Главная  >  Культура   >  Зодчество   >  Славянский дом


Предания деревянного дома. Как лес для срубов выбирали и заготавливали.

11 октября 2007, 129

Очень часто приходится слышать и читать, что раньше-де строевой лес заготавливали только в определенное время года. Однако в разных населенных пунктах и у разных народов время заготовки леса было разным. Где-то это делали зимой, где-то весной, где-то летом, а где-то зимой. С чем это было связано?

Очень часто приходится слышать и читать, что раньше-де строевой лес заготавливали только в определенное время года. Однако в разных населенных пунктах и у разных народов время заготовки леса было разным. Где-то это делали зимой, где-то весной, где-то летом, а где-то зимой. С чем это было связано? Вероятно в выборе времени играли роль разные вещи - климатические условия, время сокодвижения, образ жизни и календарь сельскохозяйственных и ремесленных работ, приметы, верования и т.д. Конечно следует учитывать и то, что многие сведения дошли до нас не из письменных источников, что всегда в большей или меньшей степени несколько искажает информацию.

Итак, как же заготавливали лес для строительства?

Коми:

Считалось, что далеко не каждое дерево было пригодно для изготовления бревен для сруба. Бревно из неправильного выбранного дерева могло принести К. несчастье, поэтому для выбора деревьев на бревна, или же для осмотра уже подготовленных бревен приглашались "знающие" старики. Во многих местах, особенно у к.-п., эти знатоки считались колдунами. Существовало много рассказов о том, что в К. случилось несчастье, или же он сгорел из-за того, что хозяин К. не послушался колдуна и использовал при строительстве опасное бревно. Дерево, предназначенное для постройки К., обязательно должно быть "живым" - ловъя пу букв. "дерево с душой". Несчастливыми считались деревья, у которых слои завились против солнца. Непригодными для постройки считались также деревья, у которых на коре имеется выпуклость, окружающая ствол в виде обруча; сучья которых растут вдоль ствола, а на стволе возле сучка имеется ложбинка; деревья с двумя вилкообразными вершинами (существовало поверье, что у них "два сердца") - возьмешь такое дерево, может случиться беда; деревья, имеющие в одной части сухой верхний слой (жильцы сохнуть будут); деревья, у которых рос от ствола под острым углом толстый сук и т.д.

После выбора деревьев, пригодных для постройки, наступало время их заготовки. Обычно это делалось в июне, когда деревья еще в соку, реже осенью, после страды. Далеко не каждый день считался пригодным для начала рубки. Особенно большое внимание этому уделяли к.-п. Прежде, чем приступить к рубке леса, решивший строиться после совета с домашними выбирал день для пробного "зарона" (от рус. ронять). В этот день, прежде чем отправиться в лес, он предварительно обходил свое хозяйство, проверяя состояние всей домашней живности. Если обнаруживалась недостача скота по причине гибели, "зарон" откладывался, нередко даже до следующего года. Если же все было в порядке, то втроем (с двумя домочадцами или посторонними мужчинами) будущий застройщик отправлялся на "зарон". Производился он следующим образом. Из отобранных деревьев срубалось три и по ним определяли, можно ли приступать к строительству К.. Верным признаком того, что строительство необходимо отстрочить, считалось, то, что хотя бы у одного дерева при падении отламывалась вершина, особенно, если она при этом падала на дерево по направлению к комлю. В этом случае на следующий год производился повторный "зарон", и так до тех пор, пока он не оказывался удачным. После удачного "зарона" через два-три дня, иногда неделю и обязательно помочью, рубили остальные бревна для К. Было принято приурочивать рубку к фазе убывающей луны (считалось, что тогда бревна не потрескаются).

Средний Урал. Деревни Боёвка. Малая Грязнуха:

«Лес заготавливали весной, потому что, во-первых, в это время легко отслаивается кора, во-вторых, сок предохраняет от раскалывания, в-третьих, весной древесина становится твердой, как зуб мамонта. Наши деды умели так ловко снимать кору, что сохранялся луб, от этого строевой лес еще дольше не гнил».

«Вывозили лес зимой. До этого времени он лежал в лесосеке и никто его не беспокоил, воровства не было». Так как кругом были боры, то дома строили из соснового леса.

Старообрядцы Верхнего приобья:

Существовал ряд запретов на использование некоторых деревьев. Если на рубку леса для постройки ехали только молодые, старшие напутствовали их, советовали, какое дерево подходит для этого, какое нет (старожилы д.Мереть Сузунского района Новосибирской области). На постройки запрещалось брать скрипучие деревья, деревья с явными дефектами, дуплами. Не брали также деревья, не упавшие при рубке на землю, запутавшиеся в ветвях других деревьев. Считалось, что все это не только ухудшит постройку, но и принесет несчастье в хозяйство. Не брали, конечно же, деревья, отмеченные лесниками. В Томском Приобье для возведения дома не использовали деревья, пораженные молнией, упавшие во время бури. Не рубили лес на кладбище или на "шайтанских" островах - местах жертвоприношений коренных сибирских народов. Такое место указано возле с.Наунак Каргасокского района, выделяющееся высотой деревьев. По рассказам, его даже пожар обходил стороной.

Для получения качественного строительного материала из дерева были выработаны определенные правила хранения и обработки. После валки выбранных деревьев, их распиливали на бревна нужной длины. Особое внимание уделяли сушке бревен. После ошкуровки бревна тщательно складировали так, чтобы штабель хорошо проветривался, бревна каждого следующего ряда укладывались перпендикулярно предыдущему или подкладывали специальные поперечные жерди, чтобы обеспечить воздушный промежуток между рядами. Рачительные хозяева замазывали срезы известью или глиной, чтобы сушка и отток смолы шли не через них, а равномерно через ствол, что придавало особую прочность древесине и красивый красноватый цвет, по которому во многих регионах Приобья хороший строительный лес назывался "красным". Старожилы про такой лес говорят, что он "загорел". Для строительства дома брали лес большего диаметра, для построек подворья более тонкий.

Особые правила были для заготовки леса как строительного материала. При рубке леса на постройки для своего хозяйства считалось важным отнять дерево от корня в полнолуние: если это сделать раньше, то бревна будут отсыревать, а позже - трескаться. Также допускалась заготовка леса на старый месяц. Это мнение являлось широко известным в среде старожилов-сибиряков Новосибирского Приобья и перекликается с утверждением автора "Назирателя", литературного памятника древности: "Дерево для построения дома нужно срубить в ноябре-декабре или чуть позже, да лучше на ущербе месяца, потому что об эту пору по морозу выходят из дерева всякие смолы и лишние соки, особенно из-за стылого воздуха, который стужей своей изгоняет из дерева свойственное ему тепло до самого корня и даже в земную глубь, молодой же месяц умножает всякую влагу, а на ущербе ее убавляет". Это замечание имеет древние корни, поскольку произведение является переводом с латинского сочинения Петра Кресценция, написанного около 1305 г. на основе античных и средневековых источников.

Однако, как часто бывает со сведениями, передающимися бесписьменным путем, в различных регионах Приобья информация о сроках заготовительных работ противоречива. С равной уверенностью респонденты сообщают взаимоисключающие сведения, "доказательно" мотивируя, тем что так было всегда, "добрый хозяин делает только так". о мнению крестьян Томского Приобья, лес на постройки необходимо рубить на полный или молодой месяц, а не в период фазы убывания Луны, так как только это обеспечит крепость постройки и отсутствие трещин в бревнах. В предгорных районах Алтая сообщения крестьян также разнятся. Наилучшим временем заготовки леса называют весну, когда "деревья в соку, потому что в соку лес крепче всегда, а осенью он дряблый", или, напротив, зиму, когда нет сокодвижения, потому что "так делали всегда".

фото А.Афанасьева

Дворянинова Оксана
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты