Главная  >  Наука   >  Археология


Сколько зарабатывают черные копатели

14 июня 2018, 132

Ремесло «черных копателей», или «черных археологов», окутано для обывателя флером романтики, приключений и опасности.

После того, как силовые структуры с подачи «белых», то есть законных археологов, закрутили гайки любительскому поиску, это занятие стало у многих прочно ассоциироваться с уголовщиной.

Новости про черных копателей попадают в СМИ редко. После всех ужесточений и запретов они не торопятся афишировать свою деятельность и не идут на контакт с журналистами. Тем не менее, представления о сказочных богатствах черных копателей, увы (для них), весьма завышены.

Разновидности черных копателей

Каждый, кто взял в руки металлодетектор и лопату и поехал на поиски сокровищ – по факту уже почти "черный копатель". Потому что в соответствии с российским законодательством любого с лопатой и металлоискателем в руках при желании можно подвести под статью, если где-то поблизости расположен памятник истории и культуры. Если же нет - вопрос, что вы там делаете с прибором и лопатой?

Можно спокойно копать и искать на незасеянном еще по весне колхозном поле, но, кроме ржавых гаек от тракторов и убитых удобрениями монет (если тут было поселение), ничего не найдешь.

На городищах копать запрещено законом. В чистом поле бессмысленно. Поэтому копатели стараются выходить на поля где-нибудь поблизости от памятников археологии (указаны в Археологической карте России), либо на вычисленных ими по старым картам территориях исчезнувших поселений. Ну а дальше - сплошное пространство растяжимых понятий.

Тем не менее, несмотря на эту широту и растяжимость, в зависимости от серьезности намерений, оборудования и регулярности походов копателей можно примерно разделить на основные категории:

1 - любители,

2 - полу и профессионалы по металлопластике и монетчики,

3 - профессионалы по войне,

4 - курганщики,

5 - матерые суперпрофи.

Доходы копателей по категориям

Доходы всех копателей в принципе зависят от случая, настойчивости и упорства, подготовительной работы и рынка сбыта.

Любители, не имеющие глубоких знаний истории и археологии, опыта работы с прибором и лопатой, информации о потенциальных местах находок и налаженных контактов с покупателями могут рассчитывать лишь на случайное везение, но и это иногда с ними случается. Бывает, что человек только приезжает на место, собирает прибор, делает первый шаг – и металлоискатель звенит над горшком с серебряными монетами, средневековым мечом или редким энколпионом (бывает). Хорошо, если находку не повредят неосторожным ударом лопаты (случается). Хорошо, если рядом нет завистливых товарищей, которые испортят радость требованиями продать подороже и справедливо поделить (регулярно). Хорошо, если счастливый находчик донесет до дома, красиво сфотографирует, выложит на копательский форум и удачно продаст (в принципе возможно).

На Украине с этим пока еще нет проблем - копают яростно и повсеместно. В России благодаря стараниям официальных археологов и экономическому кризису рынок черной археологии сузился до предела, недостаток покупателей стимулирует демпинг и демотивирует поисковиков. Для науки это и к лучшему.

Как бы то ни было, российский копатель-любитель может рассчитывать, что благосклонность Фортуны пару раз за всю жизнь (или за несколько десятков выездов) принесет ему до 100-150 тысяч рублей максимум, или до 2000-3000 долларов США, больше ему в текущей конъюнктуре российского черного рынка археологии просто не заплатят за артефакт, который он может найти - в российской черной археологии это удельные монеты либо древнерусская металлопластика. Статистически же любитель должен настроиться лишь на потерянные время и деньги - бензин, еда и штрафы ГИБДД.

Профи по металлопластике живут этим делом, тратя на поиски и подготовку к ним массу времени. В целом, если соотносить их расходы и доходы, то в лучшем случае их прибыли не перекрывают зарплату среднего московского менеджера, а риски и нервотрепка – несопоставимы. Это ремесло немногих, имена которых «широко известны в узком кругу». Есть единичные экземпляры «пристроившихся», например на Кавказе, которые нашли свою «золотую жилу» в лице насыщенного артефактами малоизвестного местонахождения и богатого клиента-покупателя, и благодаря этому смогли некоторое время относительно регулярно выручать хорошие деньги. Но, во-первых, все их благополучие висит на волоске, и во-вторых – это случайное стечение обстоятельств. На одном желании вырулить в такое светлое будущее невозможно.

При удачном выезде за один заезд профи может обогатиться на те же 2-3 тысячи долларов США. Теоретически он может найти и более дорогой артефакт, но надо учитывать, что по достижении условного потолка примерно в $3 тыс цена древности становится все более субъективной (ценников в этой области нет, конечная цена формируется по ощущениям, проходам аналогов на аукционах, от рыночной обстановки и в торге), а возможностей адекватно и спокойно его продать - все меньше и меньше. Бывает, что единичный покупатель спокойно диктует копателю цену меньше в разы и даже порядки, чем точно такой же предмет в прошлом году, а того вынуждают обстоятельства и он идет на сделку.

При упорной работе профи копает "в поле" дай Бог половину месяца, остальное время ему надо идентифицировать, чистить и обрабатывать, фотографировать и продавать свои находки. И это кроме зимы, когда профи корпит над источниками и картами либо работает как все прочие люди.

Профи «по войне» - закрытая категория, из-за близости к огнестрельному оружию и взрывчатке, а также запрета на нацистскую символику и оборот госнаград сильно криминализированная, связанная с силовиками, которые в этом омуте чувствуют себя в большей безопасности и поэтому обзаводятся неплохими коллекциями (зачастую с помощью конфискаций). Как говорится, «не влезай – убьет».

К условно «курганщикам» можно отнести жителей богатых на историю, но депрессивных в остальных отношениях регионов, взявшихся копать не от хорошей жизни. Они работают как группами, так и в одиночку, копая все, где можно найти что-то на продажу. Обычно по жизни – простые мужики, не сильно образованные в истории и археологии. Доходы их тоже – так, на «троечку». Хотя и у них бывают случайности – впрочем, не всегда счастливые.

Суперпрофи до зубов оснащены как социальными связями, корочками и ксивами, так и техникой – от бульдозеров до геозондирования. В жизни встречаются не чаще, чем единороги, но видимо, все таки существуют – судя по умопомрачительным находкам, фотографии которых иногда проходят по «черным» ресурсам.

Несколько историй из новостей о черных копателях

В Усманском районе в пределах охранной зоны Воронежского заповедника полицейские задержали «черного копателя», который промышлял незаконными раскопками, орудуя металлоискателем и лопатой на территории усманского участка воронежского биосферного заповедника. Мужчину задержал госинспектор заповедника.

Личность «черного копателя» установлена. Это житель Усманского района, который, по его словам, занимался поиском патронов времен Великой Отечественной войны. В отношении «черного копателя» составлен административный протокол за «Нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях».

Возможно, что ему предстоит ответить и по уголовной статье «Незаконные поиск или изъятие археологических предметов из мест залегания». Это может произойти, если сотрудники Государственной дирекции по охране культурного наследия Липецкой области признают данный участок памятником истории. Об этом LipetskMedia cообщил глава отдела археологии региональной Госдирекции по охране культурного наследия Артем Клюкойть. Независимо от результатов археологической экспертизы, нарушителю грозит штраф от трех до четырех тысяч рублей за нарушение правил охраны, а также использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях.

По запросу Воронежского заповедника на место незаконных раскопок выехал глава отдела археологии ГУК «Государственная дирекция по охране культурного наследия Липецкой области» А.А. Клюкойть. Осмотрев территорию, он заявил, что есть вероятность того, что данный участок является объектом культурного наследия. Для подтверждения этих предположений требуется проведение предварительных раскопок, а также анализ имеющихся архивных документов. Независимо от результатов археологической экспертизы нарушителю грозит штраф в размере 3-4 тыс. рублей за нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях.

Если же археологическая экспертиза подтвердит наличие в данном месте культурного слоя, содержащего следы существования человека, время возникновения которых превышает сто лет, включающего археологические предметы, то действия нарушителя подпадут под действие ст.243.2 ч.3 УК РФ «Незаконные поиск и (или) изъятие археологических предметов из мест залегания» совершенные с использованием специальных технических средств поиска. Деяния такого рода наказываются штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет.

5 апреля 2017

В «новой Москве» впервые состоялся совместный рейд полиции и Мосгорнаследия по выявлению и задержанию «черных копателей». Как рассказал главный археолог столицы Леонид Кондрашев, это новый опыт для его ведомства, но теперь такие рейды станут регулярными. По словам экспертов, за последние пять лет в России было куплено более миллиона металлодетекторов, как минимум половину из них применяют «черные копатели». Ущерб от их деятельности оценивается в сотни миллионов рублей, не говоря о непоправимом уроне для истории и культуры.

Трава в полях «новой Москвы» еще не начала расти, не начался сев, а влажная почва разрешала эффективнее работать металлоискателям. Нелегалов ловили на территории поселения Роговское, где шли бои Отечественной войны 1812 года и сражения в 1941 году.

В этих местах и начался знаменитый Тарутинский маневр Михаила Кутузова, поэтому для черных копателей это место особенно привлекательно. Они здесь ищут пуговицы от мундиров, накладки на конскую сбрую, шпаги и полковые знаки отличия полков. Некоторые находки редки – накладки на обмундирование или кивер, по словам археологов, на черном рынке могут стоить до 200 тысяч рублей.

Заместитель главы поселения Роговское Елена Хотовицкая подтвердила «Известиям», что нелегалов здесь много и приезжают они регулярно.

— Я за ними прямо из окна своего дома в бинокль наблюдаю, — рассказала Елена Хотовицкая. — Они каждые выходные возникают на поле рядом с Роговским, и в будни приезжают. Земля каждый год выталкивает на поверхность осколки, гранаты, пуговицы.

Дальше инспекция отправилась к деревне Круча, откуда позвонили о задержании нарушителя. Его заметили археологи и вызвали полицейский наряд. Задержанный не сопротивлялся, взяли его с поличным — с миноискателем, лопатой и перчатками.

Оказалось, что это военный инженер связи, который служит в размещенной неподалеку части. Теперь его ожидает административный штраф от 1,5 до 5 тысяч рублей. Металлоискатель, который стоит как минимум 30 тысяч рублей, конфискуют.

Рейд продолжился на легальных раскопках, которыми руководит завотделом археологических исследований Государственного исторического музея Михаил Гоняный. По его словам, черные копатели нередко становятся участниками официальных экспедиций. Ведь некоторые из них копают не ради наживы, а просто из интереса к истории. Таких настоящие ученые не отталкивают, а помогают и обучают.

Ежегодные экспедиции в районе Тарутинского маневра идут с 2009 года.

— На этом участке в октябре 1812 года русские войска сначала отступали, а неприятель постепенно их догонял, — рассказал Михаил Гоняный. — На участке, где идут раскопки, утром 3 октября 1812 года наши уходили из села Спас-Купля в сторону Тарутинского лагеря. 17 октября французский обоз с вином и провизией подошел к лагерю, и они сильно выпили. Французы не знали, что рано утром Кутузов отдаст приказ о контрнаступлении. Казаки подобрались и обрезали у лошадей подпружные ремни, французы были в растерянности. Здесь, недалеко от деревни Тетеринки, и произошел серьезный бой, давший начало Тарутинскому сражению.

Профессиональные археологи имеют «открытые листы», которые дают право на изыскания, которые выдает Минкульт. По словам Михаила Гоняного, копатели успели разграбить очень важные объекты.

— Это просто национальная беда. Ведь важны не только находки, но также места, где они обнаружены, чтобы восстановить исторический момент. А любители просто выбрасывают все, что им не нужно, — пояснил археолог.

Пока в ходе рейда участники рассматривали находки археологов, один из них выкопал гранату Ф-1 без взрывателя, лежавшую с 1941 года. Тут же вызвали МЧС, чтобы ее уничтожить.

4 июня 2012 - рассказ черного копателя

Приехали мы на озеро, покопали немного, к вечеру ребята начали бухать. По пьяни уронили ключи от машины в воду. Всю ночь орали песни, в деревне рядом наверное слышали. С утра машина не завелась, девчонки поехали за другими ключами, я и Коля опять начали копать, Леше с Ромой захотелось половить рыбы, рядом на берегу стояла чья-то лодка, они в нее сели и поплыли.

В общем, сидим мы с Колей копаем, слышу - пришел мужичок какой-то и ищет лодку. Коля ему объяснил, что все нормально, лодку одолжили на время, скоро будет. А мужик задергался, кричать начал. Коля разозлился и тоже орать на него. Короче этот мужик вызвал лесника, тот вызвал полицию, а мы так и сидим с Колей копаем как два дурака.

И смотрю - над ямой несколько людей в форме появляются. Попросили вылезти, все выспросили. Один понимающе так, другой грозный. Подъехал наряд полиции, думают, что с нами делать - застукали в нехорошем месте, конечно. Тут и Леша с Ромой приплыл, и тоже попали.

Пожалел я тогда в общем обо всем, что затеял, перед глазами суд, тюрьма, сердце колотится, страшно.

Но нам повезло - полицейские почему-то оставили нас у своей "газели", а сами пошли по дороге назад. Мы переглянулись, Леша кивает на лес - говорит, пошли. Водитель сидел в "газели", но то ли не заметил, то ли не решился связываться. Мы шаг за шагом - и ушли в лес.

Потом полицейские то ли передумали, то ли изображали кипучую активность - девчонок остановили на въезде, требовали наши головы. А мы перележали в лесу, потом ушли кругом и встретились с девчонками на дороге.

Прикол - когда стояли в кругу с полицией и ждали развязки, у лесника на телефоне заорал звонок Кипелова - "Я свобо-о-о-ден!". И мне так тогда тошно от этого стало, потому как казалось, что сяду либо в СИЗО, либо в тюрьму. А когда поняли, что все кончилось, Леша как заорет "Я свобо-о-оден!", и мы все давай ржать...

Арчи Гудвин
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты