Главная  >  Наука   >  Российская наука   >  История научного права в России


Научные разработки торгового права и судопроизводства

11 октября 2007, 49

В допетровской Руси не было условий для различения элементов торгового и гражданского права. Торговые сношения не были развиты; торговля, как посредничество между производителями и потребителями, мало отличалась от простой продажи продуктов производства.

В допетровской Руси не было условий для различения элементов торгового и гражданского права. Торговые сношения не были развиты; торговля, как посредничество между производителями и потребителями, мало отличалась от простой продажи продуктов производства. Не было и торгового сословия, которое могло бы путем обычая вырабатывать нормы для регулирования отношений, ему одному свойственных; торговля была одной из форм службы государству. Некоторые нормы, созданные торговым оборотом (например, следы конкурсного процесса), нашли себе выражение в Русской Правде и проникли в Уложение 1649 г., но они имели характер общегражданский, применялись ко всем классам населения, а не к одним только торговым людям. Новоторговый устав 1667 г. содержит в себе лишь постановления полицейские и финансовые. Не было почвы для выделения торгового права из общегражданского и в XVIII столетии. Стремления Петра Великого организовать торговый класс на началах автономии встречали отпор со стороны самого этого класса. В то же время, настаивая на самоуправлении купечества, предоставляя ему право собственного суда, законодатель обязывал последний руководствоваться уложениями, указами, уставами и другими нормами общего права и отрицать силу обычая. Эта законодательная политика, проходящая через все реформы XVIII века, преграждала путь к развитию торговых обычаев, игравших такую значительную роль в истории торгового права Западной Европы. При таких условиях ни русская жизнь, ни судебная практика не выработали материала для торгового уложения; проект такого уложения, составленный в 1814 г., отличался неполнотой и представлял собой сколок с французского Code de commerce. Сперанский , приступая к составлению Свода Законов, признал, что гражданские законы должны обнимать собой и все то, что в иностранных законодательствах составляет предмет торгового уложения. Если тем не менее в состав Свода (т. XI) были включены особые "Учреждения и уставы торговые", то это объясняется тем, что устав торговый, являясь, по мысли Сперанского, одним из уставов государственного благоустройства, вместе с тем отнесен к особенным законам об имуществах. Это - свод постановлений преимущественно торгово-публичного права ("государственной экономии"), в который постановления торгово-частного права включены, между прочим, ввиду сословного характера обязательств и договоров "торговле свойственных", который решительно преобладал в первоначальной редакции устава торгового и мог в свою очередь препятствовать включению торгово-частных законов в "общие законы об имуществах". В издании 1887 г. устав подвергнут был существенной переработке. Из него выделены были в самостоятельные уставы постановления о векселях, правила судопроизводства торгового и постановления о консульствах. Это не только сократило число статей устава торгового почти на две трети, но повлияло и на внутреннее его содержание. Во-первых, устав перестал быть сословно-купеческим законом: право на торговлю не есть более право купеческого сословия, как одно из его прав состояния, а принадлежит всем и каждому. Во-вторых, устав отрешен от формальной связи с особенностями производства в коммерческих судах; не только торговые законы, но и торговые обычаи получают теперь применение во всех судах, а не в одних лишь судах коммерческих. Тем не менее устав торговый, в изданиях 1887 и 1893 г., крайне беден юридическим содержанием; его постановления большей частью устарели, и между ними полицейские преобладают над частноправовыми. В своей новой редакции устав торговый разделяется на три книги. В первой книге два раздела, из которых первый трактует о найме приказчиков и о торговых поручениях, а второй - о торговых товариществах. Постановления первого раздела заимствованы из таможенного устава 1755 г., цехового устава 1799 г. и Положения о пошлинах за право торговли 1865 г., причем редакция 1887 г. ввела некоторые обобщения. Постановления о товариществах основаны на манифесте 1 января 1807 г., а также на положении 6 декабря 1836 г. об акционерных компаниях, но последнее положение введено в состав общегражданских законов, а не торговых. Книга II устава торгового содержит русское морское право; это - одна из наиболее разработанных частей нашего торгового права, но, основываясь главным образом на уставе о купеческом водоходстве 1781 г., она представляет морское дело так, как оно было организовано сто лет тому назад; многие постановления ее - технического и полицейского содержания, и никакого отношения к частному морскому праву не имеют. Книга III в четырех разделах трактует: о биржах и ярмарках, о купеческих и маклерских книгах, о торговых мерах и весах и о товарных складах, учреждение которых издано в 1888 г. Таким образом юридическое содержание нашего торгового устава сводится к устаревшим постановлениям морского права с присоединением некоторых определений об отношениях между хозяином и приказчиком, о товариществах, о торговых книгах, да о товарных складах с выдачей складочных свидетельств (см. Варрант, V, 540). Совершенно отсутствуют в нашем торговом уставе постановления о торговых сделках, составляющие существенную часть западноевропейских торговых уложений. Для восполнения этого пробела приходится обращаться к общегражданским законам, преимущественно к той части тома X части 1, которая трактует об обязательствах; но постановления ее совершенно не приспособлены к особенностям торгового оборота. С другой стороны, в тому X части 1 имеются некоторые постановления, специально относящиеся к области торгового права; таково, например, приложение к статье 1238 об открытии и принятии наследства после лиц, производивших торговлю. В других частях Свода Законов также имеются постановления, относящиеся до торгового права. В устав о промышленности (Свод Законов т. XI ч. 2) вошли законоположения о товарных знаках и о привилегиях на открытия и изобретения; положение о государственном промысловом налоге 8 июня 1898 г. дает материал для выяснения понятия торгового предприятия по нашему законодательству. В случае недостатка законов, права и обязанности, проистекающие из сделок и отношений, торговле свойственных, определяются принятые в торговле обычаи (статья 2 Устава торгового и статья Устава судопроизводства торгового); но они мало известны судебной практике. Еще в марте 1882 г. сенатору Н.А. Туру Высочайше поручено было составить проект торгового уложения, но в 1884 г. редакционная комиссия по составлению гражданского уложения решила включить материал торгового права в гражданское уложение. Еще ранее возбужден был вопрос об издании нового устава о векселях (V, 737), который с распространением в 1863 г. векселеспособности на всех лиц, могущих вступать в долговые обязательства, также утратил сословный свой характер. С повсеместным введением Судебных уставов совершенно отпал определенный уставом о векселях бесспорный порядок взыскания по векселям через полицию. В коммерческих ссудах дела о взыскании по векселям (на сумму свыше 500 рублей) рассматриваются единолично членом суда, по назначению председателя, на основании правил упрощенного судопроизводства и устава гражданского судопроизводства, из которых для коммерческих судов сделано только одно изъятие: частная жалоба на постановление об отмене принятой меры обеспечения останавливает исполнение того постановления. В случае обращения вексельного дела к производству в общем порядке коммерческие суды руководствуются правилами торгового судопроизводства. В губерниях Царства Польского действует французский Code de Commerce. Устав торгового судопроизводства, в сущности, распадается на два устава: 1) учреждение коммерческих судов и правила судопроизводства в них и 2) правила о производстве дел о торговой несостоятельности. Коммерческие суды, впервые появившиеся в России в начале текущего столетия (если не считать торговых словесных судов, сохранившихся в некоторых городских поселениях до 1888 г.), в настоящее время существуют в столицах, в Одессе, Таганроге, Керчи, Кишиневе и Архангельске. Лица, входящие в их состав, частью назначаются Высочайшей властью из кандидатов, выбранных купечеством, частью непосредственно избираются купечеством, частью определяются министром юстиции. Апелляционной инстанцией для коммерческих судов служит судебный департамент правительствующего Сената. Круг ведомства коммерческих судов простирается только на тот город и уезд, для которого они учреждены; в прочих местностях торговые дела рассматриваются общегражданскими судами, на основании устава гражданского судопроизводства или правил о производстве дел у земских начальников и городских судей. В коммерческих судах существуют два порядка судопроизводства: словесная расправа и письменное производство. Первая составляет общее правило, которое является исключением, допускаемое только особым определением суда, по собственному его усмотрению или по просьбе одной из сторон. При словесной расправе все устные объяснения сторон записываются в протокол или излагаются сторонами в особых записках, прочитываются в заседаниях суда и прилагаются к протоколу. Каждая сторона имеет право представлять такие записки для приложения к протоколу, а в делах важнейших суд может требовать их вместо записи словесных объяснений тяжущихся в протоколе. Письменное производство сопряжено с обменом состязательных бумаг между сторонами (не более двух с каждой стороны). Бумаги докладываются суду; присутствие сторон при этом не требуется, но если они обе находятся налицо, то допускаются к словесных объяснениям, которые, впрочем, не могут содержать новых доказательств или опровержений, в бумагах не обозначенных. По окончании письменного состязании в канцелярии суда составляется докладная записка, которая сообщается сторонам для прочтения и рукоприкладства и служит основанием для решения дела. Впрочем, на практике письменное производство почти совершенно вытеснено ныне словесной расправой, которая отличается от первого и тем, что при ней исковые пошлины не взыскиваются. В основе производства в коммерческих судах положены вообще начала устности, гласности и состязательности, но в нем сохранились характерные следы дореформенного процесса, например штрафы за неправые иски и апелляции, залог правой апелляции, широкое применение присяги (см. Коммерческие суды, XV, 860). Правила о производстве дел о торговой несостоятельности, обнимая все наше конкурсное право (за исключением лишь правил 22 мая 1884 г. о ликвидации дел частных и общественных установлений краткосрочного кредита, вошедших в состав устава кредитного), трактуют как о конкурсах, так и об администрациях по делам торговым (см. Конкурс, XVI, 3) и применяются не только коммерческими судами, но, с известными изменениями, и общими судебными местами. Проект нового устава о несостоятельности, составленный сенатором Н.А. Туром, был в 1889 г. препровожден на заключение судебных учреждений, совещательных по части торговли и промышленности установлений, университетов и состоящих при них юридических обществ. Новая редакция проекта, исправленного на основании поступивших отзывов, напечатана в 1896 г. А. Яновский.

Первые попытки открыть курс торгового права, в виде дополнительного к курсу гражданского права, были сделаны Цитовичем , в 1873 г. (в Новороссийском университете), и Малышевых в 1875 г. (в Санкт-Петербургском университете), но оставлены были в самом начале. Инициатива учреждения особой кафедры торгового права принадлежит Училищу правоведения (1883). Университетский устав 1884 г. установил специальную кафедру торгового права на всех юридических факультетах. В результате появились руководства: Башилова ("Русское торговое право", 1888; неокончено); Некрасова ("Торговое право", 1896), Шершеневича ("Учебник русского торгового права", 1896 и 1899), Цитовича ("Учебник торгового права", 1891). Еще раньше Цитович издал "Лекции по торговому праву" (1873). На наиболее капитальных трудах Цитовича и Шершеневича не могло не отразиться ничтожное содержание юридического материала в нашем торговом законодательстве, тогда как на Западе именно кодификации вызывали оживленную разработку торгового права. Цитович в своих построениях исходит или из норм иностранных кодексов, или из теоретических положений, и начертанная им картина торгово-юридического быта не вполне соответствует русской действительности; Шершеневич наполняет свой курс положениями общегражданского права и данными нашей судебной практики по торговым делам, редко основывающейся на нормах нашего торгового обычного права. Закон возлагает на биржевые комитеты "составление сводов торговых обычаев", но попытки, какие делались в этом направлении Петербургским биржевым комитетом, были безуспешными (см. Золотарев, "Соображения о способах и порядке кодификации торговых обычаев", 1877). Один только Рижский биржевой комитет собирает и кодифицирует торговые обычаи местной биржи и периодически публикует их в приложениях к издаваемым им, на немецком языке, ежегодным отчетам. Попытка юридической разработки торговых обычаев сделана в "Очерках по русскому торговому праву", Гольмстена (1895). Мартенсом издан "Опыт комментария русского торгового права на основании судебных решений" (1880). Сборники судебных решений: "Практика санкт-петербургского коммерческого суда 1872 - 81 гг."; Носенко, "Сборник решений Сената по коммерческим делам" (1878 - 82); Гребнер, "Практика IV департамента и общего собранья Сената по торговым делам 1889 - 97 г."; Вильсон, "Судебная практика по торговым делам" (1896). Монографии по торговому праву: Шершеневич, "Система торговых действий" (1888); Нисселович, "О торговых книгах" (1893); труды Гордона и Рабиновича в области частного железнодорожного права; Гельбке , "Торговое право и гражданское уложение" (1884). Последний высказывается за включение материала торгового права в гражданское уложение. Такое единство частного права отстаивается и Пахманом , Шершеневичем и другими и проводится обнародованным в 1899 г. проектом обязательственного права, выработанным комиссией по составлению гражданского уложения. За особенность торгового права стоят Петражицкий , Тур, Удинцев и другие. На русский язык переведено сочинение Гарейса "Германское торговое право" (1893 - 95). Торговому судопроизводству посвящен отдел в "Курсе гражданского судопроизводства" Малышева . Сюда же относятся еще: Малышев, "Исторический очерк конкурсного процесса" (1871); Гольмстен, "Исторический очерк русского конкурсного процесса" (1888); Шершеневич, "Конкурсное право" (1898); Вильсон, "Судебная практика по делам о торговых администрациях и несостоятельности" (1897). Существует еще краткий "Учебник торгового права и судопроизводства", Вальдберга (1899). По вексельному праву, кроме литературы, указанной в статье Вексель (V, 739): Барац, "Курс вексельного права в связи с учением о векселях и вексельных операциях" (1893 - обширное сочинение, особенно ценное указаниями на практику русского торгового мира); его же, "Задачи вексельной реформы в России" (1896); Книрим , "О новом проекте устава о векселях" (1896).

Цитович Петр Павлович

Цитович (Петр Павлович) - писатель, сын сельского священника Черниговской губернии. По его собственным словам, он осиротевший семинарист, пешком за 500 верст отправившийся в университет в Харьков, где окончил курс и сделался сначала приват-доцентом, потом штатным доцентом по кафедре гражданского права. В 1873 г., по защите докторской диссертации, избран профессором Новороссийского университета, по той же кафедре. В 1880 г. перешел на службу в правительствующий сенат и выступил в качестве редактора официозной газеты "Берег". По прекращении "Берега", в конце того же года, уехал за границу, в 1884 г. занял кафедру в Киеве, затем сделался членом совета министра финансов, принял участие в ряде законодательных работ, а теперь занимает кафедру торгового права в Санкт-Петербургском университете, сохраняя служебное положение в Министерстве финансов. Магистерская диссертация Ц.: "Исходные моменты в истории русского права наследования" (Харьков, 1870) представляет собой работу оригинальную и свидетельствующую о большой эрудиции, но не основанную на самостоятельном изучении источников древнего русского права. Докторская диссертация Ц.: "Деньги в области гражданского права" (Харьков, 1873) в отчетливой и ясной форме передает учение о деньгах и имеет, скорее, вид отрывка из курса, чем ученой монографии; только предисловие обнаруживает ученого с обширными знаниями и самостоятельной мыслью. Затем следует ряд печатных курсов, иногда появлявшихся лишь на правах рукописи: "Лекции по торговому праву, читанные в Новороссийском университете" (Одесса, 1873 - 1874); "Курс русского гражданского права" (Одесса, 1878); "Очерк основных понятий торгового права" (Киев, 1886); "Курс вексельного права" (К., 1887); "Морское торговое право" (К., 1889); "Учебник торгового права" (К., 1891); "Очерки по теории торгового права" (Санкт-Петербург, 1901 - 1902). Отличительные черты всех этих трудов Ц. - последовательное установление связи юридических норм с состоянием и особенностями торгового быта, хорошее знание последнего, особенно в отрицательных его сторонах, сжатые, меткие, выразительные, хотя и не всегда доступные начинающему юристу характеристики этого быта как в целом, так и в отдельных проявлениях, но в то же время почти полное отсутствие общей и принципиальной оценки явлений и различных направлений в его развитии. В законодательных проектах Ц. эти качества выразились, с одной стороны, в ярких описаниях отрицательных сторон существующего строя, с другой - в очень узкой концепции реформ, иногда в чисто полицейском направлении предлагаемых мероприятий. В этом главная причины неуспеха всех его проектов. Несколько необычно резких в ученой литературе, особенно при обсуждении законодательных вопросов, полемических брошюр ("Вексель и задачи его кодификации", Киев, 1887; "К вопросу о вексельном уставе", Санкт-Петербург, 1895) обнаруживают крайнюю нетерпимость к чужим мнениям, хотя и содержат отдельные верные и ценные мысли по затрагиваемым вопросам. Тем же характером до некоторой степени проникнуты критические очерки Ц.: "К истории векселя" (Киев, 1893), "Кому и как судить частный иск ex delicto" (Киев, 1887) и в особенности "Новые приемы защиты общинного землевладения" (Одесса, 1878). Последняя брошюра, написанная в качестве особого мнения в совете Новороссийского университета по поводу избрания на кафедру политической экономии А.С. Посникова (см.), обратила на себя внимание общей прессы и вызвала со стороны Н.К. Михайловского , в его "Письмах к ученым людям" ("Отечественные Записки", 1878), горячую отповедь, переносившую спор на почву задач науки и публицистики и роли последней в образовании молодежи. В своем "Ответе на письма к ученым людям", вышедшем последовательно в 8-ми изданиях, Ц. принял эту постановку вопроса и пытался установить по-своему генеалогию нового литературного движения 1860 - 70-х годов. Источник нового движения, по Ц. - традиции крепостного права в его худших проявлениях, выражавшихся в несоблюдении 7-й и 10-й заповедей. Тогда "царило общинное землевладение по отношению ко всему, что изъято из общинности текстом упомянутых заповедей; то была беспардонная игра животности, не сдержанная ничем". Молодое поколение эпохи по уничтожении крепостного права, "произошедшее нравы лакейской и девичьей", но стесненное в проявлении унаследованных инстинктов за отсутствием крепостных Марфушек, которых можно было бы соблазнять, и крестьян, которых можно было бы обирать, выдвигает теорию свободы половой и имущественной, защищаемой на основании "источников живой воды", открытых русской публицистикой в виде "последних выводов науки", "рефлексов головного мозга с борьбой за существование", "борьбы труда с капиталом", "общинного владения" и "женского вопроса". Во всех общественных и индивидуальных стремлениях прогрессивной литературы и молодежи 1860-х годов Ц. видит только эту низменную подкладку. Призыв женщин к высшему образованию кажется ему лишь призывом к разврату. "Во имя ваших последних выводов науки и рефлексов с борьбой за дармоедство, вы надолго искалечили не только нравственный облик, но и наружный образ русской женщины", - говорит Ц., обращаясь к представителям новой литературы. Взрыв негодования в обществе, печати и высших учебных заведениях был ответом на эту брошюру Ц., выразившимся в ответных статьях и в личных обращениях к автору. Еще более Ц. сгустил краски для характеристики нового направления русской мысли в своей "Хрестоматии нового слова" ("Что делали в романе: "Что делать"; "Разрушение эстетики" и "Реальная критика"). За увлечениями и ошибками Ц. не подметил светлых идеалов и горячих порывов освободившейся русской мысли, создавшей и поддержавшей все благие начинания первого периода царствования Александра II . "Внутреннее обозрение" "Вестника Европы" (№ 12 за 1878 г.) сдержанно указало коренную ошибку Ц., и в новой брошюре: "Объяснение по поводу Внутреннего обозрения В. Е." Ц. уже смягчает тон. Признаками публицистического таланта, проявленным в названных памфлетах, Ц. обязан был приглашением в редакторы "Берега" (см.). Этот орган, призванный проводить в печать политику правительства конца 1870-х годов, не развил какой-либо определенной программы, отказался в первом же номере от определенных принципов, в некоторых случаях следовал обычным полемическим приемам реакционной прессы, в других - развивал умеренно-консервативные тенденции, часто заменяя вопросы о недостатках строя и учреждений страны обсуждением нравственных качеств деятелей общественного самоуправления, адвокатуры и т. д. и продолжая свою обличительную миссию по отношению к направлению, превратно изображенному Ц. в его брошюрах. Оригинальные мысли газеты - вроде создания 3-го сословия, как будущей подкладки европейского гражданского порядка в России, из 13 миллионов раскольников, - не имели успеха, и газета вообще не оставила прочного следа в развитии русской политической мысли.

Башилов Семен

Башилов, Семен, ученый XVIII века, родился в 1740 году в Троице-Сергиевой лавре, при которой отец его состоял приказным, учился в троицкой семинарии, а с 1757 по 1762 годы - в московском университете. Был некоторое время преподавателем математики в троицкой семинарии, а с 1766 года поступил переводчиком в Академию Наук, благодаря чему сблизился с Шлецером; в 1769 году перешел "сочинителем" в комиссию составления нового Уложения, умер в 1770 году. Научная деятельность Б. выразилась, главным образом, в издании памятников родной старины. Он помогал Шлецеру при издании 1-й части "Русской летописи по Никонову списку" (СПб., 1767), а в следующем году издал II-ю часть этой летописи (СПб., 1768) при содействии академического переводчика Поленова . В том же году появился сборник юридических памятников, изданный Б. под заглавием: "Судебник Царя и великого князя Ивана Васильевича, Законы из Юстиниановых книг, Указы дополнительные к Судебнику и Таможенный устав царя и великого князя Ивана Васильевича" (СПб., 1768). Первые два памятника изданы Б. по списку XVII века, подаренному в 1746 году Академии Наук канцеляристом устюжской епархии, Иваном Поповым, но Б. пользовался и рукописью В.Н. Татищева , которую последний задолго перед тем представил в Академию Наук, и в которой имелись все 4 изданных Б. памятника, снабженные многочисленными примечаниями знаменитого историка. До Б. "Судебник" издан не был, но в том же 1768 года появился в Москве "Судебник" в Татищевской обработке (издан Г.Ф. Миллером ). О "Древних законах из Юстиниановых книг" - см. Бессарабские местные законы и Византийское право. Кроме изданий памятников, Б. напечатал переводы: "Д'Аржанс. Блаженство. Разговоры животных" (СПб., 1767); "Мелон. Политический опыт о коммерции", с французского (СПб., 1768); "Кандид", сочинение Вольтера (СПб., 1769 и 1789); "О ласкательстве", из "Энциклопедии", статья д'Аламбера (СПб., 1770); "Краткая мифология с Овидиевыми превращениями" (СПб., 1776); "Лисимах" из сочинений Монтескье, "Разговор Силлы с Эвкратом", "О вкусе в делах естества и искусства" (СПб., без года). Ряд писем Б. к Шлецеру на латинском языке напечатан в "Вестнике Европы" (1812, часть 61, стр. 312 - 23).

Шершеневич Гавриил Феликсович

Шершеневич (Гавриил Феликсович) - ученый-юрист, родился в 1863 г. в дворянской польской семье в Казани, где отец его состоял на военной службе; окончил курс в Казанском университете. В 1888 г. защитил магистерскую диссертацию ("Система торговых действий", Казань, 1888), а в 1892 г. - докторскую ("Авторское право на литературные произведения"); с 1895 г. состоит профессором Казанского университета по кафедре гражданского права. Его труды посвящены как целым обзорам преподаваемых им наук ("Курс торгового права", 3-е издание, 1899; "Наука гражданского права в России", Казань, 1893; "Учебник русского гражданского права", 4-е издание, 1902; "Учебник торгового права", 2-е издание, 1903; "Курс гражданского права", 2 выпуска, Казань, 1901 - 1902), так и отдельным вопросам гражданского и торгового права (кроме упомянутых диссертаций: "О праве замужней женщины на производство торговли" в "Журнале Гражданского и Уголовного Права" за 1888 г., № 7; "Юридическая сила уставов акционерных компаний", там же, за 1889 г., № 3; "Несколько слов о коммерческих судах", в "Журнале Министерства Юстиции" за 1895 г., № 2; "Определение понятия о праве", Казань, 1896; "О последствиях безвестного отсутствия по русскому праву", в "Журнале Министерства Юстиции" за 1896 г., № 5; "О чувстве законности", Казань, 1898; "Новейшая модификация гражданского права в Германии", Казань, 1899; "О применении норм права", в "Журнале Министерства Юстиции" за 1893 г.), а также оценке ученых и публицистических трудов других авторов ("Труды господина Цитовича в области торгового права", в "Журнале Гражданского и Уголовного Права" за 1888 г., № 3; "По поводу книги Вл. Соловьева: "Оправдание добра" в "Вопросах философии и психологии" за 1897 г. и др. Все работы Шершеневича отличаются широким знакомством с литературой как русской, так и западной, и написаны живым, популярным языком.

Гордон Абрам Осипович

Гордон, Абрам Осипович - юрист (родился в 1840 г.). По окончании курса юридических наук в Московском университете несколько лет состоял на государственной службе в Сенате. С 1871 г. состоит присяжным поверенным в Петербурге. Напечатал: "Представительство в гражданском праве" (СПб., 1878); "Наши общественные собрания (клубы) с точки зрения юридической и область применения гражданского иска" (СПб., 1883); "Принцип ответственности железных дорог за ущерб, причиненный при эксплуатации", "Представительство без полномочия" (СПб., 1893); "Практические работы по гражданскому праву" (СПб., 1905).

Петражицкий Лев Иосифович

Петражицкий (Лев Иосифович) - современный русский юрист, воспитанник Киевского университета и семинарии, учрежденной в Берлине с целью приготовления профессоров римского права для России; приват-доцент Петербургского университета по кафедре энциклопедии и философии права. Первая самостоятельная работа его: "Fruchtvertheilung beim Wechsel der Nutzungsberechtingten" (Б., 1892; часть ее переведена по-русски, под заглавием "Распределение дотальных плодов" в "Киевских Университетских Известиях" за 1895 год и составила магистерскую диссертацию автора) обратила на себя внимание немецких юристов оригинальным разрешением некоторых частных вопросов догмы римского права, относящихся к учению о плодах (см.). Позже П. выступил горячим проводником мысли о необходимости изучения гражданского права с точки зрения задач политики, руководящей реформами в этой области. "Цивильная политика" ("Civilpolitik"), как ее понимает П., существенно отличается от изучения гражданского права с точки зрения целей, им преследуемых, от "гражданско-правовой политики" (выражение Муромцева), как прикладной части науки гражданского правоведения. Выставляя неопределенное начало "любви", как общего руководящего принципа права, П. не формулирует точнее свое отношение к существующим направлениям в области изучения права и экономии и строит свою политику лишь на почве обыденной житейской этики и психологии, теоретическая система которых, по его мнению, может дать законодателю средства воздействовать на поведение граждан путем норм, затрагивающих те или иные психические струны. Подробности теории и даже многие ее исходные пункты остаются неясными. Другие труды П.: "Die Lehre vom Einkommen" (Б., 1893 - 95), "Введение в политику права" ("Киевские Университетские Известия" за 1896 - 1897 гг.), предисловие к ст. "Предстоящая реформа акционерного законодательства в России" ("Русское экономическое обозрение", 1896, май-декабрь). Во время печатания последней статьи, по словам автора, произошел кризис в его воззрениях на природу акционерного дела, вследствие чего "получилось несоответствие между началом статьи и ее продолжением". П. принадлежит еще сочинение: "Права добросовестного владельца на доходы с точек зрения догмы и политики гражданского права" (Санкт-Петербург, 1897), написанное в защиту его воззрений против возражений немецкой критики, а также перевод "Пандект" Барона под заглавием "Система римского права" (1888 - 1889). В. Нечаев.

Удинцев Всеволод Аристархович

Удинцев (Всеволод Аристархович) - юрист, родился в 1865 г., сын священника Пермской губернии; учился в юридическом факультете Московского Университета и Демидовском юридическом лицее; был в последнем приват-доцентом; теперь состоит профессором торгового права в Киеве. Являясь защитником более широкого, чем господствующий на Западе, метода изучения юридических наук в смысле сближения публично- и частноправовых дисциплин ("Специальные курсы в Парижском юридическом факультете", Киев, 1898), Удинцев посвятил свои главные труды институту, в котором публично-правовые начала сливаются с частноправовыми ("Посессионное право", Киев, 1896, магистерская диссертация; "Выкуп посессионных земель и лесов", в "Журнале Министерства Юстиции", 1901), и проведению мысли о единстве основных начал гражданского и торгового права в современном быту ("История обособления торгового права", Киев, 1900, докторская диссертация; "К вопросу о включении в гражданское уложение постановлений о торговых сделках", Киев, 1901; "Дуализм частноправовых систем", вступительная лекция, Киев, 1894). Другие его труды: "Право на залегающие в недрах ископаемые" (в "Журнале Юридического Общества", 1897), "Конспект лекций по торговому праву" (Киев, 1900), "Статистика преступлений в Пермской губернии" ("Юридический Вестник", 1889) и ряд газетных статей по вопросам горного землевладения и торгового законодательства. В. Н.

Источник в интернете:

http://www.hi-edu.ru/Brok/01271015.htm

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты