Главная  >  Общество   >  Основы общественного устройства


Химера гражданского общества

11 октября 2007, 20

Многие политики в России заворожены идеей создания «гражданского общества». Оно понимается как некая совокупность структур и индивидуумов, которая главенствует над государством. Гражданское общество преподносится в качестве единственно возможной формы активности самих граждан. Между тем, мы имеем дело с опасной демократической иллюзией

     Гражданское общество русскому человеку чуждо. Общественно-политическая активность, в том виде, в котором она существует сегодня, в условиях западной демократии, вообще не по сердцу нашим людям. По данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) всего 2-4 % россиян привлекает деятельность различных политических партий, общественных организаций и структур местного самоуправления. Три четверти, точнее даже 72% считают, что влияние любых общественных структур на жизнь страны крайне незначительно.

     И, прежде всего, это касается политики. Отношение к ней у нас предельно скептическое. Граждане глубоко уверены, что политики им лгут, поэтому они склонны выбирать не лучших, а тех, кто менее плох. Отсюда и грандиозный успех «серой» и «невзрачной» «Единой России». Она воспринимается населением как некий заслон на пути агрессивных политиков либерального толка. По глубинному убеждению простого русского человека – эти будут гораздо хуже. Вспоминается реклама «Единой России» – «среднестатистический» дядечка обосновывает свой «правильный» выбор словами: «А то вдруг что?». Действительно, а вдруг? И какое уж там гражданское общество…

     Теперь давайте вдумаемся – а что есть «Единая Россия»? Это разве партия? Нет, скорее это некая корпорация государственных служащих. Такие служилые корпорации были в Московской Руси. Поэтому люди ее и поддерживают. Раньше поддерживали КПРФ – потому, что видели в ней осколок КПСС, которая тоже была корпораций государственных служащих. Но коммунисты слишком кричали о своей оппозиционности, и многие отказали им в поддержке. Они поменяли бывших «служилых» людей на нынешних.

     В «бюрократизме» – сила «ЕР». Но у нее есть и одна слабость. «Медведи» пытается преподнести себя как партию европейского типа, которая присягает демократии и рынку. А это уже большая ошибка. Никогда российский чиновник не станет европейским политиком, ему это противопоказано.

     И никогда в России не восторжествует партийность. Партия – важнейший элемент европейского «гражданского общества». Она – выражает интересы части общества (например, крупного капитала), преподнося их как интересы общенациональные.

     Такой подход вполне укладывается в европейский образ мышления. Европеец всегда ставит часть (индивидуума или корпорацию) превыше целого (страны, нации). Русский человек, наоборот, целое решительно ставит над частью. Правда, в отличие от азиата, он не вытесняет индивидуальное (или групповое) коллективным. Первое подчиняется последнему, но сохраняет свою автономию, ограниченную свободу. Такое положение дел русские философы называли соборностью.

     Партии – структуры, чуждые России. Падение популярности КПРФ и либералов – это, конечно, показатель недоверия к коммунизму и либерализму. Но не только. Это еще и показатель недоверия к партиям как таковым. Правда здесь еще особняком встает ЛДПР, что является темой отдельного разговора. Пока отметим лишь то, что ЛДПР – партия одного человека – Владимира Жириновского. Как «ЕР» выражает архетип государства, так Жириновский выражает архетип Государя. Естественно, и в том, и в другом случае речь идет об искажении традиционных образов. Однако характерно, что к этим самым образам все-таки пытаются вернуться.

     Еще одна отдельная тема – партия «Родина». Она тоже позиционирует себя как европейская партия. Вместе с тем многие подчеркивают, что и здесь не обошлось без инициативы власти. Существует вероятность того, что Кремль переориентируется с «ЕР» на «Родину». В этом случае ее ждет ошеломляющий, головокружительный успех, не сравнимый с успехом «медведей».

     Увы, такого успеха не видать нашим супероппозиционым, радикально-патриотическим партиям и движениям, которые могут себя партиями не называть, но все же вести себя именно по партийному. Эти партии тешатся романтическими иллюзиями, пытаясь войти во власть по-революционному, снизу. Но этого никогда не выйдет, ибо русский патриотизм есть патриотизм государственный, который принципиально отвергает любое насилие над властью – ни вооруженное, ни какое-либо иное. Именно этим обстоятельством объясняется тот факт, что наш народ в упор отказывается видеть всех этих лихих русских "фюреров", которые играют по западным правилам. Вестернизированная же часть общества может поддержать западные, по происхождению, партструктуры. Но истинные патриоты, которыми является большинство, пройдут мимо фюреров с презрением. По сути эта публика также ратует за «гражданское общество», наряжая его при этом в националистические одежды. В противовес «фюрерам» истинные патриоты выдвигают идеал государственности, понимаемой как высшая реальность.

     Партийность в России неизбежно отомрет. Но она может устроить такую вспышку агонии, которая нанесет мощный удар по Государству Российскому. И, похоже, что партии к этой вспышке готовы. Либералы объединяются с коммунистами в единый антинациональный фронт. Гражданское общество, ростки которого успели вырастить наши олигархи, протягивает руку помощи дряхлой КПРФ-шной партократии. Рождается политический кадавар, который завтра вырвется на улицы российских городов.

     Вне всякого сомнения, силы российской государственности одержат верх над зарвавшимися политиканами. Весь вопрос только в том – сумеют ли они обойтись без крови, хотя бы и малой? Очень хочется надеяться на то, что сумеют.

     И еще один очень важный вопрос – а что же должно придти на место партийности и гражданскому обществу? Бюрократическая регламентация? Нет, конечно. Русские мыслители-консерваторы еще в прошлом веке предложили сделать основой социальной жизни граждан активность (в том числе и законосовещательную) различных сословных корпораций, объединяющих всю социальную группу, а не одну только часть общества. Особенно детально сословно-корпоративный проект был разработан Л. А. Тихомировым.

     Обычному русскому человеку политика не нужна – он устал от нее. Он не желает ей заниматься. И власти ему не нужно. Русскому человеку нужно, чтобы были структуры, которые выражали бы его профессиональные интересы. И эти структуры может создать только он сам.

     При этом целесообразно выделить профессиональных политиков (публицистов, аналитиков и журналистов) в отдельную прослойку. Условно говоря, ее можно назвать политическим классом. И этот класс будет стоять на службе Государства, выполняя роль мощного информационного ресурса и орудия пропаганды.

     

Александр Елисеев
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты