Главная  >  Культура   >  Традиционная культура   >  Древняя Русь. Быт и культура   >  Домашняя утварь


Металлическая посуда, кухонная и столовая

11 октября 2007, 44

В домонгольское время на Руси широко использовали металлическую посуду - прежде всего котлы для варки пищи. Изготовляли их из железа, меди, бронзы, как правило, из нескольких пластин металла, соединенных заклепками и снабженных дужками полукруглой формы.

В домонгольское время на Руси широко использовали металлическую посуду - прежде всего котлы для варки пищи. Изготовляли их из железа, меди, бронзы, как правило, из нескольких пластин металла, соединенных заклепками и снабженных дужками полукруглой формы. По форме и способу изготовления они сходны с котлами, распространенными у соседних народов, как северных (марийцы, коми-пермяки, корелы), так и южных, кочевых - торков, половцев, печенегов. Часть кочевнических котлов, как представляется, была изготовлена русскими кузнецами.

Форма древнерусских котлов различна: они бывают сферическими, усеченно-коническими, цилиндрическими. Они явно играли определенную роль в погребальномритуале, лучшие их экземпляры найдены в курганных могильниках. Это котлы из курганных групп у с. Заозерье, Усть-Рыбежна, Кириллино и Приладожье (табл. 28, 1, 3, 4, 5), датирующиеся X в. Котел, похожий на один из них, усеченно-конической формы, был найден в знаменитой Черной могиле в Чернигове (табл. 28, 2), захоронение которой относится ко второй половине X в. (Рыбаков Б.А., 1949. С. 41. Рис. 15). Второй половиной X -началом XI в. датируется железный клепаный котел из Гнездовского могильника (Сизов В.И., 1902. С. 89. Рис. 52). Из того же могильника происходит железный клепаный котел в виде низкого цилиндра с утолщением по краю и хорошо сохранившейся ручкой (табл. 28, 6). Наконец, еще один котел, очень похожий на гнездовский, был найден в курганном погребении у д. Сязнига, в Приладожье (табл. 28, 7). В погребениях рядом с котлами обычно находят и крюки с цепями, на которых эти котлы подвешивали над очагом.

Несколько реже встречаются котлы и котелки, изготовленные из бронзы. Два бронзовых котелка цилиндрической формы найдены на городище Сатинка Тульской области (табл. 28, 9, 10). Дно их уплощено, а по верхнему краю идет плоский бортик. Ручки у котелков железные. Медный котелок с туловом цилиндрической формы найден в Гнездовском могильнике (Сизов В.И., 1902. С. 89. Рис. 53). Места петель, на которых крепилась ручка, не видны. Котелок этот датируется, видимо, XI в.

Два больших медных котла с железными ушками -петлями и ручками - найдены на Вщижском городище (табл. 28, 11, 12). Стенки их составлены из кусков листовой меди, днища - из одного куска медного листа, на внутренней стороне котлов остались следы лужения. Они предназначались для приготовления пищи большому числу людей. Время их изготовления - XIII в. (Рыбаков Б.А., 19536. С. 114).

Среди аналогичных изделий стоит упомянуть медный котел, найденный на Старо рязанском городище в 1888 г. Ов оригинален тем, что днище его сделано из листа бронзы (Монгайт АЛ.. 1955. С. 135, 136).

В культурных слоях поселений от котлов обычно сохраняются только тонкие листы бронзы. Иногда в них закапывали клады, например Щягровский (Монгайт АЛ., 1961. С. 302, 303).

Интересен бронзовый котелок, найденный в Карелии в погребении XI в. В отличие от всех перечисленных он, видимо, литой (Кочкуркина С.И., 1981. Табл. 16, 9).

Из котлов более позднего времени стоит упомянуть о бронзовом котелке из кочевнического погребения ХIII-ХIV вв. под Азовым. У него усеченно-коническое тулово и днище из одного куска бронзы. Сохранились ручка и петли, сделанные из железа (Горбенко А. А., Кореняко Б.А., 1975. Рис, 1, 1). Из того же погребения происходит и цепь с крюком для подвешивания котла над огнем.

Как видно, формы котлов довольно традиционны, и на тех материалах, которыми мы располагаем, наметить определенные пути ее эволюции во времени не удается. Особенно широко представлен в древнерусских памятниках другой вид металлической посуды - сковородки. Целые экземпляры железных сковородок и их обломки - частая находка в культурном слое поселений, городов и в погребальных комплексах. В отличие от современных у древнерусских сковородок дно имеет сферическую форму, а диаметр варьирует от 12-13 до 30см. Судя по новгородским материалам, сковородки бытовали в городе с начала XI по XV в. (табл. 28, 16).

Более раннюю дату бытования этого вида металлической посуды дают курганные древности. Самая ранняя сковородка найдена в сопке у д. Репьи Лужского района Ленинградской области (Лебедев Г. С., 1978. С. 96. Рис. 1, IX). Автор раскопок датирует ее VII-VIII вв., но больше оснований для датировки ее более поздним временем -VIII-IХ вв. Находят железные сковородки и в других погребальных памятниках - в Горелухинских курганах (Крупейяенко И, 1978), в Тихвинских курганах, где их использовали в качестве покрышек на глиняные урны (Колмогоров А., 1914. С. 426. Рис. 47).

Две железные сковородки найдены на Сарском городище, где они датируются Х-ХIвв. (Эдинг Д., 1928. С.46. Табл. VI. 10). Известны находки железных сковородок в Белоозере, в слоях XIII в. (Голубева Л.А., 1976. С. 96); в южнорусских городах: в Киеве, Воине, Городске, Лукомпле, на Райковецком городище (Новое в археологии Киева, 1981. С. 271-272; Довженок В.И., Гончаров В.К., Юра Р.О., 1966. С. 86; Гончаров В.К., 1952. С. 169-180. Табл. 1, 12; Штыхов Г.В., 1969. С. 316. Рис. 9; 1978. С. 119. Рис. 51,3).

Обязательной и существенной бытовой принадлежностью древнерусского человека были ведра. Основу их делали из дерева, наружную сторону облицовывали железным футляром с петлями для железных дужек. Поэтому логично остановиться на них в настоящем разделе. Полное представление об этих изделиях дает ведро, найденное Н.А. Бранденбургом в кургане у с. Усть-Рыбежна (табл. 29, 16); оно цилиндрической формы и продуманных пропорций (высота его равна диаметру), очень декоративно: его металлический кожух украшен горизонтальными валиками и полосами треугольных просечек. Иногда на деревянную основу ведра надевали железные обручи, сплошь покрывавшие его внешнюю поверхность. Такое ведро было найдено Н.И. Булычевым в курганной группе Шатуны на Угре (Булычев Н.И., 1913).

Довольно часто в культурном слое городов находят бронзовые черпачки с пластинчатыми или трубчатыми ручками. Некоторые из них могли иметь производственное назначение, но часть из них относилась к кухонной посуде. Форма их устойчива, как и форма прочей домашней утвари. Бытовали они в течение длительного времени, большое количество черпаков было найдено в Новгороде (рис. 28,13,15). Небольшой черпачок был найден в Ярополче Залесском (табл. 28, 14) (Седова М.В., 1978. Табл. 5, 14), известны находки черпаков в других городах - в Белоозере (Голубева Л.А., 1957. С. 39. Рис. 5, 7), в Новогрудке (Гуревич Ф.Д., 1981. С. 104. Рис. 80, 2).

Среди столовой посуды, изготовленной из металла, самыми распространенными были чаши, их делали из меди, бронзы, серебра и золота, но изделия из двух последних металлов почти не известны, их берегли и в последующее время, они были почти все переплавлены.

Медные чаши сильно варьируют по форме и размерам. На внутренней стороне отдельных из них были обнаружены следы полуды, реже - следы серебрения. Чаши ковали из одного куска металла независимо от материала, из которого их делали.

Среди бронзовых чаш есть экземпляры, достаточно хорошо датированные. Одна из них найдена в кургане с монетами X в. (табл. 29, 6). Края ее отогнуты и имеют вид горизонтально поставленной палочки. Приближается к ней по форме чаша из Новогрудка (табл. 29, 7), значительная по размерам (Гуревич Ф.Д.. 1981. Рис. 82). Чаша с округлым дном и сферическими стенками была найдена в Дмитрове, в слоях ХII—ХIII вв. (Никитин А.В., 1971. С. 282 Рис. 4,3) (табл. 29, 8). В бронзовую чашу был положен клад, найденный в Киеве на Михайловской площади в 1938 г. (Самойловський 1.М., 1948. С. 193. Рис. 1). Она отличается округлыми стенками, плавно переходящими в днище, и прямым утолщенным краем (табл. 29, 5).

Серебряные чаши найдены преимущественно » составе кладов. Они, как правило, богато орнаментированы. На дне чаши, с внутренней стороны, помещались орнаментальные и сюжетные композиции, варьировались и края чаш. Так, чашу из киевского клада 1949 г. (Корзухина Г.Ф., 1954, клад № 109) украшает розетка с шестью лепестками (табл. 29, 10), чашу из Каменнобродского клада (Там же. Клад 138. Рис. 58) - изображение птицы в геральдической позе, обрамленной лентой геометрического орнамента, повторенного и по краю чаши (табл. 29,13). Из Киева происходит еще одна чаша с восьмиле-пестковой розеткой на дне (табл. 29, 9). К этому кругу изделий принадлежит серебряная чаша, найденная на Старорязанском городище (Монгайт АЛ., 1955. С. 139. Рис. 104). Тулово ее разделено на четыре зоны, вычлененные дугообразными линиями, в центре, в круглой розетке, изображен олень.

Большими художественными достоинствами обладают две серебряные чаши из Шигровского клада (Ерохин В.С., 1954. С. 145-147; Монгайт АЛ., 1961. С. 302, 303). На одной из них изображен в круглом клейме лев (табл. 29, 11), на другом - грифон. Время клада определялось ХII-ХIII вв., но, скорее, это все же ХIII-ХIV вв.

Уникальным изделием древнерусского ремесла является серебряная позолоченная чаша черниговского князя Владимира Давыдовича, найденная в Сарае-Берке. Надпись, идущая по краю сосуда, сделала ее знаменитой. Чаше Владимира Давыдовича посвящена большая литература (Бычков А.Ф., 1851. Табл. VII; Рыбаков Б.А., 1948. С. 279. Рис. 64; Рыбаков Б.А., 1964. С. 28,29- Табл. ХХIХ я др.).

Чаши, подобные описанным, использовались дли питья на пирах, сам термин «чаша» постоянно упоминается при описании пиров с X в. С древних времен была распространена на Руси другая посуда для питья - питьевые рога. Питье из рогов — не только непременная часть пира, но и обряд похоронной тризны. Поэтому все находки питьевых рогов были сделаны в куганных погребениях, причем погребениях княжеских или боярских.

Три питьевых рога происходят из Чернигова. Первый был найден в кургане «княжны Черной», разрушенном при строительных работах 1851 г. В нем была найдена серебряная оковка большого рога с резьбой и чернью тонкой работы, узкий конец,ее был отделан в виде «орлиной головы» (Самоквасов Д.Я.. 1908). Эта оковка, как и все находки из кургана, не сохранились (Самоквасов Д.Я., 1917; 1916).

Два других рога найдены при раскопках Черной могилы Д.Я. Самоквасовым в 1872-1873 гг. Горловина меньшего из них украшена серебряной оковкой с богатым растительным орнаментом, на тулове рога - квадратная орнаментированная пластина (Рыбаков Б.А., 1948. С. 289, 290. Рве. 70; Седов В.В., 1982. С. 253. Рис. 17). Орнамент из растительного плетения на этом роге по стилю перекликается с орнаментацией аварских сумок Венгрии и оружия из могильников Нижнего Прикамья.

Большой рог Черной могилы знаменит сложной сценой из 12 фигур, украшающих его оковку. Б.А. Рыбаков расшифровывает ее как иллюстрацию к былине черниговского происхождения об Иване Годиновиче (Рыбаков Б.А., 1984. С. 283-289; Рис. 68, 69; 1949. С. 47-50. Рис. 20; 1987. С. 320-349. Рис. 67). Многочисленные и недавние публикации питьевых рогов Черной могилы позволяют нам не воспроизводить их вновь в нашем томе, тем более что в одном из томов Археологии СССР они воспроизведены на хороших фотографиях (Седов В.В., 1982. С. 252, 253. Рис. 16,17).

Меньше известны питьевые рога из других курганных могильников. В одном из Шестовицких курганов найдена оковка из серебра с геометрическим орнаментом, выполненным полосами отпечатков пуансона (табл. 19, 3) (Блифельдт Д.И., 1977. С. 176. Рис. 43). Оковка из серебра от еще одного рога была обнаружена в кургане XI в. у с. Усть-Рыбежна Н.Б. Бранденбур-гом (табл. 28, 4). Городчатые фестоны в нижней части оковки сочетаются с Т-образными прорезями, ограниченными выпуклыми валиками. Участвуют в декоре и отпечатки пуансона.

Есть находки питьевых рогов и в Гнездовских курганах. Одна из оковок рога тоже украшена городчатым орнаментом с прорезями, дополненным пуансонным декором (Сизов В.И.. 1902. Табл. IV, 5) (табл. 29, 1). Из того же могильника известна и серия бляшек, набивавшихся по горловине питьевых рогов. При раскопках Д.А. Авдусин обнаружил во фрагментах еще один рог для питья, устье которого было оковано узкой серебряной пластиной с обращенными вниз клиновидной формы фестонами (табл. 29, 2) (Авдусин Д.А., 1951. С. 72. Рис. 35). Эта оковка напоминает оковки питьевых рогов из Прибалтики.

Представляет несомненный интерес и изготовленный из железа питьевой рог, найденный на Подоле в Киеве. Его поверхность украшают позолоченные прорезные пластины (Гупало К.Н., 1982. С. 84, 85).

Еще она любопытная разновидность металлической посуды Древней Руси - фляги. В одной из них был найден киевский клад 1876 г. (Корзухина Г.Ф., 1954. С. 111, клад 80). Это цилиндрической формы сосуд из красной меди с низкой горловиной и крышкой (табл. 29, 15). При раскопках в Старой Рязани была найдена бронзовая фляжка такой же формы, с орнаментом в виде розетки на боковых сторонах (табл. 29,14).


Таблица 28. Металлическая посуда: котлы, ковши, сковородки (составлена Р.Л. Розенфельдтом)

1-курганный могильник у с. Заозерье; 2 – Черная могила, Чернигов; 3 – 4 – курганный могильник у с. Кириллино; 5 – курганный могильник у с. Усть-Рыбижна; 6 -7 – Гнездовский курганный могильник; 7 – курганный могильник у с. Сязнига; 9 – 10 – городище Сатинки; 11 – 12 – Вщиж; 13, 15 – Новгород; 14 – Ярополч Залесский; 16 – лукомль


Таблица 29. Металлическая посуда: чаши, фляги, ведра и питьевые рога с металлической обкладкой (составлена Р.Л. Розенфельдтом)

1, 2 – Гнездовский курганный могильник; 3 – Шестовицкий курганный могильник; 4 – курганный могильник у с. Костино; 7 – Новогрудок; 8 – Дмитров; 9 – 10 – Киев; 11 – Щигровский клад; 12 – 14 – Старая Рязань; 13 – Каменный брод; 15 – 16 – Киев.


По материалам книга "Древняя Русь. Быт и культура"

Русская Цивилизация
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты