Главная  >  Культура   >  Словесность   >  Живая речь


Пудожский сказитель Никита Ремизов по воспоминаниям современников

11 октября 2007, 57

Уникальный сказитель, живший на озере Купецком, был замечен зимней экспедицией Института культуры 1938 года.

Имя пудожского сказителя Никиты Антоновича Ремизова001 (1877-1942 гг.) известно с 1938 года, времени, когда начала проводиться планомерная работа НИИ культуры Карело-Финской ССР по собиранию былин в Пудожском районе. Былины и сказки, записанные от него, стали ценнейшим наследием народной культуры.002 Задача данного материала ? попытаться дополнить его творчество рассказом о самом сказителе с помощью семейных воспоминаний и впечатлений людей, встречавшихся с ним.

Уникальный сказитель, живший на озере Купецком, был замечен зимней экспедицией Института культуры 1938 года. Собиратель И. В. Ломакина впервые упомянула имя Н. А. Ремизова как одного из выявленных сказителей.003 Во время второй экспедиции, организованной летом 1938 года, при участии ныне известного ученого, члена-корреспондента РАН К. В. Чистова, были записаны практически все былины Н. А. Ремизова. В книге «Русские сказители Карелии» Кирилл Васильевич упоминает имя Ремизова среди признанных сказителей Пудожья.004 Личные воспоминания К. В. Чистова, в то время девятнадцатилетнего юноши, рисуют нам пудожского сказителя, одного из «классиков» былинного исполнения так: «Никита Антонович – небольшого роста, кряжистый и очень подвижный, чернявый, с проседью на острой клинушком бороде. Словоохотливый, ироничный, сметливый, острый в непрерывных затеях и выдумках. В деревне подшучивали над его цыганской чернотой. Он же сам распустил слух, что он и есть цыган, его мол, в детстве на поросенка выменяли. На чей-то вопрос: а зачем же он тогда понадобился отцу с матерью, ведь своих детей было много, — он, не задумываясь, отвечал:

• Так ведь сначала детей не было, а как я «пондравился», завелися.

Кто-то из односельчан не стерпел:

• Никита, не ври! У тебя два брата старших было.

• А они меня потом обогнали. Знаешь ведь, какой я неторопкий? – отвечал он, посмеиваясь.

И всем было ясно, что это не ложь, а забава».

В городе Петрозаводске живет внучка замечательного пудожского сказителя Зорина (в девичестве Амозова) Раиса Алексеевна.005 К сожалению, она почти не помнит своего деда. Раисе Зориной было около 4-х лет, когда Никита Антонович умер. Из ее детских воспоминаний сохранилось немногое: «Помню, как дед все время сидел в доме – то валенки подшивал, то сапоги подбивал деревянными гвоздиками. Бывало, мама уйдет на работу, а я у дедушки спрашиваю, чем он занимается, — он в ответ: «Иди спать!» Все выгонял меня, чтобы не мешала. Помню смутно, как хоронили деда». Похоронен Н. А. Ремизов на кладбище в дер. Алексеевской (ныне Алексеево) Пудожского района, откуда и был родом. А вот жену его Ксению Егоровну Ремизову, хорошо помнит не только Раиса Алексеевна, но и ее дочь Зорина Марина Владимировна. Они рассказывали, что бабушка Ксения жила почти до 90 лет, всю жизнь была верующим человеком. Грамоты не знала, но помнила многие заговоры, исцеляющие животных.

В сборник, составленный по материалам собранным в1930-60-е годы на территории КАССР, вошли былины, баллады и духовные стихи, записанные от К. Е. Ремизовой: «Про Добрынюшку» (Добрыня и Алеша), «Про Лазарей», «Ефимьян Князь Великой» (Алексей человек божий)006 . В момент записи ей было 76 лет007 . Собиратели писали, что когда Ксения Егоровна рассказывает или поет, она постоянно занята чем-нибудь: вяжет, шьет или качает ребенка. Чтобы она ни рассказывала, всегда ссылается на мужа как на первоисточник. «Микита Антоныч что сказок знал, стихов и старин и всего. Все бывало складывал, сам про себя складет былину»008 . О том, что дед был большой шутник М. В. и Р. А. Зорины знали от бабушки.

У Ремизовых было четверо детей: три сына и дочь. Один из сыновей – Иван Никитич Ремизов (1909-1986 гг.) был замечательным сказочником, знал былины, духовные стихи и пел их прекрасным сильным голосом; к тому же он был интереснейшим рассказчиком. В фонотеке ИЯЛИ КНЦ РАН хранятся материалы, записанные в 1976-79 гг. сотрудниками Института В. П. Кузнецовой, Н. Г. Черняевой и других от Ивана Ремизова. Звуковые записи включают рассказ Ивана об отце Никите Ремизове, этнографические рассказы, юмористические рассказы, поверья, предания, сказки, анекдоты, былички, духовный стих «Алексей-человек божий», баллада «Девять братьев и сестра», а также былина с напевом «Добрынюшка как был да Никитич» в исполнении Ивана Ремизова.009

Исследовательница сказок, бытующих на территории Карелии, Т. И. Сенькина, среди нескольких типов сказочников выделяла сказочников-балагуров.010 К такому типу принадлежал Никита Ремизов и его сын Иван. В 1970-е годы в Пудожском районе собирателям удалось записать сказки от потомков известных сказителей Е. И. Фофановой и И. Н. Ремизова, исполненные в типичной манере сказочников-балагуров.011 Они стремились не просто рассказать, но и разыграть повествуемые события, в качестве иллюстративного материала, используя жесты, мимику, интонации голоса. Это было не просто рассказ, а настоящий народный театр, когда сказочник перевоплощался в тех героев, о которых шла речь. В 1970-е годы в одной из экспедиций был записан рассказ Ивана Ремизова об отце. По его словам Никита Ремизов, несмотря на то, что прославился именно как исполнитель былин, больше любил рассказывать веселые сказки и анектоды.012 Вспоминая отца, И. Н. Ремизов рассказывал: «Отец помер на 63 году, без меня, он сказитель, былин много знал, пел былины; шутить любил, сказок много знал, да все с картинками, видно, поэтому их не записывали».013

В семье Зориных сохранилась редкая фотография Ксении Ремизовой, несколько фотографий детей Никиты и Ксении. К сожалению, изображения Н. А. Ремизова, кроме известного портрета, сделанного с натуры художником Г. А. Стронком, мы до сих пор не имеем. Вот что вспоминает Георгий Стронк в своей книге «По Карелии» о знакомстве с пудожским сказителем, Н. А. Ремизовым: «В интереснейший уголок Карелии – Пудожский район – я ездил еще до войны. Собираясь в эту поездку, испытывал сильное волнение в ожидании встречи со стариной. И не обманулся в своих надеждах. Я слышал былины от глубоких стариков, речь которых была насыщена уже давно забытыми в других местах словами из древнего лексикона. Яркая выразительность языка, патриархальные взгляды и удивительная непосредственность в поведении этих обаятельных людей усиливали впечатление старины. В деревне на Купецком озере проживал сказочник – Никита Антонович Ремизов, двоюродный брат и приятель известного сказителя И. Т. Фофанова.014 Приземистый, моложавый старик с черными, как смоль волосами и смуглой кожей, Ремизов скорее напоминал жителя юга. Это был на удивление веселый и жизнерадостный человек. При нашем знакомстве он часто называл себя «чиганом», т. е. цыганом. Склонность Ремизова к шуткам и артистические способности доставляли собеседникам истинное удовольствие. Лукавая улыбка никогда не сходила с его лица, словно застряла в усах. К Никите Антоновичу часто обращались за советами девчата. С видом знахаря, спрятав улыбку, он шептал на ушко самые немыслимые рецепты, как «присушить» парня».015 Художник Г. А. Стронк до сих пор помнит Никиту Ремизова: «Фофанов, Ремизов – это два друга. Тоже интересные типы… они в большей части все привирать, так сказать, могут. В особенности Фофанов» (из беседы сотрудников музея-заповедника «Кижи» в марте 2000г.).

Известный фольклорист Ю. А. Новиков в своем докладе на конференции «Рябининские чтения-99» повторил высказанную еще П. Н. Рыбниковым мысль о выделении трех типов сказительского мастерства: сказители-певцы; калики-профессионалы; сказители-любители.016 Ученый относит Н. А. Ремизова к сказителям-любителям или импровизаторам. У сказителей-импровизаторов обычно не находилось последователей, но Никита Ремизов передал свое мастерство одному из сыновей – Ивану.

Художественные традиции исполнителей эпохи П. Н. Рыбникова и А. Ф. Гильфердинга были сохранены в 20 веке благодаря многим пудожским сказителеям (Ф. А. Конашков, Г. А. Якушов, И. Т. Фофанов). Они передавались по наследству (кровному и семейному) через два, три последующих поколения. К числу удивительных и редких сказителей принадлежит и Никита Антонович Ремизов. Воспоминания рисуют его как человека талантливого, вес¨лого, щедрого на юмор и импровизацию. Особенности его характера в полной мере запечатлены и в его творчестве.

001 Существует другой вариант фамилии - Ремезов Н.А.

002 Былины Пудожского края. Петрозаводск.1941 С.268-487

003 Там же. Соч. С.20

004 Русские сказители Карелии. Петрозаводск.1986 С.26

005 Запись беседы с Зориной Р.А., 1939 г.р. от 22.02.2000г. Личный архив автора.

006 Русские эпические песни Карелии. Петрозаводск. 1981. С.185-191.

007 Там же. С.184.

008 Там же. С.184.

009 Фонотека Института ЯЛИ КарНЦ РАН. №№ 2418-2565.

010 Сенькина Т.И. Типы русских сказочников Карелии // Фольклористика Карелии. Петрозаводск. 1987. С.60-67.

011 Там же. С.69.

012 Там же. С.70.

013 Фонотека Института ЯЛИ КарНЦ РАН. № 2418/50.

014 Предположение о степени родства Ремизова Н.А. и Фофанова И.Т. требует дальнейшего исследования. Родственники говорят, что они были троюродными братьями.

015 Стронк Г. По Карелии. Петрозаводск. 1979. С.23-29.

016 Новиков Ю.А. Становление мастера (былинный репертуар И.Т.Фофанова) // Мастер и народная художественная традиция Русского Севера. Доклады III Международной конференции "Рябининские чтения". Петрозаводск. 2000. С.250.

Источник в интернете:

http://kizhi.karelia.ru/specialist/pub/library/kizhi_vestnik/kizhi_vestnik7/02_ethnography/vestnik7_10.htm

Читайте также:



©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты