Главная  >  Культура   >  Зодчество   >  Русская усадьба


История Саблино

11 октября 2007, 334

Мыза Александровская с деревнями Козлове, Мишкино и Калли-Чернышево в 1753 году принадлежали Собственной Его Императорского Величества канцелярии советнику Гавриилу Григорьевичу Замятину, в 1770 году - дочери его Татиане Гавриловне.

"Городок Александровка"

"Мыза Александровская с деревнями Козлове, Мишкино и Калли-Чернышево в 1753 году принадлежали Собственной Его Императорского Величества канцелярии советнику Гавриилу Григорьевичу Замятину, в 1770 году - дочери его Татиане Гавриловне; в 1816 году они отданы в распоряжение Сиротского призрения (вероятно, за долги помещиков) с тем, чтобы выручить за них 10000 рублей. В том же году их купил помещик Кусовников и около 1820 года перепродал отставному действительному статскому советнику Николаю Александровичу Астафьеву" - так написал Н. Тихомиров в своем исследовании "Село Никольское" (С-Пб, 1901 г.).

Но не об этом я хочу рассказать, а совсем о другой странице истории нашего поселка. Если мы возьмем в руки карту летнего сезона и путеводитель Симанского "Куда ехать на дачу?", изданные в Санкт-Петербурге в 1882 году, то прочитаем следующее: "Саблино (38 в. От Петербурга). Жизнь здесь гораздо дороже городской: да и вообще, на счет продовольствия здесь не везет: воду, например, приходится привозить из города, ручьевую же пить нельзя, так как она мутная, у запруд в ней купаются, полощут и моют белье. Год от году число дачников здесь уменьшается и уменьшается. Дачники жалуются на дороговизну платы за дачи, что происходит, вероятно, оттого, что здешние домовладельцы люди особенно зажиточные и круглый год существуют только тем, что получают с жильцов в летний период".

В 1838 году деревни эти принадлежали чиновнице 4 класса Астафьевой (в некоторых источниках Остафьевой). В 1887-1895 годах Александровкой владел барон Корф Павел Александрович. В 1897 году это имение по купчей от Александра Гуговича Кейзерлинга достается титулярному советнику 36-летнему графу Альфреду Гуговичу Кейзерлингу, который в 1892-97 годах был секретарем Совета Императорского Воспитательного Общества Благородных девиц (Смольный институт).

Альфред Гугович Кейзерлинг - потомок древнего рода, упоминаемого в Вестфалии с 1300 года. В России представители рода Кейзерлингов появляются со двором Анны Иоанновны. Камер-юнкер курляндской герцогини Герман Карл Кейзерлинг (1696-1765) в 1730-33 годах стоял во главе особого Министерства по Прибалтике, а с июля по декабрь 1733 года был президентом Российской Академии наук. При Екатерине II он вместе с Н. И. Паниным стал главным советником по делам иностранной политики. Еще более известен выдающийся геолог граф Александр Андреевич Кейзерлинг (1815-1891), наиболее значительные работы, которого посвящены геологии и палеонтологии.

Граф Альфред Гугович так писал в своих "Воспоминаниях о русской службе": "Проработав в этом ведомстве пять лет, я оставил государственную службу и поселился с семьей в новоприобретенном имении Александровка, что в Царскосельском уезде, неподалеку от Петербурга". Видимо, граф с женой бывал здесь и раньше, потому что в Александровке в 1895 году родился его сын Александр Гуго-Эдуард Кейзерлинг, скончавшийся в Баварии в 1995 году.

Деятельная натура графа проявилась в Александровке в полной мере. Места здесь были очень красивые: извилистая речушка Саблинка, журчащая по камням в узком каньоне, небольшой живописный водопад, пересыхающий в жаркую погоду, неглубокие пещеры, где в 1840 году, по описанию Мурчисона, добывали горючий диктионемовый сланец для производства низкосортных карандашей. Крутые обрывистые склоны с обнажениями известняка и песчаника весной и летом пестрели цветами. В этом живописном уголке граф Кейзерлинг разбивает знаменитый Александровский парк - излюбленное место отдыха дачников не только Саблина и его окрестностей, но и Петербурга.

"В парке среди вековых деревьев на ухоженных дорожках-аллеях было много скамеек, беседок. А через извилистую, журчащую внизу речку Саблинку были перекинуты оригинальной конструкции мостики. Они сооружались из разных бревен и жердей, по которым проходили всегда с волнением, рискуя свалиться вниз, в речку, и конечно, не обходилось без смеха, если падали. Мостики долго сохраняли свои романтические названия: "Мост вздохов", "Чертов мост", "Мост любви" и другие" - так вспоминал об Александровском парке сын одного из первых саблинских почтмейстеров Л. Виноградов. Виды Александровского парка дошли до наших дней на открытках начала XX века.

В 1902 году граф Кейэерлинг был избран уездным гласным Царскосельской Уездной Земской Управы. Исполнение новых обязанностей требовало много сил и времени, и графу пришлось создать Администрацию для управления своими делами. Управляющими были барон Эдуард Алексеевич фон-дер-Брюгген и Герман Михайлович Додонов.

В июле 1903 года газета "Биржевые Ведомости" № 351 поместила следующую заметку: "Саблино. В двух верстах от станции Саблино расположено громадное имение графа Кейзерлинга. Ввиду плохой доходности имения граф Кейэерлинг разбил его на участки земли, а так как имение представляет собой очень красивую местность, то продажа означенных участков идет очень оживленно. С началом лета граф Кейзерлинг приступил к постройке трамвая, который почти уже в настоящее время окончен. С проведением трамвая число покупателей должно значительно увеличиться. В настоящее же время уже более полусотни отстроенных дач и масса строящихся, но не совсем отделанных. В недалеком будущем, благодаря энергии графа, из имения образуется небольшой городок под названием "Городок Апександровка графа Кейзерлинга".

В 1905 году в газете "Петербургские губернские ведомости" были опубликованы "Обязательные постановления о порядке содержания и пользования дорогою графа Кейзерлинга от станции Саблино Николаевской железной дороги в имение Александровку", подписанные губернатором А. Зиновьевым "октября 7 дня 1905 года". Протяженность этой линии составляла 5 верст 250 саженей; по ней производилось движение пассажирских и товарных вагонов. Расписание движения поездов должно было утверждаться Санкт-Петербургской Губернской Земской Управой. Скорость движения определялась в 10 верст в час, плата за проезд в один конец составляла 10 копеек, дети моложе 5 лет и чины уездной полиции провозились бесплатно, дети моложе 10 лет платили половину. Интересен 11-й пункт постановлений: "...на места, где служащие имеют соприкосновение с публикою, должны быть назначаемы лица, свободно владеющие русским языком".

В дальнейшем конно-железная дорога была проложена до Невы, что существенно снизило расходы на производство и перевозку строительных материалов для новых жителей Александровки.

В 1909 году Альфред Гугович, к этому времени уже надворный советник, избирается председателем Царскосельской Управы. Здесь он нашел обширное, многогранное поле деятельности, которое требовало всех его сил и полностью его удовлетворяло. Александровка в эти годы также достигает своего расцвета: в имении были и ресторан, и отель-пансион у водопада. Летом стояли столики на улице, играла музыка. Ресторан работал и зимой. Реклама гостиницы публиковалась в журнале "Песчанка" еще в 1907 году". В именье Александровка гостиница-пансион (Саблино). Очень не дорогие цены на помещения. Все решительно удобства. Жить здесь лучше, чем в санатории: горный воздух, прекрасное питание". Недалеко от ресторана был дом графа и большой сад. И в парке, и в саду графа на прополке работали жители Козловки.

Зимой конка не ходила, как вспоминала одна из жительниц Козловки, а мальчики из Козловки подвозили приезжих на лошадях, впряженных в сани, звоном колокольчика предупреждая о выезде. Кроме ресторана и гостиницы, в парке был открыт театр «Александровка». Это был самый большой из всех существующих здесь «храмов искусства», рассчитанный на 300 мест. В 1910 году здесь была поставлена опера Бюхнера «Грибной переполох». Артистам, которых подготовила одна из местных барышень, было от 7 до 12 лет. А, в общем, на этот детский праздник собралось не менее 300 детей. Фотографию детей-артистов в сценических костюмах поместил журнал «Всемирное обозрение» № 31.

Сам же граф в это время пишет так: «Александровка оказалась для меня большим разочарованием. Номинально я оставался владельцем, но ведение дел и все доходы пришлось передать управляющим, которые, в конце концов, совершенно меня разорили. Все, что я там планировал и создал, было вполне жизнеспособно и весьма рентабельно, но не для меня, а для целой орды спекулянтов и головорезов, в чьи руки я угодил из-за банкротства некоего банка. Оставалось утешаться тем, что не только в самой Александровке, но и во всех окрестностях мною созданы долговечные культурные ценности. Ведь я первый заложил в Царскосельском уезде поселок для горожан, превратившийся впоследствии в ухоженный дачный городок, где под фиксированные рентные платежи мелкому неимущему чиновнику предоставлялась возможность устроить себе собственный дом. Поселок расцвел, я же расстался со своим владением». И далее - «...из-за Александровки (я) оказался в крайне тяжелом финансовом положении».

Подтверждением словам графа Альфреда Гуговича служит объявление о торгах, напечатанное 30 мая 1912 года в газете «Санкт-Петербургские губернские ведомости»: «Торги. 40. Кейзерлинг Альфред Гугович, граф, по делам которого учреждена администрация. 1 стан при мызе Александровке, с деревнями Калли Чернышевой, Мышкиной и Александровой. По крепостному реестру 556212 и 179/600 десятин, а по плану 613871 и 179/600 десятин - 60407 рублей 06 копеек».

Александровка была продана с публичных торгов 4 июня 1913 года. Новый ее владелец продолжил распродажу участков.

Продажа Александрова лишила графа Кейзерлинга избирательного ценза, и он был забаллотирован в декабре 1913 года в почетные мировые судьи. Об этом с ехидной иронией пишет газета «Царскосельское дело» №49 от 5 декабря 1913 года: «Итак, графа Кейзерлинга собрание забаллотировало в почетные мировые судьи и лишило его одного из носимых им золотых мундиров».

Ввиду выраженного ему недоверия земским собранием граф выходит из состава гласных.

В июле - сентябре 1914 года газета «Жизнь Царскосельского уезда» помещает ряд заметок о графе Кейзерлинге. Незадолго до войны он выехал на короткое время в Германию, и война застала его за границей. С большим трудом ему удалось из Дании выехать в Россию, где сразу же по приезде он был арестован чинами охраны и после двухдневного пребывания в Царскосельской тюрьме переведен в Петропавловскую крепость. Причиной Ореста стала изъятая в отсутствие графа переписка на русском и немецком языке с известными промышленниками в Берлине и государственными деятелями Германии. Понадобился месяц, чтобы определить, что вся эта переписка носит деловой коммерческий характер, так как граф Кейзерлинг состоял представителем немецкой пароходной компании «Балтийский Ллойд» и вел некоторые другие коммерческие дела с Германией. После выяснения этих обстоятельств он был освобожден. 17 сентября 1914 года он подал прошение об отставке с должности председателя Царскосельской Управы, которое было удовлетворено.

В марте 1917 года А.Г. Кейзерлинг решил выехать из России - через Сибирь и Японию, чтобы, добравшись с семьей до Гонолулу, выждать, как сложится ситуация в мире. За три года пути, через аресты, болезни, бои, приключения, граф потерял от тифа жену и сына, снова вернулся в Петербург, чтобы получить метрику дочери, прожил потом какое-то время с ней и внучкой, родившейся в Сибири, под Новгородом и при помощи латвийского консула выехал в Латвию.

Умер граф Альфред Гугович Кейзерлинг в Каунасе в 1939 году, оставив нам написанные в 1935-36 годах «Воспоминания о русской службе».

После 1917 года гостиница графа сгорела, в графских конюшнях был сделан кинотеатр. Здание театра использовалось комсомольцами Типографии имени Ильича для театральных постановок. Парк все так же являлся излюбленным местом прогулок и экскурсий для школьников и рабочих окрестных селений и Ленинграда. По Зеленой улице с песнями шли от вокзала колонны отдыхающих. У входа в парк, в беседке из высоких деревьев, играл духовой оркестр. В парке устраивались веселые игры, танцы. Песни, звуки музыки далеко разносились по воздуху, создавая радостное настроение. Конка уже не ходила, потому что рухнул «коночный» мост через Саблинку.

В конце августа 1941 года в Ульяновку вошли немцы. За годы оккупации они полностью уничтожили парк, вырубив вековые деревья. Исчезли парковые строения, мостики, запруда, скамейки, дорожки... Сейчас на берегах Саблинки растут деревья, которым чуть более полувека. Кое-где встречаются старые великаны - сосны и ели, да величавые липы молчат на старой аллее, которая когда-то от Восьмой улицы вела в Александровский парк. Козловкой в Ульяновке старожилы называют несколько домов по Парковой улице на левом берегу Саблинки. А Мишкино и Чернышево, разрушенные в годы Великой Отечественной войны, не восстанавливались. Не сбылись надежды графа Кейзерлинга о долговечности созданных им культурных ценностей. А жаль...

(Т. Слепнева, руководитель Саблинского музея)

Источник в интернете:

http://sablino-city.narod.ru/history/history07.html

Русская Цивилизация
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты