Главная  >  Наука   >  Российская наука


Цивилизации становятся не жертвами убийства, а жертвами самоубийства

11 октября 2007, 30

История сложилась так, что русская православная цивилизация является основой российской государственности.

Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования был учрежден представителями деловой, научной и политической элиты страны. Его деятельность сосредоточена главным образом в области экономики и финансов, развития бизнеса, регионов России, социальных проблем, вопросов национальной безопасности и национальных интересов Российского государства. Центр нацелен не только на постановку проблем, но, что очень важно, на нахождение их решений и квалифицированную разработку для их реализации проектов реальных документов, пригодных в государственном и корпоративном управлении.

Мы попросили рассказать историю возникновения Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования генерального директора, доктора физико-математических наук, доктора политических наук, профессора Степана Степановича Сулакшина.

Степан Степанович, расскажите, пожалуйста, для наших читателей историю и причины возникновения Центра.

Начать, наверное, нужно с общей ситуации в России, которая попала в очередную революцию в 1991 году. У революций есть такой закон – радикальная смена государственных управленцев. И та партийно-государственная элита, которая была сформирована в советско-коммунистическое время, до 91 года заполнявшая нишу компетентных, профессиональных управленцев, была заменена. Вопрос «на кого?». Ответ очень простой - «часто на случайных людей».

Волна демократической революции внесла во властные коридоры и кабинеты много новых людей. Среди них были и люди из науки, и из бизнеса, но много было и различного рода аферистов и корыстолюбцев. И все это произошло оттого, что на тот момент еще не существовал механизм, отбирающий во властные коридоры по критериям компетентности и профессионализма. Поэтому состав государственной власти сразу же изменился с профессиональной точки зрения в худшую сторону. С того момента прошло уже более 15 лет. Но властные кабинеты по прежнему заполняются не только по тому принципу, который основывается на компетентности и профессионализме кандидата. Более того, за это время включились еще и другие механизмы, например - коррупция, когда должность можно купить. И опять - в результате во власть могут попадать не дееспособные и не профессиональные управленцы. Соответственно их качествам и , качество органов государственной власти и управленческих институтов. Возникла проблема профессиональной научно-экспертной поддержки деятельности государственной власти.

Сегодняшние чиновники очень бюрократичны. Да и в принципе их функции мало ориентированы на творческие , исследовательские, поисковые методы разработки решений, на глубокое междисциплинарное изучение проблем государственного управления. Беда чиновника и в том, что он как правило ограничен узостью своего ведомства. А решения должны быть сбалансированы по очень многим векторам человеческих интересов и отношений.

Этим, конечно же, должны заниматься интеллектуалы, ученые, эксперты, специалисты с широким спектром знаний, от экономики и финансов, до социологии, политологии, математики и так далее. Поэтому возникла задача соединения властных институтов и национальных интеллектуальных потенциалов в виде научных экспертных сообществ, институтов и школ. И вот уже более 15 лет мне приходится так или иначе заниматься этим вопросом.

В моей практике есть удивительно интересный случай.

В 1990 году, работая членом комитета Верховного Совета СССР по экономической реформе в альянсе с московскими учеными мне довелось создавать в комитете лабораторию моделирования последствий принятия решений по бюджетным, налоговым, трудовым, финансовым и иным вопросам законодательства. Это вообще для государственной власти в СССР был первый случай. Важно было , чтобы на этой математической модели депутаты могли увидеть к чему приведет то, или иное решение, или структура предлагаемого бюджета страны на будущий год. И нам действительно удалось это сделать. Многим депутатам это просто открывало глаза. Особенно в свете того, что практически никто не знал, как писать законы, никто не понимал, как формировать бюджет.

Но многих все же тянет принять популистские решения: затратить больше денег, сделать выше зарплаты и пенсии. А ведь это в экономике, как в материальной сфере, может привести к разрушительным последствиям. Экономика не резиновая и популистские меры далеко не оптимальные.

Развивая методологию научно-экспертной поддержки власти, нарабатывая способы самих разработок проектов законодательных решений, мы, в конце концов, к 2000 г. подошли к пониманию, что нужна целенаправленно работающая и системно построенная научно-экспертная организация. Главный принцип ее деятельности должен заключаться в том, что она должна быть свободной от бюрократического диктата, быть принципиально не коммерческой, сочетать принцип прибыльности и служения общественным и общегосударственным интересам. Именно так мы смотрим на природу государственной власти. Конечно, для работы нужны деньги, но они не являются самоцелью.

Приведу еще один поучительный пример, сегодняшнего времени. Наши разработки в области транспортной безопасности показали простую и очень убедительную вещь. Что от террористических угроз ущерб и гибель людей составляет всего лишь несколько процентов от общего объема ущерба и человеческих потерь. Остальная, более значительная в десятки раз часть потерь зависит от технократических причин, от самого человека, до стихийных явлений природы и иных социальных явлений типа коррумпированных дорожных служб.

Мы выиграли тендер на разработку программы реформирования транспорта страны. И вдруг нам в Минтрансе говорят, что вы будете эту работу делать не так, как вы себе это представляете, а так как мы. Это так, что все деньги государство будет тратить на антитеррористические мероприятия. На возражения с нашей стороны, что если и мы, и вы хотим предотвратить человеческие потери, ущерб имуществу, экологии, то нужно на весь комплексе проблем планировать усилия государства и затраты. На что они заявили, не умничайте и делайте так, как мы вам велим. Этот пример очень хорошо показывает, что такая власть и что такие руководители не смогут воспринять разработки научно-экспертного сообщества и сотрудничество с ними чрезвычайно затруднительно.

У нас же подход такой - власть будет наиболее эффективна только тогда, когда ее решения будут обоснованы, просчитаны, спрогнозированы по последствиям, сбалансированы по субъектам, объектам управления, ресурсам, времени, контролю, обратным связям, механизмам корректировки и т.д. И вот это и есть поле деятельности, в котором наш центр себя позиционирует, где нарабатывает методологию и решения, видит свое будущее.

Одна из ценностных целей Центра звучит следующим образом: «Восстановление национальной идентичности». Не могли бы Вы пояснить это?

Это чрезвычайно важная тема. И мы уже вплотную подошли к ее препарированию и изучению.

Нам была поставлена задача формирования государственной политики вывода России из демографического кризиса. Всем известно, что население страны сокращается. Это чрезвычайно тревожное явление и если ничего не предпринимать, то линейный прогноз говорит о том, что лет через 40-50 в России останется едва ли две трети от нынешнего населения. А если еще и учитывать геополитическое внешнее давление, то можно понять, что история государства российского может и прекратиться. Оно развалится, и последствия будут очень тяжелыми для всех, кто ныне живет в России, независимо оттого будут это представители доминирующего этноса – русского, или иных национальных меньшинств, живущих на территории России.

Распад государства это всегда бедствие. Поэтому демографический кризис это серьезная проблема. И тут сталкиваются разные подходы. Демографическая наука, в том числе в России, утверждает, что подобные процессы запрограммированы. Они фатальны. Все цивилизации мол стареют. И Европа стареет и Америка. В этих странах тоже снижается рождаемость. И, следовательно, приговор обжалованию не подлежит. Но когда мы начали разбираться в этой теме, то специальные методы историко-математического и компаративного анализа показали, что причины депопуляции вполне рукотворны. Можно привести хорошую цитату А.Тойнби: «Цивилизации становятся не жертвами убийства, а жертвами самоубийства». И в данном случае российская трагедия заключается именно в этом. Дело в том, что государство, как и общество, являются тогда успешными, когда они основываются на многовековых традициях и цивилизационных ценностных накоплениях. Государство едино и устойчиво тогда, когда оно скреплено единой культурой, единым языком, традиционным вероисповеданием, едиными традициями, поведенческими уставами и укладами, и едиными ценностями, которые мотивируют и индивид, и группу, и общество к тому или иному типу поведения. Ведь классическая российская семья, трех поколенная, это когда дедушки и бабушки передают внукам поведенческие и жизненные ценности через шутки и прибаутки. Все это является звеньями одной цепи, которая ведет Россию по истории.

История сложилась так, что русская православная цивилизация является основой российской государственности, жизнедеятельности российского общества, в котором много народов и национальностей, много культур. Но государство как общество, скрепленное территорией, существуют на едином фундаменте, состоящем из русских традиционно-культурных накоплений. И когда мы построили соответствующую кривую русскости государственной политики, состояния общества в России за весь прошлый век и до настоящего времени, то увидели, что эти цивилизационные основания разрушаются. Разрушение происходит последовательно и целенаправленно. Хотя были и исключения, причем очень удивительные. Например, Сталин, в преддверии Великой Отечественной Войны, когда почувствовал, что война с Гитлером неизбежна, возвратился после интернационалисткой, антирусской разрушительной политики к русским истокам. Стали вспоминать русских исторических героев: Александра Невского, Суворова, Кутузова, Ушакова, Нахимова. Снимались про них исторические фильмы. Из газет был убран лозунг «пролетарии всех стран соединяйтесь». Ортодоксальные большевики даже стали обвинять Сталина в предательстве идеалов революции. Так же он возвратил определенные возможности в деятельности Православной церкви - была возвращен пост Патриарха. И в годы войны эти факторы, в совокупности, сыграли свою основную роль в победе, которую трудно было даже прогнозировать. А после войны началось снова сворачивание этих апелляций и потенциалов и опять кривая русскости в жизнедеятельности общества и в государственности пошла вниз. С 1991 первого года она рухнула. Рухнуло и государство.

И вот когда мы построили все эти зависимости, то увидели, что по мере того, как разваливались цивилизационные основания российской жизни, начиналось и вымирание российского населения. Причем, грусть-то заключается в том, что, несмотря на то, что более интенсивно вымирает русское население, потому что его культура, его основания разрушались, все остальные народы вымирают тоже. Потому, что основания у всех одни – цивилизационные, русские, как распорядилась тысячелетняя история.

Условие выживания всех заключается исключительно в существовании русского цивилизационного основания.

Более того, мы утверждаем, что этот закон работает для всех государств и цивилизаций всего мира. Их несколько, как говорят об этом ученые, но для каждого из них этот закон имеет место. И в условиях, когда пытаются на одну цивилизационную матрицу натянуть иные, чужеродные ценностные поведенческие матрицы, ничего хорошего из этого не получается. Потому что цивилизационность – это очень инерционная категория и меняется не за год, не за десять и не за двадцать лет. И это еще одна из причин, из-за которой Россия после революции находится в демографическом, идейно-духовном и государственном кризисе. Поэтому национальная идентичность на самом деле – и фактор, и условие выживания России, в том числе в прямом демографическом смысле.

Спасибо Вам за интересную беседу!

Героев Григорий
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты