Главная  >  Общество   >  Общественная мысль


Информационная война: чувства против разума

11 октября 2007, 28

Одним из важнейших аспектов национальной безопасности является оборона в информационной войне. Причем здесь день сегодняшний и наша страна? Притом, что именно сегодня мы можем в самом «хрестоматийном» виде наблюдать последствия ряда наших поражений в этой войне.

Информационная война – словосочетание страшное. И никому не понятное. По большому счету сам страх вокруг этих слов – это тоже элемент информационной войны. В современном понимании этого термина, можно отнести её начало к шестидесятым годам прошлого века, когда в журналистике жанр американского репортажа стал вытеснять европейскую публицистику. Или, если хотите, в философском смысле, слово, как набор возможных значений и абстрактных категорий стало проигрывать слову-образу, слову-картинке.

Причем здесь день сегодняшний и наша страна? Притом, что именно сегодня мы можем в самом «хрестоматийном» виде наблюдать последствия ряда наших поражений в этой войне. И, что, обнадеживает, можем наблюдать и ряд побед. Начнем с неприятного. С поражений.

Сегодня мы имеем ряд поколений, которые выросли в девяностых. Советская Империя рухнула. Одним из последствий этого крушения стал крах нашей пропагандистской машины вообще и кинопромышленности в частности. На экранах стали показывать американские фильмы с примерно одним и тем же сюжетом. Некий Герой, не очень разговорчивый, не очень чувствительный делает Добро. Делает он его с кольтом (автоматом, пулеметом, гранатометом и т.п.) в руках. Он убивает врагов. Врагов он убивает очень много. При этом, не особо запариваясь, что они тоже люди. Или ты их, или они тебя. В результате такой нехитрой деятельности он может спасти девушку, вследствие чего будет еще и постельная сцена. Девушку, кстати, могут потом убить враги, но это не важно, найдется другая. Вот такого Героя культивировали в головах людей, а в частности детей.

Несмотря на то, что Герой был не очень разговорчив, некоторые слова он произносил. Например, слово «свобода» или слово «демократия». Из последних примеров можно вспомнить фразу из фильма «Король Артур»: «История запомнит нас свободными», или из фильма «Александр»: «Мы свободные граждане, свободной страны». Вообще говоря, последние два фильма – это информационная «палка о двух концах». С одной стороны, когда это кино видит и слышит американец, то он видит лица родных актеров-земляков, с другой – слышит родную англо-американскую речь. При этом у американца возникает вполне естественная мысль – «это прошлое Моей Великой Страны Америки!». Хотя нет, не мысль, скорее – это на уровне ощущений, эмоций.

С другой стороны, если это смотрим мы, русские, или русскоговорящие люди, то видим мы именно американское кино и слышим «импортный» язык. А воспринимаем примерно так, «вот у них там хорошо, они за свободу, а мы, как быдло, но ведь тоже хочется». Это опять не мыслительная деятельность, - это ощущения.

Далее, мы вкладываем слова «демократия и свобода» в уста некоторых наших политических деятелей. Что они подразумевают под этой свободой, какие «демократические» преобразования имеют ввиду – дело десятое. Главное, что эти слова вызывают позитивные эмоции: «мы можем, как в кино! В том самом, импортном!».

Итак, мы получаем однозначно коннотированное слово «демократия». В массовом сознании данное слово ассоциируется со словом «счастье». Еще раз повторюсь, что речь не идет о рациональном мышлении. Чувства, только чувства. Как лозунг в предвыборной кампании «Голосуй сердцем!». Проще говоря, если вы спросите у какого-нибудь школьника-студента «демократия, это хорошо?», он однозначно ответит «да!». Но тогда спросите его, «а что такое демократия, что ты понимаешь под свободой?». Не думаю, что ответ будет сколько-нибудь вразумителен. К счастью, сейчас картина несколько меняется, но о хорошем я позже.

Пока же мы приходим к восприятию мира через образы и эмоции, когда рациональное мышление отступает на второй план. И наши массы пошли бы в эту самую демократию, которая сейчас вовсю творится в Грузии, или на Украине.

Кстати, если абсолютно позитивное значение имеет слово «демократия», то до недавнего времени совершенно негативную окраску имело слово «тоталитаризм».

Теперь представим, как эта картина выглядит со стороны. Есть некая народная масса. У массы есть определенный рефлекс. На слово «демократия» у массы из гипофизов выделяется эндорфин (гормон счастья). Чем ближе масса к источнику слова, тем больше счастья она получает.

Все же остальное, что не «демократия» воспринимается, как «тоталитаризм». Подмена понятий при этом происходит колоссальная. Например, одним из самых «демократичных» и «демократических» каналов у нас является ТНТ. Что более всего «цепляет» зрителей этого канала? Правильно, реалити-шоу. Основной посыл, который эти шоу несут: «ребята, не бойтесь, что за вами круглосуточно наблюдают, не беспокойтесь, что понятие «частная жизнь» из вашей жизни исчезнет, это всё демократия!» Действительно, герои этих шоу ведут себя весьма «демократично».

Ну, естественно, реклама. Много о ней было сказано, но для полноты картины помянем и её. Реклама, которая преподносит не товар, а человека. Вот есть у меня «волшебное мыло», вот потому я и есть такой Герой. А когда у меня мыла не было, я был, как все. Покупайте мыло, и вы изменитесь. Чем опасна для нас идеология потребления? Тем, что потребление в абсолюте, - это идеология эгоцентриков. Все для меня, я должен быть выше всех любой ценой. При этом степень моей «высоты» определяется не тем, сколько раз в день я думаю, сколько я книжек прочитал, а тем, какой у меня шампунь, телефон и прочее.

Вот такую нам несут «демократию». Свободно несли в девяностых. Шло это все из США, вопрос зачем? Пообщался, я тут с одним умным человеком, у которого есть докторская степень. Он высказался в том смысле, что американская пропагандистская машина весь мир стремится превратить в американские же народные массы. Просто это очень удобно, контролировать целый мир стандартным набором манипуляций массовым сознанием. Сегодня первые лица государства Грузия, думается мне, живут совсем не в Грузии, а к Госдепу США ближе. Да и «оранжевая революция» была скорее «звездно-полосатой» нежели оранжевой. Россия просто территориально больше, и не сочтите за «махровый патриотизм», народ у нас как-то покрепче, что ли?

По крайней мере, один политтехнолог в разговоре за банкой пива сказал мне, что если наши массы – это подростки, то американские – дети пятилетнего возраста. Однако крепостью нашего народа все дело не исчерпывается.

Сегодня намечается несколько векторов противодействия. Начнем мы все с того же понятия «демократия», сегодня оно имеет весьма негативную окраску в словосочетании со словом «американская». Пожалуй, стоит сказать спасибо тем, кто сделал плакат с Бушем и надписью «Вы еще не верите в демократию? Тогда мы летим к вам!». В принципе, происходит та же бомбежка по ощущениям и эмоциональному восприятию, только с другой стороны.

Начинает работать наша киноиндустрия. И сейчас я буду хвалить «Ночной Дозор» и «Дневной Дозор». Во-первых, фильмы в массовом сознании вызывают гордость. И мы так можем. Со спецэффектами. С другой стороны – главный герой, помимо того, что врагов мочит, он еще и рефлексирует. Герой с головой и чувствами. Чем это хорошо? Тем, что мы видим новый тип примера для подражания. Думающего человека, чувствующего.

Есть, например, такой мультфильм, как «Князь Владимир». И здесь нам интересны два веселых парня, которые типичные гопники. Если бы не одно «но». Они добрые. Неагрессивные. Все эти фильмы и мультики ориентированы на молодежь.

Опять же идет пропаганда Православия. Вы заметили насколько часто герои фильмов и сериалов осеняют себя крестным знамением? Появляется в этих телепрограммах и герой-священник. Герой при этом весьма позитивный.

В общем, и в целом, сегодня наша информационная оборона культивирует чувство национальной гордости, идеи крепкой власти и православной религиозности, при этом дает посыл на то, что думать головой лучше, чем только шампунем её мыть. Невольно напрашивается аналогия с уваровской триадой «Православие, Самодержавие, Народность». Только самодержавие сейчас звучит, как «сильное государство», а народность, как «национальная гордость». Впрочем, и это еще не все особенности нашего массового сознания и работы с ним. Отдельной категорией наших граждан является та интеллигенция, у которой любимое блюдо «каша в голове». Однако о ней в следующий раз.

Александр Чаусов
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты