Главная  >  Наука   >  Ученые   >  Российские ботаники


Бекетов Андрей Николаевич

11 октября 2007, 288

Бекетов, Андрей Николаевич, ботаник, заслуженный ординарный профессор Петербургского университета, родился 26 ноября 1825 г., умер 1 июля 1902 г.

Бекетов, Андрей Николаевич, ботаник, заслуженный ординарный профессор Петербургского университета, родился 26 ноября 1825 г., умер 1 июля 1902 г. По окончании курса в гимназии поступил на факультет восточных языков, но с 2-го курса вышел из университета и определился (1842) в военную службу юнкером в лейб-гвардии егерский полк. Вскоре, однако, вышел в отставку, переехал в Казань и записался вольнослушателем на естественный разряд Казанского университета, который славился тогда своими учеными силами (Клаус , Вагнер , Эверсман и др.). Вместе с А. Н. слушали лекции брат его, Николай Николаевич (ныне академик), А.М. Бутлеров и Н.П. Вагнер . По окончании университетского курса (1849), Бекетов уехал в Тифлис, где занял место преподавателя естествознания в тамошней гимназии. В 1853 г. Бекетов в Петербурге получил степень магистра ботаники за сочинение о тифлисской флоре. Вскоре Бекетов переехал в Москву, где защитил диссертацию "О морфологических отношениях листовых частей между собою и со стеблем" (1858). В следующем году Бекетов занял кафедру ботаники в Харьковском университете, а в 1861 г. переехал в Петербург, где был избран экстраординарным профессором по кафедре ботаники. По инициативе Бекетова устроен при университете ботанический сад. Своей долговременной профессорской деятельностью Бекетов содействовал появлению целого ряда русских ученых ботаников, из которых многие ныне уже занимают университетские кафедры. Преподавательская деятельность Бекетова посвящена не только университету, но и высшим женским курсам. Бекетов принимал также весьма деятельное участие в работах съездов русских естествоиспытателей и врачей, на которых не раз избирался в председатели. Кроме вышеупомянутых магистерской и докторской диссертаций, следует отметить: "Курс ботаники для университетских слушателей" (СПб., ч. I, 1862 - 64; ч. II, 1871; новое издание, 1869) - первый в то время полный систематический учебник ботаники; "Учебник ботаники" (СПб., 1882 - 85). Затем Бекетову принадлежит ряд научно-популярных работ, таковы: выдержавшая много изданий - "Беседы о земле и тварях" (СПб., 1864 - 79); "Из жизни природы и людей" (1870); "Беседы о зверях" (1885); "Главнейшие съедобные и вредные грибы" (1889). Кроме того, русская научная литература обязана Бекетову переводами многих крупных западноевропейских естественно-научных сочинений (Шлейдена, Гексли, Любена, де-Бари, Егера, Гризебаха, Росмесслера и др.). Бекетов был одним из редакторов 82-томного "Энциклопедического Словаря" Брокгауза-Ефрона, в котором напечатал ряд статей по ботанике. Полный список трудов Бекетова и обстоятельную автобиографию см. во II т. "Критико-биографического словаря" С.А. Венгерова .

_________________________________________________

Его перу принадлежат около 300 печатных работ. Научно-популярные статьи для энциклопедических словарей, фундаментальные труды по географии земной флоры, учебники, выдержавшие многочисленные издания, а его философские сочинения еще ждут своих исследователей.

“Замечательно скромный, гуманный и неизмеримо добрый человек, он сыграл в истории нашего просвещения такую крупную роль, оценить которую не под силу его современникам”, – писал о нем один из его бывших учеников видный биолог-систематик растений Н.И. Кузнецов.

И действительно, словно о современнике говорят о нем в Санкт-Петербургском государственном университете, которому он отдал большую часть своей жизни. Память об ученом бережно хранит университетский музей, а свидетельства его забот до сих пор можно встретить в оранжерее биолого-почвенного факультета, в знаменитом ректорском флигеле, где он проживал со своей семьей, будучи руководителем прославленного университета.

Не отрываясь от основной педагогической деятельности, Андрей Николаевич перевел в те годы на русский язык практически все зарубежные сочинения по ботанике – труд, занявший несколько тысяч печатных страниц, снабженных подробными комментариями переводчика. К тому времени на его счету имелось уже более двадцати собственных печатных работ – от популярных “Бесед” для широкой публики “О земле, воде, воздухе и разных тварях” до детального описания морфологии различных растений, очевидно запомнившихся ему с детских лет в селе Алфёровка Пензенской губернии, откуда девяти лет отец отвез его в Петербург, в гимназию. Потом были факультет восточных языков Петербургского университета, военная школа юнкеров и, наконец, Казанский университет, где он учился вместе с братом своим Николаем, также будущим академиком, основателем русской школы физико-химиков.

После окончания университета молодого кандидата естественных наук приглашают в Тифлис, где он проучительствует пять лет, преподавая в гимназии сразу и физику, и биологию, и сельское хозяйство, и арифметику и при этом совершая экспедиции по горам и долинам Грузии, итогом чего стала его первая большая печатная работа “Очерк тифлисской флоры”.

Огромный исследовательский материал молодому ученому дали коллекции гербариев знаменитого путешественника Г.С. Карелина, на дочери которого он женился в 1854 году. Брак оказался счастливым. Воспитали четырех замечательных дочерей и любимого внука Сашу – будущего поэта Александра Блока, отвечавшего горячей взаимностью и заботой своему почтенному деду до самой его кончины в 1902 году.

В 1858 году Андрей Николаевич защищает докторскую диссертацию и вскоре становится профессором Харьковского университета, а еще через год его пригласили на кафедру ботаники Петербургского университета, с которым он не расстанется до конца жизни. В северной столице будут написаны его фундаментальные труды о зеленом мире растений и закономерностях их расселения по земной поверхности, географических поясах лесов и степей и как итог всей жизни – известный учебник “География растений”, не потерявший свое-

го практического значения и

поныне.

Сторонник дарвинской теории происхождения видов, он отмечал в то же время существенное значение внутривидовой и межвидовой взаимопомощи. Что же касается эволюции в органическом мире, то она, по его мнению, основывается на способности организмов изменяться, приспосабливаясь к окружающей среде, и передавать эти признаки по наследству.

Отсюда, наверное, и его понимание вечной неиссякаемой мудрости природы, изначально заложенных в ней высоких нравственных свойств. Можно, конечно, не соглашаться с перенесением тех же принципов на человеческое общество, однако и нарушение их всегда приводило к тяжелым разрушительным последствиям. “Долговременный опыт жизни мне показал, – отмечал Андрей Николаевич, – что нет почти человека, который хотя бы на дне своей души не таил нравственного огня, называемого христианской любовью”.

И еще. “Со всем, что есть в природе, находится он (человек) в связи, в стройном согласии, в гармонии. Он сам есть часть этой природы и живет с нею одной жизнью”. Сегодня мы видим, в какие бедствия – экологические, экономические, социальные и моральные обходится людям отступление от этих правил.

Иван СЕЛИВАНОВ,

корр. “Сельской жизни”.

Санкт-Петербург.

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты