Главная  >  Наука   >  Экономика   >  Экономика России   >  Аграрный сектор   >  Коневодство   >  Донское коневодство


Происхождение донской породы

11 октября 2007, 32

Лошадь, которую предъявило Задонское коннозаводство русскому обществу в далеком теперь 1910 году, была своего рода неожиданностью. Обычно, когда говорилось о донской или стародонской лошади, имелось ввиду просто место рождения животного. Далеко не все и не сразу осознали, что в России появилась своя национальная, оригинальная порода верховых лошадей.

Лошадь, которую предъявило Задонское коннозаводство русскому обществу в далеком теперь 1910 году, была своего рода неожиданностью. Обычно, когда говорилось о донской или стародонской лошади, имелось ввиду просто место рождения животного. Далеко не все и не сразу осознали, что в России появилась своя национальная, оригинальная порода верховых лошадей.

История донской лошади неотрывно связана с появлением первых поселенцев на границах Московского государства, которые должны были сами обороняться от воинственных соседей на юге и востоке и охранять границы Московского государства.

Как уже говорилось выше, первым, кто попытался разобраться в происхождении донской лошади, был А.Ф. Грушецкий. В статье "Задонская лошадь", опубликованной в "Альбоме Всероссийской конской выставки в Москве в 1910" он писал: "Коренное кочующее население степи - остатки гунов, их одноплеменники киргизы и калмыки. Волга разделила пополам два родственных племени киргизов и калмыков, разделила их на магометан и буддистов, также разделила их породу рогатого скота, овец и лошадей, имеющих один коренной источник. Родоначальницей нашей восточной степной лошади является лошадь монгольская со славным ее историческим прошлым. На ней совершался стремительный натиск монголов. На ней полчища татар наложили иго на княжества русских князей. Эта лошадь, пришедшая из глубин восточных степей, впоследствии разделилась на две породы с некоторыми морфологическими отличиями. По левую сторону Волги - малорослая киргизская лошадь с густым волосяным покровом и более грубыми формами. По правую - калмыцкая, она, находясь в более мягких климатических условиях, рослее, нежнее и несколько благородна".

Приблизительно такой же точки зрения на истоки происхождения донской лошади придерживался и автор книги "Донская лошадь" и составитель I тома Государственной племенной книги донских и англо-донских лошадей в 1934 г. А.Ф. Басов. "Донская лошадь, - писал он, - возникла в XVIII веке на юго-востоке Европейской России, в районе бассейна реки Дон. До конца XVII века коневодства как такового на Дону почти не было. С XVIII века, после того как на Дон докатилась волна передвигающихся на запад калмыков, положение начало резко меняться. Калмыки привели с собой огромное количество лошадей монгольского корня. Такой приток прежде всего увеличил общее количество конского поголовья на Дону и одновременно придал ему определенный тип. Монгольская (калмыцкая) лошадь послужила тем фундаментом, на основе которого создавалась донская лошадь".

И Грушецкий, и Басов отмечали большую роль природно-климатических условий в которых развивалось коневодство на юге России. "По левую сторону реки Дона, на громадное пространство к востоку до Каспийского моря тянулись дикие привольные степи. К югу они упирались в подножье Кавказских гор, их середину пополам перерезала историческая река русской народной вольницы - Волга, и далеко, далеко уходили степи к северу до сплошной лесной полосы, а к востоку до Уральских гор. Степи мало разнообразились человеком, фауной и флорой, грозные зимние бураны, знойное мертвенное лето со своими засухами и восточными палящими ветрами, приветливая, оживленная, короткая весна и мягкая осень. Широкий простор степей, подножный корм на воле, летний зной, зимняя стужа с не перестающими восточными ветрами", - пишет Грушецкий.

А.Ф. Басов: "Задонская степь имеет арало-каспийскую флору: пырейно-полынный специфический комплекс, ковыльный, ковыльно-пырейный с астрой мохнатой, изредка разнотравье (по балкам) и отдельные куртины бобовых ( желтая люцерна, вика, эспарцет), вот те растительные ассоциации, которые главенствуют в задонских степях. Богатый по питательности и по количеству массы корм весной. с первых чисел июня начинает быстро высыхать, и в июле - августе степь представляет собой жалкую картину в желтых тонах с одновременным падением качества и количества корма с единицы площади. Осенние дожди постепенно оживляют степь, и в сентябре - октябре она снова зеленеет. Качество сена сальских степей считается высоким. Летом зной, докучливые насекомые, засуха, зимой - шурганы, гололедица, бескормица. Апрель и первые числа мая - самое лучшее время в жизни табунов, самое трудное время июль-август". "Донская лошадь разводилась исключительно в условиях табунного содержания, - отмечает Басов, - люди почти не регулировали жизнь табунов. Лошади, предоставленные сами себе, в иные годы гибли в огромных количествах. Выживали только сильные, все, что было чуть послабее, беспощадно уносилось естественным отбором".

В то же время к качеству лошадей предъявлялись достаточно жесткие и определенные требования. "Казак, как военный всадник, - пишет Грушецкий, - нуждался в верховой лошади и добывал жеребцов для своего табуна отовсюду, куда только не забрасывала его судьба и служба. В косяки ссылались жеребцы после очередной службы, которые отличались особо выдающимися качествами, силой и быстротой. Такие жеребцы, испытанные под седлом, передавали приплоду свои достоинства и служили драгоценным материалом для производства верховой военной лошади. Однообразные культурно-степные приемы по коннозаводству при определенных требованиях Военного Министерства в течение полстолетия до такой степени выровняли задонскую лошадь, что она сформировалась в определенную типичную верховую военную лошадь".

"В отличии почти от всех других пород и отродий, - замечает Басов, - к донскому коневодству предъявлялись определенные требования, причем требования эти подкреплялись определенными экономическими предпосылками. С рядом оговорок, но все же можно сказать, что там была одна целеустремленность, которая диктовалась правительством - дать боевого коня. Кроме экстерьерного испытания, во время приемки ремонтными комиссиями, дончак никаких экзаменов не держал. Подбор и отбор по экстерьеру обеспечивал дончаку закрепленность своих форм. При использовании той или иной улучшающей крови коневоды Дона хотели только скорректировать тип своей лошади, все, что резко уходило от принятого идеала, выранжировывалось. Таким образом, изменение типа дончака происходило не скачками, а постепенно, с закреплением достигнутых результатов. Общей выравненности донского поголовья способствовало и быстрое распространение по всему массиву тех коррективов, которые были желательны".А.Ф. Басов, "Донская лошадь", 1935 г. стр., 20

Требования к лошади полностью диктовались особенностями казачьего быта. Казак был прежде всего воином. Наличие верховой лошади, и желательно не одной, а нескольких, было насущной необходимостью. Основные сельскохозяйственные работы выполнялись на волах - быках, как это принято говорить на Дону. Для дальних поездок использовались пароконные запряжки в легкие, часто двухколесные экипажи. Позднее в армии широкое распространение получили четвериковые запряжки в легкий экипаж, на котором устанавливался пулемет. Это и были знаменитые тачанки. В упряжи лошади шли или галопом, или специфическим аллюром наметом. На кобылах работать было не принято, они должны были давать жеребят.

Более глубокий экскурс в историю донской лошади с привлечением значительного количества архивных материалов сделал следующий знаток донской породы Л.В. Каштанов. В истории донской породы он выделяет два периода. Первый период - формирование донской казачьей лошади. Второй период - создание на основе казачьей донской лошади донской породы лошадей и товарное ее производство в задонском коннозаводстве. Каштанов считает, что предками казачьей лошади были степные отродья лошадей юга России. Среди них наибольшее распространение имели лошади ногайских татар. Ногайские лошади были хорошо известны и высоко ценились в Московском государстве. Они, наряду с "аргамаками" из Персии и Турции, попадали даже в царские конюшни.

В XVI, XVII и XVIII веках донское казачество вело непрерывную войну с ногайскими татарами за господство на Дону и Северном Кавказе. Оттесненные в задонские степи и на Кубань кубанские (ногайские) татары продолжают совершать набеги на донские станицы. А. Савельев в книге "Трехсотлетие Войска Донского" приводит данные о том, что в 1715 г. в плену у татар было более двух с половиной тысяч казаков. После крупного ответного похода в 1737 г. казаки разорили татарские улусы и взяли богатую добычу, в том числе, 2 тыс. голов лошадей. Стычки с татарами, переместившимися на левый берег Дона, вглубь задонских степей, и кочевавших вдоль рек Кагальник, Ей, продолжались почти до конца XVIII века. Точку в этом противостоянии поставил поход 1783 г. Донские казаки стали приемниками и наследниками ногайского коневодства в южно-русских степях.Л.В. Каштанов, "Донская лошадь" 1939 г., стр.20

Калмыки начали свое движение с берегов Тобола в 1618 г., достигли Урала и Эмбы в 1628 г. В заволжских степях они оказались в 1630 г., почти 100 лет спустя после появления на Дону казаков. К этому времени коневодство у казаков уже было достаточно хорошо развито. Но, безусловно, могло иметь место и взаимовлияние казачьей и калмыцкой лошади. На саму калмыцкую лошадь большое влияние оказало ногайская лошадь кубанских татар.

Самое сильное влияние на донскую казачью лошадь того времени, безусловно, оказывали лошади Персии и Турции. Персидская лошадь была лучшей верховой лошадью того времени. Ее описывали историки и воспевали поэты. О ней говорили, что она "быстра, как огонь, сильна и смела как лев. Пылкая и выносливая, солнечно-золотистой масти, а также цвета утренней зари". Торговые пути из Персии в Москву - как через степи, так и по Волге - контролировались донскими казаками. С Турцией казаки вообще вели беспрерывные войны. Самой лучшей и желанной добычей для них были лошади. Казак, как военный всадник, нуждался в верховой лошади и добывал жеребцов для своего табуна отовсюду, куда только не забрасывала его судьба и служба. Для того, чтобы иметь достаточное количество лошадей, формируются специальные плодовые табуны. В косяки ссылались жеребцы после очередной службы, которые отличались особо выдающимися качествами, силой и быстротой. Такие жеребцы, испытанные под седлом, передавали приплоду свои достоинства и служили драгоценным материалом для производства верховой военной лошади (А.Ф. Грушецкий "Задонская лошадь", стр. 93).

В середине XIX века их описывали следующим образом: "голова небольшая, но сухая, лоб прямой, уши острые, не длинные, не широко поставленные, шея пропорционально длинная, без кадыка, грудь широкая, лопатка отлогая, холка возвышенная, спина короткая, крестец длинный, ноги правильные, сухие, костями широкие, связки плотные, мышцы в плечевых суставах плотные и твердые, окорока объемистые и мускулистые, задние колена (скакательный сустав) широкие, плоские и сухие, бабки хорошо поставленные, не совсем прямые и не слишком свислые, копыта упругие, легкие. Тело вообще плотное, мускулистое, шерсть лоснящаяся, гладкая, короткая, нежная, волосы на гриве и хвосте тонкие и легкие. Вообще лошадь должна быть глубока в подпружной части, не высоконога, костиста, суха телом, иметь свободное дыхание, выказывая под кожей клетчатую сеть нервов и жил. Все сии достоинства могут составить тогда только совершенную лошадь, когда они будут находиться в надлежащей между собой гармонии, а потому соразмерность частей лошади есть первое основание к заключению о ее качествах, и без такой соразмерности никакая красота отдельных частей не может заслуживать уважения. Прямое следствие соразмерности лошади есть правильность её движений".Журнал коннозаводства и охоты., 1853 г., N 6, стр. 253 Судя по приведенному описанию, наши предки знали толк в экстерьере верховой лошади. Стоит немножко изменить терминологию, приблизив её к современной лексике, и с каждым из выдвинутых условий согласится любой специалист наших дней.

После зимы 1788 - 1789 гг., получившей название Очаковской, донское коневодство понесло огромные потери от голода из-за гололедицы. В1801 г. атаман Платов докладывает императору Александру I об упадке донского коневодства и о необходимости использовать задонские степи, как наиболее подходящие для конеразведения. Сам Платов основал свой завод в Задонье в 1770 г. Вслед за Платовым перегнали в Задонские степи свои табуны родовитые казаки и дворяне: Н.В. Иловайский с 1780 г., А.В. Иловайский с 1778 г., И.М. Сериков с 1777 г., М.М. Кузнецов с 1780 г., М.Ф. Калашников с 1794 г., Ф.Н. Поляков с 1795 г., Д.Е Кутейников с 1794 г., П.П. Янов с 1776 г. Иметь завод в Задонье считалось престижным. Для развития коневодства на Дону значение появления таких конных заводов трудно переоценить. Во-первых, шло постоянное улучшение породного состава лошадей, во-вторых, совершенствовалась технология конеразведения.

Большое значение в развитии задонского коннозаводства имела деятельность В.Д. Иловайского. Генерал-лейтенант Василий Дмитриевич Иловайский был талантливым военачальником и страстным любителем и знатоком лошадей. Для донского коннозаводства он был таким же крупным лицом, как гр. Орлов для русского рысака. Завод В.Д. Иловайского был самым крупным в Задонье. В отдельные годы численность лошадей доходила почти до 5 тыс. голов. В 1848 г. у него было 4994 лошади, но после тяжелой снежной зимы поголовье сократилось почти в 2 раза. Спустя 10 лет, к 1858 г., количество лошадей дошло до 4870 голов. В дальнейшем поголовье лошадей в заводе В.Д. Иловайского и его вдовы г. Новиковой сокращалось и к весне 1863 г. дошло до 900 маток.М. Измайловский, По поводу статьи г. Иванова "Дон и его коневодство", Журнал Коннозаводства.ю N 3 1968 г. стр 29-71.

По свидетельству М. Измайловского, управляющего заводом г. Новиковой, в 1827 г., вернувшись из Персидского похода на Дон, В.Д. Иловайский привел 5 старых жеребцов, их клички: Сардар, Лобатый, Хивинский, Араратский, Воейковский, а также 12 маток, и 12 двухлетних жеребчиков. В дальнейшем, трое лучших из них - Испаган, Меймун и Багдадский - поступили в заводское использование. Сейчас трудно сказать, где правда, а где легенда, но якобы Иловайский привел из похода персидского жеребца из Ардебиля, которого он сначала торговал у местного хана, а когда тот отказался продать любимую лошадь, казаки отбили жеребца силой, сделав подарок любимому атамануВ. Дмитриев, Листок спорта, 1897 г. N 86, стр. 656. Сами клички жеребцов свидетельствуют об их восточном происхождении. Сардар или Сарыляр означает золотистый. Меймун или Маймун - один из типов карабахской лошади. В тот период Карабах находился под владычеством Персии. Лошади Карабахского Ханства отличались сухостью конституции, благородством форм и необычайно красивым золотистым оттенком масти. Каждый оттенок золотистой масти имел свое название: сары-кюрган - золотисто-рыжая, сары-кара-кюрган - золотисто-бурая, сары-кегер - золотисто-гнедая, сары-ачих - светло-золотисто-рыжая. Особо ценилась масть нарындж - "лимонная или желто-бурая с очень заметной искрой на всякой шерстинке, при том грива и хвост темно каштанового цвета с кровавом отливом в конце волоса". По преданию такая масть была у любимой кобылы Магомета Зульфии, но которой он отправился в путешествие на седьмое небо.К. Дитерихс, ж. "Коннозаводства и охоты", Взгляд на коневодство Карабага, 1866 г.

Из своего наследственного табуна Иловайский отобрал лучших кобыл и, объединив их с 12 выводными матками, образовал табун для персидских жеребцов. Персидский табун размещается в лучший Чикалдинский зимовник недалеко от Маныча, с ключевыми водопоями и хорошими зимними выпасами. Для умножения персидского табуна Иловайский послал своих доверенных людей в Карабах купить там маток. Там посланцы узнали, что продается табун князей Мадатовых и что табун пошел зимовать в Войско Донское. В Карабахе были куплены 6 маток у Мехти-Кули-Хана, 4 - у Угурли-Бека и 2 - у племянницы Мадатовой. Мадатовский же табун действительно зимовал на Дону, но приобретать его Иловайский не стал. Его лошади оказались лучше. От приведенных из Карабаха кобыл было получено 8 жеребчиков и 3 кобылки. 7 жеребчиков в дальнейшем поступили в заводское использование под именами: Джеран, Бабахан и Карабахский от маток Угурли-Бека, Мехти Хан, Имам-Кули, Рулет - от матки Мехти-Кули-Хана, и Бриллиант - от матки племянницы Мадатовой. Измайловский отмечает, что в табуне г. Новиковой лошади, происходящие от жеребцов, выведенных В.Д. Иловайским из Персии, гораздо крупнее и шире лошадей, происходивших от карабахских жеребцов, но последние отличались особым блеском шерсти.

У Иловайского были не только персидские табуны. В 1837 г. он купил 12 косяков у коннозаводчика Мартынова. Это были лошади совсем другого типа: рослые, тяжелые, более способные к работе в упряжи, чем под верхом.

За большие деньги В.Д. Иловайский покупал чистокровных жеребцов в известных российских конных заводах. Доставал лучших жеребцов и из малороссийских заводов. Не было завода в донских степях, в котором не было бы производителя завода Иловайского. Иловайский облагородил донскую лошадь, дал ей нарядность, восточною кровью смягчил ее угловатость и придал гибкость, чего не могли сделать чистокровные жеребцы гр. Платова. Именно В.Д. Иловайский ввел в своем заводе первые заводские книги. Продолжала вести заводские книги и вдова Иловайского Новикова, а в дальнейшем и кн. Меньшиков, который приобрел часть завода Иловайского.

В донских лошадях завода кн. Меньшикова "персидский" тип был выражен особенно ярко. С тех дальних времен и пошла в донской породе золотистость со всеми её оттенками, включая и нарындж. От персидских и карабахских лошадей донская порода наследовала, разумеется, не только масть. Они передавали красоту и элегантность внешних форм, свободные производительные движения и, в тоже время, не теряли приспособленности к степным условиям содержания. Эти качества способствовали очень быстрому распространению лошадей с восточной кровью в задонских конных заводах.

О влиянии персидских лошадей пишет и А.Ф. Басов: "Близкое соседство Персии и Нагорного Карабаха, да кроме того походы и войны с персами (1722, 1795, 1804, 1827 гг.) дали возможность казачеству привести большое количество персидских и карабахских лошадей. В 1837 г. в Задонье по официальным сведениям числилось чистых персидских лошадей 917 голов, причем у отдельных коннозаводчиков группы были настолько крупны, что их можно считать за целые заводы. Так К. Кирсанов имел 229 голов, В.В. Иловайский - 187 г., И.К. Шамшев - 148 г., Н. Козлов - 129 г. Имена Сардара, Испагана, Меймуна и др. помнят на Дону до сих пор. Персидские, карабахские лошади фигурировали на Дону в качестве улучшателей почти с момента возникновения казачества до самых последних лет. На окружной выставке в Ростове-на-Дону в 1911 г. было несколько лошадей, имевших ближайшими предками персов. Персы и карабахи, кроме золотистого отлива шерсти, дали дончаку общие формы".А.Ф. Басов, "Донская лошадь" 1935 г., стр.16

Л.В. Каштанов писал: "Все цифровые сведения не достаточно полно отражают мощное влияние наплыва персидских и карабахских лошадей, которые на протяжении более столетия поступали на Дон, в Задонье и калмыцкие степи. Этот "золотой поток" подавил своими размерами влияние на донскую лошадь всех прочих улучшающих пород, переродил казачью донскую лошадь, сделав ее полнокровной ветвью древнейшего источника лошадей плоскогорий, и поставил на нее печать золотой окраски, - свидетельство её происхождения. Персидская лошадь в Задонье ценилась очень высоко, когда туда пришли другие улучшающие породы. В одну из суровых зим Я.А. Лисицкий (задонский коннозаводчик, впоследствии работавший в конзаводе им. Буденного) услышал, что у калмыцкого коннозаводчика, страдающего от бескормицы, гибнут лошади, и в их числе старый персидский жеребец. Лисицский, купив его за бесценок, привез к себе в завод на санях ещё живого, и жеребец, несмотря на свою дряхлость, сумел оставить после себя ценное потомство.

После окончания персидских войн поступление на Дон лошадей из Персии резко сократилась. Покупка лошадей требовала организации экспедиции, соблюдения ряда формальностей и больших расходов. Этим делом продолжает заниматься только государственное коннозаводство, причем в большом количестве начинают приводиться лошади туркменские".Л.В. Каштанов, "Донская лошадь" 1939 г., стр.27 В 1839 г., по статистическим сведениям, в донском коннозаводстве состояло 800 голов туркменских лошадей (теке и иомудской). В дальнейшем количество этих лошадей резко сократилось. Туркменская лошадь, привычная к подворному, а не табунному содержанию, плохо приспосабливалась к местным условиям. Потомство текинских жеребцов тяжело переносило зимнюю стужу.

Последовательное, из поколения в поколение закрепление этой крови в донской породе привело к тому, что почти два столетия спустя столетия мы имеем восточный внутрипородный тип в 2-х вариантах. Лошади восточного и восточно-массивного внутрипородных типов достаточно крупные, длинных линий, голова легкая, с удлиненной лицевой частью, кожа тонкая, шерсть короткая, шелковистая челка, грива и хвост малой оброслости. Представители восточно-карабахского внутрипородного типа - сравнительно некрупные, у них легкая породная голова с широким лбом и короткой лицевой частью, грудная клетка глубокая и широкая, кожа тонкая, шерсть короткая, нежная, шелковистая, масть золотисто-рыжая, при темных, почти черных, гриве и хвосте.

Позже в задонские конные заводы в сравнительно небольшом количестве начинают поступать стрелецкие и орлово-ростопчинские жеребцы. Из Стрелецкого завода в завод И. Савинкова поступил Сатрап, в завод Супрунова - Икар. В заводе Меньшикова был получен многочисленный приплод от Оберона, сына Обеяна Серебряного. Многие из потомков Оберона имели серую масть, и именно они участвовали в последствии в создании терской породы.

Орлово-ростопчинские жеребцы использовались в заводах Подкопаева и Савинкова. У Подкопаева работали Драбовский завода Барятинского, Феникс завода Шуринова, Демон Лермонтова завода Великого Князя Николая Николаевича, у И. Савинкова - Бесценный завода Станкевича, Дарьял завода Шуринова.А.Ф. Грушецкий, "Задонская лошадь", Альбом Всероссийской конской выставки в Москве в 1910 г. стр. 97

"Донские коневоды, - пишет А.Ф. Басов, - больше ценили орловских верховых лошадей за их рост, элегантность и нарядность форм и движений. Лошади заводов Шуринова, Станкевича и др. в большом количестве приводились на Дон вплоть до 90-х годов; после этого участие этих пород в Задонском коннозаводстве сокращается, главным образом, из-за трудностей найти в эти годы верховых орловцев".А.Ф. Басов, "Донская лошадь" 1935 г., стр.18

Л.В. Каштанов отмечает, что задонские коннозаводчики с особой тщательностью выбирали себе производителей желательного типа и экстерьера. С их помощью они стремились еще больше облагородить донскую лошадь, исправить её грубоватую, нередко с кадыком шею. Орловская верховая, орлово-ростопчинская, стрелецкая лошадь, имея англо-арабское происхождение не были чужды донской, почему и оказались полезными для ее улучшения. Однако их сравнительно ограниченное количество не могло существенно повлиять на многотысячное донское поголовье.Л.В. Каштанов, "Донская лошадь" 1939 г., стр.28

Со второй половины XIX века лошади с Дона постепенно стали поступать в регулярную армию. Выше уже говорилось о том, что официально первые 15 донских лошадей поступили в армию в 1869 г., до этого их зачастую поставляли под видом малороссийских. Существовало мнение, что степные лошади непригодны для службы в кавалерии из-за характера. Отношение к задонской лошади менялось вместе с изменениями требований к кавалерийской лошади. Вместо собранного галопа предпочтение получили крупная рысь и просторный полубоевой галоп, Задонская лошадь приняла мундштук и показала, что она способна к выездке нового направления кавалерии, выяснились ее преимущества в выносливости. Закаленная боевыми условиями природы и степи, в постоянном бою за свою жизнь, она обладает изумительной способностью быстро восстанавливать свои силы после усталости.

Резко поднявшийся спрос на задонских лошадей со стороны армии и комплекс принятых государством мер, о которых говорилось выше, дали мощный стимул для развития коннозаводства в задонских степях. Коннозаводство носило обязательный и строго регламентированный характер. Основной его задачей было обеспечение армии кавалерийским ремонтом.

Требования к дончаку, как к верховой кавалерийской лошади, формулировались следующим образом: "Лошади, приводимые к продаже ремонтными комиссиями, должны быть верховых статей, породны, сухи, костисты, пропорционально широки, иметь свободные движения; высшей ценой оплачиваются лошади, происходящие от жеребцов-производителей верховых пород, чистокровных. Возраст - не более 6,5 и не менее 5,5 лет, рост не ниже 2 арш. 1 вер. (146 см) и не выше 2 арш. 6 вер. (169 см.)".Доклада Императорского Московского Скакового Общества на Первом всероссийском съезде коннозаводчиков, том II 1910 г.,стр.126,

Энергичные деятельные люди, которые пришли в задонское коннозаводство в последней четверти XIX века, прекрасно знали, что их материальное положение полностью зависит от того, насколько качество их лошадей отвечает требованиям ремонтных комиссий. В отличие от коннозаводчиков "культурных" районов, которые нередко грешили дилетантизмом и вкусовщиной, что немало мешало созданию стабильного верхового коневодства в этих районах, задонские коннозаводчики действовали в жестких рамках.

Как всегда бывает в таких ситуациях, состав коннозаводчиков был далеко не однороден. Среди них были и истинные энтузиасты-коневоды, были и крепкие хозяева, которые не жалели вкладывать средства в развитие своего завода и в тоже время с максимальной выгодой стремились использовать благоприятные условия аренды и приумножить капитал, были и такие, которые жили одним днем, с сугубо экстенсивной формой хозяйствования.

Выступая на Всероссийском съезде коннозаводчиков в 1910 г. бывший задонский коннозаводчик генерал Ф.Г. Чернозубов, начальник войского штаба Терского казачьего войска, сказал: "Прибыв сюда, на съезд и на выставку, меня особенно поразили два явления: 1) чудные донские лошади, все, как одна, щеголяющие качеством и своим однообразным типом, и 2) состав донских коннозаводчиков. Я нашел среди них мало старых знакомых мне лиц и фамилий. Теперь почти все новые люди". Труды первого Всероссийского съезда коннозаводчиков, Москва 1910 г. стр. 154

В отличие от рысистых коннозаводчиков конца XIX и начала XX веков, имена и дела которых дошли и до наших дней, сведения о донских коннозаводчиках этого периода предельно скупы. Хотя именно их деятельность представляет для нас особый интерес. Они стояли у истоков интенсификации коннозаводства, заложили те приемы табунного коннозаводства, которые, мы, модернизируя, используем до сих пор. Благодаря деятельности этих коннозаводчиков формировалось племенное ядро породы. Это о них говорили, что, как только им предъявляют новые требования, они быстро достигают соответствующих результатов.

Благодаря "Письмам с Дона" коннозаводчицы восточной части задонских степей М.А. Курочкиной, которые публиковались в "Журнале спорта" за 1897 г. под редакцией Гиляровского, можно составить какое-то представление о среде коннозаводчиков того периода. Кстати публикация этих писем связана с надвигающимся окончанием срока аренды задонских степей в 1900 г.

Вот что пишет Курочкина о своих коллегах: "Большинство донских коневодов люди простые, не интеллигентные, но я желала бы всегда работать среди них: общность интересов и условия нашего общего дела сблизила нас в одну, тесно сплоченную семью. Мы охотно обмениваемся впечатлениями, сведениями, материалом, конкурируем между собой в производстве и соревнуемся в личной работоспособности. Одно звание "донской коннозаводчик" дает у нас право на знакомство, гостеприимство, взаимопомощь и уважение".

Личность М.А. Курочкиной интересна сама по себе. Курочкина, в девичестве Попова, ярко выраженный тип коннозаводчика-энтузиаста, и, в то же время, умелого хозяйственника. Отец Курочкиной казачий генерал Попов был владельцем конного завода, организованного в 1815 г. в восточной части задонской степи. Конный завод генерала совершенно не интересовал. Страсть к лошадям у дочери возникла с самых ранних лет и была полной неожиданностью для семьи. Совсем юной, 17-летней барышней в 1880 г. приехала она в отцовский степной завод - зимовник, как их тогда называли, не имея ни опыта, ни знаний, ни надежных помощников.

Через полтора десятка лет М.А. Курочкина стала одним из самых уважаемых, авторитетных и успешных коннозаводчиков восточной части Задонья. На ежегодной традиционной конской выставке в Великокняжеской в 1896 г. особо была отмечена групп годовалых жеребчиков и кобылок завода Курочкиной. Фотография этих лошадей была опубликована в одном из номеров "Журнала спорта" за 1897 г. Жеребята поражают нарядностью и породностью, по высоте в холке в переводе в сантиметры они соответствуют росту современного заводского молодняка. Это особенно интересно с той точки зрения, что Курочкина, по ее словам, начинала свою конзаводскую деятельность с очень посредственного материала. Она посчитала, что поголовье следует значительно улучшить. "Для того, чтобы комиссия не отняла зимовник, нужно иметь не менее 1200 голов. Всех их заменить - дорого, поэтапное улучшение медленно. Опыта никакого", - пишет Курочкина. Другого способа, кроме последовательного улучшения поголовья, у коннозаводчицы не было, и она приступила к выбору производителей. Ход ее рассуждений представляет немалый интерес. "По поводу затруднений своих в производителях я услышала массу советов, - пишет Курочкина, - одни советовали мне жеребцов арабской крови, эта порода отличается красотой и сухостью при малом росте и мелкокостности. Я нашла ее неподходящей. Другие советовали мне чистокровных английских. Англичанина правильного экстерьера найти очень трудно. Рысистые производители тоже были отвергнуты. Нужны кровные, хотя бы и не чистопородные, производители. Я уже в то время считала, что условием процветания является подбор с соблюдением всех тончайших соображений относительно породы и личных особенностей скрещиваемых экземпляров". В этих рассуждениях налицо четкий взвешенный подход к племенной работе. В дальнейшем в своем заводе Курочкина с успехом использовала и чистокровных английских производителей.

В мае 1898 г. в Петербурге проходила Всероссийская конская выставка. Зима 1897 г. была тяжелой в задонских степях. Курочкина была единственной, кто привел своих лошадей из Донской области. Ее лошади удостоились следующей оценки: "Из облагороженных степных положительно выделяются ростом и чудными формами лошади донских коннозаводчиков М.А. и М.Н. Курочкиных, главным образом дети Мавра, это положительно идеал кавалерийской лошади".

Курочкина большое внимание уделяла содержанию лошадей. Она стремилась к разумному сочетанию закаливающих степных условий и условий, обеспечивающих нормальное развитие лошади.

Технологические приемы содержания лошадей в заводе Курочкиной имеют немало общего с приемами, принятыми в конных заводах с крупногрупповым содержанием поголовья в настоящее время. "Весной - с половины марта, - пишет коннозаводчица, - у нас наступает горячая пора: стрижка и расчистка копыт молодняка, сортировка табуна, подбор маток жеребцам, составление косяков, выпуск на пастбище отъемышей, выбор и назначение из 2-х, 3-летнего возраста будущих производителей и производительниц, седлание неуков и подъездка уже седланных, ручная и загонная случка, выжеребка. Осенью, обычно в конце ноября, проводилась отъемка жеребят I сорта, т.е. самых лучших - как по складу, так и по происхождению, подающих надежду сделаться выдающимися производителями и производительницами (жеребчиков 12, кобылок....). Они уже 2 недели находятся в зимовнике с матерями. Днем на пастбище, ночью на сене, "2 раза в день получают овес с соломенной резкой. Овес сначала едят одни матки, потом за него принимаются и жеребята. Когда жеребята возьмутся за овес, их отбивают, матерей угоняют в табун. Жеребят помещают в сарай с варками, овес с резкой получают по 2 гарнца в сутки, водопой из корыт. Вторая очередь отъема проходит так же, но получают овса они по 1 гарнцу в сутки".

В ее конном заводе в зимнее время при неблагоприятных условиях: гололедице, буранах, табун становился на сено. "Я глубоко убеждена, - замечает Курочкина, - что для выведения типа прочной служилой лошади табун не следует ставить в лучшие условия, только кормить следует зимой хорошо, а летом поить побольше хорошей чистой ключевой водой". По свидетельству современников у Курочкиной всегда был хороший запас сена для лошадей.

Другой яркой личностью в задонском коннозаводстве, о которой нам что-то известно, был Иван Николаевич Подкопаев. Отец Подкопаева - шляпник из Старого Оскола. Сын же с детства пристрастился к лошадям. Ежегодно с Дона на луга Оскола пригоняли лошадей для ремонта кавалерии. Молодой Подкопаев поступает работать к крупному конноторговцу ремонтными лошадьми Дятлову. Живой, остроумный с прекрасной памятью И.Н. Подкопаев очень скоро начал вести самостоятельную торговлю лошадьми, став основным конноторговцем на Дону. В этом деле ему немало помог капитал его тестя, богатого краснорядца И.П. Савинкова. Конный завод Подкопаева располагался в восточной части Донской области, в 50 верстах от Великокняжеской. Это приблизительно там, где сейчас находится конный завод "Степной". Подкопаев вместе с Савинковым купил зимовник у генерала Полякова. Со временем его хозяйство стало одним из самых благоустроенных в восточной части Донской области. Когда в ноябре 1898 г. генерал Дубенский посетил зимовник Подкопаева, в заводе было 38 жеребцов-производителей, 606 маток, 327 жеребенка текущего года, 405 годовиков 2-х лет - 181 жеребчик и 173 кобылки. Из трехлеток в зимовнике остались те, что предназначались для саморемонта. 15 жеребчиков - "бурлаков", так тогда называли жеребчиков, отобранных для воспроизводства, и 76 кобылок. 8 жеребцов-производителей стояло в конюшне. Матки находились в 40 косяках. Лошади, в основном, золотисто-рыжие.

Жеребцы-производители крупные, 162-164 см. в холке, правильного верхового сложения, в их числе орлово-ростопчинский Наливайко завода М.М. Шуриновой, костистый нарядный жеребец. Были у Подкопаева и чистокровные английские жеребцы, к их отбору он относился с особой тщательностью. В заводе практиковались и ручная, и варковая, и косячная случки.

Подкопаев был чрезвычайно авторитетен в среде задонских коннозаводчиков. Его называли королем степи. Продукция завода Подкопаева отличалась типичностью, крупным ростом. При поступлении в кавалерию его лошади попадали даже под кавалергардское седло, где под рослых всадников требовалась и очень крупная лошадь. Жеребцы из завода Подкопаева были во многих задонских заводах.

Известно еще одно имя, без которого невозможно представить восстановление донской породы, это П.Л. Лопаткин. Не дожидаясь прекращения аренды в задонских степях, он с чадами и домочадцами, табунами лошадей и отарами овец двинулся на восток. По разным версиям он шел не один. На освоение новых земель, по совету Столыпина, двинулась целая группа донских казаков, но до Киргизии добрался один П.Л. Лопаткин. И там обосновался. Очень жаль, что об этой, несомненно, выдающейся личности сведений в нашем распоряжении крайне мало. Он сумел через огромное пространство от Дона до Тянь-Шаня провести в полном порядке поголовье лошадей, овец, крупный рогатый скот.

В дальнейшем, чтобы ценное племенное поголовье не было рассосредоточено и не погибло, по инициативе П.Л. Лопаткина, оно было национализировано. Лопаткинские лошади легли в основу вначале Нарынского конного завода, а потом Иссык-Кульского. Жеребец Челн 1912 г.р., которого Лопаткин приобрел у Т.С. Безуглова и привел с собой в Киргизию, стал родоначальником одной из самых ценных линий в донской породе, с которой работают и поныне. Челн происходил от Чингиза завода А.Г. Жеребкова, сына чистокровного Жосселена и донской Ладоги. От Челна Лопаткин получает целую группу жеребцов и кобыл. У Лопаткина работал и рожденный в 1909 г. у И.М. Королькова Забавник I, от которого пошла другая еще более ценная линия в донской породе.

К сожалению, у нас нет каких либо более или менее подробных сведений о коннозаводчиках западной части Донской области, где была сосредоточена наиболее ценная часть лошадей. Большой известностью там пользовался завод генерала Алексея Герасимовича Жеребкова, кн. Петра Николаевича Трубецкого, хорунжего Акима Маркиановича Чекунова, И.А. Супрунова. Там была целая династия коннозаводчиков Корольковых.

О заводе известного коннозаводчика И.А. Супрунова известно, что весной 1913 г. его, в порядке инспекторской поездки, посетил управляющий государственным коннозаводством князь Н.Б. Щербатов в сопровождении известного знатока чистокровной лошади И.М. Ильенко. Косяки в заводе И.А. Супрунова для показа были размещены по степи в порядке один за другим и протянулись на полторы версты. Заводы Супрунова и Я. Королькова давали до 500 ремонтных лошадей.

Таких заводов, как у Супрунова и Королькова, не единицы. Инспектирующие были изумлены их организованностью, громадными конюшнями, подбором косяков, воспитанием молодых возрастов и сознательным пониманием лошади коннозаводчиков. "У задонского коннозаводчика знания почти наследственное, - замечал А.Ф. Грушецкий, - еще ребенком он знает "курбу, жабку, козинец, мягкие бабки и т.п." он постоянно слышит о недостатках и достоинствах лошади."

И.Я. Корольков на съезде коннозаводчиков в 1910 г. имел все основания заявить, что "...если десять лет тому назад культурное коннозаводство стояло гораздо выше Задонского, то в настоящее время оно поднялось настолько выше, что культурное коннозаводство кажется много ниже".Там же, стр., 159

Особые условия, в которые попало задонское коннозаводство, начиная с последней четверти XIX века, сыграли решающую роль в окончательном формировании донской породы. В этот период происходит очень важное для любой породы структурирование ее массива. Формируется племенное ядро из тех конных заводов, лошади которых продаются по самым высоким ценам, получают призы и поощрения на разнообразных выставках. Как правило, в этих заводах были наиболее передовые по тому времени методы содержания лошадей. Активному обмену племенным материалом, причем не только жеребцами, но и кобылами, способствовало то, что обычно отбор лошадей ремонтными комиссиями проходил публично, и коннозаводчики имели возможность и "себя показать, и людей посмотреть". Молодые жеребчики - "бурлачки", будущие производители из лучших заводов - были желанной покупкой для многих коннозаводчиков. Особый интерес представляли полукровные жеребчики для тех владельцев, кто по каким либо мотивам не мог иметь и использовать у себя чистокровных производителей.

Широкими пользователями племенного материала было донское, терское и кубанское казачество, которые приобретали жеребцов для конноплодовых табунов, для этих же целей приобретались лошади астраханскими и ставропольскими калмыками. Донские лошади поступали в Зауралье и в Сибирь. На этот период приходится и самое массовое поступление на Дон лошадей чистокровной верховой породы. На полукровных лошадей пересаживается кавалерия всего мира. Чистокровная лошадь стремительно набирает популярность и в России. Создаются и активно работают скаковые общества, и не только в Москве и Петербурге. Чистокровные лошади скакали на всех российских ипподромах. Печать регулярно сообщает о результатах скаковых испытаний. Публикуются фотографии известных скакунов. Начинает формироваться мнение, что в верховом коннозаводстве единственным достойным улучшателем может быть только английская чистокровная порода.

В первом номере журнала "Коннозаводства" за 1895 г. было опубликовано краткое руководство для донских коннозаводчиков "О производстве и воспитании ремонтной лошади". В этом документе ставится вопрос о необходимости выращивания полукровных лошадей в улучшенных условиях кормления и содержания. Настойчиво рекомендуется использовать английских чистокровных производителей, испытанных на ипподроме, с хорошим экстерьером. Полукровные производители в своем "складе" должны иметь много общего с английскими чистокровными. У них должны быть хорошо развиты плечевые и подплечные мускулы, косой постав плеча, глубокая подпруга, развитой правильный зад, общая сухость и энергия. Важен рост, общая правильность скелета. Меньше, чем полукровных производителей, пускать в завод не следует. Н. Ильенко, ж. "Коннозаводства", N 1, стр.,43

В докладе Императорского Московского Скакового Общества, который был представлен на Первом Всероссийском съезде коннозаводчиков в Москве в 1910 г., настойчиво проводилась мысль о том, что основным улучшателем в верховом коневодстве должна быть признана английская чистокровная порода.

"Между чистокровным коннозаводством и коннозаводством полукровным существует неразрывная прямая связь, и только чистокровное коннозаводство может поддерживать на должной высоте коннозаводство полукровное. Полукровное же коннозаводство дает главный материал для снабжения армии ремонтом".Труды первого всероссийского съезда коннозаводчиков, том II, стр. 126, М.1910 г. Вопрос об использовании чистокровных производителей в верховом коннозаводстве, в том числе и в задонских конных заводах, на съезде обсуждался бурно. Кн. П.Н. Трубецкой, выступая от имени коннозаводчиков восточной и западной части задонской степи, отмечал: "опыт показал, что за идеал для улучшения степной лошади следует взять чистокровную английскую, но для массового улучшения употреблять не чистокровных, а полукровных английских лошадей, акклиматизированных в местных условиях".

На съезде принимается положение о необходимости создания полукровных производителей для дальнейшего улучшения лошадей Задонской степи. "Усиление покупок жеребцов чистокровных английских. Организация постоянных покупок жеребцов полукровных, доказанной кровности. Производители должны быть глубоки, костисты и соответствовать по экстерьеру правилам ремонтирования армии относительно лошадей, оплачиваемых наивысшей ценой".Труды первого всероссийского съезда коннозаводчиков, том I, стр. 167, М.1910 г.

В споре задонских коннозаводчиков с коннозаводчиками культурных районов, главным козырем последних было то, что они производят полукровную лошадь, в отличие от степной задонской. Вообще чистокровные лошади были не в новинку на Дону. Первые чистокровные английские жеребцы появились в заводе атамана Платова. После победы над Наполеоном в войне 1812 г. Платов, сопровождая Александра I в Англию, получил там в подарок 5 чистокровных жеребцов. Все они были отправлены в его Задонский завод. Путем покупки, обмена, а также и краж, потомки английских жеребцов из табунов гр. Платов разошлись по многим табунам.

В заводе В.Д. Иловайского успешно использовался популярный чистокровный производитель Бард Хреновского конного завода, давший большое количество производителей для всех табунов. Чистокровные жеребцы приобретались в заводах графини Орловой, Ростопчина, Полторацкого, Лопухина. Кутейников целиком приобрел завод чистокровных лошадей Н.А. Лунина.А.Ф. Грушецкий, "Задонская лошадь", Альбом Всероссийской конской выставки в Москве в 1910 г. стр. 96 Но в тот период влияние чистокровных жеребцов было несопоставимо с влиянием восточных производителей. В соответствии со статистическими данными по состоянию на 1837 г., в задонском коннозаводстве английских полукровных и чистокровных лошадей насчитывалось всего 3проц..

В конце XIX столетия и масштабы и цели и возможности использования чистокровных производителей были шире, чем в начале века. Значительные изменения произошли в технологии содержания лошадей. Во многих заводах имелись заводские книги, и можно было установить происхождение лошадей до 5-го поколения. Коннозаводчики накопили немалый опыт племенной работы. В ряде конных заводов имелись тренерские конюшни и скаковые круги.

Фактически донская порода как таковая к тому времени вполне сложилась, приобрела свой своеобразный тип. Восточная породность, сухость конституции, унаследованные от предков тюркского происхождения, сочетались с крепостью, костистостью, хорошо развитым в ширину и глубину туловищем. Все без исключения специалисты, как сторонники, так и противники задонского коннозаводства, отмечали исключительное единообразие донских лошадей. Генерал Дубенский, осматривая зимовник Подкопаева осенью 1898 г., восхищался донскими матками с их яркой золотисто-рыжей мастью. "Донская лошадь является как бы выработанной по одному лекалу", - пишет А.Ф.Грушецкий в 1907 г., и он же в 1910 г.:

"Задонская лошадь как бы вылилась из оной формы по типичности и экстерьеру, все, за редким исключением, одинакового темперамента, выносливы, неприхотливы". "На Всероссийской выставке в Москве в 1910 г. и теперь на Киевской выставке задонская лошадь, представленная оба раза в матках, обращала на себя внимание своими формами, однотипностью и количеством. На выставку в Москве задонские коннозаводчики прислали 200 голов маток и жеребцов в одном типе против 200 верховых лошадей всей России", - пишет подполковник С. Носович в журнале. "Коннозаводство и спорт" за 1913 г. Коннозаводчики Задонья, очень чутко реагировавшие на запросы армии, стали приобретать не только жеребцов, но и кобыл. За период с 1895 по 1910 гг. в задонские заводы поступают почти исключительно чистокровные производители, причем, в основном, в западную часть. Все 37 конных завода этой части задонской степи имели полукровные отделения, в том числе в 19 заводах имелись чистокровные английские лошади.Список частных конских заводов в России, С.-Петербург, 1904 г. Из 43 заводов Восточной части задонской степи чисто донских было 23.

Там встречаем мы дербиста Мильтиада, Мизантропа, Плутона (брат Гизо), Гог-Магого завода Грабовского, Сайгака, Денисова, Хоронжи-Свинку, Бояр-Града, Маркиза, Инаборлабля (сына Крокуса), Ликтора, Гаолара (выводного), Эклипса, Барбара и т.д. В государственной донской заводской конюшне находится 10 чистокровных жеребцов, между ними известные по скачкам Наводчик Хреновского завода и Бурлак завода И.М. Мамонтова. Чистокровный завод со скаковой конюшней был у И. Ильина. Много средств вкладывал в чистокровных лошадей коннозаводчик генерал Г.С. Чернозубов. Его выводной чистокровный Десит покрывал донских косячных маток. В заводе Я. Королькова были полукровные лошади, происходившие от чистокровных завода Андрианова. У Супрунова успешно работал Райт, сын чистокровного Рошфора завода генерала Митрофанова. В заводе генерала Кульгачева выделялись дети Женевина, сына Женераль-Шассе. Чистокровных и полукровных жеребцов задонские коннозаводчики приобретали в Ново-Александровском, Деркульском, Стрелецком конзаводах.

В то же время, имея опыт использования чистокровных и полукровных производителей, они понимали, что положительный результат возможен только при условии внесения значительных изменений в сложившиеся приемы конеразведения. На это требовались дополнительные экономические вливания. В западной части задонской степи в силу более мягких климатических условий затраты могли быть меньше. Для многих было ясно, что не всякая чистокровная лошадь пригодна для полукровного коннозаводства. Использование случайных чистокровных английских жеребцов в качестве производителей, воспитание молодняка в чисто табунных условиях приводило к тому, что полукровный приплод получался беднокостным, высоконогим, узкогрудым.

Задонские коннозаводчики уделяли очень большое внимание росту, типу и экстерьеру лошади, как признакам, имевшим для них экономически важное значение. При одном и том же росте несколько не особенно ярких экстерьерных недостатков могли снизить цену лошади с 250 до 150 рублей. В этих условиях выбор чистокровных и полукровных производителей, а также возможности того или иного коннозаводчика вырастить полученный приплод приобретали особый смысл. В условиях задонского коннозаводства не было места любительству и неоправданному экспериментированию.

У части коннозаводчиков, особенно из восточной части задонской степи, сформировалось резко отрицательное отношение к использованию английских жеребцов. Дискуссия на эту тему развернулась в коневодческих периодических журналах. Противники скрещивания справедливо отмечали "худосочность" полукровного молодняка, предрасположенность к заболеваниям. В обиходе появился термин "перекровленность".

На съезде коннозаводчиков в 1910 г. предложение признать, что достигнутые успехи по Задонскому коннозаводству зависят главным образом от целесообразного и последовательного применения "чистой английской крови", которая и впредь должна служить главным улучшающим элементом донской лошади, не вызвало единодушной поддержки. Ветеринарный врач Провальского конного завода К.Ф.Филиппов считал, что такое утверждение может относиться только к западной части задонского коневодства. Использование чистокровных и полукровных жеребцов в станичном коневодстве не дало положительных результатов. Отрицательное отношение к использованию чистокровных производителей было не только у части коннозаводчиков, но и у некоторых представителей военного ведомства. При очередной инспекционной проверке состояния табунов в 1898 г. (такие проверки проходили через каждые 3 года на 4-й) комиссия, состоявшая из представителей Военного ведомства, Главного управления Государственного коннозаводства и Донского войска, забраковала заводы, где широко использовались чистокровные производители, и предложили шире использовать калмыцких жеребцов. Особенно досталось лучшим заводам М.А. Курочкиной, у которой стояли превосходные чистокровные жеребцы, и А.Г. Жеребкову. "К счастью, - пишет Чекунов, - таких коннозаводчиков, как А.Г. Жеребков, М.А. Курочкина, А.М. Чекунов и некоторых других, сбить с истинного пути трудно".С Дона А.С. Чекунов, Журнал Спорта за 1899 г. N41, стр. 457-458

Тем не менее, процесс использования чистокровных и полукровных производителе набирал обороты. В то же время передовая часть задонских коннозаводчиков понимала, что без повышения культуры конеразведения, налаженного племенного учета, отбора производителей по установленным критериям невозможно рассчитывать на успех при проведении масштабного использования чистокровных жеребцов. В ряду проблем, вызванных расширяющемся использованием чистокровных лошадей, одним из самых узких мест был племенной учет. Для объективной оценки результатов использования чистокровных производителей необходимо было располагать комплексом полных и надежных зоотехнических сведений о производителях, матках, приплоде, технологии содержания взрослого поголовья и молодняка, результатах использования чистокровных и полукровных производителей. Дискуссия о желательности или нежелательности этого мероприятия теряла всякий смысл. С одной стороны, все соглашались с необходимостью расширения использования английских и полуанглийских жеребцов и, в целом, положительной оценкой такого скрещивания, с другой, невозможно было не принимать во внимания и негативные результаты.Труды первого всероссийского съезда коннозаводчиков, том I, стр. 253, М.1910 г.

На заключительном заседании съезда было принято постановление об издании областных студбуков полукровных лошадей.

По состоянию на 1910 г. в Задонском коннозаводстве все племенные записи велись только по заводам. Объективно оценить масштаб использования самих чистокровных жеребцов, их полукровных сыновей и четвертькровных внуков не представлялось возможным. Тем не менее, многие специалисты уже в начале XX века стали называть донскую лошадь полукровной. Чаще всего это можно было услышать от военных, в частности, от военного министра Сухомлина. Об этом говорят и коннозаводчик Ф.Э. Фальц-Фейн и М.И. Лазарев, даже А.Ф. Грушецкий. Последний - скорее в полемическом задоре, так как недостаток кровности вменяли в вину донской лошади коннозаводчики культурных районов.

Конечно, на тот период назвать донскую лошадь полукровной было сильным преувеличением. Теперь спустя столетие, имея опыт восстановления донской породы после Гражданской войны, и создания буденновской породы, можно предположить, что тогда шел процесс как определенного улучшение донской лошади, так и скрещивания двух пород - донской и чистокровной верховой. Задонские коннозаводчики были на пути к созданию задонской полукровной лошади, которая должна была не заменить донскую, а существовать с ней параллельно. Они хорошо знали цену своей лошади. Уже в советское время, когда скрещивание донских маток с чистокровными производителями начало принимать формы поглотительного, и над донской породой нависла угроза ее полной утраты, первым забил тревогу Я.А. Лисицкий. Он был одним из немногих, а на тот период единственный из дореволюционных коннозаводчиков, работавших в системе военных конных заводов. По свидетельству очевидцев, Яков Анисимович, превозмогая себя, зная настрой руководства военными конными заводами, публично заявил, что история не простит нам потерю донской породы. И это при том, что сам Лисицкий, в принципе, был сторонником скрещивания, любил чистокровных лошадей. По его подбору в 1928 г. был получен первый родоначальник буденновской породы англо-донской Сагиб, сын чистокровного Симпатяги и донской Гарантии.

Автор: М. И. Киборт, ст.н.с. ВНИИ коневодства, к.с.-х.н.

Источник в интернете:

http://www.equestrian.ru/1342

М. И. Киборт
Читайте также:



 
©  Фонд "Русская Цивилизация", 2004 | Контакты