Главная  >  Политика   >  Страны и регионы мира


Туркменистан после Ниязова и политика России в регионе

11 октября 2007, 6

После смерти Сапармурата Ниязова в Туркмении,скорее всего, разгорится борьба за власть. В эту борьбу обязательно включататся Россия, США и Узбекистан, преследующие каждый свои цели в этом регионе.

После смерти правившего Туркменией 21 год Сапармурата Ниязова в этой республике, без сомнения, начнется настоящая схватка за власть между региональными кланами. Разумеется, поднимет голову и оппозиция, которая была серьезно задавлена при покойном Туркменбаши. Так случается всегда после смерти лидера, правившего единовластно и почитавшегося у народа, у большей его части, «вождем». Но борьба за контроль над Туркменией будет иметь свои особенности, проистекающие из особого экономического и геополитического положения этой бывшей советской республики.

Как известно, Туркмения обладает крупнейшими разведанными запасами газа на всем постсоветском пространстве, которые оцениваются в 23 триллиона кубометров. Именно газ является основой внешнего экономического благосостояния Туркменистана (а если быть точными – то его элиты). Естественно, что контроль над таким лакомым кусочком захотят получить многие, в первую очередь – США, которые не скрывают, что считают Прикаспийский регион и всю Центральную Азию зоной своих национальных интересов, несмотря на очевидные провалы своей политики в этом регионе и выдворение американских баз из Узбекистана и, скорее всего, из Киргизии.

Теперь о политической обстановке, сложившейся в последние годы вокруг Туркмении.

Это государство не входит ни в какие политические и военные союзы, выстраивая, тем не менее, ровные отношения с США (которых официальный Ашхабад поддержал во время вторжения НАТО в Афганистан) и с Россией (но с нашей страной Турменбаши вынужден был дружить, опять же, из-за газа, точнее, его экспорта). Но вот с соседним Узбекистаном у Туркмении чуть не дошло до войны. Виной тому – опять же газ, точнее, газопровод. Трансафганский, который должен доставлять среднеазиатский газ в пакистанский порт Карачи для дальнейшей его транспортировки любым заинтересованным потребителям. Проект, будучи осуществленным, приносил бы его участникам колоссальные прибыли. Вполне естественно, что и Туркменистан, и Узбекистан претендуют на то, чтобы эта газовая магистраль пролегала по их территории. И отстаивать свои права эти страны готовы с оружием в руках. Но справедливости ради следует заметить, что в случае начала широкомасштабного конфликта между этими постсоветскими государствами армия Туркменистана потерпела бы поражение. По некоторым данным, туркменская армия насчитывает 17,5 тыс. человек. В сухопутных войсках - 4 мотострелковые дивизии, 3 мотострелковые бригады, артиллерийская бригада и 2 бригады ПВО; на вооружении - около 700 танков Т-72, не менее 1,5 тыс. БМП и БТР. В ВВС - 4 авиаполка, по 24 истребителя МиГ-29 и перехватчика МиГ-25, до 300 МиГ-23 и 100 штурмовиков Су-17 и Су-25. Армия Узбекистана насчитывает 50 тысяч человек, да и обучена она на порядок лучше, чем армия соседей. Хоть в последнее время градус напряженности между этими странами несколько снизился, в свете изменившейся политической обстановки можно ожидать, что, если в Туркмении начнутся массовые беспорядки и столкновения, Узбекистан может ввести в соседнее государство свои войска. То же с большой долей уверенности можно сказать и насчет США, тем более, что войска – вот они, рядом, в Афганистане и в Ираке. При таком развитии событий для США появляется еще одна выгода – Туркмения становится великолепным плацдармом для вторжения в Иран, которое уже считается почти неизбежным.

Что до России, то у нашей страны, похоже, нет реальных рычагов влияния на политическую обстановку вокруг Туркмении, как нет в этой среднеазиатской стране сколько-нибудь влиятельных пророссийских (не говоря уж о прорусских) сил – покойный Ниязов вынудил русскоязычное население республики или же покинуть ее пределы, или же сидеть и не высовываться (не следует, однако, думать, что с приходом к власти в Туркмении антиниязовской оппозиции положение русскоязычного населения изменится в лучшую сторону, ибо туркменские оппозиционеры по сути своей – национал-либералы, ориентированные на Запад, «свободу», «права человека» и прочие «общечеловеческие ценности»).

В этой связи России следует договориться о линии поведения относительно Туркмении с Узбекистаном, который имеет несравненно большее влияние в среднеазиатских и туркменских делах. Тем более, что в последнее время Ташкент проводит довольно-таки промосковскую внешнюю политику. И весьма вероятно, что состоявшийся 12-13 декабря, то ест, практически за неделю до смерти туркменского лидера официальный визит самой загадочной фигуры в Администрации Президента России уроженки Туркмении Джахан Поллыевой в Ташкент, помимо официальной совей цели (установления и развития отношений в гуманитарной области) мог преследовать и некоторые другие цели, в том числе – и связанные с ситуацией вокруг Туркменистана.

Таким образом, проводником российской внешней политики относительно постниязовского Туркменистана вполне может стать Узбекистан. И главное здесь – не промахнуться, правильно определив и расставив приоритеты

Сергей Пахмутов
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты