Главная  >  Наука   >  Российская наука


Кому в России нужна наука?

11 октября 2007, 21

В России в 1992 г. в сфере исследований и разработок было занято 1532,6 тыс. человек, из них исследователей – 804 тыс.

Принято выделять три основные функции науки:

1)Поиск и исследование неизвестных ранее природных закономерностей и явлений (фундаментальная наука).

2)Применение фундаментальных научных знаний на практике (прикладная наука),

3)Воспроизводство уже накопленных научных знаний и опыта путем их передачи следующим поколениям.

К числу главных особенностей организации науки в СССР (а Россия позиционирует себя как правопреемницу) относили ее масштабы, сверхцентрализацию и весьма низкую эффективность.

В 1970 г. в СССР в сфере науки и научного обслуживания было занято 3,238 млн. человек, или примерно 3% от общего числа занятых в народном хозяйстве. Расходы на науку из всех источников составляли 11,7 млрд.руб., или 1,8% от ВНП. А с учетом скрытого финансирования – до 4%.

На начало 80 гг. ученых и инженеров в СССР было почти на 30% больше, чем в США. При этом с 1901 по 1990 гг. граждане США стали обладателями 145 Нобелевских премий в области естественных наук (физика, химия, биология), граждане СССР – 8. Во всех прочих областях (включая литературу, экономику, борьбу за мир) - 217 и 23 соответственно.

США в 80 гг. продавали в 30 раз больше технических лицензий, чем СССР. По общему числу ссылок на статьи, опубликованные в 1982-1992 гг. Россия была на 12 месте в мире, а по отношению числа ссылок к числу опубликованных статей – на 81 месте.

В настоящее время в мире живы 222 лауреата Нобелевских премий в области науки. Из них 155 работают в США.

На весь остальной мир приходится 67 лауреатов. 13 - в Великобритании, 11 - в Германии, 9 - Швейцария, 8 - Франция, 4 - Япония, по 3 - Дания, Швеция, Италия, Израиль, Австралия, по одному в Канаде, Китае, Нидерландах, Бельгии и на Тайване. В России - два.

В России в 1992 г. в сфере исследований и разработок было занято 1532,6 тыс. человек, из них исследователей – 804 тыс. в 4555 научных организациях. В том числе в 729 научных организациях РАН насчитывалось 144 065 человек, из них научных сотрудников – 63 105 человек.

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками в России составила в 2001 году 885,6 тыс. человек. Число исследователей - 422,2 тыс. человек.

Сокращение примерно вдвое.

Сокращение кадрового потенциала происходило на фоне относительно стабильного количества научно-технических организаций. Более того, число научно-исследовательских организаций возросло почти на треть!

Каждый год на всех уровнях управления наукой предпринимаются значительные усилия по сохранению в неизменном виде всего сформировавшегося в советское время фронта исследований и разработок, недопущения изменений в структуре сети научно-технических организаций.

В 2000 г в большинстве стран с развитой экономикой доля затрат на исследования и разработки в ВВП превышала 2,0% (Швеция - 3,80, Япония - 3,04, Швейцария – 2,73, США – 2,64, Германия – 2,44%). Государственный совет КНР вынес решение увеличить объемы внутреннего валового продукта для использования в сфере научно-технологических разработок с 1,23% до 2,5%.

В США расходы на науку составляют около $300 млрд/год. Из них одна треть – бюджетные средства.

Около 16% общих расходов на науку идет на финансирование фундаментальных исследований, 22% на прикладные, остальное - на разработки.

Основная составляющая спроса на научный продукт приходится на крупные предприятия, главным образом, в наукоемком секторе экономики. Например, в США на крупные компании с численностью занятых свыше 10000 человек приходится 77,9% отраслевых и федеральных расходов на науку в промышленности, в том числе на компании с численностью занятых более 25000 человек - 67,6%.

Расходы на науку в РФ из федерального бюджета в 2005 году составили 58 миллиардов рублей. В 2006 году - 72 миллиарда рублей. На 2007 году все расходы на научные исследования, которые проводятся в Российской Федерации, по данным Минфина, составят 98,4 миллиарда руб.

В том числе по всем видам Академий наук и учреждений фундаментальной науки - 47,6 миллиарда рублей. Из них Российская академия наук с отделениями - 32,7 миллиарда рублей. И свыше 50 миллиардов рублей - на прикладную науку.

Деньги, согласимся, немалые, хотя до американского уровня – как до неба. И тем не менее.

Но вся беда в том, что в неизменном виде сохранилась схема вертикальной организации науки, и роль научного руководства в процессе накопления научного знания. Академия Наук есть. А науки фактически нет. Поэтому попытки увеличить бюджетное финансирование науки, причем не только фундаментальной, но и даже прикладной ведут только к консервации недопустимого положения.

До 2002 года в России действовали утвержденные в июле 1996 года Правительственной комиссией по научно-технической политике Приоритетные направления развития науки и техники и Критические технологии федерального уровня. Основным недостатком Приоритетов являлся их слишком общий характер. В их число вошли все проводимые ранее фундаментальные исследования Российской академии наук и других государственных академий наук.

В США в 1998 г. на государственную поддержку 97 критических технологий израсходовали $170 765,0 млн.

В России – на 70 критических технологий - $410,0 млн. или 0,2% от расходов США на эти цели. Допустим, сейчас расходуется в 10 раз больше. Но это только 2% от американского уровня. Имитация бурной деятельности.

Основным недостатком формирования Приоритетов и Критических технологий являлось отсутствие критериев их отбора (гласность, использование различных форм общественных обсуждений, экспертиз и конкурсов). Келейно, потихоньку, без обид.

Значительная часть средств федерального бюджета, выделяемых на научные исследования, расходуется на “базовое” финансирование содержания подведомственных научно-исследовательских учреждений, а не на финансирование конкретных научных исследований.

Средства выделяются организации на поддержание ее работы исходя из прошлогодней штатной численности сотрудников. Так финансируются большинство академических институтов. Базовое финансирование неплохо осуществляется лишь в Сибирском отделении РАН, где только часть средств выделяется в зависимости от численности института, а другая часть выделяется уже по результатам работы - число и место публикаций, выступлений, полученные гранты. Лучше работающие институты получают надбавку к первой части базового финансирования.

В США существуют бюджетные лаборатории федеральных министерств и ведомств - это целевые исследовательские организации с постоянным штатом научных сотрудников. Из их числа выделяются национальные лаборатории, деятельность которых имеет общенациональное значение. Именно они проводят основную часть фундаментальных исследований, осуществляемых в государственном секторе.

Государственные лаборатории управляются соответствующими министерствами и ведомствами и предназначены для их научного и технического обслуживания: проведения исследований, выполнения организационно-управленческих функций при заключении исследовательских контрактов с внешними исполнителями, консультирования по вопросам разработки отдельных ведомственных планов, программ, а также научной политики в целом.

Действенным инструментом организации и проведения научных исследований должны были стать РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований) и РГНФ (Российский гуманитарный научный фонд), которые создавались в 1992-1994 гг. для государственной финансовой поддержки научных исследований, а также развития малого предпринимательства в научно-технической сфере. Научные фонды признаются в мире наиболее эффективным инструментом сохранения и развития национального научного потенциала.

Эта поддержка должна была осуществляться на конкурсной основе с использованием научной экспертизы. Однако через фонды распределяется крайне незначительная часть бюджетных средств (порядка 8%).

Между тем фонды могут сыграть огромную роль в развитии гибких организационных структур в науке.

В отличие от бюджетного финансирования целых исследовательских институтов, которые представляют собой жесткие организационные структуры и где распределение средств производится зачастую вопреки собственно научным соображениям, система финансирования отдельных проектов имеет большие преимущества. Выдача денег малой группе под конкретный проект — гораздо более гибкая форма, ориентированная на получение конечного результата. Именно ей американская фундаментальная наука обязана своим мировым лидерством.

Финансирование малых групп, ведущих ФИ одновременно во многих областях и по многим направлениям, более выгодно не только в научном, но и в экономическом отношении, поскольку возможная неудача в каждом случае касается относительно небольших финансовых вложений. Работа по той же проблеме нескольких конкурирующих исследовательских коллективов не позволяет упустить время на исправление допущенных ошибок и выбор более подходящих научных методов. Поэтому альтернативность объектов финансирования делает фундаментальную науку менее ресурсоемкой при одновременном сохранении широты фронта и качества исследований.

Каждая отдельная исследовательская программа может проходить процедуру оценки несколько раз по мере смены этапов ее выполнения. Многократное применение оценки и множественность ее форм позволяют определить целесообразность выбора объекта изучения и исполнителя, сверить качество полученных промежуточных результатов с предполагавшимися, оценить научную и практическую значимость конечных результатов для данной фирмы или страны в будущем.

Существовала Федеральная целевая программа “Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки на 1997-2000 годы” (государственные заказчики – Минобразование России и РАН). Затем была принята новая Федеральная целевая программа на 2002-2006 годы. Результатов – ноль.

Западный опыт показывает, что фундаментальная наука сосредоточена в основном в университетах, и это совершенно естественно. Наши академические институты – безусловный анахронизм.

Доступность фундаментальной теоретической подготовки для очень широкого круга студентов в университетах, приобретаемый ими опыт лабораторных занятий благотворно сказываются на качестве подготовки, на их творческой инициативе, независимости и гибкости. Еще в студенческие годы выявляются одаренные личности, склонные к ведению фундаментального научного поиска. Приобретя опыт самостоятельного проведения ФИ и выбрав для себя научную карьеру, они могут продвигаться по академической лестнице.

Отсутствует системный анализ и оценка эффективности научной деятельности. В ходе проверок Счетной палаты Минпромнауки (Миннауки) России было установлено отсутствие достаточных аналитических материалов с обоснованными оценками эффективности научной деятельности Российской академии наук и отраслевых академий. В то же время на их финансирование направляется половина расходов федерального бюджета на научные исследования.

Минпромнауки России до настоящего времени не разработана единая методика оценки эффективности функционирования научной сферы и входящих в нее структур.

Годовые отчеты РАН и отделений не содержат оценки работы научных учреждений, а также анализ проблем, имеющихся в деятельности РАН.

Совсем не так работает Национальный научный фонд (ННФ) - единственное в федеральном правительстве США агентство, функционирование которого полностью посвящено развитию науки и техники.

(У нас, кстати, наукой никто по настоящему не управляет в подлинном смысле слова – цели, задачи, структуры, мотивация, контроль).

Руководящим органом ННФ является Национальный научный совет (ННС), в состав которого входят советник президента по науке и технике (руководитель ННС и ННФ) и ведущие деятели науки и техники (президенты университетов, вице-президенты компаний по науке и технике, ведущие ученые и инженеры). То есть подлинная научная элита.

Члены ННС назначаются президентом на срок 6 лет с таким расчетом, что каждые 2 года меняется 1/3 ННС.

ННФ главным образом финансирует программы фундаментальных исследований (ФИ) в университетах, кооперативных исследовательских фирмах и в малом бизнесе. ННФ производит оценку поступающих заявок и принимает решение о выделении средств. Почти все средства из бюджета ННФ направляет на финансирование программ.

Решения о выделении средств принимаются на основе независимой экспертизы, выполняемой учеными по всей территории страны. Более 50 тыс. ученых и инженеров участвуют в этой работе каждый год. Мнения экспертов концентрируются и обсуждаются в специализированных Комитетах научно-технических советников, состоящих из представителей науки и техники. Контроль за эффективностью расходования средств осуществляется в виде отчетов о результатах исследований. В дополнение к этому ННФ отслеживает публикации, подготовленные по результатам финансировавшихся исследований, а также частоту цитирования этих работ в дальнейшем. Помимо этого в ННФ действует специальная программа оценки эффективности затрат, в соответствии с которой каждая из научно-исследовательских программ раз в три года подлежит обязательной проверке внешними специалистами на предмет выяснения того, насколько хорошо осуществляется управление ею.

Только реальный спрос на научный продукт способен привлечь в науку молодые кадры (сейчас средний возраст доктора наук равен 59 годам). От невостребованности уезжают за границу молодые ученые. Основная масса эмиграции учёных происходит по каналу трудовой (или контрактовой) эмиграции - 10-15 тыс. учёных высшей и высокой квалификации, причём это в основном научная элита или предэлита. Уезжают талантливые и способные, имеющие конкретные научные заделы, степень реализации которых достаточно высока.

По результатам опросов студентов-выпускников ведущих естественно-технических вузов (МГУ, МФТИ, МИФИ, МАИ и других), более 10% уже имеют конкретные предложения для работы за границей. Эта группа имеет широкие возможности обучения, стажировки, переквалификации за рубежом и охотно ими пользуется. Зарубежные компании и фонды подбирают себе будущих сотрудников на старших курсах ведущих российских ВУЗов.

Появилась своеобразная внутренняя эмиграция – работа в России по иностранным заказам.

При этом, если говорить об академической науке, социологическими исследованиями было выявлено, что большинство российских ученых продолжают достаточно высоко оценивать уровень своих исследований. И считают занятие наукой для себя благом даже в условиях очевидного недофинансирования и организационного кризиса. Для значительной части из них появилась возможность улучшить материальное положение за счет грантового финансирования.

Являются преувеличенными представления о кризисном положении молодых исследователей, около половины из которых получают поддержку через отечественные программы и гранты. Но при том очень мало молодых исследователей участвуют в перспективных международных научных проектах. То есть поддержка не стимулирует научного роста молодежи.

Речь идет скорее о научном хобби, да еще за чужой счет.

Можно предположить, что Академия Наук попросту изживет себя чисто биологически. А ей на смену постепенно придет именно общественная организация, основой которой действительно станет фундаментальная наука высшей школы.

Так, в тех же США выполнение коммуникативной функции внутри научного сообщества, а также между ним и внешними заинтересованными сторонами берут на себя научные ассоциации. Они посредничают, и сами участвуют в национальной кооперации между разными исследовательскими организациями внутри страны и с привлечением иностранных институтов. Организуют семинары, симпозиумы, научные выставки; осуществляют передачу научной информации через свои издания; выдают исследовательские гранты; присуждают премии, проводят другие мероприятия по подготовке научных кадров и т. д.

Особый разговор – об отраслевой науке или прикладной. В период наиболее интенсивного ее роста (1960-1972 гг.) число НИИ в СССР увеличилось с 4196 до 5307. Система НИИ была принята как основная. Она позволяла концентрировать ресурсы для решения общегосударственных задач.

Гигантомания сыграла весьма плохую шутку с отраслевой наукой. В 1940-1970 гг. заработная плата в науке была выше заработной платы в других отраслях народного хозяйства (хотя с середины 50-х гг. ее уровень постепенно снижался). В 1970-1987 гг. уровень оплаты труда в науке был достаточно стабилен, лишь незначительно превышая средний уровень по народному хозяйству. После сравнительно быстрого роста относительно других отраслей народного хозяйства в конце 80-х гг. в 1990 г. уровень заработной платы в науке вновь начал падать.

В итоге зарплата в науке в конце 90-х годов была выше зарплаты только в сельском хозяйстве, отрасли производственных видов обслуживания населения, культуре и искусстве, образовании и лесном хозяйстве.

Собственно, советская прикладная наука "приказала долго жить". Во многом потому, что была попросту бесполезна. При этом поглощая значительные ресурсы.

Но с развитием конкурентоспособного российского производства потребность в НИОКР начинает обозначаться. Российские промышленные компании стали обзаводится научными учреждениями, а также заказывать НИОКР существующим НИИ. Именно через производство наука способна создать устойчивую заинтересованность во вложении средств в дальнейшие исследования.

В структуре "ЛУКОЙЛа" 6 научных институтов, перешедших вместе с другими предприятиями. "Сургутнефтегаз" владеет институтом "СургутНИПИНефть" с филиалом в Тюмени. А также финансирует целевые проекты 5 отраслевых НИИ. На научные разработки выделяется около 2% инвестиций (что следует признать недостаточным, но, вероятно, реально достижимым).

Компания "СУАЛ" приобрела контрольный пакет акций Сибирского отделения Всероссийского алюминиево-магниевого института. Специалисты института занялись разработкой программы реконструкции и развития предприятий "СУАЛ".

Создаются и собственные научные центры. Компания Русал" организовала научно-технический центр в Санкт-Петербурге с годовым бюджетом около 25 млн.руб. И создает такие центры в Самаре и Красноярске.

Заключение

Вероятно, нельзя настаивать на копировании чьего-то, пусть самого удачного опыта. Но понять причины чужого успеха бывает необходимо.

Это роль научного самоуправления, профессиональных научных обществ в решении всех вопросов научной жизни.

Академия наук как консультативная и экспертная организация.

Распределение всех бюджетных средств на научные исследования исключительно на конкурсной основе.

Экспертные конкурсные комиссии должны формироваться научными обществами.

А, самое главное – это стимулирование, корректное, тонкое, участия крупного бизнеса в создании рынка научного продукта.

Поскольку без спроса на научный продукт наука превращается в паразита.

Источник в интернете:

http://stra.teg.ru/lenta/innovation/2352

ФОРУМ.мск
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты