Главная  >  Наука   >  История   >  История России   >  Кризисы переходных периодов


Пойдет ли «левая нога»?

11 октября 2007, 41

«Эксперимент» с двухпартийной системой вовсе не «обречен на удачу», как это кажется многим наблюдателям. Возможны очень большие неудачи и серьезнейшие потрясения.

Итак, в стране появилась новая крупная партия. Ей, как известно, прочат место «левой ноги» власти. Дескать, вот – наконец-то в России будет двухпартийная система. Всё, типа, как у взрослых.

Ну, удастся ли «Справедливой России» сыграть роль отечественных лейбористов – покажет время. Успехи на региональных выборах, которые сопутствовали Партии жизни и Партии пенсионеров («Родина» на них провалилась) еще ни о чем не говорят. В политике, как уже неоднократно подчеркивалось, один плюс один не всегда равняется двум. Очень вероятно, что многие оппозиционно настроенные «пенсионеры» и «родинцы» не поддержат новую, вполне лоялистскую партию. Не поддержат и проголосуют за «старую-добрую» КПРФ, которая продолжает позиционировать себя как оппозицию.

Разочаруются и многие национал-патриоты. Им нравилось, что в «Родине» сильные позиции занимает когорта национал-консерваторов – Крутов, Чуев, Нарочницкая, Андрей Савельев и др. А в новой партии эти деятели будут уже не так заметны (если только они вообще захотят там остаться). Следовательно, патриотически настроенный избиратель «Родины» может отдать свои голоса какой-нибудь другой патриотической партии – например, «Народной воле» Бабурина. Или той же самой КПРФ – в том, конечно, случае, если она начнет активно задействовать русский вопрос. Пресса сообщает, что на последнем пленуме ЦК Зюганов выразил недовольство в связи с тем, что партия «слабо осваивает русскую тему». Он указал на то, что сегодня и «Единая Россия» «затарахтела о русском вопросе». «Боюсь, мы опять и тут ушами прохлопаем, будучи интернационалистами», - предостерег своих коллег Зюганов. По его мнению, спасти страну можно только усилиями «стержневого государствообразующего народа, его культуры, духа, воли, традиций и истории». Что ж, если коммунисты сделают упор на «русский вопрос», то это добавит им не один и даже не два процента голосов.

Поэтому еще не факт, что «Справедливая Россия» перейдет 20-% отметку, после которой можно уже хоть сколько-нибудь серьезно говорить о подобии двухпартийности. Если же ее показатель составит 10-15 %, то она станет одной из парламентских партий – не более того. Такой же, как КПРФ или ЛДПР.

Вообще, есть очень серьезные сомнения в том – возможна ли в России двухпартийность вообще. Более того, не исключено, что новая партия, вместо ожидаемого упорядочения, только дестабилизирует ситуацию. Естественно, помимо всякого желания своих лидеров, которые являются искренними и благонамеренными лоялистами.

Для многих очевидно, что новую партию создают не только как «левую ногу», но и как «левый кулак». Этим «кулаком», в случае чего, можно будет погрозить «Единой России», которая сосредоточила в своих руках слишком уж много пресловутого «административного ресурса». Если так, то можно будет ожидать серьезной схватки между различными чиновничьими группировками. Почему? Да потому, что создание новой партии власти автоматически раскалывает бюрократию. Раньше все было просто и понятно. Есть президент, и есть партия власти, которую нужно поддерживать. Теперь же появилось две таких партии, и все стало непонятым и ненадежным. Встает нелегкий вопрос – на кого теперь ставить? Как не прогадать? Что будет завтра?

На Западе такие вопросы решает специально подготовленная политическая элита, которая опирается на вековые традиции парламентского политиканства. У нас же все приходится решать вчерашним партийно-хозяйственных функционерам, которые привыкли к подковерным интригам. Им легче действовать, когда есть этот самый один-единственный «ковер», под которым так удобно бороться друг с другом. Зная при этом, что ковер-то все равно останется при власти. А тут есть угроза перехода в оппозицию, что для российского чиновника непривычно.

Трудно предположить – какие решения будут принимать бюрократические «страдальцы». Самым разумным было бы согласиться на переход значительной части управленцев под крылышко новой партии. Не удивлюсь, если сверху этот переход будет подан как некая обязанность: «Нужно бы поделиться. Одно ведь дело делаем!». Собственно говоря, переход уже начался. Так, три депутата Саратовской областной думы – Владимир Санталов, Василий Поимцев и Владимир Титаев заявили о том, что выходят из «Единой России». И, что закономерно, переходят в «Справедливую Россию». А на пост руководителя местного отделения свежеиспеченной партии прочат губернатора Дмитрия Аяцкова.

Но вот пойдет ли процесс так гладко, как кое-кому хотелось бы? А если «бегство» примет повальный характер? А если «перебежчиков» станут удерживать всеми доступными средствами? В регионах может начаться нечто вроде политической войны – с использованием самых разных, порой весьма сомнительных (если не сказать больше) структур. Не исключено, что та партия, которой нужно будет поделиться, затаит большое недовольство, которое выплеснется наружу в случае какого-либо серьезного кризиса.

Вообще, создание и использование противовесов – дело очень и очень сложное. Не всем это под силу. Даже Сталину это удавалось с очень большим трудом. Да, он смог выступить (сначала) против Троцкого с Зиновьевым и Каменевым. Потом – вместе с Бухариным против уже трех указанных выше деятелей. После пришло время повернуть против Бухарина, использовав поддержку региональных организаций – среднего звена, которое не очень-то любило элитариев из ленинской гвардии. Но, что характерно, сами регионалы забрали очень уж большую власть. На Семнадцатом съезде партии (1934 г.) многие из них даже попытались снять Сталина с поста генсека. Во многом именно борьба кремлевского Центра с влиятельными местными боссами и привела к кровавому 1937 году. То есть использование системы сдержек-противовесов прошло крайне болезненно.

А вот Керенскому вообще не повезло. В августе 1917 года он свалил своего соперника Корнилова, опираясь на левые силы и, в том числе, партию большевиков. До корниловского мятежа большевики находились практически в подполье, но Керенский вытащил их оттуда, противопоставив «реакционной военщине». А через несколько месяцев уже сами большевики отстранили «верховного главноуговаривающего» от власти.

А вот пример посвежее. Вспомним, как Горбачев сначала выдвигал молодого и энергичного Ельцина. Большинство наблюдателей уверены. Что это делалось для того, чтобы создать некоторый противовес консервативному крылу, недовольному перестройкой. И что получилось в итоге? Известно что. Поэтому «сдержки-противовесы» – вещь опасная, и политическая работа в этом направлении сродни работе сапера. Не то движение и… Взрыв.

Александр Елисеев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты