Главная  >  Общество   >  Проблемы общества   >  Бедность


Хотят ли русские уравниловки?

11 октября 2007, 31

Либералы уже неоднократно упрекали русский народ в излишнем коллективизме. Дескать, менталитет у русских не тот – «реакционный», «средневековый». Из этого «неправильного» менталитета выводят и все ужасы большевизма. И до сих пор какой-нибудь либерал нет-нет, да и скажет о том, что русские склонны к уравниловке

     В № 39-м газеты «Аргументы и факты» опубликована статья небезызвестного культуролога Даниила Дондурея. Статья называется «Тотальное недоверие» и в ней дается ультралиберальная критика народного сознания, которое (хоть ты тресни!) не желает вмещать в себя разные «рыночные» маразмы.

     Дондурей в ужасе приводит данные социологического опроса, проведенного фондом «Экспертиза». Оказывается, целых 66 % опрошенных считают, что большинство богатых людей – воры. Как удивительно! Особенно если учесть, что в начале 90-х годов огромные заводы скупались почти за копейки.

     При этом 60 % заявили, что сами хотели бы стать богатыми людьми. Для Дондурея – это парадокс, который, конечно же, неразрешим либеральными мозгами. А все достаточно просто. Люди ничего не имеют против богатства, но хотят достичь его честным путем. Не нужна нашим людям одна только выгода, они еще и про совесть думают. А рынок, в представлении либералов, ни в какой совести не нуждается.

     Еще более страшными Дондурей называет данные Института комплексных исследований РАН. Ужас и кошмар – лишь 19 % опрошенных хотят жить в обществе «индивидуальной свободы»! А остальным по душе общество «социального равенства». Из всего этого Дондурей делает такой вывод: «Свобода так и не стала потребностью для четырех из пяти среднестатистических россиян». «И это, – восклицает он, – на 18-м году перестройки!»

     Так что же, может быть русский народ действительно хочет уравниловки? Да нет же, просто социологи ставят опрашиваемых в достаточно глупое положение. Им предлагают выбирать между западным индивидуализмом и советским «равенством». Как будто нет каких-то переходных ступеней! Как будто не жил наш народ веками в общине, которая предполагает сочетание общего и личного хозяйства.

     Да, коллектив стоял для русского человека на первом месте, но его личность коллектив не подавлял. Всегда у крестьянина было свое личное хозяйство, которым он и заведовал. Конечно, иногда община производила определенное выравнивание доходов, препятствуя излишнему обогащению некоторых своих членов. Однако, именно благодаря этому и не произошло у нас разорение большинства крестьян, как это было в странах Запада.

     Разумеется, либеральные социологи не смогли сформулировать общинный идеал и предложить его респондентам. Вот они и выбрали равенство, отождествив его с последними 20 годами советской власти, когда жизненный уровень подавляющего большинства худо-бедно, но все-таки рос. Причем рос без чеченских войн и эпидемии сифилиса. Это уж вы, господа-либералы, так нареформировали, что народ готов убежать от вас хоть в СССР.

     Любопытно, что Дондурей, говоря об опасности уравниловки, почему-то не трогает коммунистов. Казалось бы, если налицо угроза социального равенства, то исходить она должна именно от различных компартий, среди которых есть и весьма левацкие. Но нет, по шапке достается не левым, а нашему «буржуазному» государству, которое левые (идущие сегодня на союз с либералами) так любят поругивать. Культуролог пишет: «Государство – чудовищный хозяйственник. У частника люди уже давно получают зарплату по 700–800 долларов, а у государства — еле-еле 200. Но народ все равно горой стоит за государство, продолжая надеяться, что это самое государство будет заботиться о нем, всячески помогать».

     Вообще-то, Дондурею следовало бы знать, что далеко не все частники платят 700-800 долларов. Как и то, что во многих госструктурах зарплата выше 200 долларов. Достаточно ознакомится с многочисленными объявлениями о найме, которых полно и в газетах, и в Интернете, и просто на заборах. Но дело даже не в этом. Дондурей учуял главное – «народ горой за государство». Он знает, что государство платит меньше, зато стабильно. А вот частник сильно зависит от рынка со всеми его случайностями и рисками. Русскому человеку социальная стабильность важнее шальных заработков. Не уравниловки ждет русский народ, а социальной справедливости. И ждет ее, прежде всего, от своего государства, которое сегодня медленно, но все-таки избавляется от либеральной болезни.

     Либералы не понимали, не понимают и никогда не поймут Россию. Ну и ладно, не дано им, судя по всему. Но оставили бы тогда уж «плохой» русский народ в покое и валили на «хороший» Запад. Пока не поздно.

     

     

     

     

     

Александр Елисеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты