Главная  >  Общество   >  Общественная мысль


Выборы-2007: «национализм» против «социал-демократии»

11 октября 2007, 31

Думские выборы станут чем-то вроде грандиозного эксперимента. Они покажут – возможна ли в России двухпартийная система или же эту идею стоит отбросить.

Есть некоторые основания предполагать, что соревнование двух «пропрезидентских» партий станет и соревнованием двух идеологий. В электоральном поединке друг с другом сойдутся «национализм» и «социал-демократия». Вот тогда-то и выяснится – кто, сколько весит – в политическом плане.

«Единая Россия», судя по всему, сделает ставку на умеренный, просвещенный национализм. Не случайно же сейчас в недрах этого партийного гиганта разрабатывается нашумевший «Русский проект». Можно ожидать, что итогом данной работы будет создание модели гражданского национализма по западному образцу. К русской нации отнесут всех граждан России. А ядром этой нации провозгласят русский народ, подчеркнув его самобытность. Одним из важнейших качеств данной самобытности могут выделить русскую православную культуру и ее византийские корни. (Обратим внимание на то, что в число разработчиков входит И. Демидов и В. Легойда – редактор православного журнала «Фома».) Отсюда уже легко сделать выводы о необходимости какой-нибудь специфически русской формы демократии. Например, такой, когда президента именуют «Верховным правителем», а избирают без всякого ограничения по срокам (пожизненно, но с возможностью импичмента).

«Справедливая Россия» основной упор сделает на социальном характере «суверенной демократии». Она будет апеллировать к идее социального реформизма, представляя обществу модель «российского социализма». Данный социализм чем-то будет напоминать шведский, а чем-то китайский. «Советского» же в нем, если и будет, то совсем немного – КПРФ на этом поле все равно пока не переиграешь.

При этом обе партии могут активно задействовать элементы противоположной идеологии. В ЕР будут рассуждать о необходимости социального государства, а в СР сокрушаться по поводу тяжкой демографической ситуации и «русского креста». Порой даже трудно будет отличить одних от других. Но «акцент» каждая партия все равно будет делать на одной из тем – национальной или социальной.

Возможны два сценария. Первый, устраивающий власть – СР перескакивает через психологический барьер в 20 % и становится примерно тем, чем была КПРФ была 2003 года, то есть влиятельной левой оппозицией. В этом качестве она будет уравновешивать однозначного лидера ЕР, не позволяя этой партии стать политическим монополистом.

В случае, если двухпартийность закрепится, то политическая система станет выстраиваться по западным образцам – партийный президент, партийное правительство и т. д. ЕР станет чем-то вроде республиканской партии США, а СР – демократической.

Однако такой сценарий кажется малосостоятельным. Разведение, пусть даже и не слишком очевидное, по обе стороны национализма и социализма не встретит понимание российского избирателя. У нас эти два направления привыкли соединять воедино. Не случайно КПРФ столь долго пользовалась огромной поддержкой избирателя – она сочетала левизну с державным патриотизмом. На Западе левые, социал-демократические партии обычно грешат космополитизмом и склонны защищать разного рода меньшинства. В России же это не встретит хоть сколько-нибудь серьезного сочувствия. Так что наша социал-демократия будет лишена той изюминки, которая вкусна только на Западе.

Поэтому можно предположить, что за СР проголосует меньше 20 %, а это недостаточно для статуса второй партии. Более того, она может даже уступить КПРФ – если только коммунисты проведут свою избирательную компанию грамотно и без скандалов.

В этом случае двухпартийный проект будет похоронен навсегда (или, по крайней мере, на обозримую историческую перспективу). Что же до ЕР, то она становится победителем, но только речь уже будет идти о пирровой победе. Наверху никогда не согласятся связать политическую судьбу системы с одной только партией. Советские элиты не для того демонтировали в свое время диктатуру КПСС, чтобы заменить ее новым политическим монополистом. Следовательно, в стране не будет ни партийного правительства, ни партийного президента. И тогда очень даже вероятным кажется пресловутый третий срок для Путина.

Возможно, что неудача с двухпартийностью вообще приведет к тому, что правящая элита потеряет интерес к партийному строительству. И даже попытается поставить на место «партии власти» этакий широкий «национальный» фронт. В него будут входить разного рода общественные ассоциации (профсоюзы, молодежные и проч. движения) и отдельные личности (коллективное членство может сочетаться с индивидуальным). Идеологией этого фронта станет социальный национализм, дистанцирующийся и от либерализма, и от социал-демократии.

Все это потребует новой масштабной политической реформы. Она еще больше отдалит Россию от столь желанных, для элит, западных образцов. Между прочим, это будет весьма уместным в случае действительного усиления конфронтации между РФ и Западом. «Новая холодная война» очень даже вероятно. На первых пора она может носить имитационный характер, но стоит только процессу начаться и он будет только радикализироваться. И есть все шансы на то, что в силу объективных обстоятельств произойдет самый настоящий разрыв между российским руководством и западным миром.

Игорь Савичев
Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты