Главная  >  Наука   >  Экономика   >  Экономика России   >  Промышленность   >  Металлургия   >  История металлургических заводов


Легенда отечественной металлургии Верхне-Выксунский завод

11 октября 2007, 112

«Железный век» Выксы начался в первых десятилетиях 18-го века. В 1719 г. знаменитый указ Петра Великого разрешил «каждому на Руси искать, чистить и плавить металлы». Именно тогда в окрестностях Выксы появились первые родники-«дудки», где велось кустарное изготовление кричного железа.

Начало стального периода

«Железный век» Выксы начался в первых десятилетиях 18-го века. В 1719 г. знаменитый указ Петра Великого разрешил «каждому на Руси искать, чистить и плавить металлы». Именно тогда в окрестностях Выксы появились первые родники-«дудки», где велось кустарное изготовление кричного железа. Но подлинное – промышленное – развитие металлургии в этих краях связано с указом дочери Петра Елизаветы, которая, возможно сама того не подозревая, стала первым русским правителем – экологом. «Для охраны лесов от истребления» императрица Елизавета распорядилась закрыть ряд заводов на расстоянии двухсот верст от Москвы. В составленный Сенатом список попали и предприятия известных «железных заводов промышленников» Андрея и Ивана Баташевых, и братья были вынуждены оправиться на поиски новых мест.

Окрестности Выксы в то время идеально походили для создания нового металлургического производства. Богатые залежи железной руды, близость к важной транспортной магистрали – реке Оке – и соседство со знаменитой Нижегородской ярмаркой стали для Баташевых определяющими факторами. Спустя два года после переселения, в 1757 г., начал выпускать чугун первый на новых землях – Унженский – завод Баташевых, расположенный во Владимирской губернии.

Развитию же производства непосредственно в Выксе препятствовало серьезное обстоятельство: эта территория считалась «землями новокрещенной мордвы», а потому строиться здесь разрешалось только с особого монаршего благоволения. И в августе 1765г. Екатерина II преподнесла братьям царский подарок: спустя несколько дней после дня рождения Ивана Родионовича Баташева и чуть раньше его именин императрица подписала особый указ, разрешающий братьям осваивать берега Выксы и Велетьмы.

Строительство нового, Верхне-Выксунского, завода началось немедленно и годом позже, в 1766 г., он выпустил почти 5 тыс. т чугуна – значительный по тем временам объем.

Интересен механизм приобретения земель, который использовали предприимчивые Баташевы: новые земельные угодья закладывались под внушительный залог, а крепостные крестьяне из купленных деревень переводились на заводы и становились рабочими. Таким образом Баташевы одновременно увеличивали оборотный капитал своих предприятий и обеспечивали их дополнительной рабочей силой. Результатом этой практики стало троекратное увеличение объемов производства на Унженском и Гусевском заводах Баташевых за три года, с 1762 по 1764.

Всего же к началу 19-го века во владении Баташевых находилось уже восемнадцать металлургических заводов, четырнадцать из которых они построили сами.

Выксунские истории

Баташевские железоделательные заводы стали промышленным символом своей эпохи, поэтому неудивительно, что и с самими предприятиями, и с их владельцами связано немало любопытных легенд и историй.

Одна из них касается эпохи турецких кампаний в конце 18-го века. Тогда Баташевские заводы стали основными поставщиками орудий, ядер и бомб для русской армии. Только в 1770 г. в Выксе досрочно изготовили почти полторы сотни пушек разного калибра и «бомб и ядер без счету». Но пушечное производство было новым делом для выксунских предприятий, и на испытаниях часть баташевских пушек разорвало. Для выяснения обстоятельств на заводы отправили нового государственного приемщика из Петербурга, который помог выксунцам наладить производство. По преданию, нового приемщика, капитана 2-го ранга русского флота звали Осип Абрамович Ганнибал, а был он родным дедом А.С. Пушкина.

Другая легенда рассказывает, что в казне не хватало денег для пушек. И Баташевы направили Екатерине послание, в котором просили из-за этого «матушку не беспокоиться»: «Поставим пушек, - писали они, - сколько России нужно будет».

Младший из братьев, Иван Родионович, слыл по России большим ценителем прекрасного и заядлым театралом. Именно ему принадлежал знаменитый «Дом Баташева» на Вшивой горке в Москве, считающийся красивейшим и незаурядным памятником московской архитектуры 18 века. Это одно из немногих зданий, переживших пожар 1812 г., и этим дом обязан своему тогдашнему квартиранту – прославленному наполеоновскому генералу Иоахиму Мюрату.

Заняв роскошный баташевский дворец, Мюрат и его адьютанты немедленно потребовали ужина – но у дворовых легендарного заводчика нашлись только простая сайка для маршала и каравай черного хлеба для остальных. После неожиданно скромной трапезы гости пожелали отдельной спальни для каждого, причем все они хотели спать непременно в барской постели. «Нас таскали, как кошек за хвост, то туда, то сюда», - писал Баташеву его московский приказчик. И не смотря на то, что дом практически не пострадал, Иван Родионович потратил неслыханную по тем временам сумму в 300 тыс. руб., чтобы заново отделать свои комнаты «после французов».

Вокруг Баташевых образовался своеобразный романтический ореол: из уст в уста передавались романтические истории об их любовных приключениях, тайных подземельях баташевских дворцов, связях с муромскими разбойниками, как правило, не имеющие под собой никакой почвы.

Известный писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк полагал в Баташевых «тайное сочувствие старой вере», и не последним основанием для подобных догадок был патриархальный распорядок общественной жизни на баташевских заводах, где все существовали единой семьей, дружно справляя праздники и сообща встречая невзгоды.

«Население выксунских заводов славилось трудолюбием, лентяи и рохли не могли здесь прижиться, - писал один из историков Баташевых. – Выпивший хоть рюмку в будни, опохмелившийся в понедельник или не дотерпевший до воскресенья наказывался розгами. Наказание повторялось до трех раз, а уж за четвертое ослушание провинившийся сдавался в солдаты или ссылался на поселение в Сибирь».

Новая Англия

В 19-ом веке изменилась, как бы сейчас сказали, стратегия владельцев заводов. Если раньше Баташевы стремились увеличить объем производства и приумножить число заводов, то теперь основное внимание стали уделять расширению номенклатуры. Снизился выпуск чугуна, предприятия перешли к производству готовой продукции. По словам современника, «заводы сии снабжены всем потребным. Заводчик, по обыкновению и установлению в России о рудных заводах, имеет изрядно поселенную слободу крестьян, которых он единственно для заводского употребляет дела. Бабы и малые ребята имеют при заводах приличную и с силами их сходную работу. Водные рудокопатели в деловую пору получают в день по осьми копеек, а в другое время – по пяти. Кроме полосного железа на выксунских заводах делают разную утварь, как-то: чугуны, чугунные котлы, топоры, молоты, ломы и сим подобные орудия».

Процветающие баташевские заводы успешно конкурировали с демидовскими. Долгое время предприятие называли «Новой Англией», и не в последнюю очередь за то, что современные технологические новинки всегда находили место на выксунских железных заводах.

Впервые в российской металлургии на Сноведском заводе Баташевых была применена машина, использовавшаяся для безостановочного действия чугуноплавительной домны. Мастерские Лукин и Ястребов соорудили ее еще в 1799 г., на 25 лет опередив знаменитого механика Е.А. Черепанова. В 1815 г. они же построили паровую машину на Верхне-Выксунском заводе, а в 20-е гг. 19-го века на баташевских заводах началось промышленное производство паровых машин. Баташевские «паровики» ни в чем не уступали знаменитым на весь мир бердовским – они были установлены на большинстве волжских пароходов.

Даже такой экзотический в те времена продукт, как сверхпрочная высокоуглеродистая узорчатая сталь, производился на предприятии. Департамент горных дел Российской империи еще в 1820 г. получил сообщение, что на баташевском заводе делают «…булат или подражание дамаскинской стали».

19-й век стал эпохой процветания и успеха баташевских заводов. На международных выставках в Париже, Лейпциге, Милане, Турине, Москве, Нижнем Новгороде и Казане изделия Баташевых получили дипломы первой степени и золотые медали. Выксунский чугун славился по всему миру. «Он мягок и имеет вместе с тем необыкновенную упругость, какой по своим путешествиям не замечал ни на одном заводе, как России, так и Швеции, Англии и США. Общие свойства чугуна – твердость, хрупкость, ломкость, но здешний гибок как пружина, и крепок в соединении частей своих. Доказательством служит Петровский театр в Москве, где ложи висят на кронштейнах или на пальцах из сего чугуна», - писал известный историк П.П. Свиньин.

При сооружении второго мытищинского водопровода на выксунских заводах были изготовлены 13 фонтанов и более 40 верст чугунных труб. Но Выкса поставляла литейный чугун и чугунные изделия не только для водопроводов. Литые чугунные украшения и знаменитые кони на Триумфальной арке в Москве были отлиты выксунскими мастерами по эскизам известного русского скульптора Витали. Во многих крупных городах России устанавливались художественные фонтаны и системы водоснабжения, изготовленные на бывших баташевских заводах, которые теперь, по имени нового владельца, именовались шепелевскими.

Шаболовка – ВМЗ

После смерти Ивана Родионовича Баташева заводы стали собственностью его зятя – героя Отечественной войны 1812 года генерала Д.Д. Шепелева. Заводы Шепелева стали одним из главных промышленных центров России, и не удивительно, что с ними связаны имена многих известных людей. Писатель Сухово-Кобылин, один из близких родственников управляющего заводами, писал в Выксе свою знаменитую «Свадьбу Кречинского». Д.Д. Шепелева некоторые склонны считать прототипом пушкинского князя Верейского – того самого «вкусившего жизни» жениха Маши Троекуровой из повести «Дубровский».

Именно на выксунских заводах, по мнению исследователей, разворачивается действие повести Н.С. Лескова «Железная воля». Известный архитектор А.М. Горностаев, автор усыпальницы князя Пожарского в Суздале и Успенского собора в Хельсинки, строивший храмы на Валааме и в Троице-Сергиевой пустыни под Петербургом, родился и вырос на Выксунских заводах, в семье Д.Д. Шепелева. Его необыкновенно талантливые рисунки попались на глаза гостившему у Шепелева историку Свиньину, который и убедил воспитателей Горностаева в необходимости дать мальчику художественное образование.

Д.Д. Шепелев принял активное участие и в судьбе знаменитого русского живописца М.И. Скотти. Вот что художник писал ему из Рима в 1843 году: «Из письма Вашего я вижу, что Вы не переменились, не сердитесь на меня и верите данному моему слову возвратиться на Выксу. По приезде буду Вам работать, что прикажете и сколько позволят мои способности».

Но самый знаменитый след в истории завода оставил, без сомнения, русский архитектор-конструктивист и изобретатель В.Г. Шухов. Будущий автор башни на Шаболовке построил в 1898 г. в Выксе башню водонапорную. Бак этой башни держало стальное основание в форме гиперболоида, составленного как сетка прямолинейных стержней. Именно эта «водонапорка» стала прообразом знаменитой шуховской конструкции – символа советского телевидения 40-70-х гг. 20-го века. Тогда же, в 1898 году, Шухов построил для выксунского завода здание листопрокатного цеха с кровельными перекрытиями в виде сетчатого металлического свода. Здание это сохранилось на предприятии по сей день.

Эпоха свершений

Начало 20-го века было в Выксе, как и везде в России, временем неспокойным. С началом Первой Мировой войны вынужден был уехать на родину германский подданный, управляющий выксунскими заводами А.И. Лессинг. Именно ему обязано было своим стремительным ростом металлургическое производство Выксы в конце 19-го века. По инициативе Лессинга были построены новые корпуса, в которых выпускалась только самая ходовая продукция: железо, гвозди, стальные болванки. Рельсы, изготовленные на выксунских заводах, использовались при строительстве всех железных дорог империи. Заводы Вили, Выксы и Досчатого соединяла с Окой железная дорога, существенно облегчавшая транспортировку сырья и готовой продукции.

Но война диктовала свои условия, и предприятия, приспособив производство к военным заказам, переходили от одного государственного управляющего к другому. Революцию 1917 года выксунские заводы встретили как одно из ведомств управления шоссейных дорог Министерства путей сообщения.

Всю Гражданскую войну заводы оставались единственным металлургическим предприятием европейской России, которое стабильно работало и выпускало металлопродукцию. В Поволжье в то время бушевал голод. В 1918 году в Москву, на имя Ленина, пришла телеграмма из Выксы. Ее безвестные отправители сообщали, что «едут на пароходах со своими отрядами и пулеметами добывать хлеб силой». В ответном послании Ильич расценил их действия как «превосходный план массового движения с пулеметами за хлебом», назвав выксунских экспроприаторов «истинными революционерами».

И в этих условиях Выксунский завод, входивший тогда в состав Приокского горного округа, не только сохранял, но и наращивал производство, сумев к 1925 году превзойти уровень довоенной России на 5,6 %. Спустя три года, в 1928 году, Приокский горный округ, был ликвидирован, а на базе основных производственных мощностей некогда баташевских заводов появилось единое предприятие – Выксунский Металлургический Завод.

Советская история ВМЗ лишена того занятного романтического ореола, который окутывал баташевские предприятия на протяжении почти двух столетий. Салонные сплетни о баташевских богатствах и подпольных монетных дворах сменились емкими цифрами ошеломляющих производственных результатов. Выксунский завод никогда не стоял на месте в техническом развитии. Но в эпоху индустриализации ВМЗ модернизировался стремительными темпами. Всего за пять лет, с 1930 по 1935 гг., на заводе были электрифицированы основные производства, построены две мощные мартеновские печи, не имеющие аналогов во всем крае, создан единственный в СССР цех по производству электросварных труб.

В годы Великой Отечественной войны завод в рекордные сроки освоил выпуск принципиально новой продукции, необходимой оборонной промышленности. Несмотря на то, что план по выплавке стали был увеличен более чем в семь раз, выксунские металлурги перевыполнили и его.

Броневая сталь Выксы использовалась не только для создания танков и бронепоездов. В 1942 году из этой брони собирали корпуса уникального выксунского проекта - железнодорожного бронеавтомобиля Б-64В. Буква «В» означала «выксунский». Легкий броневик должен был ездить… по рельсам! Для этого автомобиль поставили на железнодорожные колеса, и он успешно прошел испытания, обнаружив единственный недостаток – малую скорость движения.

Внушительно выглядит летопись завода и после Победы. С 1971 по 1991 гг. на предприятии были построены пять новых цехов, освоены три новых производства. ВМЗ стал крупнейшим в СССР изготовителем электросварных труб и железнодорожных колес. Завод первым в стране освоил технологию порошковой металлургии, а трубоэлектросварочный цех №5, построенный в 1987 году по японской технологии, считался лучшим в Советском Союзе. В последний год существования СССР на Выксе вошел в строй сверхсовременный трубоэлектросварочный цех №4 – самый совершенный технологический комплекс в советской трубной индустрии.

Сегодняшний день стального гиганта

Эпоха рыночных преобразований не стала для ВМЗ периодом упадка. Заводу удалось сохранить свое уникальное историческое лицо, во многом благодаря вхождению в 1999 году в состав Объединенной Металлургической Компании. Лидер в выпуске труб, главный поставщик железнодорожный колес Министерства путей сообщения России, международных корпораций Samsung и General Electric, ВМЗ продолжает развивать и совершенствовать свое производство.

В новом тысячелетии завод ввел в эксплуатацию уникальное современное оборудование – участок по нанесению наружной антикоррозийной изоляции на трубы. Технология двух- и трехслойного покрытия позволяет увеличить срок службы трубы в два, а тои в два с половиной раза. С лета 2002 года проходят испытания в лабораториях МПС новые, не имеющие аналогов железнодорожные колеса ВМЗ. Завод активно ведет научно-технические разработки по созданию колес следующего поколения по жесткости и износостойкости. Они будут отличаться повышенными характеристиками прочности и допустимой нагрузки на ось – еще никто в мире не делал колес со столь высокими техническими показателями.

В 2004 году, реализуя договоренности с ОАО «Российские железные дороги» (правопреемник МПС России), завод сделал решающие шаги к запуску в серийное производство колес нового поколения. В июле на Выксунском заводе была введена в эксплуатацию установка внепечной обработки стали (ВПО). Установка ВПО позволила начать выпуск металла, предназначенного для производства колес, совершенно нового, более высокого качества. А спустя всего месяц, в августе, на заводе запустили установку дробеметного упрочнения колес. В реализацию этих проектов в течение года было инвестировано более 20 млн. долларов. Благодаря использованию этих двух агрегатов значительно увеличивается прочность колес и срок их службы – в 1,5-2 раза больше по сравнению с обычными.

С 1992 года ВМЗ начал приводить систему сертификации качества своей продукции в соответствие с международными стандартами. Сертификат API Spec Q1 и лицензию Американского нефтяного института, позволяющую использовать на трубах официальную монограмму API, завод получил уже через два года – в 1994 году.

Однако лучшим доказательством качества выксунских труб служат победы предприятия в крупных международных тендерах. Компании – участники транснациональных проектов по освоению природных ресурсов сахалинского шельфа «Сахалин-1» и «Сахалин-2» не только предпочли продукцию ВМЗ трубам других производителей, но и особо отметили ее качество. За четкость в выполнении графика работ компания Exxon Neftegaz Limited – оператор и заказчик проекта «Сахалин-1» – и подрядчик на строительство морских и береговых сооружений ABB Lummus Global наградили предприятие специальным сертификатом.

ВМЗ, обладатель ордена Ленина, государственных статусов «Лидер российской экономики» и «Элита российского бизнеса», международных призов «Золотой Меркурий», «Золотое клише», «Золотая пальмовая ветвь», смотрит в будущее с уверенным спокойствием патриарха российской металлургии. Опыт успешной работы в течение двух с половиной столетий дает ему на это право.

Источник: http://www.vsw.ru/ru/about/history/

Русская Цивилизация
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты