Главная  >  Общество   >  Средства массовой информации   >  Интернет   >  Интернет-портал Русская Цивилизация   >  Василий Ансимов


Как я начал писать тексты

30 мая 2018, 18

Я хорошо помню момент, когда трепетное крыло литературной музы впервые коснулось моего воображения. В тот день мне, третьекласснику, приснился яркий романтический сон, в котором я был спецагентом, выслеживающим шпиона. В конце сна моего противника застрелили - я пошел осмотреть место происшествия и увидел девушку, лежащую на бильярдном столе, обагренном ее кровью.

В этот момент сон стал таким ярким, что темно-красные пятна на зеленом бархате крепко врезались в мою зрительную память, они до сих пор стоят перед глазами - спустя примерно 35 лет. Потрясенный, я проснулся и почувствовал неутолимую потребность переложить свои впечатления на бумагу. Эта тетрадь сохранилась и по сей день...

Записав сон, я не смог остановиться и продолжил сочинять дальше - возможность создавать в воображении целые миры, события и судьбы очаровала меня. Детективы, приключения, детские мечты о путешествиях во времени... И сразу пошли пятерки по сочинениям на русском и литературе, следом подтянулась и грамотность, с тех пор въевшаяся мне в кровь.

Я мучил перо всю жизнь, но отец воспринимал мои попытки творчества в штыки, навсегда посеяв во мне неверие в свои силы и талант. Как странно и горько было узнать спустя много лет, что он сам был в школе отличником по литературе, вплоть до того, что учительница уговаривала его поступать в Литинститут...

Жгучие мечты о путешествиях в удивительные миры прошлого Земли привели к тому, что в седьмом классе я заявил родителям: хочу стать палеонтологом. Это вызвало у них... приступ смеха. Жили мы в Туле. Чтобы стать палеонтологом, мне нужно поступать на геологический факультет, объяснил отец, добавив еще несколько таких густых мазков реальности, что я сразу же похоронил свою идею.

Лишенный мечты, я плюнул на учебу, экзамены сдал кое-как, а после школы пошел в музыкальное училище. Через шесть лет, в 1992 году, я был уже в Москве, намереваясь продолжать карьеру музыканта и с каждым днем все сильнее ненавидя это занятие. Но жестокий расстрел Белого дома в 1993-м заставил меня понять, что в стране происходит нечто очень важное.

Попытки разобраться в этом привели в Московскую государственную юридическую академию, где я вскоре понял, что занятия юристов в России далеки от того идеала, который описан в романах Эрла Стенли Гарднера. Разочарованный и здесь, я загорелся идеей изменить мир и увлекся политикой, участвовал в разных околопатриотических организациях. В одной из которых я познакомился со своим будущим начальником, вместе с которым мы создали интернет-портал "Русская цивилизация", главным редактором которого я был затем восемь лет.

Все это время я писал, писал и писал - приключенческие романы, политические манифесты, комментарии к событиям, статьи, новости, вел блог в "Живом журнале", тратя иногда по нескольку часов в день на бессмысленные баталии вокруг химер человеческого сознания. Освоив метод слепой печати, я начал строчить со скоростью пулемета. Но количество детей росло, и времени на осмысленную работу над книгой постепенно оставалось все меньше, пока два года назад поиски работы не привели меня на литературную галеру под названием "новостная служба". С тех пор я гребу пером, выдавая примерно по 25000 знаков в день - об интригах Госдепа, о выходках Трампа, о мудрости и величии Путина, о бесконечных переговорах вокруг газовой трубы, о комментариях экспертов, комментирующих комментарии других экспертов, о жертвах ДТП, о хайпоносных выходках Волочковой и прочая, и прочая - и мне не до творчества.

Иногда я открываю свои старые тексты и грущу над ними - переписываю, дополняю, с отвращением закрываю или с наслаждением смеюсь над своими шутками многолетней давности. Когда-нибудь, возможно, я доживу до пенсии и смогу плотно заняться своими текстами, и даже издам что-нибудь. А до тех пор мне остается только тянуть свою лямку, кормить детей и ждать лучших времен.

* * *

Иногда мне кажется, что текст обречен кануть в прошлое истории. Ученые создадут искусственный интеллект, способный самостоятельно складывать слова в предложения, и он вытеснит людей из этой сферы. Первыми отомрут новостники, за ними - писатели. Видео вытеснит книгу отовсюду, психика и восприятие людей изменятся и они станут жирными тупыми овощами типа как в мультике WALL-E.

Но это вряд ли. Для того ли человек страдал миллионы лет эволюции, чтобы подарить роботам ее плоды? Да и не смогут они их освоить и перенять - все это волшебство рубленых и витиеватых, резких и романтичных фраз, сквозные нити ассоциаций и намеков, боль, надежды и мечты человеческой души, сияющие в черноте печатных букв.

Скорее наоборот - литература вообще и текст в частности будут эволюционировать дальше, в погоне за человеческим вниманием поднимаясь на все новые и новые высоты. Откройте какого-нибудь Льва Толстого и посмейтесь над оборотами типа "он кивнул своей головой". Удивитесь тягостным длиннотам, ненужным описаниям, лишним героям, выпадающим из непонятно откуда и зачем и уходящим туда же - и сравните с современными текстами, жесткими, энергичными и эффективными - и вы поймете, что текст живет, и будет жить и развиваться дальше. А тот, кто им владеет, не останется без куска хлеба в трудную годину - а в тучные годы и масла на него намажет.

Василий Ансимов
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты