоуст свидетельствует, что только Антиохийская Церковь, в которой он был пресвитером, содержала до 3 тыс. нуждающихся вдовиц и дев, кроме того,— заключенных, странников, калек, сидящих при храме ради пищи и одежды, и проч. В Константинополе 950 деканов несли обязанности погребения бедных горожан. Больницами, сиротскими приютами, странноприимными домами, богадельнями обычно заведовали священники и диаконы. На диаконах и диаконисах лежала основная обязанность в деле благотворения (именуется также диаконией). О наличии большого числа богоугодных заведений в Восточной Церкви свидетельствует принятие Халкидонским Собором правила, определяющего подчиненность «клириков при богадельнях» (также и при церквах монастырей, и «мученических храмов») епископу соответствующего города (прав. 8). Согласно толкованию Феодора IV Валъсамона, правило было принято потому, что на Востоке в некоторых областях существовала практика, когда патрон богоугодного заведения вместе с попечителями избирал и увольнял клириков помимо епископа данного города или области. На основании этого обычая некоторые утверждали, что клириков богоугодных заведений (также и клириков при церквах монастырей и «мученических храмов») нельзя приравнивать к клирикам епископии или митрополии: они должны считаться независимыми от епископа и зависимыми в случае богоугодного заведения только от патрона — такое злоупотребление и пресекалось прав. 8 Халкидонского Собора. Иоанн Зонара в толковании прав. 8 говорит, что «богадельни суть домы, назначенные для призрения бедных и попечения о них, т. е. домы для призрения престарелых, сиротопитательные и подобные, в которых находят приют и содержание страждущие»; при богадельнях существовали церкви, «дабы содержимые в сих заведениях не оставались без участия в молитвах». В Халкид. 10, определяющем порядок возможного перемещения священнослужителя из одной церкви в др., также речь идет о богадельнях и о странноприимных домах.

Важную роль в развитии благотворительности играли монастыри. Больницы основывались Восточной и Западной Церквами. Императоры боялись усиления власти монастырей именно из-за благотворительности и пытались ее обуздать. Император Никифор II издал в 964 г. закон, запрещавший учреждение новых монастырей, монастырских гостиниц и приютов для бедных, управляемых монахами. Воспрещались пожертвования этим учреждениям, исключения делались только для тех приютов, которые своей практической деятельностью уже доказали пользу для общества. Этот суровый закон был вскоре отменен император Василием II «как направленный к оскорблению и обиде не только церквей и богоугодных домов, но и Самого Бога». Дальнейшее развитие благотворительности, несмотря на различные исторические условия и формы, которые она принимает, в основе своей имеет обращение к практике древней Церкви, для членов которой «быть во Христе» означало повседневную жизнь, являвшую собой воплощение заповедей любви и жертвенности. Церковь как орудие Царства Божия распространяет Божественное человеколюбие не только на своих членов, но и на тех, кто ей не принадлежит. Отцы Церкви именуют Церковь новым Ковчегом, где каждый найдет спасение.

Благотворительность в России по страницам Православной энциклопедии

Древнейшими формами благотворительности в России были милостыня и призрение нищих. Одним из ярчайших примеров христианской благотворительности на Руси является деятельность святого равноапостольного князя Владимира Святославича, по приказу которого нищих и убогих кормили на княжеском дворе и на городских улицах. Уставом 996 г. кн. Владимир поручал общественное призрение духовенству, этим же уставом просветитель Руси определил десятину на содержание монастырей, храмов, богаделен и больниц. Вел. кн. Владимир Мономах считал опеку бедных одной из главных своих обязанностей. Нишелюбие было характерно также и для правителей из московского дома: особенной щедростью отличался кн. Иоанн Данилович Калита, в более позднюю эпоху щедрым благотворителем был царь Алексей Михайлович. О необходимости быть нищелюбивым и сострадательным к бедным записано в «Домострое» — сборнике XVI в., содержащем предписания в отношении бытовой жизни рус. народа.

В ХI-ХVII вв. призрение бедных было прерогативой Церкви, благотворительная деятельность которой состояла в создании и содержании при храмах богаделен, «убогих домов», при кладбищах — «скудельниц». В 1679 г. был установлен во всех епархиях особый сбор на содержание нищих. Весьма активной была благотворительная деятельность монастырей, начиная с Киево-Печерского. Преподобный Феодосии Печерский благословил отчислять на бедных 10-ю долю доходов монастыря, устроил отдельный двор, где жили нищие, калеки и больные. Каждую субботу из обители воз хлеба посылался в тюрьмы. В голодные годы монастыри кормили окрестных жителей. В один такой год Кириллов монастырь кормил ежедневно по 600 нищих, а Пафнутиев монастырь — до 1 тыс. Около обителей существовали богадельни, больницы и гостиницы. Более же всего выделял среди др. обязанностей иноков социальное служение защитник монастырской благотворительности преподобный Иосиф Волоцкий. Основанный преподобным монастырь ежегодно тратил 150 р. и 3 тыс. четвертей хлеба на нищих и странников, в монастырской трапезной ежедневно кормили по 600-700 чел.

В XVI в. начала складываться система государственной благотворительности Стоглавый Собор 1551 г. постановил в каждом городе создать муж. и жен. богадельни «для прокаженных и престарившихся», а работоспособных нищих — заставлять трудиться. В 1670 г. был учрежден приказ для строения богаделен, отнесенных к ведомству Патриаршего дома. По мере того как русское правительство знакомилось с порядками в Западной Европе, оно задавалось мыслью об устройстве в России благотворительных учреждений по образцу европейских. Царь Феодор Алексеевич в своем указе перечисляет всевозможные благотворительные учреждения «еуропских стран» и ввиду этого предписывает, отобрав в Москве «увечных людей от притворных нищих», первых поместить в двух «шпитальных», а «здоровым лентяям дать работу».

В XVII в. возросло значение частной благотворительности. Патриарх Филарет в 1626 г. основал на свои средства в Москве, у Никитских ворот, Феодоровский больничный монастырь на 20 коек для увечных воинов. Заслуга открытия первой в Москве гражданской больницы принадлежит боярину Ф. М. Ртищеву, с этой целью купившему дом и устроившему в нем 2 палаты па 13-15 чел. С именем Ртищева связана организация первых в России «медвытрезвителей»: он велел собирать на московских улицах пьяных и больных в особый приют, где содержал их до излечения, при приюте устроил богадельню для неизлечимо больных и престарелых. Попытку организации государственной благотворительности предпринял Петр I. С одной стороны, он принимал строгие меры против «ленивых прошаков», приказывал их бить батогами, водворять на место жительства, возвращавшихся к своему промыслу ссылать на каторгу, запрещал подаяние милости под угрозой денежного штрафа. С др. стороны, Петр требовал повсеместного устройства по губерниям «гошпиталей», т. е. приютов для всякого рода призреваемых, заботился о размещении инвалидов по монастырям и приказывал строить в городах, на церковных дворах, приюты для «зазорных» детей. План Петра о повсеместном устройстве благотворительных учреждений был до известной степени осуществлен императрицей Екатериной II. В 1763 г. указом императрицы в Москве был создан Воспитательный дом, который должен был существовать на частные пожертвования. Сразу же после опубликования манифеста о создании приюта Святейший Синод объявил о сборе средств. Императрица внесла 100 тыс. р., самым крупным вкладчиком в строительство и содержание Воспитательного дома стал П. А. Демидов, на средства которого были основаны коммерческое училище при Воспитательном доме и пансион при Московском ун-те.

Дальнейшие усилия императрицы Екатерины по «пристройству безумных» и созданию в каждой из 26 епархий Русской Церкви по 1 богадельне являются подготовительными мерами для систематической организации общественного призрения, основание которой было положено указом 7 ноября 1775 г. об «учреждениях для управления губерниями». В состав новых губернских правлений должен был входить приказ общественного призрения, на который возлагалась забота об устройстве народных школ, сиротских домов, больниц, убежищ для неизлечимых, домов для умалишенных, богаделен, работных и смирительных домов. В основе деятельности приказов общественного призрения лежали 3 принципа: самостоятельность местных благотворительных учреждений, привлечение к управлению ими местного населения и обеспечение их денежными средствами. Каждому приказу было отпущено 15 тыс. р. с правом отдавать эти деньги под залог имений. В 1840 г. капитал приказов общественного призрения равнялся 25 млн р., в их ведении состояли 793 благотворительных учреждения с более чем 150 тыс. призреваемых. Ко времени правления имп. Екатерины II восходит первая попытка организации открытого общественного призрения (вне закрытых благотворительных заведений). Указ 1781 г. вменил в обязанность городскому магистрату С.-Петербурга определить «городового маклера», к-рому поручалось раз в неделю вскрывать кружки приказа общественного призрения и деньги раздавать «бедным, не могущим собрать работою себе пропитание».

Наряду с системой приказов общественного призрения в России существовала довольно разветвленная система сословных благотворительных обществ и учреждений полу-гос.-полуобщественного характера. Крупнейшим являлось Ведомство учреждений имп. Марии Феодоровны, супруги Павла I, ведавшее благотворительными, а также жен. учебно-воспитательными учреждениями, преобразованное из основанного в 1796 г. Воспитательного общества благородных девиц, которое возглавляла имп. Мария Феодоровна. В 1828 г. оно было преобразовано в 4-е отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, свое название получило в 1854 г. Благодаря деятельности императрицы, вкладывавшей в открытие учебных заведений для девочек всех сословий свои средства и привлекавшей частных благотворителей, в 1855 г. Ведомство учреждений имп. Марии состояло из 365 учебных и благотворительных заведений, в которых обучались десятки тыс. детей обоего пола. В 40 больницах Ведомства ежегодно проходили лечение свыше 40 тыс. пациентов. В воспитательных домах, приютах и богадельнях призревалось свыше 60 тыс. чел. Годовой бюджет Ведомства к кон. XIX в. достиг 13 млн р., под его эгидой действовали несколько самостоятельных благотворительных обществ: советы детских приютов, Дамское попечительство о бедных, Благотворительное общество, Дамский комитет попечительного общества о тюрьмах, вдовьи дома и др.

Параллельно и независимо от Ведомства учреждений имп. Марии действовала еще одна крупная благотворительная организация, имевшая филиалы во многих городах России,— Человеколюбивое общество, созданное в 1802 г. по инициативе имп. Александра I для оказания помощи бедным и нуждающимся. Первым попечителем общества стал кн. А. Н. Голицын, обер-прокурор Святейшего Синода, с 1817 г. министр духовных дел и народного просвещения, при содействии которого в 1819 г. возникло Попечительное о тюрьмах благотворительное общество. Человеколюбивое общество существовало на частные средства. Крупные пожертвования на содержание домов призрения делал президент Московского попечительного комитета общества кн. С. М. Голицын. Кн. П. И. Одоевский передал обществу имение в с. Болшеве с 1130 крестьянами; там были открыты богадельня, училище для крестьянских детей, исправительный приют для девочек. Об-ву жертвовали земли и крестьян вице-президент Попечительного комитета А. Н. Бахметев, кнг. О. М. Кольцова-Мосальская, М. Ф. Чихачёв и др. В составе Человеколюбивого общества действовало Общество поощрения трудолюбия, созданное по инициативе княгине А. Н. Стрекаловой в 1863 г. для оказания помощи женщинам.

Важным направлением благотворительности в России было призрение раненых, больных и престарелых воинов и их семей. Имп. Екатерина II учредила в С.-Петербурге Инвалидный дом на 50 чел. В 1813 г. были заложены основы инвалидного капитала, который состоял гл. обр. из пожертвований имп. Марии Феодоровны и частных лиц, в 1814 г. он был передан созданному имп. Александром I «Комитету, Высочайше учрежденному на 18-й день августа 1814 г.» (с 1877 Александровский комитет) - прообразу Красного Креста. В кон. XIX в. инвалидный капитал составлял ок. 22 млн р.

Активной благотворительной деятельностью занимался Капитул российских орденов. Каждый российский орден имел особый объект попечения: кавалеры св. Андрея Первозванного ордена, высшего ордена России, имели под своим покровительством воспитательные дома и содержали их на свои средства. На содержании св. Екатерины ордена существовали училища для девушек и Мариинский институт. По окончании этих заведений воспитанницы получали от ордена «приданный капитал». Кавалерам же св. Анны ордена I и III степени вменялось в обязанность попечительство над всеми больницами, а над богадельнями шефствовали кавалеры ордена св. Анны II степени. Награжденный орденом или медалью вносил определенную сумму в инвалидный капитал, напр., при пожаловании орденами Андрея Первозванного или Александра Невского с бриллиантами — 600 р., при пожаловании медалью — от 7,5 до 150 р. Если император жаловал перстень или табакерку, награжденный обязан был 10% от их стоимости внести в инвалидный капитал. На благотворительные цели шли 10% от всех конфискаций и таможенных изъятий, поступали значительные отчисления с неполученных наследств или призовых денег, с различных концертов, каждый театр один раз в год давал спектакль в пользу инвалидов.

Земская (1864) и городская (1870) реформы переложили основную тяжесть социальной помощи на городское и сельское общественное самоуправление, приказы общественного призрения были упразднены, их капиталы переданы земствам и городам. К 1890 г. земства тратили на благотворительность, не считая расходов на медицинскую помощь, 10% своего бюджета (3 млн р.). 8 марта 1861 г. были созданы кассы взаимопомощи рабочих на казенных горных заводах, больничные кассы горных заводов Царства Польского и др. Из «штрафного» капитала выплачивались единовременные пособия. В 1883 г. введены правила о мерах призрения нижних чинов и членов их семей, установлена пенсия 3 р. в месяц. 15 мая 1901 г. приняты временные правила о пенсиях рабочим казенных горных заводов и рудников, утративших трудоспособность, 2 июня 1903 г.— закон о вознаграждении рабочих, потерпевших вслед, несчастных случаев, 23 июня 1912 г.— законы «О страховании от несчастных случаев» и «О страховании на случай болезни», начинает вводиться бесплатная медицинская помощь.

Частная благотворительность, начало которой было положено во 2-й пол. XVIII в., получила особенное развитие во 2-й пол. XIX - нач. XX в.: в 1861-1899 гг. было основано 95% всех обществ и 82% всех благотворительных заведений. В 1781 г. частным лицам официально было разрешено открывать благотворительные заведения, в 1862 г. право санкционирования благотворительных заведений было передано от императора Министерству внутренних дел. К кон. XIX в. 75% средств, израсходованных на благотворительность, были частными, 25% принадлежали казне, земствам, городам, сословным учреждениям, церквам.

Первоначально среди жертвователей и меценатов преобладали аристократия и дворянство. В 1802 г. кн. Д. М. Голицын завещал около 1 млн р. на строительство и содержание Голицынской больницы в Москве (ныне 1-я Градская), в 1807 г. гр. Н. П. Шереметев построил в Москве Странноприимный дом (ныне Ин-т скорой помощи им. Н. В. Склифасовского). С развитием частной торговли и промышленности благотворительностью стали заниматься купцы и предприниматели. Значительная часть капитала в дореволюционной России находилась в руках старообрядцев, многие старообрядческие семьи были известны тем, что их представители были не только промышленниками, но и крупнейшими благотворителями. Морозовы строили богадельни и больницы (Морозовская больница), на их средства был создан МХАТ, Музей западного искусства. К. С. Солдатёнков собрал коллекцию картин и подарил ее Румянцевскому музею, завещал капитал на сооружение больницы (ныне им. М. П. Боткина) и на основание ремесленного училища для подготовки фабричных рабочих. Благотворительные заведения носили, как правило, имена своих создателей: Бахрушинская больница, Алексеевские глазная и психиатрическая больницы, Рукавишниковский и Мазуринский приюты. Владельцы торгово-промышленных предприятий тратили средства на родильные дома, ясли, детские сады, школы, больницы, приюты для своих рабочих и членов их семей.

В кон. XIX — нач. XX в. активизировалась церковная благотворительность в немалой степени благодаря пастырской деятельности св. Иоанна Кронштадтского, основавшего в Кронштадте Дом трудолюбия (открыт 12 окт. 1882). В 1902 г. там работали одно временно 7281 чел. Кроме школ, мастерских и библиотек для взрослых и детей при Доме трудолюбия существовали приют для детей и дневное убежище для малолетних (50 чел.), загородная летняя дача для детей, богадельня для бедных женщин (22 чел.), большой каменный ночлежный дом, построенный в 1888 г., на 84 мужчины и 24 женщины. В Доме трудолюбия оказывалась бесплатная врачебная помощь, выдавались обеды и пособия. Столовая, работавшая в течение 11 часов каждый день, отпускала от 400 до 800 обедов. Активной благотворительной деятельностью в Москве занималась Марфо-Мариинская обитель, основанная вел. кнг. Елисаветой Феодоровной в 1908 г. В 1900 г. Ведомству православного исповедания и военного духовенства принадлежали 3358 благотворительных организаций (2164 общества и 1194 заведения). В это число входили церковноприходские попечительства (учреждены в 1864), а также благотворительные заведения при монастырях и храмах. К 1906 г. ок. 50% правосл. храмов имели благотворительные фонды, из которых выделялись средства на содержание приходских школ и приютов (в 1868 - 18%).

Общее число благотворительных организаций в России на 1 янв. 1899 г. составляло 14854 (7505 заведений и 7349 обществ). В 1898 г. 7 077 129 чел. в Российской империи воспользовались благотворительной помощью.

В 1909 г. был создан союз учреждений, обществ и деятелей по общественному и частному призрению. На 1-м съезде союза рассматривались вопросы организации благотворительности: кто должен брать на себя обязанность помогать нуждающимся, кого следует призревать, каковы источники средств, как упорядочить деятельность частных благотворителей, кто и как должен учить детей в приютах, и т. д.

Характерной чертой советского периода рус. истории было провозглашение государством полной ответственности за решение всех социальных проблем, что привело к закрытию благотворительных организаций. В ноябре 1917 г. были упразднены все благотворительные учреждения и общества помощи инвалидам и их семьям. Однако существование острейших социальных проблем, например, массовой детской беспризорности, вынуждало прибегать к организованным формам проявления милосердия и благотворительности (Детский фонд им. В. И. Ленина). Церковь пыталась продолжать дело благотворительности. Во время голода в Поволжье в нач. 20-х гг. св. Патриарх Тихон учредил Всероссийскую церковную комиссию для оказания помощи голодающим. В 1922 г. эта комиссия была распущена властями, а собранные средства конфискованы. В 1928 г. общецерковная благотворительность была запрещена (запрет был подтвержден в 1961 и 1967). Государственные меры борьбы с нищетой переросли в борьбу с нищими. Бродяжничество объявили преступлением, бездомных отправляли подальше от больших городов, зачастую — в места заключения. В кон. 80-х гг. XX в. государство признало необходимость предоставления возможности гражданам инициативно участвовать в социальной взаимопомощи, видя в этом не только путь к частичному освобождению государственного бюджета от расходов на социальные нужды, но и одно из средств формирования гражданского общества. Были созданы несколько фондов, которые должны были охватывать своей деятельностью всю территорию государства: Фонд культуры, Детский фонд, Фонд милосердия и здоровья. В последующие годы появилось большое число более мелких благотворительных фондов и организаций. Благотворительная деятельность Русской Православной Церкви осуществляется в настоящее время через синодальный Отдел по церковной благотворительности и социальному служению (создан в 1991), который тесно взаимодействует с епархиальными, приходскими и монастырскими благотворительными учреждениями. Значительный вклад в общецерковную благотворительность вносят православные братства и сестричества, а также созданные при участии РПЦ благотворительные организаций: Некоммерческое партнерство православных предпринимателей «Попечитель», Ассоциация благотворителей «Православной энциклопедии», Клуб православных предпринимателей и т. д. Большая поддержка церковной благотворительности оказывается и частными лицами, и различными компаниями.

История создания медицинских обществ.

В истории развития отечественной медицины огромную роль сыграли медицинские общества. Наибольшего развития они достигли в 60-80-е годы XIX века. Если к концу первой половины XIX века их было менее 10, то к 1896 году в России насчитывалось уже до 120 научно-медицинских обществ; более половины всех врачей состояло членами различных обществ. Медицинские общества решали не только специальные научно-методические вопросы, но и живо откликались на общественные события в стране.

В этот период врачебные объединения создавались не только в крупных городах, но и в отдаленных от центра районах страны. Среди организованных во второй половине XIX века Обществ Общество русских врачей в Москве (1861), Харьковское медицинское общество (1861), Кавказское медицинское общество (1864), Общество врачей Казани (1869), Омское медицинское общество (1883), Томское общество естествоиспытателей и врачей (1889) и ряд других.

При всем многообразии задач, которые ставили перед собой различные общества, при больших различиях в структуре, в формах и методах работы медицинские общества дореволюционной России имели большое значение в объединении и организации врачей, в активизации их внимания к вопросам научной и практической медицины, в обсуждении и разрешении насущных проблем медико-санитарного дела, в повышении квалификации врачей.

В послереволюционное время научно-практические медицинские общества сохранились, но приобрели секуляризированный характер. Существование каких-либо православных объединений стало невозможно, тем более во врачебной среде. Реальности нового времени 90-х годов конца ХХ столетия дали возможность возрождения вековых исторических традиций русской церковной медицины. Потерянные нравственные ориентиры, отсутствие единого этического эталона для современных врачей бывшего союза ССР вызывали в последнее время у части из них чувство неудовлетворенности в общении друг с другом из-за разных взглядов на одни и те же проблемы (эвтаназия, аборты, экстракорпоральное оплодотворение, трансплантация органов и тканей и др.), отсутствия единой мировоззренческой базы и желания обрести единомышленников.

В 1995 году в Москве образуется небольшая группа врачей различных специальностей, объединенная православным вероисповеданием и православным взглядом на ключевые моменты медицины. Группа организуется в Общество при II Московском медицинском институте им. Сеченова под руководством профессора А.В.Недоступа.В организации Общества, составления первого устава принимают участие сотрудники Отдела и Министерства здравоохранения РФ, а также Синодального отдела социального служения и благотворительности Русской Православной Церкви.

Общество занялось обсуждением животрепещущих проблем современной медицины, практической помощью больным православным людям и участием в обсуждении законопроектов Государственной Думы в области здравоохранения. К 2000 году число его членов достигло 40, среди них такие известные в медицине специалисты как академик Н.А.Мухин, заслуженный врач России профессор Ф.В.Кондратьев, профессор Л.Ф.Курило, профессор С.И.Городецкий, специалист по биоэтике профессор И.В.Силуянова и др. В общество входят также известные врачи-священники г.Москвы: протоирей Алексий Бабурин, иерей Максим Обухов, иерей Валентин Жохов и др. Духовное окормление Общества осуществляется старцем Свято-Троицко-Сергиевой Лавры архимандритом Кириллом Павловым.

Первым же Обществом православных врачей, которому удалось четко и ясно изложить свои цели и задачи, построить план своих действий, принять Устав и провести юридическую регистрацию стало Общество Православных Врачей Санкт-Петербурга.

Из истории милосердия: братство во имя равноап. Кирилла и Мефодия

Нижний Новгород. 16 февраля 1871 года в Нижнем Новгороде при Покровской церкви было учреждено братство святых равноапостольных Кирилла и Мефодия. Целью членов братства являлось содействие религиозно-нравственому воспитанию бедных учеников гимназии. Покровительствовали обществу Нижегородский архиерей и губернатор. Особую роль в открытии братства сыграл директор губернской гимназии К. Н. Садаков. Среди его членов были виднейшие нижегородцы — епископ Макарий, губернатор Н.М.Баранов, краевед А.С.Гацисский, купец В.М.Рукавишников и другие. Большую помощь оказывал известный меценат М.М.Рукавишников. Он приобрел для братства дом на Грузинской улице, содержал его, построил в нем домовую церковь. Сейчас это здание занимает институт эпидемиологии имени И.Н.Блохиной.

Правила церковные

Вдовицы и убогие, и странствующие пришельцы да получают всякое успокоение… 11-е правило святителя Феофила Александрийского

Повелеваем епископу… чтобы он…требующим чрез пресвитеров и диаконов подавал со стразом Божиим и со всяким благоговением… 41-е Апостольское правило.

Аще кто, епископ или пресвитер, или диакон некоему от клира нуждающемуся не подает потребного, да будет отлучен. Закосневая же в том, да будет низвержен, яко убивый брата своего. 59-е Апостольское правило.

…Не позволительно епископу… сродникам своим дарити принадлежащее Богу: аще же суть неимущие, да подает им яко неимущим, но под сим предлогом да не продает принадлежащего церкви. 12 правило 7 Вселенского Собора.

Аще кто из клира хромому или глухому, или слепому, или ногами болезненному посмеется, да будет отлучен. Такожде и мирянин. 57-е Апостольское правило.

Приличнейшим же почитаю, чтобы епископ помощь свою подавал тому, кто от кого-либо утесняется, или если которая вдова обиду претерпевает, или сирый кого-либо лишается принадлежащего ему… 7-е правило Сардикийского Собора.

Епископу имети власть над церковным имуществом, да распоряжает оным…на пользу всех нуждающихся: и сам да взимает из оного должную часть, аще имеет нужду… и на потребности странноприемлемых им братий… 25 -е правило Антиохийского Собора.

Аще кто детей своих оставляет и не питает, и не приводит, по возможности, к подобающему благочестию, но под предлогом отшельничества нерадит о них: да будет под клятвою. 15-е правило Гангрского Собора.

Избыточествующие благотворения братий…посредством Церкви нищим бывающие ублажаем. 21-е правило Гангрского Собора.

…Некоторые, за преступления свои, на заточение или на остров осужденные… прибегают к Церкви, требуя милосердия: таковым не надлежит отказывати в помощи, но немедленно и без сомнения просити для них снисхождения. 7-е правило Сардикийского Собора.

Было бы должно и прилично пособствовать и покровительствовать бедным, простолюдинам или вдовицам. 7-е правило Сардикийского Собора.

…Епископ града (может) поручить, кому иметь попечение… о сиротах, и вдовах беспомощных, и о лицах, которым особенно нужно оказать церковную помощь… 3-е правило 4 Вселенского Собора.

По материалам: http://www.diaconia.ru/

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты