Главная  >  Наука   >  Экономика   >  Экономика России   >  Промышленность   >  Металлургия   >  Нижнетагильская металлургия


История "Тагилстроя"

11 октября 2007, 71

Поднимитесь на вершину Лисьей горы - самой высокой точки, с которой город виден во всем своем великолепии старины и новизны. У ее подножия - старинный заводской пруд, в гладь которого уже почти три сотни лет задумчиво смотрят окна бывшего управления Демидовского завода.

Поднимитесь на вершину Лисьей горы - самой высокой точки, с которой город виден во всем своем великолепии старины и новизны. У ее подножия - старинный заводской пруд, в гладь которого уже почти три сотни лет задумчиво смотрят окна бывшего управления Демидовского завода. По другую сторону -старая Гальянка с улицами одноэтажных, редко двухэтажных домов, сбегающих к пруду. То тут, то там одинокими островками высятся здания XVIII-XIX веков -Демидовская больница, горно-металлургический колледж, основанный еще при Петре Великом, особняки купцов и чиновников. А все остальное - это новый Тагил, построенный руками и творческими замыслами рабочих и инженеров треста "Тагилстрой". Отсюда, с Лисьей горы, хорошо видны плоды их труда: микрорайоны Красного Камня, а далее, в туманной дымке, - Технического поселка, совсем рядом - проспекты Ленина, Мира, Строителей, Театральная площадь с величественным, в классическом стиле зданием городского драмтеатра и, конечно, Нижнетагильский металлургический комбинат - то, ради чего и был образован трест "Тагилстрой", строительством и реконструкцией которого он занимается уже почти семь десятилетий.

В истории "Тагилстроя" были разные этапы и события, были неудачи и победы, но и в радости, и в беде этот коллектив оставался верен себе: на ошибках - учился, на победах - не успокаивался. Давайте же вспомним славный и нелегкий путь этого коллектива, людей, которые создавали и продолжают его трудовые традиции. История "Тагилстроя" - это и прошлое, и сегодняшний день города, и его будущее. Недаром, наверное, у этих двух слов - Тагил и "Тагилстрой" - один общий корень...

С именем города

В морозный январский день 1931 года в нескольких километрах от старого уральского города Нижнего Тагила, еще несколько лет назад бывшего заводским поселком, за линией горнозаводской железной дороги, на левом берегу лесной речки Вязовки появились группы людей с пилами, топорами и другим нехитрым строительным инструментом. Быстро шла рубка леса, и тут же возводились засыпные и фанерные бараки для жилья, столовой, магазина. Так начались подготовительные работы к развертыванию строительства гиганта черной металлургии на Урале - Ново-Тагильского металлургического завода, доменные печи которого было запланировано возводить недалеко от Первой площадки, на противоположном склоне Федориной горы. Можно по-разному оценивать политическую и экономическую политику руководства страны тех лет, но нельзя не признать правильность и дальновидность решения о создании второй угольно-металлургической базы СССР на Урале и в Сибири.

Для строительства нового завода была выбрана огромная территория восточнее старого Нижнего Тагила, занятая лесами и сенокосными угодьями. Рядом было определено место для строительства коксохимического и огнеупорного заводов, а также Уралвагонзавода. Строительство барачных поселков - Первой площадки поберегу реки Вязовки, Второй площадки у горы Лесной для спецпереселенцев, подъездных дорог и подсобных производственных предприятий диктовалось, как тогда принято было говорить, "особенностями момента". В разные регионы страны, в основном в Поволжье и на Северный Кавказ, направлялись уполномоченные для вербовки рабочих. В старом городе было куплено 33 и переоборудовано 147 домов для рабочих и ИТР стройки.

Наличие богатых руд Высокой и Лебяжинской в Нижнем Тагиле и находившейся в 50 километрах горы Благодать в Кушве, имеющиеся в Тагило-Кушвинском районе месторождения известняков, камня, огромные лесные массивы стали основой для строительства Ново-Тагильского металлургического, коксохимического и вагоностроительного заводов. Для реализации этой задачи в системе Всесоюзного объединения "Востоксталь" создается управление строительством Ново-Тагильского завода - "Тагилстрой", начальником которого был назначен Б.С. Трахтер. Учитывая масштабы предстоящих работ, президиум ВСНХ СССР 7 марта 1931 года принял решение о переброске в Нижний Тагил Третьего государственного треста строительной промышленности (управляющий И.С. Гусаров). Здесь организуется строительное управление Тагильского района этого треста (начальник А.С. Барщевский). Оно ведет договорные работы с вновь созданными предприятиями: коксохимическим заводом, строительства и реконструкции рудников Тагило-Кушвинского района, вагоностроительного завода. За управлением "Тагилстрой" были оставлены функции заказчика. Это была первая попытка в стране строить металлургический завод подрядным способом. Одновременно создаются первые специализированные организации - "Уралстройиндустрия", которая строила бараки, "Трансстрой", делавший железные и автодороги, "Водоканалстрой", выполнявший работы по водоснабжению и канализации, "Взрывпром", производивший все взрывные работы.

Однако ход строительства был неудовлетворительным. Третий "Стройстрест" не справлялся со своими задачами, и 25 сентября 1931 года президиум ВСНХ изъял из его ведения строительство НТМЗ и поручил управлению "Тагилстрой" вести его хозяйственным способом. Однако и это не дало ощутимых результатов, и тогда следует еще одна организационная мера: все тагильские стройки переводятся на подрядное строительство в рамках единого государственного строительного комбината "Тагилкомбинатстрой". Со строительства Горьковского автозавода в Нижний Тагил переводится аппарат 13-го Госстройстреста с имуществом, техникой и транспортом. Управляющим "Тагилкомбинатстроем" назначается бывший управляющий 13-м Госстройтрестом М.М. Царевский.

Созданная в начале 1932 года новая структура объединила все тагильские стройки и включила себе в программу строительство металлургического, вагоностроительного и коксохимического комбинатов, реконструкцию рудников Высокогорского и Лебяжинского в Нижнем Тагиле и Гороблагодатского в Кушве и развитие Высокогорского механического завода. Не успев, однако, организационно оформиться, "Тагилкомбинатстрой" снова подвергся реорганизации. Внутри него создается самостоятельный трест по строительству Уралвагонзавода, затем из его программы исключается строительство коксохимического и Высокогорского механического заводов и реконструкция горнорудных предприятий. А 17 августа 1932 года народный комиссариат тяжелой промышленности СССР своим постановлением утвердил Устав государственного управления по строительству и эксплуатации Ново-Тагильского металлургического завода - "Тагилстрой". Эту дату принято считать днем рождения коллектива строителей треста "Тагилстрой".

Таким образом, 1931-й - первую половину 1932 года можно считать временем поиска организационных форм строительства, что не лучшим образом сказалось на темпах сооружения НТМЗ. Как показали последующие годы и десятилетия, именно структура треста стала тем вариантом, который дал положительные результаты и выдержал испытание временем.

Первые рубежи

Нелишне напомнить, что в 1930 году в городе проживало 42 тысячи человек, его жилой фонд едва превышал 220 тысяч кв. метров, 94 процента домов были деревянными, 85 процентов - одноэтажными. В городе насчитывалось 19 начальных школ, два техникума, рабфак, три библиотеки, четыре клуба, два кинотеатра, две больницы с общим числом коек 126. Водопровод и канализация отсутствовали. Вот такое "наследство" приняли тагилстроевцы, которым предстояло изменить облик бывшего рабочего демидовского поселка, а самое главное - ввести встрой предприятие, ради которого и был образован "Тагилстрой" - Ново-Тагильский металлургический завод.

Год 1932-й знаменателен для "Тагилстроя" не только датой рождения треста, но и событиями, определившими во многом его дальнейшую судьбу. Перед коллективом стояла задача, которую до него в стране еще никто не решал. Если Кузнецкий и Магнитогорский заводы строились с привлечением иностранных специалистов, по проектам и с использованием оборудования иностранных фирм, то, в отличие от них, перед "Тагилстроем" ставилась задача построить Ново-Тагильский металлургический, коксохимический и огнеупорный заводы исключительно силами только советских специалистов и рабочих, по советским проектам и с отечественным оборудованием.

Начав реализацию этой задачи, "Тагилстрой" встретился с огромными трудностями. Пропускная способность Пермской (ныне Свердловской) железной дороги была недостаточной, она не справлялась с постоянно растущим грузопотоком для тагильских строек. Уже в 1932 году в город должна была поступать энергия со строящейся электростанции в Губахе, однако уже вскоре стало ясно, что раньше середины 1933 года ток не поступит. Уралмаш еще только строился, а южные заводы, загруженные заказами из Кузнецка и Магнитки, не давали гарантию своевременного изготовления оборудования для Ново-Тагильского завода. Все это повлияло на характер работы Тагилстроя в 1933-м и в последующие годы.

Строительство металлургических цехов пришлось практически приостановить. Основным объектом с конца 1932 года стал шамотный цех огнеупорного завода. Резко снизились темпы работ на коксовой батарее № 1, на ремонтно-механическом заводе. Тем не менее был заложен фундамент ТЭЦ, построен и введен гараж на 100 автомашин, началась прокладка водовода от Тагильского пруда через металлургическую площадку до Уралвагонзавода.

В августе 1933 года на строительстве НТМЗ побывал нарком тяжелой промышленности Г.К. Орджоникидзе. По его указанию с 1 ноября в системе "Тагилстроя" создано самостоятельное управление по строительству нового города Нижнего Тагила. Начальником управления назначается А.К. Кнорре. Коллектив управления, прообраз будущих жилстроев №1 и 2, начинает работы по строительству постоянного жилья для металлургов и строителей на Красном Камне и приступает к сооружению Верхне-Выйской плотины для снабжения города питьевой водой. Этот, 1933-й год можно считать годом рождения нового Тагила, ставшего через 10-15 лет крупным промышленным и культурным центром Среднего Урала.

Год 1934-й начался с первой победы строителей: в мае выпустил продукцию шамотный цех огнеупорного завода. А в августе в Нижнем Тагиле еще раз побывал Г.К. Орджоникидзе. Он познакомился со стройкой, беседовал со строителями, интересовался их бытом, заработками, организацией питания. Вот как вспоминает об этой поездке в Тагил наркома тяжелой промышленности ветеран труда треста К.Ф. Ляпцев:

"Мне лично довелось видеть, как Г.К. Орджоникидзе после беседы с бригадой землекопов направился в ближайшую столовую и снял там пробу с обеда.

...В связи с тем, что на Уралвагонзаводе затянулось освоение цеха литья чугунных колес, построенного по американским проектам и по американской технологии, что сдерживало выпуск вагонов, нарком принял решение о строительстве бандажного цеха в составе Ново-Тагильского металлургического завода.

Из Тагила Орджоникидзе поехал в Красноуральск, где к концу года должен был вступить в строй медеплавильный комбинат. Убедившись в том, что к строительству большой железобетонной галереи и электрической троллейной дороги там даже не приступали, а это могло послужить причиной срыва пуска комбината, он по телефону связался с управляющим "Тагилстроем" М.М. Царевским и попросил его оказать красноуральцам помощь. Через двое суток 2000 тагилстроевцев были уже в Красноуральске. Угроза своевременному пуску медеплавильного комбината была ликвидирована".

А в Тагиле тем временем шла подготовка к развороту широким фронтом работ на сооружении доменных и мартеновских печей, прокатных станов, коксовых батарей. Строителям для решения этих задач нужны были крепкие тылы - мощная производственная база. И она была создана. К концу 1936 года Тагилстрой имел два песчаных карьера: Монзино вблизи Тагила и Калино - на реке Чусовой; бутощебеночный карьер Зайгора и известковый завод; кирпичный завод на 25 млн. штук кирпича в год; центральный бетонный завод на 435 кубометров в смену, деревообрабатывающий комбинат, центральные механические мастерские и т.д. Строительство имело свой железнодорожный транспорт (8 паровозов и 235 вагонов), свой автотранспорт (68 грузовых, 11 легковых машин, 8 автобусов), свой конный парк - 270 рабочих лошадей. Трест имел также свое энергохозяйство - электростанцию, телефонную станцию и радиоузел.

Жилой фонд Тагилстроя составлял в 1935-1936 годах 96,4 тысячи кв. метров. Из них три четверти жилья приходилось на бараки, где проживало почти 15 тысяч строителей и членов их семей. В целом же стройка располагала достаточно развитой производственной базой, социальной сферой и, наверное, самым главным - коллективом, способным решать поставленные перед ним задачи. Именно в это время, в середине 30-х годов, в "Тагилстрое" начали формироваться традиции, которые впоследствии, в самое тяжелое время войны, позволили с честью выполнять самые ответственные задания.

Тагильские стройки стали школой жизни и роста профессионального мастерства для тысяч рабочих и технических специалистов. Это было время, когда здесь, как и по всей стране, шла смена поколений инженерно-технических кадров. На ключевых, руководящих постах еще трудилось немало специалистов старой, дореволюционной школы, таких, как А.Д. Скрыпник - главный инженер треста, В.М. Ильин - главный строитель, С.В. Куприн - главный энергетик, К.Е. Жуков - начальник производственно-технического отдела и другие. Но уже уверенно становились на ноги, набирались опыта молодые кадры. Здесь, в Тагиле, начинал свою трудовую биографию С.А. Осипов, начальник строительства первой комсомольской стройки в городе - газогенераторной станции шамотного завода, потом он стал начальником технического отдела, а в войну руководил крупным строительным трестом. Немногим старше его был начальник "Огнеупорстроя" В.Г. Белов, впоследствии первый директор Ново-Тагильского металлургического завода. Зам. главного инженера треста А.Н. Кузьмин после работы в "Тагилстрое" был директором Днепродзержинского металлургического завода, затем - министром черной металлургии СССР. С самой лучшей стороны показали себя выпускники институтов и техникумов П.Ф. Блохин, П.И. Злобин, А.Г. Минаев, Н.В. Кузьмин, И.И. Яблонский и многие другие.

Рабочий коллектив тагилстроевцев выдвинул из своих рядов десятки и сотни передовиков производства. К концу 1938 года число стахановцев, имевших свыше 200 процентов выполнения норм, достигло 1387 человек. Имена лучших из лучших: монтажника Домнастроя М.Н. Глуходеда, такелажника Механомонтажа З.П. Тимошенко, плотника Промжилстроя X.Т. Мантурова, плотника Мартенстроя Н.К. Музлова, станочницы деревообделочного комбината Е.И. Рябковой, бурильщика Зайгоры А.Д. Ситникова становятся известными далеко за пределами стройки, о них пишут в газетах, приводят в пример на рабочих собраниях. Когда в 1935 году был учрежден орден "Знак Почета", первым из тагилстроевцев им был награжден бригадир плотников Домнастроя Я.М. Семейкин. На бетонировании фундамента бандажного цеха комсомольская бригада Ивана Лобанова выполнила норму на 720 процентов, установив всесоюзный рекорд. Этот рекорд был вскоре перекрыт бригадой П.П. Шмелева, выполнившей задание на 1235 процентов. С такими инженерными и рабочими кадрами можно было решать самые сложные задачи. И тагилстроевцы решали их.

В 1937 году начался предпусковой период на бандажном цехе. Строители пришли на этот объект в мае 1935 года, а уже 3 августа 1937 года в цехе были прокатаны первые бандажи. Это был первый цех будущего металлургического завода. С этого времени Уралвагонзавод стал получать для вагонных колес стальные бандажи с маркой "НТМЗ".

И пошел поток тагильского металла

Конец 30-х годов, когда в воздухе уже пахло военной грозой, для строителей Нижнего Тагила был отмечен постоянным, год от года, наращиванием темпов и объемов работ. Отставание по сдаче основных цехов и агрегатов, допущенное в основном по не зависящим от строителей причинам (частое изменение проектно-сметной документации, срывы в поставках оборудования и т.д.) нужно было восполнять в самые короткие сроки. Эта задача решалась не только за счет роста числа рабочих и технических специалистов, но и внедрения передовых методов строительно-монтажных работ, укрепления трудовой дисциплины. В эти предвоенные годы "Тагилстрой" стал полигоном разработки и широкого использования технических новшеств, нашедших затем широкое применение на многих стройках страны.

По скоростному графику построен железобетонный трехпролетный железнодорожный путепровод. Двухэтажное кирпичное здание станции Западная построено всего за 72 часа (при готовых фундаментах). Через час в помещение были внесены столы, шкафы, стулья, установлено необходимое оборудование, и эксплуатационники начали работу по руководству движением составов. На монтаже доменной печи №1 работают краны "Деррик", а на домне №2 впервые в тресте применен башенный кран грузоподъемностью 12 тонн. В жилищном строительстве начали широко использоваться сборные межкомнатные перегородки, перекрытия из готовых балок и щиты наката, изготовленные на своем деревообрабатывающем комбинате. Оконные коробки с переплетами выпускаются застекленными, окрашенными и с закрепленной фурнитурой.

1937 год по всей стране был объявлен годом строительства школ. "Тагилстрой" в этом и последующие предвоенные годы построил школы №6, 18, 34 и другие. Деревообрабатывающий комбинат выполнил большой заказ на оконные переплеты и парты для Московского треста школьного строительства и школ Нижнего Тагила. Одних только парт было изготовлено 15 тысяч.

В этом же году были построены цех металлоконструкций и однопутная трамвайная линия от центра города (напротив кинотеатра "Искра") до линии Свердловской железной дороги с трамвайным парком на Красном Камне. За ними последовали второй хлебозавод на Вые, продолжение трамвайной линии до Технического поселка, тоже однопутной, но с разъездами. Но строительство Ново-Тагильского металлургического завода для тагилстроевцев оставалось задачей номер один.

С 1 января 1938 года трест переводится в Главпромстрой Народного комиссариата тяжелой промышленности. С собой в "наследство" он взял гору тяжелейших проблем. Да, были достижения, были рекорды в труде и новые технические решения, но и нерешенных вопросов, прежде всего организационных, было не меньше, а, наверное, больше. В предпусковом периоде строительства НТМЗ "Тагилстрой" оказался в сложной обстановке. Непрерывно изменялись годовые планы, рабочие и технические проекты приходили с большим опозданием, да и качество их было неважным. Не случайно специальным постановлением правительства проект завода, как дефектный, было предложено пересмотреть в части, относящейся к его первой очереди. За шесть лет строительства генеральный план НТМЗ изменялся семь (!) раз. Даже в 1938 году, в его первом квартале, еще не было пересмотренных технических проектов НТМЗ, коксохима, Лебяжинской обогатительной фабрики, хотя в четвертом квартале этого года планировался пуск первой домны, двух мартеновских печей и ТЭЦ.

Постоянно срывались поставки металлоконструкций. Верхне-Салдинский, Чусовской, Кузнецкий и другие заводы на шесть и больше месяцев задерживали изготовление кожухов доменных печей, воздухонагревателей и других конструкций, что срывало планы монтажа объектов. Еще хуже поставлялось технологическое оборудование.

Не хватало рабочих, да и дисциплина части тех, кто работал, оставляла желать лучшего. Приказы по тресту и его подразделениям тех лет нередко заканчивались формулировкой: "...за нарушение трудовой дисциплины...", "систематические опоздания на работу", "за пьянство в рабочее время уволить по статье...". Обеспеченность рабочей силой составляла от 40 до 60 процентов необходимого числа.

"Не числом, а умением" - этот девиз взяли на вооружение строители "Тагилстроя", чтобы решить поставленные перед ним задачи. А они были очень напряженными. После ввода бандажного цеха все силы надо было сосредоточить на коксохимическом заводе, доменном и мартеновских цехах, ТЭЦ, объектах соцкультбыта. Тем более, что постановлением Экономсовета Совнаркома СССР от 2 сентября 1939 года был установлен окончательный срок ввода первой очереди Ново-Тагильского и коксохимического заводов - 1940 год.

И он наступил, последний предвоенный год. Коллектив треста "Тагилстрой" вышел на финишную прямую первой очереди HTMЗ. В мае были сданы два котла на ТЭЦ, в июне начали работать две воздуходувки, в июле - коксовая батарея №3.

На стройку прибыла государственная приемная комиссия. Ее председатель - академик Иван Павлович Бардин, его заместитель - знатный доменщик Иван Коробов, члены комиссии подробно ознакомились с построенными металлургическими агрегатами. В их присутствии 24 июня 1940 года была задута первая домна. 25 июня огненный поток раскаленного чугуна с маркой "НТМЗ" возвестил о рождении Ново-Тагильского металлургического завода. А 23 сентября были выплавлены первые 60 тонн тагильской стали на мартеновской печи № 1.

А дальше один за другим строители "Тагилстроя" предъявляют к сдаче цехи и производства НТМЗ и коксохимического завода: мартеновскую печь №1 - 5 сентября, печь №2 - 19 сентября, коксовую батарею №2 - 17 июня, первую коксовую батарею - 31 октября. Всего же строители ввели в строй в предвоенном году производственных фондов первой очереди НТМЗ на 250 млн. рублей. Общие мощности по чугуну, введенные в строй действующих составили по чугуну 850 тыс. тонн, по стали - 212 тыс. тонн, по коксу - 875 тыс. тонн, по электрооборудованию - 25 тыс. квт. Ново-Тагильский завод стал предприятием с замкнутым циклом, выплавляющим чугун, сталь, выпускающим прокат, огнеупоры и получающим кокс со своего коксохимического завода.

Народный комиссар по строительству в своем приказе от 25 июня 1940 года "Об окончании строительства и сдаче в эксплуатацию первой очереди Ново-Тагильского металлургического и коксохимического заводов" отмечал: "Получение первого кокса и чугуна на Ново-Тагильских коксохимическом и металлургическом заводах является праздником не только коллектива строителей, но и всего народа нашей страны. С нынешнего дня гиганты машиностроения Уралвагонзавод и Уралмашзавод будут получать металл марки "НТМЗ". Этим может гордиться каждый, вносивший свой труд в строительство комбината...".

Этим же приказом многие строители и монтажники были награждены значком "Отличник соцсоревнования Наркомстроя", похвальными листами Наркомата, денежными премиями. Среди тех, кто удостоен почетных наград, -лучшие работники и технические специалисты: Д.И. Бондарь, М.Н. Глухоед, В.Л. Комлик, Е.И. Рябкова, Н.Ф. Скворцов, Т.Г. Таранжин, Н.Н. Березин, Н.Ф. Кашаев, Е.Г. Калинин, Ф.К. Попков, В.П. Шадрина, М.А. Сонин, Я.Я. Штибен и многие другие.

В канун Великой Отечественной поток тагильского металла пошел на развитие экономики страны, на укрепление ее обороноспособности. А до начала войны оставалось меньше года.

Третья домна, предвестница Победы

Памятной вехой в истории треста стал 1944 год, год пуска третьей доменной печи. Подготовка к ее строительству началась летом 1943 года, когда уже наметился перелом в войне. Разворот работ совпал с началом сражений на Орловско-Курской дуге, где был окончательно развеян миф о непобедимости немецкой армии. Но до нашей Победы было еще долгих и трудных два года, и армии требовалось все больше оружия, снарядов, танков, а значит, металла. И тагилстроевцы хорошо это понимали. Здесь, в Тагиле, через третью домну проходил их передний край.

В июле 1943 года на стройплощадку начали поступать конструкции и оборудование домны, демонтированной на Тульском металлургическом заводе. Разборка домны велась под руководством прораба М.Н. Глуходеда.

"Домну строит весь Тагилстрой!" - под этим девизом работали строители и монтажники. Стройка была объявлена Всесоюзной ударной комсомольской. Высокий накал приняло соревнование комсомольско-молодежных бригад в морозную зиму 1943-1944 годов. Только огнеупоров надо было уложить около четырнадцати тысяч кубометров. При этом не нужно забывать, что почти все квалифицированные каменщики ушли на фронт. Их заменили юноши и девушки, многие из которых еще вчера были школьниками. Но молодежь не подводила. Вместо 76 штук огнеупорного кирпича укладывали по 400, перекрывая дневную норму в 5 раз. Каждая бригада старалась быть впереди. Если сегодня одна ставила рекорд, то завтра его обязательно побьет другая. На 300 и более процентов выполнили норму бригады монтажников Н. Богули, X. Туменова, огнеупорщиков А. Быкова, С. Петухова, Г. Табачникова и другие. Под руководством прорабов С. С. Зурабова и А.Г. Минаева за три месяца было смонтировано 2700 тонн оборудования, более 20 тысяч тонн металлоконструкций. Всю сантехнику домны установил старый опытный мастер Тоболкин.

Трудовой героизм строителей и монтажников на этой стройке был по-настоящему массовым, и это не громкие слова. Монтаж верха печи - колосниковой площадки, подсвечников, свечей - бригада Сергея Кильдышева вела укрупненными блоками, по 18 и более тонн. Как вспоминал ветеран треста К.Ф. Ляпцев, как-то ночью надо было закрепить свечу домны. Добровольно выполнить эту рискованную работу вызвался комсомолец Виктор Бесчастный. И когда на огромной высоте вспыхнул яркий огонек электросварки, всем, кто стоял внизу, показалось, что зажглась звездочка - предвестница Победы.

В самые сжатые сроки стройка была завершена. Через 9 месяцев после начала строительства, 27 апреля 1944 года, доменная печь была принята правительственной комиссией с оценкой "отлично". На митинге по случаю пуска новой печи председатель комиссии академик И.П. Бардин отметил, что коллектив "Тагилстроя" в трудное военное время блестяще справился с заданием. Залпами из танковых орудий приветствовали строителей воины-танкисты, прибывшие на выпуск первого чугуна. Им, строителям третьей домны, посвятил свои стихи известный поэт Алексей Сурков, в которых есть такие строки:

Спасибо вам скажут

по-братски солдаты,

Уральским штыком

пробиваясь в Карпаты.

И в песни народа

войдут навсегда

дела боевые

гвардейцев труда.

Почти одновременно с пуском третьей домны тагилстроевцы ввели в строй четвертую коксовую батарею на коксохимическом заводе. Ока была построена за 10 месяцев, на 3 месяца быстрее предыдущей.

Руководителей Тагилстроя, Ново-Тагильского и коксохимического заводов, всех строителей и металлургов поздравил с большой трудовой победой Председатель Государственного Комитета Обороны. Более двухсот тагилстроевцев были награждены орденами и медалями. Причем некоторые получили боевые награды, как, например, Ф.Б. Шапиро, удостоенный ордена Красной Звезды. По тем временам это была очень высокая награда...

За годы войны на Новотагильском заводе в 5 раз вырос выпуск чугуна, в 3,6 раза - стали, в 4 раза - проката. Во всем этом большой вклад тагилстроевцев, их достойный вклад в разгром фашизма. За годы войны коллективу треста пять раз вручалось переходящее Красное Знамя Государственного Комитета Обороны. Так высоко был оценен труд коллектива в это суровое и героическое время.

Тагилстроевцы приближали Победу, как могли. И она пришла. Салют 9 мая возвестил о переходе к мирной жизни.

Закончилась Великая Отечественная война. Каким запомнили этот день, 9 мая, тагилстроевцы? О ком вспоминали, поднимая тост за Победу? Конечно, о тех, на кого приходили похоронки, кто не дожил до победных салютов. В сорок первом году каждый третий строитель Тагила ушел на фронт. Уходили квалифицированные рабочие, инженерно-технические работники, служащие со всех строительных и монтажных участков, из железнодорожного цеха и гаража, с ремонтно-механического и бетонного заводов, с деревообрабатывающего комбината, с карьеров Зайгора и Шайтанка. Уходили и в другие военные годы

Незабываемое...

Все ждали конца войны. Ждали с нетерпением - вот-вот он настанет. И все же день долгожданной Победы наступил неожиданно. 9 мая 1945 года, рано утром, раздался громкий стук в дверь. Сосед Александр Герасимович Минаев врывается с криком: "Ура! Победа! Включайте радио!" Ему только что позвонил диспетчер треста. По радио передавали сообщение о подписании акта о капитуляции Германии и объявлении 9 мая нерабочим днем - Днем Победы.

Стало не до сна. Наши жены быстро приготовили завтрак, общий на две семьи. Подняты первые тосты в честь Победы. Хотя день и объявлен нерабочим, дома не сиделось, хотелось быть на людях, и, когда подошло время, мы с Минаевым пошли на работу: он в монтажную контору, я - в управление треста "Тагилстрой". Женщины остались готовить праздничный обед.

На работу пришли почти все. Все знали о конце войны и в возбуждении ходили из отдела в отдел, из кабинета в кабинет, поздравляя друг друга с победой. Ни собрания, ни митинга в этот день не было. Всех пригласили в столовую. Оказалось, что Михаил Михайлович Царевский, управляющий трестом "Тагилстрой", распорядился всех накормить бесплатным обедом с фужерам хорошего вина.

В хорошем настроении, в товарищеских беседах делились тагилстроевцы о прожитом. Подводили итог тому, что ими было построено за военные годы.

А вспомнить было о чем. И итог был немалый. 1418 дней и ночей, по 12-14 часов в сутки, без отпусков, с редко выпадавшими днями отдыха, полуголодные, работали за себя и за ушедших на фронт товарищей. Невозможное делая возможным, воздвигали новые цехи, агрегаты и целые заводы в невиданно короткие сроки. Любовь к Родине, чувство патриотизма, сознание борьбы за правое дело помогли тагилстроевцам в суровые годы войны совершить свой трудовой подвиг.

К. ЛЯПЦЕВ.

В мирные дни

А жизнь продолжалась, несмотря на горечь потерь и огромную усталость от напряженных дней, бессонных ночей во имя Победы. Перед строителями вставали новые задачи - задачи мирного времени. Нужно было в кратчайшие сроки восстанавливать разрушенные войной заводы и фабрики, города и рабочие поселки. Надо было ликвидировать бараки и землянки, строить благоустроенное жилье - люди это заслужили. Надо было строить школы и больницы, детские учреждения, дома и дворцы культуры - все это откладывалось на послевоенное время. Один только факт: в 1943 году в Нижнем Тагиле на одного жителя приходилось не более двух квадратных метров жилья.

Уже вскоре после Дня Победы большие группы тагилстроевцев направляются на восстановительные работы в Сталинград, Ростов-на-Дону, Киев, Николаев и другие южные города страны. Тагильские строители формировали также костяк новых коллективов для строек на Урале - в Губахе, Челябинске и других местах.

1 января 1946 года "Тагилстрой" передается в Главчерметстрой Востока вновь образованного Наркомата по строительству предприятий тяжелой индустрии СССР (впоследствии Минтяжстроя). На момент передачи в тресте работало 10290 человек. В его состав входили, кроме строительных управлений, 15 предприятий производственной базы, свой железнодорожный транспорт, автотранспортное хозяйство, конный парк, лесное хозяйство с двумя леспромхозами, два совхоза, пять подсобных сельских хозяйств. Вся эта база оказалась за годы войны сильно изношенной и требовала полной или частичной реконструкции.

Собственный жилой фонд треста состоял из 129 временных барачных зданий коммунальной системы, в основном каркасно-засыпных, десяти каменных бараков, семи брусковых двухэтажных деревянных домов и двух трехэтажных каменных домов в Техническом поселке. Общая жилая площадь составляла 55600 кв. метров (без арендованных у заказчиков около 10 тыс. кв. метров жилья, также барачного типа). Этого, конечно, было очень мало.

Для обеспечения строителей и их семей продуктами и промышленными товарами имелся свой отдел рабочего снабжения (ОРС), у которого было 7 сельскохозяйственных предприятий, 6 магазинов, 23 ларька, 26 столовых, овощехранилище, квашпункт, пошиво-починочный комбинат.

В систему треста входили также больница на 50 коек, поликлиника, три амбулатории, аптека, восемь детских садов.

Вот с такой производственной и социальной базой "Тагилстрою" предстояло переходить на мирные рельсы, выполнять все возраставшие объемы работ как по строительству промышленных предприятий, так и по строительству города.

А задачи эти состояли не только в дальнейшем наращивании мощностей Ново-Тагильского металлургического, коксохимического и огнеупорного заводов, Высокогорского, Лебяжинского и Гороблагодатского рудников, но и одновременно с этим в широком строительстве благоустроенного жилья, социально-культурных учреждений, предприятий легкой, пищевой, машиностроительной и других отраслей промышленности в Нижнем Тагиле, Кушве, близлежащих рабочих поселках, а также объектов сельского хозяйства. Решить эти задачи методами военного времени было невозможно.

Для коллектива "Тагилстроя" наступил качественно новый этап строительства. Только новые формы организации труда, новые строительные машины и механизмы, применение новых материалов могло обеспечить движение вперед.

Технический прогресс - основная черта послевоенного периода в истории треста "Тагилстрой". В 1947 году после недолгого пребывания управляющим трестом Г.А. Корсакова его сменил Н.Г. Кратенко, который впоследствии работал заместителем министра, а затем руководил строительством Бхилайского металлургического завода в Индии. С февраля 1954 года коллектив треста возглавил П.Д. Гиренко, впоследствии зам. министра, ставший в "Тагилстрое" Героем Социалистического Труда.

При этих руководителях в короткие сроки были введены новый комбинат бетонных и железобетонных изделий, установка по изготовлению многопустотных покрытий, цех прокатных перегородок, новый растворный завод и завод холодного асфальта, реконструирован кирпичный завод, сооружен полигон по выпуску крупных стеновых блоков. Начал работать Висимо-Серебрянский леспромхоз на реке Межевой Утке.

Уже во второй послевоенный год трест получил новые бульдозеры и экскаваторы с ковшом емкостью 0,35 кубометра. Для рытья траншей стали применять канавокопатели и экскаваторы с обратной лопатой. Появились самоходные катки, автогрейдеры, растворонасосы, штукатурные станции, башенные краны и другая современная по тем временам строительная техника. В 1954 году в "Тагилстрое" работало 66 экскаваторов, 34 бульдозера и много других механизмов.

Созданная производственная база позволила строить крупные промышленные объекты в сжатые сроки и вести широким фронтом жилищное и культурно-бытовое строительство.

Рядом с теми, кто вынес на своих плечах тяжесть военных лет, выросли новые кадры строителей. Становятся известны имена новых передовиков, заявлявших о себе трудовыми делами: маляра Клавдии Бачининой, каменщика Д.Д. Фролова, бригадира молодежной бригады П.А. Мацева.

Широкое распространение получили комплексные и специализированные бригады. Бригада штукатуров Горбача работала по поточно-расчлененному методу, бригада каменщиков Алексеева из "Жилстроя" № 1 применила метод двухзахватной системы кладки, бригада Усанчикова стала первой в тресте комплексной хозрасчетной бригадой отделочников. Таких специализированных и комплексных бригад насчитывалось свыше 60.

Взятый коллективом "Тагилстроя" курс на технический прогресс, применение новых строительных материалов, творчество новаторов, связь с наукой, новые кадры рабочих и руководителей не могли не сказаться на результатах. Крупнейший в стране рельсобалочный стан был построен всего за 11 месяцев, доменная печь - за 15. В 1953 году в зимних условиях произведена реконструкция третьей домны. Всего 82 дня потребовалось для того, чтобы из обновленной печи пошел чугун. При реконструкции домны новая печь со всем оборудованием была смонтирована на временном фундаменте рядом с еще работавшим старым агрегатом. После остановки и разборки старой печи на ее место с помощью мощных домкратов была надвинута новая печь. Потребовалось всего 12 часов, чтобы новая печь весом 2500 тонн прошла путь в 21 метр!

Объекты вводились один за другим. За 8 месяцев возведена мощная кислородная станция. За такой же срок введено 6500 квадратных метров жилья. За 5 месяцев построена мартеновская печь. На три месяца раньше срока введена коксовая батарея. 14 месяцев вместо 20 потребовалось для сооружения первой очереди Лебяжинского аглокомбината.

К 1957 году, когда был создан Нижнетагильский металлургический комбинат, объединивший все построенные трестом металлургические и горнорудные предприятия, "Тагилстрой" вышел на тот уровень организации и качества строительно-монтажных работ, которые позволили ему войти в число передовых предприятий отрасли не только Урала, но и всей страны.

Было чему и Европе поучиться

1957 год тагилстроевцы ознаменовали дальнейшим наращиванием объемов строительно-монтажных работ как в промышленности, так и на возведении объектов соцкультбыта. Они просто не могли работать иначе в год своего юбилея - 25-летия со дня образования треста. Уже в январе введено строй действующих Осокино-Александровский рудник Гороблагодатского рудоуправления, в феврале получена первая продукция в цехе оцинкованной посуды на НТМК, в марте завершено строительство шахты Ново-Северская на Лебяжинском руднике. А в апреле досрочно, за пять месяцев, в суровую уральскую зиму в мартеновском цехе №1 сдана 6-я печь, 14-я по порядковому счету на заводе. На 3 месяца раньше установленного срока выдала кокс 8-я коксовая батарея.

Строительная база самого треста пополнилась в этом году полигоном по изготовлению напряженно-армированных конструкций и установкой по выпуску многопустотных панелей и перекрытий.

А в день профессионального праздника Дня строителя, 11 августа 1957 года, коллектив Тагилстроя отметил свое 25-летие. Исполком городского Совета в связи с этой датой Переименовал улицу Привокзальную в проспект Строителей. Сам же коллектив треста, в свою очередь, тоже преподнес городу свой подарок: ввел в эксплуатацию 77534 кв. метра жилой площади.

Трудовой подъем, царивший в бригадах, на строительных и монтажных участках, на выводах стройиндустрии сохранился и в следующем, 1958 году.

Продолжал расти список введенных объектов: Лебяжинский агломерационный комбинате двумя аглолентами и фабрикой мокрого магнитного обогащения, районная электростанция в районе Евстюнихи, бетонный завод на 187 тысяч кубометров, завод сборного железобетона на 40 тысяч кубометров изделий в год и многие другие.

Жители города получили от тагилстроевцев 81300 кв. метров новых жилых площадей, три школы, шесть детских садов, три столовых, кинотеатр "Родина".

Трудовым делам коллектива треста была посвящена вышедшая в этом году книга "Строители индустриального Тагила". Ее авторы - сами тагилстроевцы.

9 августа 1958 года на знамени треста засияла высшая награда государства - орден Ленина.

Да, были юбилеи, были награды, было удовлетворение от сделанного у всех - от рядового бетонщика, монтажника, плотника, механизатора до управляющих трестом. Но главное оставалось неизменным -ввод новых цехов и производств не только НТМК, хотя он всегда был главным заказчиком, но и на других заводах и фабриках города и области, строительство жилья, школ, больниц и поликлиник, учреждений культуры и быта... Так было в довоенные и послевоенные пятилетки, не изменил своим традициям "Тагилстрой" и в годы единственной в истории страны семилетки 1959-1965 годов.

А началась она вводом в строй действующих 25 января крупносортного стана "650", крупнейшего в то время в Европе. Возведение этого цеха длиной 726 метров, площадью 72 тысячи кв. метров в рекордно короткий срок - за год вместо 23 месяцев - стало возможно благодаря максимальной сборности, широкому использованию железобетонных, в том числе предварительно напряженных конструкций, монтажу технологического оборудования крупными блоками, четкой организации строительно-монтажных работ.

Эту стройку по праву называли молодежной. 1200 юношей и девушек со всей Свердловской области приехали в Тагил с большим желанием трудиться. Многие из них- Зина Муродимова, Тамара Барченкова, Николай Киберов, Леонид Ворончихин и другие, освоив строительные специальности, стали профессионалами высокого уровня.

Большой вклад в создание уникального цеха внесли передовики стройки - каменщик "Промстроя'', впоследствии Герой Социалистического Труда Н.А. Вахрушев, слесарь-монтажник "Востокметаллургмонтажа" Б.И. Левчук, бригадир "Уралэлектромонтажа" В.Ф. Шапошников, электросварщица "Уралстальконструкции" А.Г. Юдина, бригадир каменщиков Коксостроя Д.М. Ващенко, прораб "Промстроя" М.Н. Шмакова, бригадир "Металлургстроя" К.К. Лебедь и многие сотни их товарищей. Опыт тагилстроевцев был обобщен в брошюре "Скоростное строительство крупносортного прокатного стана", изданной Академией строительствами архитектуры СССР.

Из событий городского значения в 1959 году следует выделить два, имеющих прямое отношение к "Тагилстрою": начало строительства первого крупнопанельного дома на улице Землячки и ввод одного из самых мощных в области городского молочного завода.

Победную точку в первом году семилетки поставила доменная печь № 5, выдавшая- первую плавку 3 ноября. Построенная за 10 месяцев при проектной продолжительности в 21 месяц, она стала свидетельством четкой организации работ и высокого профессионализма тагилстроевцев. Этому событию посвятил свои стихи рабочий поэт - участник стройки:

Увенчан победой

Подвиг огромный,

Плоды дал труда

Многодневный накал.

С крупнейшей в Европе

Красавицы домны

Сегодня получен

Горячий металл!

Новая домна - технически совершенный агрегат. Впервые были построены высокотемпературные воздухонагреватели, лещадь печи выложена вместо огнеупорного кирпича углеродистыми блоками, на литейном дворе для разливки чугуна и шлака применены поворотные желоба. Впервые в практике домностроения при активном участии Украинского института электросварки имени Е.О. Патона применены новые методы сварки: кожуха воздухонагревателей сварили автоматически под слоем флюса, а кожух домны - электрошлаковой сваркой. Для монтажа конструкций и оборудования подготавливались укрупненные блоки весом до 65 тонн.

На стройке был установлен уникальный 75-тонный кран, способный поднимать 45-метровой стрелой грузы на 100-метровую высоту.

Здесь, на сооружении 5-й домны, тагилстроевцы еще раз подтвердили, что им не зря поручили решать такие сложные задачи. Бригада И.В. Рубанова смонтировала кожух печи за 11 дней вместо 35 по нормативам. Эта же бригада огромный наклонный мост подняла за три приема, затратив на это всего 4 дня. Монтажники стальных конструкций во главе с начальником участка Н.Т. Елисеевым на сооружении воздухонагревателей, газоочистки, литейного двора в короткие сроки смонтировали 9200 тонн металлоконструкций, многие из них - на большой высоте. Бригады В. Бремова и С. Белоуса из Промстроя забетонировали фундамент печи за 44 часа, уложив за это время 2200 кубометров бетона. Образцы трудового героизма (и это не громкие слова, так было на самом деле) показывали бригады каменщиков В. Шаропаева, огнеупорщиков А. Шмидта и Н. Банцева, плотников Н. Щепотина, умело руководили работами прораб "Уралстальконструкции" В. Хариби, мастер "Промстроя" А. Мисютина и многие другие инженерно-технические работники.

Окончанием строительства и вводом в действие новой крупной доменной печи тагилстроевцами была взята еще одна высота.

Путь к конвертерной стали

60-е годы в отечественной металлургии ознаменовались первыми шагами в освоении нового способа производства стали - кислородно-конвертерного, позволявшего резко увеличить выплавку и качество металла. Открыть новый путь в сталеварении, как это уже не раз было в истории российской металлургии, было поручено двум коллективам - НТМК и треста "Тагилстрой".

Первым, как всегда, на новую стройку пришел коллектив управления "Уралспецстрой". Прежде чем начать выемку грунта из котлованов под фундамент цеха, нужно было разработать и вывезти почти 400 тысяч кубометров доменных шлаков, так как на месте нового цеха располагались шлаковые отвалы. Местами их высота достигала 12 метров. Эти работы начались в конце 1961 года, а уже в феврале следующего бригада бетонщиков П.Д. Лукьянченко уложила первый бетон в фундамент нового цеха. А 26 июня машинист башенного крана Ю.А. Косолапов установил первую колонну главного корпуса, и бригада Л.А. Новокшонова из управления "Уралстальконструкция" начала монтажные работы, которыми руководили начальник участка Е.А. Радюков и прораб К.К. Ворстер.

ЦК ВЛКСМ объявил стройку Всесоюзной ударной. И снова, как уже бывало прежде, со всех концов страны поехала в Тагил молодежь. Встал вопрос: где поселить новое пополнение? На помощь пришли тагильские предприятия. Заводы пластмасс, медико-инструментальный, НТМК отказались от очередного заселения своих домов и отдали несколько из них для размещения вновь прибывших строителей. Строительство первого в стране конвертерного производства достойно продолжило эпопею трудовых дел тагилстроевцев. Масштабы строительно-монтажных работ поражали воображение даже опытных специалистов. Цех включал в себя два стотонных конвертера производительностью 1 млн. 200 тыс. тонн стали в год, строительный объем только крупных сооружений комплекса составил 670 тыс. кубометров, нужно было уложить 83 тыс. кубометров бетона и железобетона, смонтировать 15 тыс. тонн металлоконструкций, 6 тыс. тонн оборудования, 45 километров технологических трубопроводов.

На стройке царил высокий трудовой настрой. Все - от управляющего трестом до рабочих, понимали, какое ответственное дело им доверено, они, по сути, в который уже раз становились первопроходцами. Все новое рождается в трудностях, а их было немало.

Одним из "узких" мест стала нехватка людей. Не хватало бетонщиков, плотников, монтажников, сварщиков и других. Но кадровая проблема все же была решена, и через несколько месяцев на огромной территории будущего цеха уже трудилось более 5 тысяч человек. В каждом коллективе были свои передовики: в "Промстрое" - бригады Н. Беляева, Ю. Лузакова; в "Уралстальконструкции" - В. Ватарчука, Т. Шалагинова; в "Востокметаллургмонтаже" - Е. Фильберта, П. Савина; в "Металлургстрое" - В. Стукаловой, П. Маркина; в Высокогорском управлении - К. Ланских, Ф. Безгинова и многие другие. Четко руководили работами начальник комплекса Ф.Б. Шапиро, начальники управлений В.А. Вейтцель, П.А. Кириченко, Ю.М. Вассерман, Б.А. Милявский, Н.И. Черкасский.

Было организовано соревнование участников двух крупнейших по тем временам строек - Нижнетагильского кислородно-конвертерного и Качканарского горно-обогатительного комбината. Дело в том, что эксплуатация будущих тагильских конвертеров была невозможна без качканарского рудного сырья. Кислородно-конвертерный комплекс в Тагиле строился не только для увеличения выплавки стали, но и для выпуска ванадиевого шлака, из которого можно извлекать ценный легирующий элемент-ванадий, который содержался в качканарской руде. Взаимопомощь и трудовое соперничество пошли на пользу обоим коллективам.

Сооружение кислородно-конвертерного цеха, как практически и все крупные объекты Тагилстроя до него, стали своего рода испытательным полигоном для внедрения многих технических новинок, которые впоследствии стали широко использоваться на других аналогичных стройках. Так, в проектных решениях зданий цеха и в целом в практике строительства объектов НТМК впервые был предусмотрен 12-метровый шаг несущих металлических конструкций каркасов. Это поставило перед строителями серьезную проблему со стеновыми ограждениями, так как к этому времени еще не был освоен выпуск стеновых и кровельных панелей длиной 12 метров. По предложению начальника техотдела треста Л.В. Палуева, в содружестве с научно-исследовательскими институтами отрасли, была разработана преднапряженная конструкция стеновой панели, составленной из двух шестиметровых панелей типа "ПКЖ".

Через 17 месяцев после того, как тагилстроевцы пришли на строительную площадку будущего цеха, 5 июля 1963 года в тагильских конвертерах была выплавлена первая сталь, полученная конвертерным способом. Первый в стране конвертерный цех вступил в строй. И снова тагильские металлурги и строители показали себя первопроходцами. Опыт, накопленный тагильчанами, был положен в основу программы сооружения других крупных конвертерных цехов, ему посвятила передовую статью "Строительная газета".

За успехи в строительстве кислородно-конвертерного комплекса управляющему трестом Д.Е. Кузьменко, монтажникам С.А. Минько и В.Н. Митягину было присвоено звание Героев Социалистического Труда, многие строители и монтажники награждены орденами и медалями. Каждому участнику стройки вручили книгу "Кислородно-конвертерный на Урале", рассказавшую о трудовых делах тагилстроевцев.

Высокие темпы, взятые коллективом на кислородно-конвертерном комплексе, сохранились и на других объектах. Уже в 1964 году на коксохимическом производстве вступили в строй коксовая батарея № 4, цехи ректификации легких и пиридиновых оснований, опытная установка по выпуску формальдегидных смол. Особенно большое значение имел пуск крупнейшего в стране цеха хромомагнезитовых и форстеритовых изделий на огнеупорном производстве НТМК и вальцелитейного цеха на Кушвинском заводе прокатных волков.

По народнохозяйственному плану на 1965 год Нижний Тагил был включен в список семи городов Свердловской области, которые должны были получить природный газ с газопровода Бухара-Урал. Тагилстроевцы с опережением на год построили подводящий газопровод и городскую распределительную станцию, и часть цехов НТМК перешла на газ уже в 1964 году.

За 1959-1965 годы трест ввел в эксплуатацию 500 тыс. кв. метров жилья (в среднем по 71 тыс. кв. м в год), 33 детских учреждения, 13 школ, 2 больницы, 3 поликлиники, 2 кинотеатра, комплекс зданий пединститута, ряд других культурно-бытовых и коммунальных объектов.

Построен... сдан досрочно... внедрены новые методы строймонтажа... - эти слова могли быть отнесены к десяткам промышленных и социально-бытовых объектов 60-х годов. Назовем лишь малую часть из них: первая и вторая очереди трикотажной фабрики, цех прокатки помольных шаров, дрожжевой завод, новый вокзал на станции Нижний Тагил. Рос и становился все краше город. Тагилстроевцы умели строить не только заводы и цехи, в течение десятилетий, вплоть до создания в 1970 году треста крупнопанельного домостроения, они оставались самыми крупными подрядчиками в социальной сфере. Управления "Жилстрой" № 1, "Жилстрой" № 2, "Отделстрой" имели хорошую материально-техническую базу, кадры высокой квалификации. Бригады Д.К. Бервено, Д.Д. Фролова, К.В. Володзе, К.К. Бачининой, Л.С. Писаренковой и многие другие преобразили лицо Красного Камня, Технического поселка, центра города.

Но главным направлением работы Тагилстроя оставалось наращивание мощностей Ново-Тагильского металлургического комбината. На финише 60-х годов в титульном списке строек треста появился новый объект - шестая доменная печь.

Шестая по счету, первая среди равных

4 октября 1967 года... На комбинате стартовала еще одна стройка - в этот день была заложена крупнейшая в Европе доменная печь № 6. Флаг нового объекта подняли бригадир монтажников "Востокметаллургмонтажа" Герой Труда С.А. Минько, начальник управления "Промстрой", заслуженный строитель РСФСР В.А. Вейтцель, арматурщица "Металлургстроя" Н. Юрина, экскаваторщик "Уралспецстроя" № 1 П.О. Полионко, водитель автобазы № 6 Д.А. Максименко.

Первыми, как всегда, на новую площадку пришли спецстроевцы первого участка управления "Спецстрой" № 1, возглавляемые опытным строителем Б.Д. Броцманом. Прошло совсем немного времени, и стройка стала похожа на гигантский муравейник: работы шли уже на всей огромной территории будущей печи. Эпопея сооружения крупнейшей по тем временам печи объемом 2700 кубометров и производительностью 1,5 млн. тонн чугуна в год продолжалась 630 дней - по тем временам тоже рекорд. Менее чем за два года на комплексе было вынуто и перемещено 2 млн. 330 тыс. кубометров земли, уложено 175 тыс. кубометров бетона, смонтировано 39 тыс. металлоконструкций и 11 тыс. тонн оборудования, уложено 37 тыс. тонн огнеупоров, 108 километров технологических трубопроводов.

В отличие от подобных домен, построенных в Кривом Роге и Череповце, масштабы работ в Тагиле оказались значительно выше. Так, в Кривом Роге стоимость строительно-монтажных работ составила 26 млн. рублей, в Череповце -41,5, а на НТМК только на первой очереди к моменту пуска было освоено 55 млн. рублей.

За 21 месяц, кроме собственно самой печи, было построено 44 крупных объекта, входивших в ее комплекс. Среди них котел № 8 ТЭЦ, новая паровоздушная станция ПВС-2, системы чистого и грязного водооборота, утилизация шламов и другие. Многие сооружения стали новинками в домностроении, каждое из них потребовало новых технических решений.

Вспоминает ветеран треста, главный инженер строительства комплекса доменной печи № 6 Леонид Владимирович ПАЛУЕВ:

- Трудно перечислить все новшества, которые были применены на домне. Здесь и проходка под железнодорожными путями пневматическим пробойником, и применение набивных свай под фундамент бункерной эстакады там, где не было возможности делать фундамент открытым способом, и монтаж узлов загрузочного устройства укрупненными блоками весом до 150 тонн и т. д. Впервые на стройках такого типа на огнеупорной кладке воздухонагревателей огнеупоры поступали со склада в пакетах и на поддонах со 100-процентной механизацией транспортных операций. В результате разработки нескольких планов НОТ и внедрения рацпредложений, разработанных творческими группами "Промстроя" и "Промжилстроя" совместно с коллективом центральной лаборатории стройматериалов и новаторами этих управлений, сроки возведения фундаментов домны были сокращены на 33 дня, а двух блоков воздухонагревателей - на 35 дней. На строительстве домны прошли всесоюзные школы передового опыта.

На вооружении строителей домны, кроме передовых методов труда, поиска новых технических решений был еще один важный резерв, который помогал, как и на десятках других крупнейших объектов, - трудовые традиции "Тагилстроя", умение и желание работать с полной отдачей. "Шестая" не стала исключением из этого правила. Одной из ярких страниц летописи стройки стало бетонирование фундамента печи коллективом управления "Промстрой". Оно началось 30 января 1968 года в 8 часов 40 минут утра. Первые кубометры бетона доставил на площадку лучший водитель автобазы № 6 Г.И. Горохов, а уже 2 февраля бригады Лукьянченко, Нестерова, Заплутанова, Родина, Щепотина, Напольских завершили бетонирование. В фундамент было уложено 6200 кубометров бетона и 400 тонн арматуры.

По графику для устройства фундаментов под воздухонагреватели управлению "Промжилстрой" давалось 50 дней. За это время нужно было связать 457 тонн закладных деталей, уложить 7500 тонн бетона. Промжилстроевцы справились с этой работой за 39 дней.

7 января 1969 года бригада Р.А. Кинаса из "Востокметаллургмонтажа" под руководством начальника участка Р.Г. Багаутдинова провела подъем 134-тонного засыпного аппарата на 65-метровую высоту. А через два месяца бригада Е.Е. Фильберта из этого же управления подняла на такую же высоту 142-тонный распределитель шихты.

Для монтажа воздухонагревателей необходим был мощный кран БК-40, но площадка для него не была готова вовремя. Начальник управления "Уралстальконструкция" П.П. Шкатов предложил смонтировать кран на стороне, а потом через действующие железнодорожные пути передвинуть на место. Бригады Н. Романова и И. Рыженкова выполнили эту операцию в таком темпе, что экономия времени составила четыре часа..

На завершающем этапе строительства на нем было занято почти семь тысяч человек. Но людей все равно не хватало, и на помощь тагилстроевцам пришли их коллеги. Из Гороблагодатского строительного управления приехали комплексные бригады А.Ф. Швайгерта, И.И. Николаева, М.М. Егорова. Коллективу строителей треста № 88 поручили объекты грязного цикла - насосную, распределительное устройство, утилизацию шлака, градирню и другие. Здесь работали бригады Рябинина, Булгакова, Брылина, Роговского и другие. Большой объем работ выполнил коллектив треста "Асбестстрой" на отделочных операциях.

Неоценимую помощь оказали строителям домны тагильчане. Они отработали на стройке 120 тысяч человеко-смен.

3 октября 1969 года доменная печь № 6 была поставлена на сушку. В ознаменование этого события над ней было поднято знамя стройки. Право водрузить его на самой высокой, 80-метровой, отметке было предоставлено лучшим бригадирам И.С. Губину из "Промстроя", В.П. Островскому из "Уралэлектромонтажа", Е.Е. Фильберту, Л.П. Шитову, М.Ф. Седову из "Востокметаллургмонтажа", Н.А. Кудлаю из "Уралстальконструкции", монтажнику "Востокметаллургмонтажа" А.Г. Щанову, штукатуру "Промжилстроя" Е.Ф. Путиловой. Тагильский фотожурналист Анатолий Горькое запечатлел этот исторический момент, его снимок был опубликован в газете "Известия" на первой полосе. Государственная комиссия 31 октября приняла домну № 6 с оценкой "хорошо". Самая крупная в Европе и самая молодая по возрасту домна-гигант встала в рабочий строй.

Строительство "шестой", конечно, потребовало концентрации на ее площадке основных трудовых и материальных ресурсов "Тагилстроя". Но это совсем не значило, что отошли в сторону и были отложены "до лучших времен" другие промышленные и социальные объекты. В том же 1969 году на заводе ЖБИ № 1 построен новый цех товарного бетона на 182 тысячи тонн продукции в год, заменивший "ветерана" 1935 года рождения. На Первой площадке введена в строй автозаправочная станция на 750 заправок в сутки. Открылся новый трамвайный маршрут на Выю. Сдано 29 жилых домов общей площадью 64786 кв. метров, открыл свои двери для учащихся торговый техникум.

Последний год восьмой пятилетки, 1970-й, пополнил объекты второй очереди шестой домны установкой по переработке доменных шлаков, железобетонным путепроводом со шлаковозными путями, турбогенератором №6 на ТЭЦ. Жилищными управлениями сданы 28 домов жилой площадью 53434 кв. м, или 81504 кв. м полезной площади. Кстати, именно в 1970 году для жилья введен новый измеритель - полезная площадь вместо жилой.

Новоселье отметил и Дворец культуры "Строитель". Почти 40 лет до этого местом отдыха тагилстроевцев и клубной работы оставался Центральный клуб на Завязовском поселке постройки 1933 года. Новый современный Дворец культуры строителей стал одним из лучших в городе.

Источник: http://history.ntagil.ru/4_36.htm

К. Ляпцев, Л. Рудин
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты