Главная  >  Экономика   >  Русские предприниматели


Бахрушины – православные христиане

11 октября 2007, 53

Это был удивительно монолитный, нравственно устойчивый род, вся жизнь которого была подчинена одному: трудиться так, чтобы приносить пользу Отечеству, приумножая свои капиталы не для себя лично, а во славу России.

     Это был удивительно монолитный, нравственно устойчивый род, вся жизнь которого была подчинена одному: трудиться так, чтобы приносить пользу Отечеству, приумножая свои капиталы не для себя лично, а во славу России. Понимание это шло от глубокой религиозности, от сознания того, что ничего в сущности человеку не принадлежит на этой земле, что богатство он получает от Бога как бы взаймы и что нужно дать отчет в том, как он распорядился этим даром, С детства воспитанные в православном духе, они всем сердцем приняли слова Спасителя: "…наипаче ищите Царствия Божия, и это все приложится вам". (Ев. от Луки, гл. 12, 31 ст.) Бахрушины принадлежали к тому замечательному типу русских людей, которые сочетали в себе недюжинную деловую хватку с редкой скромностью, душевной широтой, хлебосольством и сердечностью.

     Начав с маленькой перчаточной фабрики в Кожевниках в Москве, к 1917 году суконные и кожевенные фабриканты Бахрушины входили в пятерку самых богатых промышленников Москвы.

     Свыше трех с половиной миллионов отдали братья Бахрушины на благотворительные цели.

     Именно сейчас, когда идет великая переоценка ценностей, когда мы узнаем о трагической судьбе России все больше и больше, чистый образ Бахрушиных высвечивается с особой ясностью. Они были теми, кто созидал, обустраивал Россию, как собственный дом, и не проводил резкой черты между своим, личным и общественным, государственным. Украшали лицо родной земли храмами, были верны царю и Отечеству. Россия была для них и общим домом под высочайшей монаршей дланью, и, надо отдать им должное и большая им за то благодарность, что они не участвовали ни одной копейкой в подрывной разрушительной работе против нашего Отечества, в чем, увы, погрешили некоторые известные купцы и промышленники. Жизнь их была безукоризненно чистой, достойной. Они рождались в вере, жили в ней и умирали, оставляя после себя долгую добрую память. Строили Россию те, кто жил по заповедям, для которых понятия добра и зла, греха, личного спасения не были пустым звуком. Читая Евангелие с детства, они знали, что "трудно богатому войти в Царство Божие" (Ев. от Мф., 19, 23). Знали и то, что Господь создал богатых и бедных, чтобы спасались они сообща. Притча о богаче и нищем Лазаре освоена была ими особенно хорошо. Вот и строились храмы, больницы. богадельни, сиротские приюты, народные училища и многое-многое другое не только в Москве, но и в родном Зарайске. Помогали всем и каждому: "Всякому просящему у тебя давай и у взявшего твое не требуй назад". (От Луки, 6, 30). О духовной сущности благотворения прекрасно сказал великий православный подвижник Феофан Затворник в письме к одному из своих духовных чад: "У Вас труды по благотворению, Помоги Вам, Господи. Это самый тяжелый труд и тревожный, хоть всегда сопровождается глубоким утешением. Про какую-то краску говорят, что она так глубоко и цепко входит в окрашиваемое вещество, что остается навеки.… Так окрашивает душу благотворительность! В ней больше всего отражается свет богоподобия. Помоги Вам Господи!"

     Крепкая православная закваска пришла к Бахрушиным от родоначальника Алексея Федоровича, который во всех своих действиях и начинаниях руководствовался прежде всего правдой и любовью Божией. Так же воспитывались сыновья его и дочери, одна из которых Евгения Алексеевна стала впоследствии монахиней Олимпиадой. Любя Бога, Царя и Отечество, Алексей Федорович относился и к любому человеку, как к иконе Божией, уважал его имя, данное ему во святом крещении. Понимал и знал, что чужим именем нужно дорожить, как своим собственным, ибо, оскорбляя имя другого человека, мы грешим и против заповеди: "Не судите, да не судимы будете". Алексей Федорович учил своих домашних так: "…Никогда не говорите о человеке чего-нибудь, что может повредить его доброму имени или деловым отношениям и благосостоянию его. Если что и услышите, знайте про себя".

     Поразительно то, что эти слова русского православного человека удивительным образом перекликаются с высказыванием древнего православного подвижника из египетской пустыни аввы Илии: "Если вы увидите в ближнем какой-либо соблазн даже собственными глазами или услышите о нем - не верьте. Храните вашу мысль от дурных мнений о ближнем, зная, что приносят их демоны, чтобы отвлечь ум от зрения своих согрешений и от устремления к Богу."

     Жили Бахрушины сосредоточенной деловой, семейной и духовной жизнью по раз заведенному обычаю. Это особенно ощущается, когда знакомишься с архивными материалами семьи Бахрушиных. Листаешь страницу за страницей, вдыхаешь аромат старины и сквозь все наслоения времени вдруг погружаешься в жизнь хотя и в совсем иную, но абсолютно живую и трепетную. Раздается голос молодого Петра Алексеевича Бахрушина из дневниковых записей далекого 1848 год и дивишся тому, откуда это желание у купецкого сына запечетлевать каждый миг своей жизни? Наверно, это и есть осознание себя, самоценности и неповторимости собственной личности в системе бытия:

     24 ноября 1848 года, среда. Екатерина Мученица. В 6 часов утра сходил к обедне. От Троицы подымали иконы. 8 икон в дом, - помолились Богу и со святой водой ходили по заводу. Везде сам священник. Чаю напился и с поздравлениями к Грачевым пошел пешком /…/.

     Декабрь1848. В 7 ч. утра мороз 4 г. Богу помолясь, чаю напился, по заводу прошел, товары принял, разобрал, позавтракал и на Мытный двор поехал /…/ в 10 ч. лег спать.

          

     Еще в этот день Петр Алексеевич успел побывать на бирже, в городе, на кладбище, на панихиде (полгода со дня смерти отца), занимался в конторе, купил на Мытной 160 овчин шпанки по 1р. 95 к. Хлопотал насчет капитала, чтобы не потерять гражданства, в Мировом суде отнес за родителя на расходы. Каждый день начинался неизменно: "Богу помолясь, чаю напился, по заводу прошел…" Вот такое, казалось бы, однообразное течение жизни, но за всеми этими скупыми записями - будущее процветание Бахрушиных, все их неустанные труды во славу Божию.

     Когда знакомишься с архивами семьи Бахрушиных в отделах рукописей Театрального или Государственного Исторического музеев, то открывается картина такой всеохватной деятельности всего этого рода на пользу России, что становится совершенно ясно: имя Бахрушиных со временем должно встать вровень с великими именами, составляющими славу России, что становится совершенно ясно: имя Бахрушиных со временем должно встать вровень с великими именами, составляющими славу России.

     Как выясняется, Бахрушины были известны своим милосердием не только в Москве и Зарайске, но и по всей матушке Руси. К ним шли и шли просьбы о помощи, как от отдельных лиц, так и от имени многих общественных и государственных организаций, приходов, музеев. Шли письма из Архангельска, Самары, Ярославля, Твери, далекой Олонецкой губернии, из Киргизской степи, со св. горы Афон и из многих и многих других мест. Я позволю себе процитировать отрывки из писем, где слышался не просто зов, а вопль о помощи, особенно из приходов и монастырей наших западных окраин, где православные храмы испытывали особую нужду, будучи плотно окруженными инославными: "Высокопочитаемый и боголюбивейший Василий Алексеевич! Да будет милость Господня с Вами, высокороднейший сын православной церкви! Из своей далекой несчастной западной окраины взываем к Вам о помощи нашему убогому храму, прихожане коего, не окрепшие в святом Православии и сами голодные насущным хлебом, не могут поддержать благолепие, подобающего Дому Божию, тогда как окружающие латинские костелы горделиво блещут золотом /…/. Посему обращаемся к Вам, избранник Божий, с слезной мольбой - поревновать о благолепии нашего убогого храма во славу Божию, во имя святого Православия /…/.

     Ст. Тирасполь, село Добротичи, настоятель Крестовоздвиженской церкви Арсений Сакович.

     Как современно это звучит, не правда ли? Мы все знаем о нынешнем тяжалейшем положении православных верующих в окружении униатов теперь уже Западной Украины.

     Бахрушиных заботило не только попечение о существующих православных святынях, но они активно участвовали в миссионерской деятельности, являясь членами православного миссионерского общества. Диву даешься, каким высоким пониманием своего христианского служения обладали они!

     "… Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа". (От Мф., 28, 19) В дореволюционной России вообще уделялось большое внимание миссионерской православной деятельности. В этом смысле представляет огромный интерес письмо, адресованное Василию Алексеевичу Бахрушину:

     

     

     

     Комитет по постройке Преображенской Миссионерской церкви

     В Новокрещенском селении. 1897 г. дек. 12

     г. Кокбекты Семипалатинской области.

     

     Добрейший Василий Алексеевич!

     /…/ Преображенское селение состоит из новокрещенных киргизов (Буконского) стана, находится в семи верстах от Букони среди киргизской степи.

     В весеннее время большой разлив горных рек /…/ делает сообщение невозможным. Так как все жители этого селения новокрещенные киргизы обращены еще недавно из магометанства, то требуют постоянного руководительства и наставления в новой их вере христианской. Коренному русскому человеку жить неудобно в киргизской степи без храма и без школы, что видим из горьких опытов переселенцев, живущих в степи, но тем более трудно жить здесь без храма и школы новообращенным, окруженным со всех сторон собратьями магометанами-киргизами, враждебно относящимся к ним /…/. Татары-мусульмане давно уже начали распространять мусульманство среди киргизов и успели их омусульманить, воздвигнуть среди степи мечети и школы, между прочим две такие мечети находятся по ту и другую сторону Преображенского поселка, по той же речке /…/. Господу угодно было только в 1883 году открыть православную миссию и водрузить крест /…/ над киргизскою степью /…/. С этого времени киргизы начали принимать Православие и образовали свое селение. Есть много детей школьного возраста. Богослужение и обучение грамоте происходит на киргизском языке, отправлением богослужения и обучением детей занимаются члены миссии, но нет только места для богослужения - храма и помещения для учащихся - школы. На постройку церкви и школы нужно денег до трех тысяч рублей. Средств на постройку нет, на помощь со стороны новокрещенных рассчитывать невозможно в виду того, что они очень бедные и желание к взаимопомощи и христианской благотворительности у них еще не развито. Чтобы не /отставать/ от татар и киргизов-магометан, застраивающих степь мечетями и школами, и показать пред магометанством превосходство христианской религии, решили с разрешения Епархиального начальства устроить храм и школу, уповая на пожертвования благотворителей и радетелей храмов Божиих. Посему покорнейше просим помочь вопиющей нужде присылкою своих пожертвований".

     Благодарность людей была безмерна: за Бахрушиных молилась вся Россия. Без преувеличения можно сказать, что под их попечительством действительно находилась вся Россия. Бахрушины были известны не только как благотворители и церковные жертвователи, но и как крупные меценаты-коллекционеры, тщанием которых пополнялись фонды многочисленных российских музеев. Стремясь всем сердцем к горнему, они не забывали и о красоте земной, обладали не только развитым чувством сострадания, но и тонким художественным вкусом, позволившим им собрать уникальные рукотворные творения, радующие людей и помогающие им жить. Чувство любви к родине проявлялось у них и в собирательской деятельности. Так Алексею Петровичу Бахрушину мы должны быть благодарны в сохранении части древнерусской культуры, произведений старых мастеров: уникальных эмалей, майолики, изделий из бронзы, фарфора, бисероплетения, в сохранении старопечатных книг и древних рукописей. Почти все свое богатейшее собрание Алексей Петрович Бахрушин завещал Государственному историческому музею, не говоря уже о том, что многие провинциальные музеи также в своих фондах хранят вещи из его коллекции. О том, что служило Бахрушиным главным стимулом их собирательской деятельности, прекрасно выразился создатель Театрального музея Алексей Александрович Бахрушин при передаче музея государству в ведение Императорской Академии наук: "Когда во мне утвердилось убеждение, что собрание мое достигло тех пределов, при которых распоряжаться его материалами единолично я не счел себя вправе, я задумался над вопросом, не обязан ли я, сын великого русского народа, предоставить это собрание на пользу этого народа".

     Сейчас, когда многие наши музеи и книгохранилища нуждаются в самом необходимом, так мало находится доброхотов, которые помогли бы сохранить то необозримое богатство, что оставили наши предки. И так хочется обратиться к сегодняшним возможным благотворителям: помогайте, отдавайте, сколько можете, и все это сторицей вернется к вам и вашим детям. Сохранять, но не разрушать, созидать, строить, любить, объединять, милосердствовать, жить для других, а не для себя, это и значит жить в Боге.

     Благотворительность, как образ жизни, являлась отличительной чертой всех состоятельных слоев русского общества, включая царствующий Дом. Алексей Александрович Бахрушин активно участвовал в комитетах по оказанию помощи пострадавшим в мировую войну Великой Княгини Елизаветы Федоровны и Великой Княжны Татианы Николаевны - будущих великомучениц. Нам искренне верится, что и сам Алексей Александрович и вся семья Бахрушиных не оставлена их небесным святым заступлением. Сохранилось грустное письмо к Алексею Александровичу по поводу ликвидации Комитета Великой Княжны Татианы Николаевны от 18 июля 1917 года, когда уже была арестована царская семья:

     

     Московское столичное отделение Комитета Ея императорского

     Высочества Великой Княжны Татианы Николаевны для оказания

     Временной помощи пострадавшим от военных бедствий.

     

     Г-ну члену Отделения А.А Бахрушину

     

     Закончив 15 сего июля ликвидацию Московского столичного отделения Всероссийского комитета помощи пострадавших от войны (б. Татианского) и прекратив ныне всякую дальнейшую свою деятельность, президиум Отделения считает долгом отметить, что, благодаря общему дружному сотрудничеству г.г. членов Отделения в порученном ему деле, Отделение во все время своей деятельности могло оставаться на должной высоте, с успехом выполняя возложенную на него задачу. Обращаясь ныне к г.г. членам Отделения с прощальным приветом, президиум просит Вас Милостивый государь, принять горячую его благодарность за Ваше столь ценное сотрудничество с ним, способствовавшее наилучшему разрешению всех вопросов, касавшихся оказания посильной материальной помощи осевшим в Москве беженцам.

     

     Несмотря на свою многоликость, Россия, начиная с конца 19 века довольно ощутимо разделилась на две неравные части: на созидателей, которых было, несомненно больше, и разрушителей. "Если Царство разделится само в себе, не может устоять Царство то, и если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот". (От Марка 3,24-25)

     И не устояло Царство, ибо наряду с постепенным отходом от веры отцов, от святого Православия, стало возможным, как следствие, и ослабление любви к родине. Чего стоят, скажем, пораженческие воззвания интеллигенции в русско-японскую войну! Все мы дети Божии и все живем на земле, данной нам Господом от рождения, и не любить эту землю есть величайший грех. Иерархия ценностей промыслительна, и она не является результатом выдумки человеческой. Иерархия эта совершенно четкая и предельно ясная: Бог, Отечество, Царь, семья. Люди веками жили в сознании непоколебимости этих устоев. Когда же эти устои стали подтачиваться, Россия рухнула, несмотря на то, что таких преданных ей, как Бахрушины, было в России немало. Это особенно ярко проявилось незадолго до революции, во время празднования важнейших для России знаменательных дат: прославления великого российского чудотворца и угодника Божия Серафима Саровского (1903), 50-летия со дня окончания Крымской войны и беспримерного севастопольского подвига (1905), 100-летия победы над Наполеоном (1912), и 300-летия Дома Романовых (1913).

     В те незабываемые дни общей радости Россия вновь чувствовала себя, хоть и ненадолго, единой и дружной. Не оставались в стороне и Бахрушины. В фонде Алексея Петровича Бахрушина в Историческом музее хранится подписной лист и обращение от 23 января 1903 года к Александру и Василию Бахрушиным от Великого Князя Александра Михайловича, председателя Высочайше утвержденного Комитета по восстановлению памятников севастопольской обороны с просьбой принять на себя труд по сбору пожертвований. В письме есть такие слова: "/…/ Незабвенная в истории России оборона Севастополя, непререкаемое свидетельство мощи и духовной крепости русского народа /…/. Государю Императору по всеподданнейшему моему докладу угодно было разрешить для сей цели всеобщую подписку, дабы предоставить возможность всем членам великой русской семьи удовлетворить своей душевной потребности участием в этом святом деле". И опять перекличка с современностью. Стоит вспомнить обо всем том печальном, что связано ныне с этим великим русским городом.

     Как часто бывает перед концом, в России в конце 19 - начале 20 веков шел бурный процесс созидания: появлялись новые музеи, книгохранилища, возрождались забытые ремесла, шло осознание своего прошлого, восстановления исторической памяти. Богатства как бы собирались впрок, как бы предчувствовались грядущие тотальные разрушения и распыление всего того, что создавалось веками. Как истинные государственники, Бахрушины принимали в этом самое деятельное участие. Сейчас много спорят о том, кто такие государственники, консерваторы, кто такие либералы, кто правее, кто левее, а смысл в том, чтобы родину, государство считать своим собственным домом, быть в нем рачительным хозяином, не опустошать его, а благоустраивать и благоукрашать. Именно такими государственниками были Бахрушины, ибо они если и богатели, то богатели вместе с Россией.

     Поражает спаянность этого рода, единая их направленность, единые интересы, единая любовь к Богу, Царю, Отечеству, семье. Вот чем была сильна Россия и вот, что мы неудержимо теряем.

     С другой стороны, интерес, который появляется в последние годы к Бахрушиным, к опыту не только их предпринимательской деятельности, но и к опыту всей их жизни, позволяет надеяться, что у нас есть будущее, и в этом будущем Бахрушины займут свое достойное место. Ведь все живо и все живы, и в этом наше упование.

     

И.Н.Сочинская
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты