Главная  >  Политика   >  Страны и регионы мира   >  Туркменистан


Русские в царстве Туркменбаши

11 октября 2007, 37

Интервью Председателя совета русских общин Туркменистана Анатолия Фомина на Интернет-портале www.iraq-war.ru

Интервью Председателя совета русских общин Туркменистана Анатолия Фомина на Интернет-портале www.iraq-war.ru

- Анатолий Петрович, в Каракумах создано «Великое царство Туркменбаши». Расскажите, пожалуйста, почему русские люди бегут из Туркменистана? И каково на сегодня положение русских в этом «Великом царстве Туркменбаши», созданном в песках Центральной Азии?

- В царские времена русские вместе с украинцами и белорусами составляли в Туркменистане 8,7% населения. В 1939 году доля русских достигла максимума – 18,6%. Послевоенный период стал временем падения доли русских: в 1959г. они составили 17,3%, а в 1989г. – 9,5%. В последнее десятилетие XX века доля русских продолжала падать: в 1995г. на долю русских приходилось 6,7% всего населения. В начале 2001 г. в стране были обнародованы самые последние данные об этническом составе населения, согласно которым доля русских снизилась до 2%. Таким образом, за период 1989-2005гг. в Туркменистане численность русских упала втрое – из 334 тысяч осталось чуть более 100 тысяч.

Вся историческая наука страны основывается на одной-единственной книге – «духовной конституции туркмен», как официально в Туркменистане называют книгу «Рухнама», написанную президентом Сапармуратом Ниязовым в 2001 году. Книга является в стране объектом поклонения, «альфой» и «омегой» любой научной дисциплины. Литературное творение Туркменбаши восхваляют так же часто, как и самого лидера страны. Этот «труд», рассказывающий о духовном наследии туркмен, изучается сегодня в школах и вузах, в государственных и коммерческих структурах, его обязан знать каждый, кто мечтает о какой-либо карьере.

На четырехстах страницах книги С. Ниязов рассказывает об истории туркмен, особенностях национального характера, делится нравоучениями о том, как должно жить и вести себя туркмену в обществе. Наряду с личными умозаключениями Туркменбаши, книга основана на народных сказаниях и отрывках из Корана.

Как сказал сам С. Ниязов: «Рухнама» – это своеобразный духовный кодекс нации, квинтэссенция ее исторического опыта, мировоззрения, отражение философских и нравственных ориентиров. В книге прослеживается история туркмен, становление традиций, обычаев и обрядов, описаны свойственные нам нормы поведения, морали». Ниязов много пишет о величии туркменской нации, о том, что настало время возродить туркменский язык и туркменскую культуру.

Нравоучения Ниязова не выходят за рамки очевидных правил поведения в обществе: уважать родителей, воспитывать детей, добывать свой хлеб трудом, постоянно совершенствоваться и любить свою Родину. Но попадаются среди заповедей Туркменбаши и такие перлы: «Грамота приводит в действие глаза, руки и уши человека, знания заставляют шевелиться его ум. А наука все эти действия объединяет в единое целое, превращая его в жизненно важное творчество».

Знание «Рухнамы» необходимо в профессиональной деятельности жителей Туркменистана. Всех госработников заставляют изучать этот «труд». В каждой госорганизации руководство проводит аттестацию сотрудников на соответствие занимаемой должности и на знание «Рухнама». Человек, не прошедший такую аттестацию, может попасть под сокращение штатов ил быть уволен.

В книге говорится только о выдающейся роли туркмен в истории и не упоминается о большой роли людей других национальностей, в т.ч. и русских, в образовании и укреплении государства. А советский период характеризуется вообще негативно, хотя сам Туркменбаши был членом руководящей верхушки СССР.

В ситуации изоляции от внешнего мира и отсутствия доступа к независимым источникам информации навязывание идей туркменбашизма, выраженных в «Рухнама», оказывает крайне негативное воздействие на формирующееся мировоззрение молодежи. Воспитание в монотуркменском духе особенно остро затрагивает национальную идентичность русскоязычной молодежи.

- В официальных российских СМИ можно нередко услышать о том, что русский язык в Туркменистане широко распространен благодаря политике властей, что нет никакой языковой дискриминации, что образование можно свободно получать на русском языке. Как Вы относитесь к подобным утверждениям?

- С момента обретения Туркменистаном независимости в стране, наоборот, проводится последовательная политика ограничения сферы использования русского языка. С 1 сентября 2002 г. все 49 русско-туркменских школ страны преобразованы в туркменские, а количество русскоязычных классов в них сокращено до одного в каждой школе. В Ашхабаде только двум самым крупным учебным заведениям разрешили оставить по два русских класса.

С начала 90-х годов система образования в стране постоянно деградирует. В последние годы срок обучения в школе снижен с 10 до 9 лет и отменено преподавание некоторых предметов, в том числе иностранных языков, изобразительного искусства и физкультуры. Девятилетка никак не стыкуется не только с российской образовательной системой, но и с мировой.

В 2001 г. С. Ниязов ввел вместо ряда традиционных предметов школьной программы изучение «Рухнама Великого Сапармурата Туркменбаши». Этот шаг фактически превратил систему образования в инструмент политической пропаганды. «Рухнама» буквально подменила собой систему школьного образования в стране и стала «универсальной книгой». В опубликованном в этом году докладе Хельсинкской группы, посвященном Туркменистану, говорится, что цель администрации Ниязова заключается не в образовании детей, но, скорее, в том, чтобы «вести принудительную пропаганду и лишить детей…способности критически анализировать политический режим».

В настоящее время осталась единственная российско-туркменская школа им. А.С. Пушкина в Ашхабаде, созданная в 2000 г. на основе договоренностей между президентами В.В. Путиным и С.А. Ниязовым и дающая полноценное 11-летнее по российской программе. После ее окончания выпускники могут продолжать свое образование в России. Однако эта школа давно переполнена и работает на пределе своих возможностей. Вместо запланированных по штату 350 учеников там обучается 515. Когда летом 2005 г. был объявлен набор в 1-й класс школы, на 25 мест только за один день было подано более 200 заявлений.

Преподавание в университетах происходит сегодня почти исключительно на туркменском языке, а это означает, что из стен учебных заведений изгоняются профессора и студенты, которые не владеют в совершенстве государственным языком.

В стране нет филиалов российских вузов. В Туркменистане практически не осталось вузов, готовящих преподавателей русского языка и литературы для старших классов средних школ и высших учебных заведений, за исключением небольшого отделения в пединституте г. Туркменабата, выпускающего ежегодно всего 5-6 специалистов по русскому языку и литературе.

Факультет русской филологии Туркменского государственного университета им. Махтумкули, являвшийся крупнейшим центром русистики, был переведен в Институт мировых языков им. Азади, занимающегося подготовкой, в основном, переводчиков. Для подготовки русистов в этом вузе нет ни методической базы, ни преподавателей соответствующей квалификации. Закрыты русские отделения в педучилищах г. Ашхабада и г. Мары. Это означает полное прекращение подготовки учителей русского языка для начальных школ.

В небольшое количество местных вузов (их всего 17) набирают без экзаменов, но по особым спискам. Каждого кандидата в студенты туркменского вуза Отец всех туркмен рассматривает и утверждает лично. В 2005 г. Туркменбаши объявил, что высшее образование не будет бесплатным – шаг, который еще больше затруднит поступление в университет студентов из бедных городских и сельских семей. Уже сегодня широко распространенная коррупция в большинстве университетов ложится тяжелым бременем для студентов.

- Неужели действительно все так плохо в системе образования Туркменистана?

- Даже хуже, чем можно себе представить. Взять хотя бы продолжительность учебы. По мнению Туркменбаши, чтобы стать дипломированным специалистом, его соотечественникам достаточно двух лет, а не как в других странах, где учат по пять или по шесть лет. Но главное, что должен знать каждый абитуриент, - это «Рухнама». Каждый страждущий до высшего туркменского образования должен знать ее чуть ли не наизусть.

1 июня 2004 г. Министерство образования Туркменистана выполнило указ президента о признании недействительными всех дипломов об окончании вузов, полученными за пределами страны после 1993 г., и увольнении лиц, имевших такие дипломы, с государственной службы. Эта новая мера наносит серьезный удар по туркменскому студенчеству и продолжающему стремительно сокращаться классу профессиональных ученых. В настоящее время 7 тысяч студентов из Туркменистана получают образование в Москве. Но со 2 июня они учатся на дипломированных безработных. Это коснется и самого Туркменбаши: ведь и он получал высшее образование не в Туркмении, а в Ленинграде.

Приказ о непризнании иностранных дипломов является частью более широкой политики нынешнего туркменского режима, целью которой является вытеснение из страны граждан нетуркменской национальности, ослабление иностранного влияния на туркменское общество и уничтожение всяких альтернативных «Рухнаме» взглядов на историю, социум и перспективы развития страны.

Таким образом, в результате проводящихся в стране преобразований, получить полноценное образование на русском языке в Туркменистане становится крайне затруднительно.

В 1998 г. С. Ниязов распустил Академию наук Туркмении, из-за чего многие ученые эмигрировали, а другие отлучены от научной деятельности. Последний год туркменское правительство последовательно ограничивало свободы, не допуская критики правительственной политики учеными, что привело к сворачиванию исследований в юриспруденции, истории и межэтнических дисциплинах. Работы многих ученых, историков, поэтов занесены в Туркменистане в черный список, поскольку рисуют туркменскую историю отличную от той, что трактуется официально. Неугодные С. Ниязову учебники истории изъяты из туркменских библиотек и уничтожены.

- В таком случае уместно предположить, что в Туркмении вообще все нити, связывающие ее с Россией, старательно разрывают: СМИ, театры, музеи…

- Действительно, в области русскоязычного культурно-информационного пространства сложилась не менее тяжелая ситуация. Возможность как для русских, так и для других русскоязычных граждан Туркменистана получать информацию на языке межнационального общения сведена к минимуму. Фактически вокруг них создан информационный вакуум. Печатные издания на русском языке представлены единственной общенациональной газетой «Нейтральный Туркменистан», по сути являющейся правительственным вестником.

Ситуация с российскими СМИ в этой связи выгладит вполне логично. Сапармурата Ниязова давно раздражала российская пресса, пишущая о нем как о простом смертном, как о каком-нибудь «обычном» президенте. Российская пресса никак не может понять: Ниязов – мессия. После того как практически все газеты осветили переименование месяцев и недель, произведенное Сапармуратом Ниязовым, его терпение лопнуло, и в середине 2002 года он дал указание запретить распространение российских газет на территории Туркменистана. Конечно, если бы здесь были чисто экономические причины (повышение цен на доставку), то можно было бы просто предложить желающим подписчикам доплатить за подписку и продолжить ее, но этого не было сделано.

В том же 2002 году власти Туркменистана распорядились закрыть пользующееся в стране огромной популярностью кабельное телевидение, которое транслировало российские каналы. Для проживающего в стране русскоязычного населения оно было важным источником информации о мире и республике. С этого времени их могут смотреть только обладатели «тарелок». На туркменском телевидении по-русски идут только 15-минутные новости. Других передач на русском языке просто нет.

Государственное телевидение Туркменистана уже давно перестало транслировать российские программы, а дает в эфир небольшую, хорошо отцензурированную «нарезку». Интересно, что согласно существующей инструкции, в эфир нельзя пропускать не только материал, так или иначе объективно освещающий положение дел в республике, но и, например, сведения о свергнутых или арестованных диктаторах. Нельзя пропустить в эфир информацию о «неприятностях», случившихся с Чаушеску, Пиночетом, африканским правителем Бокасе (людоеде, съедавшем своих оппозиционеров), посаженных в тюрьму южнокорейских президентах и т.д. С. Ниязов опасается, что у его подданных могут возникнуть «нездоровые» ассоциации и настроения.

Летом 2004 г. было прекращено вещание в Туркменистане радиостанции «Маяк» – единственной доступной для русскоязычного населения радиостанции. Представители Министерства связи Туркменистана объясняют это техническими сложностями, и не исключают, что когда они будут разрешены, вещание возобновится. Тем не менее, учитывая ранее имевшиеся прецеденты, когда вначале было прекращено вещание ОРТ, а затем остановлена подписка на российские газеты и журналы, ситуация вызывает серьезные опасения.

Пока формально любой житель, например, Ашхабада, может официально подключиться к Интернету. Однако даже в сравнительно благополучном Ашхабаде мало в какой семье есть компьютер. Да и при средней зарплате, эквивалентной 30 долларов США, пользоваться Интернетом непозволительная роскошь. Но даже те, кто имеет доступ и деньги, панически боятся заходить на «нехорошие» сайты – у людей существует полная уверенность, что все подключения к сайтам, вся электронная почта и все телефонные разговоры тотально контролируются местным КГБ.

Периодически ходят слухи о запрете «тарелок», люди боятся, что сделают так, как это было в соседнем Иране и Афганистане. «Тарелки» стали в Туркменистане чем-то большим, чем просто антенна. Местное население, даже сельские туркмены, не смотрят ниязовское телевидение. Его, впрочем, сложно смотреть психически здоровому человеку. По телевизору тебе объявляют, что ты живешь в достатке и счастлив, а потом поются радостные песни о Туркменбаши и танцуются радостные танцы. Потом тебе снова объявляют, что ты счастлив и снова песни. И так изо дня в день. А у тебя не всегда хватает денег на чай и хлеб.

Те, кто могут, годами откладывают со своей скудной зарплаты деньги на «тарелку». И здесь нет разницы между туркменом и русским. Спутниковое телевидение в этой затхлой, депрессивной атмосфере становится чуть ли не важнее хлеба. Это единственная отдушина, позволяющая сохранить в себе человека и понимание человеческого достоинства.

То, что на сегодняшний день в Туркменистане очень ограниченное количество средств массовой информации имеет право на независимое мнение – это факт. В большинстве стран мира цензура присутствует в той или иной степени, и, как правило, это обусловлено рядом весьма объективных причин, направленных на обеспечение стабильности в регионе, борьбу с терроризмом и многим другим. Но в Туркменистане это тенденция перерастает в ущемление прав весьма значительной прослойки русскоязычных граждан республики.

Реформы, проводимые главой Туркменистана, не могли не затронуть и сферу культуры. В марте 2004 г. в Ашхабаде по распоряжению президента страны было снесено здание единственного в стране русского театра им. А.С. Пушкина. Творческому коллективу было предписано перебраться в здание клуба шелкомотальной фабрики.

- А что народ Туркменистана получает взамен? Ведь культурный вакуум, который был искусственно организован, должен чем-то заполняться.

- Неприятная фраза о том, что каждый народ заслуживает тех правителей, которых имеет, как это ни печально осознавать, но, возможно, относится и к Туркменистану. Окружение С. Ниязова начало создавать новый сакральный символ – из него самого. Сначала он чувствовал себя в этой ипостаси не совсем уютно, но, как и всякий нормальный человек, быстро вошел во вкус. А потом и сам самозабвенно проникся этим вероучением. Он вполне искренен, когда говорит, что может усилием воли вызвать дождь или бурю, и честен перед собой, когда полагает, что постиг все сферы познания и тайны всех профессий. И, безусловно, это не позерство, когда он утверждает, что написал Новый Завет («Рухнама») для мусульман.

У Сапармурата Ниязова почти нет идейных противников среди туркмен, во всяком случае, проявляют себя таковыми единицы. Да, есть несколько раздраженных студентов, но и в своем раздражении им еще далеко до эсеров. Есть несколько беглых чиновников, но это соратники С. Ниязова, только взявшие больше, чем он хотел бы им дать. Значительная часть «оппозиционеров» готова, на тех или иных условиях, сотрудничать с режимом Ниязова.

Поэтому основные усилия Ниязова направлены на стерилизацию духовного мира туркмен. Вначале было изгнано с государственных туркменских телеэкранов российское телевидение. Затем его убрали и с каналов кабельного телевидения.

- Многие неоднократно слышали о том, что в Туркмении газ для населения бесплатный, а современный Ашхабад поражает своим великолепием. Какова экономическая ситуация в Туркменистане?

- Для непосвященного человека со стороны Туркменистан действительно кажется райским уголком, где экономика движется семимильными шагами, а народ, населяющий его, купается в газо- и нефтедолларах. Официальная пропаганда прилагает немало усилий как внутри страны, так и за ее пределами, по широкому рекламированию достижений Туркменистана под непосредственным руководством вождя всех туркмен С.А. Ниязова. Изо дня в день вбивают в головы туркменистанцев, что такого благополучия и расцвета Туркменистан еще не видел никогда, и что нигде в мире нет такого, чтобы вода, газ и электричество предоставлялись населению бесплатно, строились дворцы и отели в то время, когда вокруг все только рушится. Вроде бы все так и обстоит на первый взгляд. Приезжающие в Ашхабад впервые поражаются всему этому, но эйфория длятся не более 5-6 дней, пока они не начинают вникать в повседневную жизнь народа. И тогда выясняется, что и газ, и вода, и электричество не бесплатны, а дворцы и отели строятся не для жителей этой страны, и состояние народа настолько плачевное, что начинаешь думать, что ты попал в страну кривых зеркал.

Если спросить у любого жителя Ашхабада (столица считается во всех отношениях самой благополучной), как он оценивает то, что электричество, газ и вода бесплатные, то ответ будет один: во-первых, за все это мы платим, во-вторых, готовы платить сколько угодно, лишь бы все это было регулярно. Реальность такова, что в день по несколько раз отключают свет, а вода в лучшем случае подается утром и вечером, в микрорайонах воды не бывает неделями, так как вся она уходит на многочисленные фонтаны. С газом дела обстоят не лучше.

Чистенький, вылизанный Ашхабад с широкими проспектами, шикарными дворцами и гостиничными комплексами выглядит как театральная декорация к спектаклю о процветающем и благополучном государстве. На самом деле большая часть населения в этом государстве живет на скудную зарплату от 5 до 25 долларов в месяц. Экономика держится на продаже сырья. Экспортные выручки оседают в карманах коррумпированных госчиновников. Медленно развивающаяся промышленность находится под контролем иностранного капитала. Сельское хозяйство пришло в упадок вопреки заявлениям о том, что в последние годы получены рекордные урожаи зерна и хлопка – 1,7 и 1,5 миллионов тонн соответственно. В 1999 году Госкомстатом Туркменистана назывались примерно такие же высокие цифры, а на самом деле было произведено зерна в объеме 382 тысячи тонн, а хлопка 397 тысяч тонн. Вот такая печальная картина по стране в целом. Очевидно, туркменское руководство отводит Ашхабаду роль «потемкинской деревни», скрывающей от глаз иностранцев всеобщую разруху, разграбление страны, воровство чиновников. Многие иностранные делегации, журналисты, побывавшие в Ашхабаде, но не видевшие периферию, с восторгом говорят о том, как процветает Туркменистан, как много строится там красивых дорог и домов. Для людей, не знающих истинного положения дел в стране, это может быть и чудо. Именно такое впечатление и хотят произвести на своих гостей туркменские руководители, обустраивая Ашхабад.

Но потихоньку начинается процесс отрезвления в Туркменистане и за его пределами. Люди начинают задумываться над своим будущим и искать выход из тупика, в который загнал их режим Ниязова. В поисках лучших условий жизни очень много туркменистанцев переезжают в Россию и устраиваются как могут. Все же это лучше, чем прозябать в Туркменистане. Перемены происходят в настроениях и ближайшего окружения Ниязова. Не будем сейчас вдаваться в причины этого явления. Ограничимся лишь констатацией факта.

От капризов, необязательности и двуличия Ниязова подустали и его иностранные компаньоны. Даже турецкие партнеры, которые ничем не брезговали в налаживании своего бизнеса в Туркменистане, сокращают свою деятельность. Определенное разочарование постигло и американцев, когда они столкнулись с откровенным желанием Туркменбаши получить с них взятку за строительство транскаспийского газопровода. США особенно расстроило нежелание президента Ниязова участвовать в антитеррористических акциях в Афганистане. Вместе с тем никто не хочет объявлять бойкот Ниязову. Франция, Великобритания и некоторые другие, более мелкие европейские государства души не чают в Ниязове. По оценкам весьма осведемленных в делах Туркменистана экспертов, за годы независимости объем вывезенного из страны капитала достигает 50 миллиардов долларов США. Золотовалютный резерв Туркменистана в настоящее время составляет 1,8 миллиардов долларов, а долг иностранным государствам по кредитам исчисляется в сумме 3,5 миллиардов американских долларов. Туркменистан фактически является банкротом.

- Говорят, Восток – дело тонкое. Не могли бы Вы сказать пару слов о Туркменбаши и его так называемой демократии с двойным гражданством?

- Правительство знает, что не пользуется любовью своих граждан и живет в постоянном страхе, в ожидании народного бунта, поэтому ему всюду мерещатся заговоры. Страх диктует различные репрессивные меры для удержания народа в изоляции от внешнего мира и превращения их в бессловесных рабов. Оно устанавливает слежки почти за всеми гражданами страны, прослушивает их телефоны, поощряет доносительство, наказывает граждан за контакты с иностранцами. Оно не только ограничивает доступ населения к информации, но и вводит строгие и дорогостоящие для граждан визовые правила, ограничивающие их поездки за рубеж. Передвижения людей внутри страны держатся под жестким паспортным контролем. На административных границах областей стоят шлагбаумы, где сотрудники полиции при переезде граждан из одной области в другую осуществляют тщательную проверку их документов.

Для удержания власти в своих руках Ниязов активно использует судебные органы, прокуратуру. За малейшее появление вольнодумства человек оказывается за решеткой. Люди боятся ниязовских тюрем. В профилактических целях по личному указанию Ниязова для строптивых граждан страны организовываются «экскурсии» в тюрьмы, следственные изоляторы, после чего у них пропадает всякое желание противопоставлять себя властям. Дабы заткнуть рты несогласным с его политикой, Ниязов готов пропустить всех туркменистанцев через тюремные камеры. Каждый год, освобождая по амнистии полтора десятка тысяч заключенных, Ниязов готовит освобожденные тюремные нары для новых заключенных. Тюрьма – это своего рода конвейер, «чистилище», через которое Ниязов пропускает всех своих подданных. Число жертв ниязовских репрессий за прошедшие девять лет независимости перевалило за сто тысяч человек. Скоро в Туркменистане не останется ни одной семьи, не пострадавшей от ниязовского произвола и не почувствует своей «вины» перед Ниязовым.

По оценочным данным, 50-60 процентов туркменской молодежи наркоманы. Сильно развита в стране сеть наркоторговли. Повсюду открыто торгуют опиумом и героином. Наркоторговцам покровительствуют сотрудники МНБ, МВД и Прокуратуры. На безграмотность туркменской молодежи накладывается наркомания, и нация может в скором времени оказаться без будущего. Туркменистан представляет собой основной маршрут наркоторговли, через который перевозится от 80 до 120 тонн наркотиков ежегодно, в основном из Афганистана и, в основном, героин.

Режим Ниязова не дает возможности зарабатывать людям, чтобы они могли достойно и свободно жить. В поисках средств к существованию чем только люди не занимаются. Те, у кого имелись какие-то сбережения, эмигрировали из страны, поменяли место жительства, спасая себя и своих детей от голода, невежества. Таких насчитывается более 200 000 человек, 30% из которых составляют этнические туркмены. Многие стали наркоманами и торговцами наркотиков. Невиданные размеры приняли проституция, рабство, торговля детьми.

Новая образовательная программа с девятилетним обучением в школах и 3-хлетним преподаванием в ВУЗах превратила туркменскую молодежь в совершенно безграмотных людей. Школы и ВУЗы в Туркменистане не дают никаких знаний в силу отсутствия учебников, учебных программ и отсутствия квалифицированных учителей, преподавателей. Люди в отчаянии. Собирают последние крохи и отправляют детей на учебу в Россию и некоторые другие страны СНГ. В России проявляют снисхождение к приезжающим на учебу из Туркменистана молодым людям, принимают их в ВУЗы в надежде, что они в ходе учебы ликвидируют пробелы в знаниях. Но пробелы в знаниях такие большие, что они практически непреодолимы.

И, наконец, несколько слов о двойном гражданстве. Чем руководствовалась Россия, подписывая с Туркменистаном это соглашение, понятно, а вот мотивы туркменской стороны, я думаю, мало кто знает. Ниязов исходил из того, что русская часть населения могла стать препятствием в установлении его диктаторской власти. Русские были наиболее активной и политически зрелой частью общества. Подписывая указанное соглашение, Ниязов мягко выдавливал русских из Туркменистана. Он отсек русскоязычную часть населения от туркменской. А, денонсируя это соглашение, Ниязов опять исходил из личных интересов – не допустить свободного въезда и выезда из страны лиц с двойным гражданством, так как видит в них потенциальную опасность для своей власти.

- Анатолий Петрович! Обрисованные Вами реалии не могут не вызывать возмущения, они страшны и дики. Но всегда в таких случаях есть группы людей или общественные объединения, которые, противостоя проводимой властями политике, предлагают альтернативные пути развития государства. Существуют ли в Туркменистане организации, поднимающие проблемы прав русских?

- В республике существовала единственная организация, объединяющая русскоязычное население. Это Русская община Туркменистана. Начиная с 1992 года община ведет непрерывную, и, к сожалению, безнадежную борьбу за свое официальное признание. Несмотря на многочисленные обращения во всевозможные инстанции, организация до сих пор не зарегистрирована. Многие из активистов общины потеряли работу, получили ярлыки неуживчивых и разжигающих национальную рознь людей, отсидели в камерах МНБ и МВД – власть безжалостно расправилась каждым, кто осмелился ей возражать.

Нельзя сказать, что только русским отказано в регистрации своих организаций. В царстве Туркменбаши вообще запрещены какие-либо культурно-этнические сообщества: узбекские, таджикские, казахские. Лично С. Ниязов усматривает в их действии «угрозу гражданской войны».

Вот, например, моя правозащитная деятельность закончилась тем, что я с семьей вынужден был покинуть Туркменистан. Моя работа по защите российских соотечественников и других национальных меньшинств вызывала лютую ненависть у туркменских властей. Не сосчитать количество угроз и запугиваний, которые были получены мной и моей семьей за это время, не сосчитать количество устных и письменных объяснений, которые мне приходилось давать в органах МНБ. Я уже не говорю о постоянном унижении, которое приходилось испытывать, согласовывая очередное разрешение на поездку в Ашхабад из-за жесткого ограничения моего передвижения даже по родной стране.

Хотелось бы добавить, что в мой адрес сейчас приходит много писем от наших соотечественников с просьбой о помощи, в т.ч. из Туркменистана. Отличительной чертой большинства писем из этой страны является либо их анонимность, либо приписка в конце письма не публиковать имя автора. Даже бывшие жители Туркменистана, рассказывая о плачевной ситуации в республике, отказываются называть свои имена. Они боятся, что и в России туркменские спецслужбы до них доберутся и опасаются за судьбу своих близких и родственников, которые проживают в этой стране.

Постоянные нарушения гражданских и социальных прав русскоязычного населения Туркменистана вынудили группу российских правозащитников летом 2004 года обратиться к Президенту России. В обращении, под которым подписались почти 20 человек, в т.ч. и депутаты, говорится: «Россия не может оставаться молчаливым свидетелем грубейших и массовых нарушений прав соотечественников в Туркменистане». Они призвали Президента как можно скорее вмешаться в ситуацию с нашими соотечественниками в Туркменистане.

- Спасибо, Анатолий Петрович, за очень интересное и объемно описывающее ситуацию в Туркменистане интервью!

- В заключение я только хотел бы добавить, что список пагубных последствий ниязовской политики можно было продолжать до бесконечности, но, думаю, что и сказанного мною достаточно, чтобы иметь представление о предстоящей трагедии в Туркменистане.

Интервью Николая Герасимова
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты