Главная  >  Наука   >  Экономика   >  Экономика России   >  Промышленность   >  Металлургия   >  Нижнетагильская металлургия


Не зря "Листок" славил тагильские рельсы

11 октября 2007, 2

В Нижнетагильском краеведческом музее есть специальная папка под номером ТМ-3168, где хранятся заводские документы 1872 года. Среди них - три экземпляра "Листка Всероссийской мануфактурной выставки 1870 года"...

Трудно по нынешним меркам назвать значительной годовую производительность десяти шахтных медеплавильных печей Нижнетагильского завода во второй половине XIX века - 1120 тонн красной штыковой меди. Уже не говоря об объемах производства таких промышленных гигантов, как Кировградский медеплавильный комбинат, даже небольшое совместное предприятие "Эконт" получает в разы больше этого металла, правда, в виде медного концентрата. Причем не из богатых руд открытого на тагильской земле в 1816 году Меднорудянского месторождения, а из отходов агломерационного производства ВГОКа, так называемых "хвостов",

Тем не менее, полторы сотни лет назад выплавка меди на демидовском заводе в Нижнем Тагиле считалась делом очень значительным, прибыльным и перспективным. Примерно треть листовой красной меди продавалась за границу, остальная расходилась внутри государства. Российские предприятия приобретали в Тагиле по заказам и латунную медь. Из нее делались также самовары, тазы, кастрюли и некоторые другие товары бытового назначения на самом Нижнетагильском заводе - в основном для нужд местного населения и для продажи на Нижегородской ярмарке.

Так что не только основные производства нынешнего Нижнетагильского металлургического комбината начинают свою историю в далеком демидовском прошлом. Там был и цех медной посуды - "производство товаров широкого потребления", и механический цех, который назывался то "фабрикой по ремонту заводских инструментов", то "механическим заведением".

Кстати, корпус механического цеха, проектированием и строительством которого руководил крепостной зодчий К.А. Луценко, помощник архитектора А.3. Комарова, не претерпел и по сию пору существенных изменений, отличается от других построек бывшего завода имени Куйбышева своеобразным фасадом, выполненным в стиле характерном для заводского зодчества Урала 40-х годов XIX века.

Однако в пору своего "юношества" механический цех Нижнетагильского завода удивлял не столько внешностью, сколько внутренним содержанием. Есть, например, прекрасный отзыв о нем правительственной комиссии во главе с Д.И. Менделеевым. На фоне общего отставания основных металлургических производств предприятия от мирового технического прогресса механический цех вызывал приятное удивление профессора К.Н. Егорова. Оснащение цеха было по тому времени действительно хорошим. Имелось два фрезерных станка, несколько токарных, причем один весьма внушительных размеров для "вещей пудов до 300 весом и до 14 фут диаметром", станок для вставления втулок, надевания шестерен, вагонных колес и пр. с гидравлическим прессом на 300 атмосфер. Мостовой кран грузоподъемностью 600 пудов соединялся приводом с электрической машиной.

Однако будь механический цех хоть трижды хорошим, о состоянии металлургического предприятия судят в первую очередь по его доменному, сталеплавильному и прокатному переделам. А они на Нижнетагильском заводе примерно с середины второй половины XIX века стали все более заметно отставать в техническом вооружении. И эту отсталость Демидовым уже не удавалось компенсировать лишь за счет усиления интенсивности труда. Разница в объемах производства на демидовских заводах и предприятиях южных районов России составляла в начале нынешнего столетия значительные величины.

Но нельзя не отметить в этой связи, что даже при таком неблагоприятном положении дел тагильские мастеровые и инженеры применяли в работе немало смелых и оригинальных новшеств, обгонявших передовую техническую мысль того времени. Так, например, на одной из доменных печей Нижнетагильского завода в 1875 году были проведены опыты по выплавке ферромарганца. Эксперимент завершился успешно, и Нижний Тагил являлся долгое время единственным производителем ферромарганца в России. Нельзя также не сказать о том, что тагильские умельцы остроумно решили задачу использования пара доменных печей для заводской котельной, сделали общий привод для водяных турбин, внесли прогрессивные изменения в технологию проекта, открыв тем самым реальные перспективы для дальнейшего развития производства.

В Нижнетагильском краеведческом музее есть специальная папка под номером ТМ-3168, где хранятся заводские документы 1872 года. Среди них - три экземпляра "Листка Всероссийской мануфактурной выставки 1870 года", найденные вместе с посланием рабочих и служащих нижнетагильских заводов своим потомкам в плотине Висимо-Уткинского завода. В "Листке" за ?40 от 23 июня 1870 года - обзорный материал, посвященный в основном продукции заводов П.П. Демидова: "...При выставке железной промышленности нижнетагильских заводов мы видим также образцы пород и руд, образцы плавки железных "руд, разные сорта железа и... стали.

Из плавки железных руд мы видим: чугуны серые, половик, третик, белый, нелобский из бурых железняков, марганцевый, зеркальный и доменный шлак. Образцы железа кричного, пудлингового и сорта, идущие в продажу: кубовое, корабельное, котельное, красное, кровельно-глянцевое и сортовое кованое, полосовое обыкновенное. Кроме того, имеются еще образцы стали цементной, полосовой, расковочной, квадратной, закаленной и незакаленной и рессорной".

Не скупится "Листок" на лестные слова по адресу тагильских рельсов, которые находили широкий спрос не только на внутреннем рынке России, но и на внешнем: "О рельсовом производстве П. Демидова мы должны сказать, что, благодаря превосходному качеству и особенным свойствам своих руд, нижнетагильские заводы имеют полную возможность приготовлять рельсы превосходного качества... Этот отзыв "Листка", заметим, просто удивительно точно характеризует и сегодняшнее рельсовое производство на НТМК.

Если судить по информации выставочного бюллетеня, "все спокойно в датском королевстве, горнозаводское дело на Урале развивалось успешно и имело хорошие перспективы. "Листок" (от 24 июня 1870 года, ?41) утверждал с завидным оптимизмом: "Несмотря на все неудобства, которые терпят демидовские заводы вследствие своей отдаленности и вследствие ужасных путей сообщения, они все-таки в производстве своем сделали значительный шаг вперед, и их будущее, когда пройдет железная дорога в Сибирь, будет так же блестяще, как и прошлое... Им нужны только железная дорога, которая бы соединила с промышленным центром, и каменный уголь, который бы их избавил от неэкономичного употребления топлива. Вот два главных рычага, с помощью которых в продолжение трех, четырех лет они заняли бы одно из первых мест в настоящих новых требованиях железного производства".

"Листок" не назвал еще один важнейший рычаг - передовую творческую мысль, без которой немыслимо движение вперед. Лучшие инженерные умы уральской металлургии били в колокола, видя, что вниз, а не вверх, несмотря на все их творческие усилия, суждено идти тагильским заводам, если Демидовы не изменят радикальным образом практику хозяйствования. Понимал это, конечно же, и будущий крупный русский металлург Владимир Грум-Гржимайло, который начинал в Нижнетагильском округе свою инженерную деятельность. В 1885-1903 годах он разработал ряд проектов по техническому оснащению уральских металлургических предприятий. Осуществи их Демидовы в полном объеме - и наверняка сбылось бы мажорное пророчество "Листка Всероссийской мануфактурной выставки".

Однако на пути радикальных преобразований незыблемым бастионом стояли остатки крепостничества, с которыми не смогли (или не захотели) расстаться хозяева тагильских заводов. Потому и не мог принести кардинальных перемен в постановку металлургического дела тот план преобразования заводов Нижнетагильского округа, который разработало опекунское управление наследников П.П. Демидова в последнем десятилетии минувшего века.

Подводя ему итог, управляющий Нижнетагильским округом Н.А. Спижарный резюмировал в своем отчете за 1913 год: "На намеченном пути реорганизации заводов ушли недалеко, да и общая отсталость экономики осталась. При состоянии постоянной перестройки, ремонта и мелких улучшений не сделано ничего существенного, коренного, чтобы выдвинуть округ в ряды промышленных предприятий, оборудованных согласно требованию настоящего времени".

Ничего существенного не удалось сделать им и в последующие годы. Это полное бессилие Демидовых в укреплении своего дела на уральской земле являлось по сути знамением скорых социально-экономических перемен в России. И однажды они случились. Итогом всех потрясений стал октябрьский переворот в 1917 году и захват власти большевиками во главе с В.И. Лениным, установление коммунистического режима. Уральская металлургия вступила в новую эпоху своего развития. Теперь уже - без клана заводчиков Демидовых...

Источник: http://history.ntagil.ru/4_22.htm

Владимир Васютинский
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты