Главная  >  Наука   >  Ученые   >  Российские философы


Циолковский, Константин Эдуардович. Одержимые космосом

11 октября 2007, 159

Необходимость выхода в космическое пространство для Циолковского была связана в первую очередь именно с анастатикой — искусством воскрешать.

Необходимость выхода в космическое пространство для Циолковского была связана в первую очередь именно с анастатикой — искусством воскрешать...

«С детских лет Циолковского, «калужского мечтателя», отличала склонность к фантазерству и жизни в мире своих «грез и фантазий». Он так любил рассказы о своих фантазиях, что, по его признанию, «даже платил младшему брату, чтобы он слушал мои бредни». В десять лет в результате болезни он становится почти глухим. К этому времени относится душевный переворот в мальчике, и он погружается в «период несознательности», происходит регрессия и остановка в психическом развитии. С физической болезнью оказалась связанной и психическая. Костя Циолковский заболевает сомнамбулизмом, той самой болезнью, которой страдал и В.Вернадский».

«Однажды... К.Э.Циолковский в беседе с писателем и наркомом просвещения А.В.Луначарским утверждал, что он общается с ангелами... В своей публикации «Иная, более разряженная материя» К.Э.Циолковский пишет: «Всегда безчисленный ряд почти безтелесных существ живут рядом с нами». Интересно отметить, что в г. Калуге над домом-музеем К.Э. Циолковского часто появляются НЛО».

Если вкратце, Константин Эдуардович размышлял так: «Космос развивается циклически, стремясь к совершенству... И в космосе уже давно решается задача Н.Федорова об управлении всем и вся. Разумные существа, которыми населен космос, взяли на себя ответственность за ход космической эволюции и в целом на земле. Руководствуясь императивами космической этики, они повсеместно колонизовали космос и почти везде искоренили неперспективные формы жизни, вроде животных и растений, насадили более совершенные, за исключением таких анклавов, как Земля. Здесь ими проводится один из экспериментов по естественному обновлению форм жизни в процессе дарвиновского отбора.

Человечество должно осознать свое скромное место на эволюционной лестнице живых существ в космосе, принять космическую этику и поставить перед собой задачу освоения ближнего космоса. .. Человечество неизбежно выйдет в космос, истратив по кускам Землю как сырье для космических колоний. Сам же человек в конце концов превратится в гелиотрофное растение, которое не будет нуждаться для своей жизни ни в чем, кроме солнца, и сможет жить в открытом космосе. И здесь В.Циолковский опережает В.Вернадского с его идеей автотрофности (т.е. питаться на манер растений) человечества...»

Насчет уничтожения «неперспективных форм жизни» - это Циолковский «политически верно» говорил. Возможно, за такие научные обоснования геноцида русского народа «знающие люди» его и ценили. Он ведь писал: «...Мы должны все превратить в совершенство. Как же это сделать, как уничтожить земные невзгоды?.. Во-первых, все вредное мы уединим, отделим, изолируем... во-вторых, мы лишим их (вредных людей. - црим. авт.) возможности продолжать свой род. Они могут жить с женами, но жены благодаря легкой операции будут бесплодны. Таким образом, огонь неугасимый, но не жгущий будет непрерывно уничтожать все плохое»... «Калужский мечтатель» писал, наверное, о преступниках и убийцах, но эти понятия ведь в определенный момент «эволюции» стали очень растяжимыми. В одну секунду можно было превратиться и в японского шпиона. Так что «космическая этика» Циолковского, за исключением таких сентиментов, как стерилизация (зачем, когда на складах столько патронов?!) оказалась «классово близким» понятием.

А какова псевдохристианская терминология Константина Эдуардовича! Она тоже роднит его писания с коммунистической квази-идеей создания рая на земле. «Непрерывное погашение необщественных элементов не есть ли «огонь неугасимый» и «червь неумирающий»? Характерно, кстати, что именно подвигло «мыслителя» к созданию своей этики. Сам ученый пишет (орфографию сохраняем), что когда ему исполнилось сорок пять лет, последовала «трагическая смерть сына, происшедшая от крайнего пессимизма: жить не стоит. Начитался Нитцше, Шопенгауера. Я тоже был виноват в развитии мрачного настроения сына, т.к. доказывал, что радостей столько же, сколько и страданий. Мы то остались живы, не смотря на свою проповедь, а других загубили. Это заставило меня сосредоточиться на свойствах бессмертной материи, искать утешения для всех умерших, для всякого органического и неорганического вещества. С 1902 г. я стал писать сочинение «Этика» и в работе пришел к поразительным и прекрасным выводам. Не будь этой ужасной «случайности», моя мысль пошла бы по другому руслу и не принесла бы того, что принесла». Так великий космист рассуждает о разумных толчках судьбы, которые направляют жизнь человека. Ледяным холодом космоса веет от этих слов отца, потерявшего сына. Видно, сам Циолковский вполне приспособился жить в этом безвоздушном пространстве «космической этики». И стал «гелиотрофным растением», для которого погибший ребенок - лишь вымерзшее лютой зимой семечко, а все человечество — требующий решительной прополки огород.

По словам Г.В.Флоровского, здесь мы имеем дело с «космической одержимостью»: «Чувство безусловной зависимости, всецелой определенности извне, полной вовлеченности и включенности во вселенский строй определяет утопическую самооценку и оценку мира». «Человек чувствует себя марионеткой внешних сил, органным штифтиком, шурупом, звеном- всеобъемлющей цепи космического круговорота материи в пространстве и времени. Отсюда возникает чувство безволия и безответственности, пассивности по отношению к происходящему. Космически одержимый всегда ждет импульса, он спрашивает: что делать? Он ждет, «когда придут наши». Вполне серьезно он говорит о том, что в нем действует природа или космос, ему слышатся голоса, повелевающие сделать то-то и то-то. Космическая одержимость не означает бездействия. Скорее наоборот. Но только это действие, исходящее из внешнего импульса, служебное.

Космически одержимый не чувствует себя личностью, максимум отдельной особью вида или рода, индивидом, который не имеет субстанциональной устойчивости».

Эти симптомы характерны: «космический» или какой угодно другой одержимый действительно не принадлежит себе.

...Сам Федоров, который мечтал построить храм на Памире, где, якобы находится могила Адама; который посвятил множество статей проблемам кладбищ и созданию правильно организованных некрополей, умер, конечно, даже не подумав об исповеди и причастии. «Похоронили Н.Федорова на кладбище московского Скорбященского монастыря (на нынешней Новослободской улице). И при расширении улицы в 1929 году (через год после того, как советская общественность торжественно отметила столетие мыслителя — Ю.В.) могила этого кладбищенского философа вместе с другими могилами была беспощадно снесена его учениками-большевиками, а место упокоения утрамбовано под игральную площадку. Такова ирония судьбы учения и учителя, взявшего себе в голову тягаться с Самим Иисусом Христом».

Юрий Воробьевский
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты