Главная  >  Культура   >  Словесность   >  Русский язык   >  Отечественные топонимы


ВОЕННАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ на карте одной области

11 октября 2007, 82

«До Фершампенуаза - 23 км». Этот дорожный знак стоит в центре России...

«До Фершампенуаза - 23 км». Этот дорожный знак стоит в центре России.Тот, кому приходилось бывать на Южном Урале, не мог не обратить внимания на странную смесь названий населенных пунктов этого района. Южнее Челябинска (примерно километров на двести) между городами Орск и Троицк в окружении татарских и башкирских наименований поселков вроде Алтынтай, Уфалей, Кумляк, Чебаркуль вдруг на территории 200 на 400 км находим компактное ядро иностранных, широко известных населенных пунктов - Лейпциг, Фершампенуаз, Треббия, Париж, Варна. И даже Берлин, Чесма, Кваркены, Кассель, Ульм, а также множество других западноевропейских и шведских названий. Тут же и ряд иазваний известных в России городов: Полтава, Севастополь, Измаил и др.

Почему в этом отдаленном и довольно глухом месте, обойденном и по сию пору крупными транспортными магистралями, появились подобные названия, не связанные ии с историей, ни с культурой этого края? Кто и когда дал им эти названия?

Начнем издалека.

В России никогда не существовало обычая или традиции давать параллельные географические названия. Известно, что русские переселенцы, например, Тульской или Владимирской губерний, переезжая в Сибирь или на Дальний Восток, в Среднюю Азию, никогда не называли новое место именем той деревни или городка, откуда они родом, а сохраняли местные - пусть татарские, казахские, тунгусские или монгольские назва-ния, приспосабливая их лишь изредка к особенностям своего произношения. Так возникали Сургут, Вятка, Печора. Усть-Цильма, Конда, Тарбагатай, Дарасун, Кяхта и тысячи других названий, вошедших с XVII-XVIII веков в топонимику страны. Такая практика была полной противоположиостью амери-канской системе, когда переселенцы прошлого столетия называли новый поселок или деревеньку именем того места, откуда они родом, а географической топонимике Англии придавали неизменную приставку «Нью» (новый). И получалось, что «Москва» могла соседствовать с «Нью-йорком» или «Берлином». Правда, царская администрация иногда навязывала новым населенным пунктам имена царей и цариц. Но поскольку бесконечно варьировать несколько мужских и женских имен - Петр, Павел, Александр, Николай, Екатерина, Елизавета - было весьма затруднительно, то во избежание повтора и путаницы на севере к этим именам прибавляли окончания «бург», в центральной полосе - «ов», «ев» и «ск», на юго-западе - «поль», на юге - «слав», на юго-востоке - «дар». Таким образом воз-никли Петербург и Екатеринбург, Павловск, Николаев, Александров, Александрополь, Никополь, Елизаветополь, Екатеринослав, Павлодар, Екатеринодар. Многие из этих названий удержались до наших дней. Однако в интересующем нас районе подобных названий не встречается. Даже в том случае, если прямая связь с упомянутыми именами все же существует, то используются совершенно нестандартные сочетания. Так, в честь Петра I (Петра Великого) назван поселок Великопетровское. В честь Анны Иоанновны - Анненское, а не Аннинская (как надо было бы по всем правилам), в честь Александра II - Наследнинское (в момент наименования он был еще наследником престола). Многие названия в честь генерал-губернаторов этого края и других царских генералов, сохранив-шиеся доныне, почти не воспринимаются как фамильные названия. Так, в честь наместника Оренбургского края, историка Татищева, - Новотатищевская (а не Татищевск), в честь сенатора Неплюева, основателя Оренбурга, - Неплюевка.

Точно так же в честь генерал-губернатора края П. П. Сухтелена названы поселки - Сухтелинская (правильнее Сухтеленская), Катенинская - в честь генерала А. А. Катенина и Кирилловская в честь И. К. Кириллова, картографа и статистика, автора первого русского атласа - 1726-1734 годов.

Снова и снова внимательно просматриваю список географических названий южной части Челябинской области. И оказывается, что большинство этих названий происходит от тех географических мест, при которых одерживала победы русская армия начиная от Куликовской битвы (1380 г.) и в основ-ном кончая Крымской войной (1853-1856 гг.). А те названия, которые на первый взгляд кажутся более или менее обычными, - например, Московский, Черниговский, Полоцкий, Углицкий, Харьковский, - это названия соответствующих полков русской ар-мии, которые одерживали победы в тех войнах и сражениях, по которым наименованы соседние с ними населенные пункты.

Таким образом, предстает довольно стройная картина увековечивания основных победоносных военных операций и названий отдельных воинских соединений, частей, одерживавших громкие победы (в названиях этих мест не запечатлено ни одно из сражений, где русское оружие понесло поражение).

Возникает вопрос: кем, когда и по какому поводу даны все эти названия? Делалось ли это сразу или постепенно?

Казалось бы, на эти вопросы нетрудно ответить. Посмотри в географические справочники, в специальные географические словари, в историко-географические лексиконы, которые в прошлом (уже позапрошлом -прим. А.Фролова) веке издавались с большими подробностями, - и все сразу же выяснится.

Однако ни в одном из справочников-словарей - ни в Лексиконе Ф. Полунина (1733г.), ни в словаре А. Щекатова (1805 г.), ни в наиподробнейшем справочнике П. Семенова (1865-1867 гг.), где учтен каждый хутор, каждая отдельно стоящая заимка, каждый имеющий собственное имя овраг, а не только крепость или деревня, - нет и помина ни об одном населенном пункте данного района.

Но, может быть, названия населенных пунктов этого района возникли позднее, в конце XIX - начале ХХ веков? Обратимся к известному своими подробностями много-томному путеводителю «РОССИЯ. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей», издававшемуся с 1900 по 1916 год.

Но в этом путеводителе тоже нет упоминаний ни одного из почти полусотни пунктов этого района. И почему это так, вполне понятно. Дело в том, что этот справочник учитывал лишь населенные пункты (как бы малы они ни были), расположенные вдоль транспортных путей: рек, озер, морей, железных и грунтовых дорог. Наши же населенные пункты находятся в стороне от сколько-нибудь заметных транспортных магистралей.

В административно-территориальном справочнике СССР указываются лишь города и поселки рангом не ниже районного центра. В данном районе это поселки или просто села - Чесма, Варна и Фершампенуаз. Они стали райцентрами только при Советской власти, н время их основания в справочнике не указывается. Таким образом, ключ к разгадке может быть только один - обратиться к истории данного края в целом, проследить последовательность его заселения и только таким путем установить, когда, под чьим руководством или ведением заселялась данная территория.

Оренбургская губерния, в состав которой первоначально входила и территория нынешней Челябинской области, была образована в 1744 году. Ее восточная граница была границей между Россией н Казахстаном (тогда - Киргиз-Кайсацкой Ордой). Эта граница шла первоначально по естественным рубежам - рекам, главная из которых была река Урал, а там, где реки отсутствовали, - по древнейшему пути из Средней Азии - Хивы и Бухары в Камскую Булгарию. (Таким путем ехал еще в 922 году первый арабский путешественник на Руси - Ибн-Фадлан.)

За 100 лет, с середины XVIII до середины ХIX века, эта граница, получившая название «Оренбургской линии», все время отодвигалась с запада на восток - в 30-х годах ХIХ века она проходила по прямой между городами Орск - Троицк.

Организатором этой новой «Оренбургской линии», на которой создавались новые крепости, казачьи поселки и казачьи посты, был новый генерал-губернатор края П.П.Сухтелен, сын главного инженера русской армии и посла России в Стокгольме П.К.Сухтелена.

Именно ему и принадлежит идея увековечить военную историю России, деятельность военных частей Оренбургского казачьего войска и Мещерякско-Башкирского войска. В составе русской армии они проделали заграничный поход 1813-1814 годов через всю Европу во Францию и получили у французов за губительность набегов прозвище «северных амуров». Когда П. П. Сухтелен получил в управление Оренбургский край, он решил провести здесь довольно крупные реформы, как в гражданском, так и в военном управлении. Он добился согласия в Петербурге на перевод казенных крепостных кре-стьян в разряд вольных под названием «таможенных казаков», то есть поселян, не связанных с военной службой. Казаков унтер-офицеров, башкирских и киргизских старшин после сдачи общеобразовательного экзамена переводили в разряд казачьего дворянства.

Сухтелен открыл школы совместного обучения для всех национальностей края, а также для женщин-башкирок, калмычек и казашек. Популярность этих мер Сухтелена была столь велика, что после его скоропостижной смерти (1833 г.) оренбургское казачество добилось, чтобы его прах был по-хоронен в главном соборе Оренбурга.

В 1833-1842 годах был проведен в жизнь и другой план Сухтелена - дать всем казачьим постам, крепостям и станицам к востоку от реки Урал наименования по выдающимся победам русских войск.

Осуществлению этого беспрецедентного а России мероприятия помогло одно важное историческое обстоятельство. Оренбургский край и особенно территория вдоль «Оренбургской линии» были главной ареной дейст-вия армии Пугачева и его сподвижников Салавата Юлаева, Ивана Чики и Хлопуши.

Царское правительство предпринимало неоднократные попытки выветрить из сознания населения прежние названия, столь живо напоминающие о «пугачевщине». Неудивительно, что многие поселки и крепости переименовывались не один раз: либо на местные башкирские названия (по рекам, оврагам, балкам и другим географическим признакам), либо на русские - по церковным праздникам. И, наконец, было решено переименовать по единому плану и по единому признаку - в память о победах рус-ского оружия за границей - все местные крепости и населенные пункты.

Больше всего названий было дано по победам в антинаполеоновских войнах в 1812-1814 годах, в которых активно участвовали местные воинские соединения. Это, естественно, гарантировало лучшее закрепление таких наименований в памяти местного населения. Таковы Редутово - в честь сраже-ния при Шевардинском редуте 5 сентября 1812 года, Бородино - в честь сражения 7 сентября 1812 года, Тарутино (18 октября 1812 г.), Краснинское (сражение при г. Крас-ный Смоленской обл. 16-17 ноября 1812 г.), Березинский (переход, р. Березина 25-28 но-ября 1812 г.), Кульминская - сражение под Кульмом, ныне чешский город Хлумец по дороге из Дрездена в Прагу (29-30 августа 1813 г.), Кацбах - сражение при реке Каца-ва, близ Лигница, при впадении Кацавы в Одер (28 августа 1813 г.) Отражены также битва при Касселе (30-31 сентября 1813 г.), «Битва народов» под Лейпцигом (16-19 ок-тября 1813 г.), где приняло участие почти полмиллиона человек.

Относительно большое число поселков бы-ло названо по сражениям на подступах к Парижу в 1814 году в департаменте Об, префектом которого после окончания войны в течение года был П. П. Сухтелен. Тут сражалось Оренбургское казачье н Мещерякско-Башкирское войско. Таковы Арсинская (Арзас) в честь сражения при Арси-сюр-Об (19-20 марта 1814 г.), Бриент в память сражения при Бриенне (29 марта 1814 г.), Фершампенуаз - сражение 25 марта 1814 года и поселок Парижский - в честь взятия Па-рижа (30 марта 1814 года).

Из сражений 1815 года отмечена битва при Толентино (3 мая 1815 г. в Италии близ реки Киенте), где произошло единоборство между армией Мюрата и австрийской дивизией Бианки. Это сражение окончательно решило исход войны. Поселок, называвшийся вначале Толентино, впоследствии стал Толентинским, а ныне превратился в Толетинский.

На втором месте по количеству названий - сражения в русско-турецких войнах XVIII-ХIХ веков: Чесма (морская битва в Эгейском море 7 июля 1770 г.), Рымник (11 сентября 1789 г., река Рымник в Румынии), Измаил (11 декабря 1790 г.), Наварин (победа русского флота в Ионическом море 20 октября 1827 г.), Балканы в честь перехода через Балканы (1828 г.), Варна (сражение 26-29 сентября 1828 г., которым руководил П.П.Сухтелен), Браилов (в честь сдачи города П. П. Сухтелену, ведшему переговоры б июля 1828 г.), Адрианополь (сдача без боя города русским войскам 8 августа 1829 г.).

С суворовскими победами в Италии связаны такие пункты, как Требий (битва при Треббии 19-21 июля 1799 г.) и Новинская (битва при Нови 16 августа 1799 г.).

Два пункта, Аланды и Кваркены, увековечивают беспримерный подвиг русских войск - пеший переход Ботнического залива зимой 1809 года, после которого Барклай де Толли заявил, что «для русских солдат невозможного не существует» (120 км за 3 дня в пургу при 35° мороза, по торосисто-му льду).

Ряд названий был дан по более свежим для того периода событиям - по сражениям с польскими повстанцами в 1830-1831 годах. Такова Остроленка (сражение на р. Нарев 26 мая 1831 г.), Варшава (взятие ее 25-23 августа 1831 г.).

Есть в этом крае и такие названия, анало-ги которых тщетно было бы искать в истории русской армии, оказывается, дни взяты из истории Бельгии. Таковы поселки Шельда (ныне Шильда) и Бреды. Они названы в честь довольно бесславного «стояния» бельгийской армии перед наступлением гол-ландских войск в 1831 году. Эти названия были даны в 1841 году по личному распоря-жению Николая I, родственником которого был бельгийский король Леопольд I, предводительствовавший тогда бельгийскими ар-миями. Два поселка - Севастополь и Крым, находящиеся на самом южном участке Челябинской области, были основаны в 1865 году и получили свое название в честь 10-летия Крымской войны и обороны Севастополя. Это была последняя и не совсем последовательная попытка «продолжить традицию», поскольку в данном случае речь не могла идти о победах, ведь в Крымскую войну армия понесла поражение.(тем не менее героизм русского солдата был там прославлен - прим. А.Фролова) После 1865 года возникавшие населенные пункты стали получать обычные для этих мест названия.

Таким образом, почти все названия этого своеобразного памятника русской военной истории дали сразу или почти в одно время.

Но как каждый памятник нуждается в реставрации, так нуждается в ней и этот историко-топонимический памятник. Новые пункты в этом районе можно также назвать по выдающимся сражениям Великой Отечественной войны, участниками которых были жители этих мест. Тем самым мы продолжим, реставрируем и бережно об-новим этот уникальный исторический пантеон славы русского солдата.

Кандидат исторических наук В. ПОХЛЕБКИН (материал перепечатан с сокращениями, OCR и редакция - А.Фролов)

Наука и Жизнь, №1, 1979 г.
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты