Главная  >  Культура   >  Словесность


Часовой чести

11 октября 2007, 46

«Еще не раз Вы вспомните меня И весь мой мир, волнующий и странный…»

«Еще не раз Вы вспомните меня

И весь мой мир, волнующий и странный…»

Николай Степанович Гумилев был убит в самом расцвете своего таланта. Каждый новый сборник, выходивший в свет, был новой вершиной, которую он завоевал. Его стихи приносили миру новое ощущение реальности. И только Бог знает, каких бы высот достигла бы русская поэзия, если бы Гумилева, великого поэта, не вырвала из жизни Петроградская ЧК.

Расстрел производился петроградскими чекистами предположительно 24-25 августа 1921 года в районе станции Беригардовка под Петроградом, в долине р. Лубья.

История с арестом поэта очень темная. По воспоминаниям современников мы можем только догадываться о том, что же произошло на самом деле. В том, что Гумилев был арестован не как заговорщик, которого необходимо было срочно задержать и расстрелять, имеются доказательства. Когда делегация от Профессионального Союза Писателей отправилась хлопотать за Гумилева, председатель ЧК не только не мог ответить, за что взят Гумилев, но даже не знал, кто он такой.

— Чем он, собственно, промышляет, ваш Гумилевич?

— Не Гумилевич. Гумилев.

— Ну?

— Он поэт.

— Не слыхал. Наведу справки, зайдите через недельку.

— Да за что же он арестован?

Чекист подумал и… объяснил:

— Видите ли, так как теперь за свободою торговли причина спекуляции исключается, то, вероятно, господин Гумилевич влип за какое-нибудь должностное преступление.

Над словами чекиста тогда очень многие смеялись, но никто не предполагал, что это закончится расстрелом.

По всей вероятности, Гумилеву на допросе поставлен был прямой вопрос о политических убеждениях, а Гумилев, как человек честный и открытый, прямо и ответил. Возможно, что следователь во время допроса смог задеть самолюбие поэта, оскорбить его тоном или грубым выражением, на что Николай Степанович сразу же ответил ему по заслугам – с той уничтожающей надменностью, холодностью, которая всегда проявлялась в нем при враждебных столкновениях.

Оружейный залп, опозоривший русскую землю, очень сильно потряс общество. Несмотря на то, что страна уже привыкла к безрассудным расстрелам, убийствам на улицах, в домах и даже больницах, современники восприняли расстрел поэта как равнозначный, трагическому уходу из жизни Александра Сергеевича Пушкина.

Уже позже, об этом событии писали искусствоведы, литераторы, поэты, как о великой потери для страны и народа.

«Глубочайшая трагедия русской поэзии в том, что три ее самых замечательных поэта кончили свою жизнь насильственной смертью и при этом в молодых годах: Пушкин - тридцати семи лет, Лермонтов - двадцати шести, Гумилев - тридцати пяти» (Л. Страховский, поэт, литературовед).

Гумилев был очень мужественным человеком. О его мужестве ходили легенды. Даже находясь в застенках ЧК, Николай Степанович писал своей жене: "Не беспокойся обо мне. Я здоров, пишу стихи и играю в шахматы". Он был спокоен при аресте и при допросах, "так же спокоен, как когда стрелял львов, водил улан в атаку, говорил о верности "своему Государю" в лицо матросам Балтфлота" (Г.Иванов).

Перед расстрелом Гумилев написал на стене камеры простые и мудрые слова: "Господи, прости мои прегрешения, иду в последний путь".

В час вечерний, в час заката

Каравеллою крылатой

Проплывает Петроград.

И горят на медном диске

Львы твои на обелиске,

Словно солнца светлый град.

Я не плачу. Я спокоен.

Я – моряк, поэт и воин –

Не поддамся палачу.

Пусть клеймят клеймом позорным.

Знаю: сгустком крови черным

За свободу я плачу,

За стихи и за отвагу,

За сонеты и за шпагу…

И сегодня город мой

В час вечерний, в час заката

Каравеллою крылатой

Увезет меня домой.

Это его последнее стихотворение, которое Николай Гумилев написал, будучи уже арестованным. В нем он выразил свое презрение к палачам, и любовь к Отчизне.

Страна узнала о гибели поэта 1 сентября. В списках смертников газеты «Правды» Гумилев обозначен был, как «Гумилев, поэт». Поэт не по призванию, а по званию. Гумилев отвечал незнакомым людям, когда его спрашивали кто он такой: «я поэт». И отвечал он это с легкостью, с простотой, и в тоже время с уверенностью, которая была присуща обывателям, произносящих простые для них слова: «я врач», «я офицер», «я учитель». Поэзия была для него не случайным вдохновением, украшающим большую или меньшую часть жизни. Она была для него всем существом.

В статье использованы фотографии и материалы с портала http://gumilev.ru

Другие материалы на портале:

Николай Гумилев: поэт-воин

Николай Гумилев

Героев Григорий
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты